Ярлыки

1 (28) 1 ударная армия (38) 10 армия (7) 11 армия (21) 13 армия (7) 14 армия (24) 16 армия (7) 19 армия (5) 2 ударная армия (42) 20 армия (7) 21 армия (3) 22 армия (5) 26 армия (11) 27 армия (4) 29 армия (3) 3 армия (23) 3 ударная армия (31) 30 армия (19) 31 армия (2) 32 армия (14) 33 армия (3) 34 армия (29) 38 армия (2) 39 армия (15) 4 армия (9) 4 ударная армия (27) 40 армия (6) 41 армия (1) 43 армия (13) 49 армия (6) 50 армия (6) 53 армия (11) 54 армия (12) 55 армия (2) 59 армия (8) 67 армия (2) 68 армия (7) 7 армия (8) 8 армия (3) 9 армия (1) Брянский фронт (27) Видео (16) Военные округа (6) Волховский фронт (56) Воронежский фронт (3) Западный фронт (69) Запасные лыжные части (78) Калининский фронт (90) Кандалакшская ОГ (5) Карельский фронт (49) Кемская ОГ (12) Книги (9) Ленинградский фронт (19) Лыжные батальоны (300) Лыжные бригады (68) Масельская ОГ (2) Медвежьегорская ОГ (3) Операции Красной Армии (20) Приказы (37) Северо-Западный фронт (99) Фото (23) Фотографии бойцов (32) Фотографии лыжников (7) Центральный фронт (9) Юго Западный Фронт (10) Южный фронт (4)

суббота, 31 августа 2013 г.

232 отдельный лыжный батальон 4 ударной армии



232 отдельный лыжный батальон 4 ударной армии

232 отдельный лыжный батальон в действующей армии с 25 февраля 1942г. до 5 мая 1942г. В составе 4-й ударной армии участвовал в боях с Велижской группировкой противника. Расформирован батальон 5 мая 1942г.

четверг, 29 августа 2013 г.

231 отдельный лыжный батальон 4 ударной армии



231 отдельный лыжный батальон 4 ударной армии

231 отдельный лыжный батальон в действующей армии с 25 февраля 1942г. до 15 августа 1942г. В составе 4-й ударной армии участвовал в боях с Велижской группировкой противника. Расформирован батальон 15 августа 1942г.

вторник, 27 августа 2013 г.

230 отдельный лыжный батальон 4 ударной армии



230 отдельный лыжный батальон 4 ударной армии

230 отдельный лыжный батальон в действующей армии с 25 февраля 1942г. до 5 мая 1942г. В составе 4-й ударной армии участвовал в боях с Велижской группировкой противника. Расформирован батальон 5 мая 1942г.

Архангельский Военный Округ (АрхВО)



Архангельский Военный Округ (АрхВО)


В Архангельском Военном Округе во время войны было создано много лыжных частей, которые воевали преимещественно на Карельском фронте..
Архангельский Военный Округ (АрхВО) с 1 декабря 1941г в состав округа входят территории: Архангельская и Вологодская области, Коми АССР. Штаб округа — Архангельск..
Согласно постановления № ГКО-613сс от 02.09.41. в АрхВО предписывалось сформировать 7 запасных лыжных полков.
По моим данным на территории АрхВО была сформирована одна  запасная лыжная бригада 29 ЗЛБР.
29 запасная лыжная бригада сформирована в составе 27, 293,294,295,296 запасных лыжных полков.
Но скорее всего этот перечень неполный.

понедельник, 26 августа 2013 г.

Сибирский Военный Округ (СибВО)



Сибирский Военный Округ (СибВО)

В Сибири во время войны было создано много лыжных частей.
Сибирский Военный Округ (СибВО) с 1 декабря 1941г в состав округа входят территории: Алтайский и Красноярский края, Новосибирская и Омская области.. Штаб округа — Свердловск.
Согласно постановления № ГКО-613сс от 02.09.41. в СибВО предписывалось сформировать 14 запасных лыжных полков.
По моим данным на территории СибВО были сформированы две  запасные лыжные бригады 23 и 43 ЗЛБР.
23 запасная лыжная бригада сформирована в Новосибирской области в составе 21, 22, 76, 285, 286, 287, 288 запасных лыжных полков.
43 запасная лыжная бригада сформирована в Красноярском крае в составе 105, 120, 128, 289, 290, 291, 292 запасных лыжных полков.
Нужно так же отметить, что в лыжных частях сформированных в СибВО, было много жителей Забайкалья.

вторник, 20 августа 2013 г.

Уральский Военный Округ (УрВО)



Уральский Военный Округ (УрВО)


На Урале во время войны было создано много лыжных частей. Нужно подчеркнуть, что на Урале до сих пор помнят лыжные части сформированные в годы войны. Создан Совет ветеранов Уральских лыжных батальонов, музей Уральских лыжных батальонов, проводятся соревнование на приз Совета ветеранов Уральских лыжных батальонов. Чтут и помнят.
Итак Уральский Военный Округ (УрВО) с 1 декабря 1941г в состав округа входят территории: Свердловская, Молотовская, Челябинская, Кустанайская области, Коми-Пермяцкий национальный округ, западная часть Омской области, к западу рр. Тобол, Иртыш, Обь. Штаб округа — Свердловск.. Но до 1 декабря 1941г в округ входили и Кировская область и Башкирская АССР и другие территории. По этой причине среди уральских лыжных батальонов было много уроженцев Башкирии и Кировской области.
Согласно постановления № ГКО-613сс от 02.09.41. в УрВО предписывалось сформировать 14 запасных лыжных полков.
По моим неполным данным на территории УрВО были сформированы две  запасные лыжные бригады 21 и 22 ЗЛБР.
21 запасная лыжная бригада сформирована в Челябинской области в составе  26, 28, 32, 273, 274, 275, 276 запасных лыжных полков.
22 запасная лыжная бригада сформирована в Перми - Молотовской области - в составе 40, 277, 278, 280 запасных лыжных полков (по моим расчетам должен быть в бригаде еще 3 запасных лыжных полка).


понедельник, 19 августа 2013 г.

Окружение немецких войск под Демянском

Окружение немецких войск под Демянском

Замысел контрнаступления Северо-Западного фронта под Демянском появился еще до начала битвы за Москву. 22 сентября 1941 г. командующий войсками Северо-Западного фронта Курочкин представил на рассмотрение Верховного Главнокомандующего план по окружению войск противника между озерами Ильмень и Селигер. Тогда план предусматривал нанесение поражения всего двум немецким пехотным дивизиям — 30-й и 32-й. План был утвержден директивой Ставки ВГК № 002265. Начало наступления было назначено на 24 сентября. До начала «Тайфуна» Северо-Западный фронт успел перейти в наступление, столкнуться с первыми трудностями. Однако обострение ситуации на московском направлении заставило изъять из состава войск фронта соединения для обороны столицы. В частности, из состава 11-й армии была [167] изъята 8-я танковая бригада П.А.Ротмистрова, принявшая участие в боях за Калинин. 312-я и 316-я стрелковые дивизии, которые командующий Северо-Западным фронтом планировал использовать для «обеспечения со стороны Чудово», убыли на Можайскую линию обороны.
После стабилизации обстановки под Москвой к плану операции под Демянском вернулись вновь, на этот раз уже на качественно новом уровне. По той же Директиве Ставки ВГК № 005868 от 18 декабря, по которой началась Торопецко-Холмская операция, Северо-Западному фронту предписывалось:
«3. Не позднее 24 декабря 1941 г. силами 11-й армии нанести удар в общем направлении Стар[ая] Русса, Сольцы.
Ближайшая задача: путем обхода овладеть Стар [ой] Руссой, в дальнейшем ударом на Дно и Сольцы во взаимодействии с войсками Волховского фронта отрезать пути отхода противника со стороны Новгорода и Луги» (Русский архив: Великая Отечественная: Ставка ВГК. Документы и материалы. 1941 г. Т.16 (5—1). М.: ТЕРРА, 1996, С.340).
То есть вместо локального окружения войскам Северо-Западного фронта ставилась задача выхода в глубокий тыл группы армий «Север». Для решения указанных Директивой Ставки ВГК задач создавалась ударная группировка на правом крыле фронта в лице 11-й армии (пять стрелковых дивизий, десять лыжных и три танковых батальона). Она должна была нанести удар из района Ростани, Бабки, Русская Болотница в общем направлении Старая Русса, Сольцы, Дно и совместно с войсками левого крыла Волховского фронта разгромить новгородскую группировку противника. План был довольно остроумным: правый фланг наступающих советских войск прикрывался озером Ильмень.
Выполняя указания о наступлении основных сил фронта на старо-русском и торопецко-холмском [168] направлениях, командующий Северо-Западным фронтом одновременно решил реанимировать сентябрьский план окружения и уничтожения демянской группировки противника. Эта акция существенно облегчала решение задач на указанных Ставкой ВГК направлениях: оставлять на фланге сравнительно сильную демянскую группировку противника было опасно. Ударом в северном направлении II и X армейские корпуса могли прижать советские войска к озеру Ильмень и перерезать коммуникации 11-й армии.
Директива Ставки ВГК, ставившая задачу на большую глубину, фактически выбивала из рук командования Северо-Западного фронта сильную и плотно построенную южнее Ильменя 11-ю армию. В сентябре 1941 г. именно она должна была выйти на тылы немецких войск в районе Демянска. В декабре 1941 г. было решено задействовать для удара в тыл II и X корпусам [169] только часть сил 11-й армии. Им поручалось нанести вспомогательный относительно основной задачи удар в направлении Пола для содействия с севера окружению противника в районе Демянска. Главная тяжесть операции на окружение ложилась на войска 34-й армии (пять стрелковых дивизий и один танковый батальон), действовавшей в центре Северо-Западного фронта. Командованием Северо-Западного фронта были спланированы классические «канны» с перераспределением сил внутри 34-й армии. Ей ставилась задача сковать главные силы демянской группировки противника на фронте Кипино, Долматиха в центре своего построения, а фланговыми дивизиями одновременно с частью сил 11-й и 3-й ударной армий нанести удары по флангам группировки противника, расположенной в районе Демянска, окружить и уничтожить ее. После уничтожения демянской группировки войска 34-й армии должны были овладеть Холмом, выйти на западный берег р. Порусья и обеспечить с северо-запада действия 3-й ударной армии М.А.Пуркаева. В соответствии с принятым командующим войсками фронта решением задачи армий были вскоре детализированы. 11-я армия генерал-лейтенанта В.И.Морозова должна была прорвать оборону противника, овладеть Старой Руссой и на четвертый день операции выйти на рубеж Вороново — Дубовицы — Рамушево. В дальнейшем армия, наступая в западном направлении, имела задачу выйти в район Сольцов, Дна, соединиться с войсками 52-й армии Волховского фронта и уничтожить новгородскую группировку противника. Оперативное построение 11 -й армии предусматривалось в два эшелона (в первом эшелоне три стрелковые дивизии, один лыжный и три танковых батальона, во втором эшелоне — две стрелковые дивизии и девять лыжных батальонов). Общая численность войск 11-й армии на 1 января 1942 г. составляла 37 022 человека (средняя укомплектованность дивизии 7825 человек) [170] при 390 орудиях и минометах (133 орудия калибром 76 мм и крупнее) и 85 танках в трех танковых батальонах. В армии было рекордное по меркам советского зимнего наступления число лыжных батальонов — десять. Наступление армии планировалось на глубину 100—110 км продолжительностью 12—14 суток с темпом продвижения 7—8 км в сутки. Сосед 11-й армии слева, 34-я армия генерал-майора Н.Э.Берзарина имела задачу сковать противника в центре своего построения и одновременно нанести два удара правым и левым крылом: на правом фланге в направлении — Беглово, Свинорой, а на левом фланге — на Ватолино. Построение армии предусматривалось в один эшелон. Общая численность войск 11-й армии на 1 января 1942 г. составляла 36 700 человек (средняя укомплектованность дивизии 7241 человек) при 368 орудиях и минометах (105 орудий 76-мм и крупнее) и 22 танках в одном танковом батальоне. Наступление армии планировалось на глубину 125—130 км продолжительностью 13—14 суток с темпом продвижения 9—10 км в сутки. Таким образом, командующий фронтом разделил силы между задачей выхода в глубокий тыл группы армий «Север» и окружением демянской группировки примерно поровну.
Против пяти дивизий 34-й армии противник только в первой линии имел до четырех дивизий, что не давало советским войскам решающего перевеса в силах. Кроме того, 34-я армия одновременно должна была являться связующим звеном между фланговыми ударными группировками фронта, наступавшими в расходящихся направлениях, и прикрывать на широком, 110-километровом, фронте весьма ответственное направление на Бологое, что лишало ее возможности какого-либо маневра силами за счет ослабления отдельных участков. По первоначальному плану операции усиление наступающих между озерами Селигер и Ильмень войск Северо-Западного фронта свежесформированными соединениями не [171] предусматривалось. Некоторое участие в окружении демянской группировки должна была принять 3-й ударная армия, о происхождении и задачах которой было рассказано выше. Задача, поставленная перед войсками 34-й армии, была нереальной, а потому, как показали дальнейшие события, и не была ими выполнена. Развитие событий не оправдало надежд командования Северо-Западного фронта только на свои силы в решении двух масштабных задач.
Войскам Северо-Западного фронта на демянском направлении противостояли пять пехотных (290, 30, 12, 32 и 123-я), две моторизованные (18-я и СС «Мертвая голова») и 281-я охранная дивизии, а всего восемь дивизий 16-й армии группы армий «Север». В этих соединениях противника насчитывалось примерно 93 тыс. человек, 1600 орудий и минометов, в том числе около 750 орудий и минометов калибром 75 мм и крупнее.
Оборона противника в полосе действий войск Северо-Западного фронта представляла собой традиционное для вермахта в этот период войны «жемчужное ожерелье». То есть она состояла из отдельных узлов сопротивления, оборудованных в населенных пунктах и занимавшихся небольшими гарнизонами. Как правило, эти опорные пункты перекрывали дороги и узлы дорог. На подступах к ним противником были отрыты окопы с ходами сообщения в тыл. Подступы к населенным пунктам были заминированы.
Операция войск Северо-Западного фронта на демянском направлении началась 7 января наступлением 11-й армии. Ударная группировка армии после артиллерийской подготовки атаковала противника, прорвала его оборону и в первый день боев продвинулась на глубину 6—7 км. После прорыва обороны противника войска 11-й армии обошли левый фланг 290-й пехотной дивизии и к исходу 8 января продвинулись вперед более чем на 50 километров. Передовые части армии вышли к Старой Руссе и завязали бои на северной и [172] восточной окраинах города. Оборону в городе занял 51-й мотопехотный полк 18-й моторизованной дивизии, переброшенный из Шимска. Выдвинутые вперед лыжные батальоны перерезали дорогу от Старой Руссы на Шимск.
Однако дальнейшее продвижение советских войск было задержано обороной в районе Старой Руссы, превращенной немцами в крепость. Противник, учитывая важное оперативное значение Старой Руссы, возвел сильные укрепления на окраинах города и, опираясь на них, оказывал ожесточенное сопротивление. Артиллерия 11-й армии отстала, и взять город с ходу не удалось. К исходу 15 января войска 11-й армии, охватив с севера, северо-востока и востока Старую Руссу, вышли на линию железной дороги Новгород — Валдай на рубеже Старая Русса — Пола. Однако без захвата Старой Руссы развитие наступления на Сольцы и Дно было уже невозможно. Вместе с тем развитие наступления 11 -й армии в южном направлении в тыл демянской группировки противника проходило без существенных затруднений. Прорвавшись через железную дорогу Старая Русса — Валдай, войска левого фланга армии устремились к Рамушеву.
Наступление ударных группировок 34-й армии началось не одновременно: командующий был вынужден синхронизировать свои действия с соседями. Наступление правого фланга 34-й армии началось одновременно с наступлением 11-й армии, 7 января. Наступая на юго-запад, войска правого крыла 34-й армии пытались прорваться через железную дорогу Старая Русса — Валдай на участке от Полы до Лычкова.
После завершения сосредоточения войск из Подмосковья 9 января перешли в наступление войска 3-й и 4-й ударных армий. Одновременно с ними началось наступление левого крыла 34-й армии. Здесь наступало всего только одно соединение — 241-я стрелковая дивизия. Весомость этому удару придавал только тот [173] факт, что во главе 241-й дивизии стоял полковник И.Д.Черняховский, один из немногих полковников РККА, поднявшихся до командования армии и фронтом. Сама 241 -я стрелковая дивизия была переформирована в декабре 1941 г. из 28-й танковой дивизии, героя боев за Прибалтику летом 1941 г. В течение первых дней операции дивизия И.Д.Черняховского по льду форсировала озеро Селигер и прорвала первый оборонительный рубеж по западному берегу озера. Далее ее части подошли к Ватолино, где совместно с 20-й стрелковой бригадой 3-й ударной армии приступили к окружению противника, оборонявшего этот пункт. В упорных боях наши войска окружили к 15 января вражеские гарнизоны в Монакове, Ватолине, Молвотицах, но овладеть населенными пунктами не смогли. Бои на этом участке фронта до конца января приняли позиционный характер.
В сущности, 34-я армия была вынуждена паразитировать на успехах своего северного и южного соседа, так и не добившись решительного результата своими силами в первые дни наступления. Тем временем общая обстановка на центральном и северном секторе советско-германского фронта претерпела существенные изменения. Наступление Западного и Калининского фронтов замедлилось. Советское командование решило гальванизировать общее наступление усилением перспективных направлений. 19 января директивой Ставки ВГК № 170034 за подписью Б.М.Шапошникова командование Северо-Западного фронта извещалось о двух новостях, хорошей и плохой. Первым пунктом Директивы маршал Шапошников сообщил плохую новость: с 22 января 3-я и 4-я ударные армии передавались в распоряжение командования Калининского фронта. Вторым пунктом шла хорошая новость:
Ставка ВГК передавала в состав Северо-Западного фронта «1-ю ударную армию в составе 201-й Латышской стрелковой дивизии, 129-й стрелковой дивизии, 2-й гв. стрелковой [174] бригады, 44, 47, 50, 56, 46 и 41-й стрелковых бригад, 62-й и 84-й морских [стрелковых] бригад, 701-го армейского артполка, 1, 3 и 38-го гвардейских минометных дивизионов, 123-го танкового батальона, 1, 4, 5, 7, 8, 17, 18 и 20-го лыжных батальонов, 797-го автомобильного и 36-го гужевого батальонов подвоза» (Русский архив: Великая Отечественная: Ставка ВГК. Документы и материалы. 1942 г...., с.54).
Помимо этого командование Северо-Западного фронта получало в свое распоряжение 1-й и 2-й гвардейские корпуса. Сильная группа войск передавалась фронту с задачей «действиями 11-й армии в направлении [на] Сольцы и далее в тыл новгородской группировке противника и действиями 1-го и 2-го гвардейских корпусов, 34-й армии и 1-й ударной армии выйти в район Пскова, перерезать основные коммуникационные линии ленинградско-волховской группы противника» (там же). Штабу фронта предписывалось разработать новый план операции и представить его на рассмотрение Ставки. План первого этапа наступления (окружение немецких войск под Демянском) был представлен Курочкиным и Ватутиным 24 января и в тот же день утвержден Ставкой.
Собственно окружение демянской группировки противника предполагалось осуществить силами 1 -го гвардейского стрелкового корпуса, которым усиливалось северное крыло 34-й армии (корпус оставался в подчинении фронта). С юга навстречу ему должны были наступать соединения, переданные из состава 3-й ударной армии в подчинение 34-й армии. Из армии М.А.Пуркаева были переданы 20, 27, 42-я стрелковые бригады и 23-я стрелковая дивизия, которые уже фактически участвовали в окружении войск противника под Демянском и вели бои фронтом на север в районах Ватолина, Молвотиц и Новой.
Косвенно к операции привлекался также Калининский фронт, в состав которого передавался 2-й гвардейский стрелковый корпус (8-я гвардейская стрелковая [175] дивизия, 26, 38, 75 и 37-я стрелковые и 71 -я танковая бригады, 879-й артиллерийский полк). Корпус, созданный вокруг панфиловской дивизии, должен был наступать к югу от Старой Руссы в направлении Холма, обеспечивая стык между 34-й и 3-й ударной армиями.
Немецкое командование осознавало опасность окружения своих войск в районе Демянска. Командование II армейского корпуса еще в середине января направило в штаб 16-й армии осторожную радиограмму: «Если есть шанс отойти на Ловать, мы отойдем немедленно...» Ответ пришел из ОКХ: «Демянск должен защищаться до последнего человека». Более четкий приказ оставаться на месте и ждать смыкания за своей спиной «клещей» продирающихся через леса советских дивизий и бригад было трудно придумать.
Сосредоточивавшаяся на Северо-Западном фронте 1-я ударная армия должна была быть использована для удара из района южнее Старой Руссы на Сольцы — Шимск. Тем самым перехватывались коммуникации гарнизона Старой Руссы, что должно было принудить последний к капитуляции. Далее предполагалось наступлением в северо-западном направлении перерезать железную и шоссейную дороги Псков — Луга и тем самым перерезать основную коммуникацию новогородской и ленинградско-волховской группировок противника. Основной предпосылкой для проведения в жизнь этого амбициозного замысла было уничтожение демянской группировки немцев, которое предполагалось осуществить в период с 28 января по 5 февраля 1942 г.
1-й гвардейский стрелковый корпус начал наступление 29 января. Наступление проводилось на широком (40-километровом) фронте двумя группами. Главные силы корпуса в составе 7-й гвардейской стрелковой дивизии, 14-й и 15-й стрелковых бригад, 69-й танковой бригады и двух лыжных батальонов наносили удар вдоль шоссе Старая Русса — Залучье через [176] Рамушево; второй удар был нанесен силами 180-й стрелковой дивизии, 52-й и 74-й стрелковых бригад на Полу. В течение февраля 1942 г. части 1-го гвардейского стрелкового корпуса прошли с непрерывными боями более 40 км и к 20 февраля достигли района Залучье, где и соединились с 42-й стрелковой бригадой 34-й армии, наступавшей с юга. Кольцо окружения замкнулось. В «котел» попали части 290, 123, 12, 30 и 32-й пехотных дивизий, а также моторизованная дивизия СС «Тотенкопф». Общая численность окруженных войск составляла почти 95 тыс. человек. Одновременно 2-й гвардейский стрелковый корпус, не встречая серьезного сопротивления противника, но медленно продвигаясь в тяжелых условиях без дорог, к концу февраля вышел на подступы к городу Холм.
Теоретически при сравнительно низких темпах развития советского наступления в тыл II армейского корпуса у командования группы армий «Север» было вполне достаточно времени для отвода войск. Более того, командующий группой армий «Север» генерал-фельдмаршал фон Лееб предлагал Гитлеру отвести соединения II армейского корпуса на западный берег р. Ловать. При этом нужно было только примириться с потерей большого количества тяжелого вооружения вследствие потерь лошадей и плохого состояния дорог. Однако Гитлер отклонил предложение фон Лееба и приказал II корпусу со всеми его шестью дивизиями оставаться на месте, а в случае окружения перейти на снабжение по воздуху. Предложение фюрера выглядело для многих абсурдом: никогда еще в истории войн такая крупная группировка войск не снабжалась по воздуху. Вследствие разногласий с Гитлером по поводу необходимости удержания позиций в районе Демянска командующий группой армий «Север» отказался от ответственности за подобную авантюру и ушел со своего поста. Его преемником был назначен генерал-полковник фон Кюхлер, ранее командовавший 18-й армией. [177] Как и предсказывал фон Лееб, кольцо окружения вокруг войск в районе Демянска замкнулось и 95 тыс. человек предстояло участвовать в широкомасштабном эксперименте исследования возможности снабжения по воздуху.
Основной проблемой Северо-Западного фронта стало медленное развитие операции, как замыкание окружения, так и попытки ликвидации окруженных войск противника. Кроме того, переброски резервов были предприняты не только советским командованием, но и руководством вермахта: 7 февраля в район Старой Руссы прибыла 5-я егерская дивизия, находившаяся с ноября 1941 г. на отдыхе во Франции. Одному полку дивизии была поручена оборона Старой Руссы, остальные части заняли оборону к югу от нее по р. Полисть. Поэтому ситуация в районе Старой Руссы сложилась отнюдь не благоприятствующая развитию наступления в тыл группе армий «Север». В сущности, 1-я ударная армия вместо наступления на запад была вынуждена образовать внешний фронт окружения под Демянском. Для сосредоточения 1-й ударной армии в наступательный кулак требовалось высвобождение войск, занятых на периметре демянского «котла».
Однако быстро ликвидировать демянский «котел» советским войскам не удалось. В руках у немецкого командования были значительные силы транспортной авиации, позволявшие организовать «воздушный мост» для окруженных соединений. Для удержания периметра обороны окруженным требовались боеприпасы, кроме того, солдаты и офицеры, а также лошади нуждались в минимальном продовольственном снабжении. По немецким меркам все это составляло две трети суточного продовольственного пайка и четверть фуражной нормы для лошадей. В расчете на 95-тысячную группировку войск это означало ежесуточную доставку не менее 300 тонн различных грузов. 19 февраля на аэродромы псковского аэроузла приземлились четыре [178] группы транспортных самолетов из Витебска и Орши, ранее снабжавшие войска группы армий «Центр». Они уже получили практический опыт снабжения окруженцев в ходе «воздушных мостов» в район Оленина для XXIII корпуса, в район Сухиничей для снабжения боевой группы Гильзы и других мероприятий подобного рода.
Уже 20 февраля первые 40 Ю-52 приземлились на аэродроме Демянска (бывший советский аэродром). Вскоре была расчищена еще одна площадка в районе деревни Пески, но взлетно-посадочная полоса там была очень короткой, доступной только опытным летчикам. До конца февраля к снабжению демянского «котла» были привлечены еще четыре авиагруппы транспортной авиации, в том числе KGrzbV 500, переброшенная [179] со Средиземноморья и отвлеченная от снабжения Роммеля в Африке. Посадка на аэродромах Демянск и Пески была возможна только днем, и поэтому полеты в «котел» осуществлялись среди бела дня одиночными самолетами или небольшими группами. Однако интенсивный огонь с земли заставил немецких летчиков сменить тактику на полеты большими группами (до 30 машин) на высоте 2500 м. Такая высота делала их недосягаемыми для огня стрелкового оружия и повышала шансы отбиться от атакующих истребителей сосредоточенным огнем турельных пулеметов.
Работа ВВС РККА по борьбе с «воздушным мостом» была довольно вялой. С 21 февраля по 20 марта истребительной авиацией Северо-Западного фронта было сбито 5 Ю-52. Слабым было также воздействие на аэродромы внутри «котла». С 1 февраля по 20 марта 1942 г. на аэродромах Демьянска советской авиацией было уничтожено всего 2 (!!! — А.И.) самолета Ю-52. Для сравнения: потери от огня с земли за тот же период — 12 самолетов. Всего с 1 февраля по 20 марта немцами в ходе операции по снабжению II армейского корпуса было по разным причинам потеряно 73 транспортных самолета.
Получение снабжения извне и собственные запасы позволили окруженной в районе Демянска группировке не потерять управление и не поддаться панике. Окруженные соединения II армейского корпуса создали круговую оборону, и сдаваться явно не собирались. 25 февраля Директивой Ставки ВГК №170123 командованию Северо-Западного фронта предписывалось ликвидировать «демянскую группу» «не позднее как в четырех-пятидневный срок». Для ускорения процесса к дроблению «котла» привлекались соединения из состава 3-й ударной армии Калининского фронта. В состав 34-й армии из армии М.А.Пуркаева передавались 23-я и 130-я стрелковые дивизии, 20, 27 и 86-я стрелковые бригады. 1-му гвардейскому стрелковому корпусу [180] Северо-Западного фронта подчинялись 154-я и 42-я стрелковые бригады 3-й ударной армии.
Переданные из 3-й ударной армии 23-я и 130-я стрелковые дивизии и три стрелковые бригады образовали так называемую «южную группу». В течение последней декады февраля и марта месяца группа пыталась наступать на Демянск с юга-востока и юга. Несмотря на все попытки прорвать оборону противника, группа успеха не имела, так как силы ее были растянуты на широком, 30-километровом фронте. Образование «котла» привело к удлинению линии фронта соединений 34-й армии и 1-го гвардейского стрелкового корпуса и снижению плотностей войск, которые могли быть собраны для дробления окруженной группировки.
Борьба с окруженным противником затянулась. От планов наступления из района Старой Руссы в глубокий тыл группы армий «Север» и тем самым воздействовать на немецкие войска под Ленинградом пришлось отказаться. Вскоре прибытие свежих сил позволит командованию 16-й армии предпринять деблокирующие действия. Пробивание коридора к окруженному II армейскому корпусу станет первым звеном в цепи мероприятий немецкого командования по ликвидации последствий общего зимнего наступления Красной Армии.






«Наведение моста» к Холму и Демянску
Первой пощечиной советскому командованию весной 1942 г. стало пробивание коридора к войскам II армейского корпуса, окруженным под Демянском. Как и на всех участках советско-германского фронта, оказавшихся под ударом зимнего наступления Б.М.Шапошникова, в полосу 16-й армии прибывали с запада свежие соединения. На рубеже р. Полисть сосредоточились 5-я и 8-я егерские дивизии и 329-я пехотная дивизия. Последняя была сформирована в январе 1942 г. и уже в марте попала на Восточный фронт. [260]
Прибытие свежих соединений позволило немецкому командованию задуматься о возможности деблокирования демянского «котла» и обеспечения нормального снабжения оборонявших его периметр войск. Снабжение по воздуху, несмотря на то что оно обеспечивало устойчивость обороны II армейского корпуса, было все же недостаточным. Впервые идея и сроки проведения деблокирующего удара появляются в дневнике Ф.Гальдера 2 марта:
«Наступление в районе Старой Руссы осуществить в период 13—16.3! План наступления пока неясен. Мне кажется, здесь необходимо прежде всего установить связь со 2-м армейским корпусом, а уже затем овладевать шоссейной дорогой Старая Русса — Демянск» (Гальдер Ф. Указ. соч., с.205).
Уже 3 марта 1942 г. для облегчения управления ударными группировками X (на внешнем фронте «котла») и II (собственно в районе Демянска) армейских корпусов были созданы так называемые «корпусные группы». Они должны были наступать навстречу друг другу изнутри и снаружи демянского «котла». Группу, которая должна была наносить деблокирующий удар извне, возглавил генерал-лейтенант Вальтер фон Зейдлиц-Курцбах. Ранее он командовал 12-й пехотной дивизией, но 1 января 1942 г. был переведен в резерв командного состава главного командования сухопутных сил. Осенью 1941 г. фон Зейдлиц вместе со своей дивизией наступал в тех же местах, где ему предстояло пробивать коридор к окруженным в районе Демянска дивизиям. 5 марта 1942 г. фон Зейдлиц был поставлен во главе специально сформированного штаба, получившего название «ударной группы Зейдлица». Внутри «котла» с аналогичными целями был создан штаб «группы Цорна».
Генерал-майор Цорн командовал 20-й моторизованной дивизией и был направлен в район Демянска специально для организации корпусной группы. Операция по деблокированию демянского «котла» [261] получила кодовое наименование «Наводка моста» (Brückenschlag).
Группе фон Зейдлица были подчинены: 5-я егерская дивизия на весь период операции и 8-я егерская и 329-я пехотная дивизии на период проведения первой фазы операции. В окончательном виде задачу своей группы фон Зейдлиц получил 9 марта 1942 г. от штаба X армейского корпуса. Он должен был наступать 8-й егерской дивизией в центре, 329-й пехотной дивизией — на правом фланге и 5-й егерской дивизией — на левом фланге. Резервом группы были горно-егерский полк Хоффмайстера и две трети 122-й пехотной дивизии. Группе Зейдлица был придан I батальон 203-го танкового полка, который на 20 марта насчитывал 49 танков, преимущественно Pz.III с 50-мм короткоствольным орудием. Танки применялись (как и 203-й полк в целом) в не совсем обычном для немцев стиле, в качестве средства непосредственной поддержки пехоты. Кроме того, в наступлении участвовали 659-я и 666-я батареи штурмовых орудий. Поддержку наступления с воздуха обеспечивал 1-й воздушный флот силами 130 бомбардировщиков и 80 истребителей.
Северным и южным соседями группы Зейдлица были, соответственно, 18-я моторизованная и 21-я авиаполевая дивизии. Согласно плану наступления группа фон Зейдлица должна была наступать в три этапа, последовательно преодолевая лесистую местность в междуречье Порусьи, Редьи и Ловати. На Ловати планировалось соединиться с группой Цорна, наступающей изнутри «котла». В состав группы Цорна вошли моторизованная дивизия СС «Тотенкопф» и сводный «штурмовой полк» II армейского корпуса, сформированный путем изъятия по одному батальону из состава 12, 30 и 290-й пехотных дивизий и пяти батальонов из 32-й пехотной дивизии.
Противостоящие 16-й армии советские войска занимали к началу марта следующее положение. Периметр [262] окружения II армейского корпуса обеспечивали 34-я армия и 1-й гвардейский стрелковый корпус. На внешнем фронте окружения по р. Полисть были развернуты войска 11-й и 1-й ударной армий. 11-я армия, охватывая Старую Руссу с северо-запада, севера, востока и юго-востока, занимала фронт протяжением в 45 км. Основные ее силы по-прежнему были связаны безуспешной борьбой за Старую Руссу. Основной противник группы Зейдлица — 1-я ударная армия — занимала фронт протяжением 55 км по р. Полисть и Холынья. Войска 1-й ударной и 11-й армий были почти равномерно растянуты в одну линию вдоль всего фронта, не имея резервов.
Наступление группы фон Зейдлица началось в 7.30 утра 21 марта при поддержке крупных сил авиации, в первую очередь пикирующих бомбардировщиков. Наибольшие трудности в продвижении вперед встретили правофланговые соединения группы. 329-я пехотная дивизия была только что сформированным соединением, не имевшим боевого опыта. Задача дня этой дивизией выполнена не была. 8-я егерская дивизия также [263] столкнулась с упорным сопротивлением советских войск, которое требовалось преодолевать, наступая по глубокому снегу. Только 5-я егерская дивизия двигалась вперед согласно плану.
К 25 марта 5-й и 8-й егерскими дивизиями были захвачены предмостные укрепления на р. Порусья и тем самым решена задача первого этапа наступления. Для продолжения наступления Зейдлиц получил усиленный горно-егерский полк Хоффмайстера. Последний должен был просочиться через оборону советских войск, а затем обойти оборонявшихся с тыла. Однако полк Хоффмайстера увяз в лесных боях и выполнить поставленную задачу уже не смог.
Второй объект наступления, р. Редья, был захвачен примерно 5—6 апреля. Медленное продвижение вперед вынудило Зейдлица задуматься об изменении первоначального плана операции, сместив направление главного удара в пользу 5-й егерской дивизии. Однако в штабе 16-й армии его инициатива поддержана не была, и группа была вынуждена наступать фронтально от Онуфриева на Кобылкина. Тем самым Зейдлица вынуждали пробиваться ко II армейскому корпусу по кратчайшему пути. Наступление проходило в непросматриваемой, поросшей густыми лесами местности, что практически лишало наступающих поддержки артиллерии и авиации. Кроме того, в это же время началось таяние снегов, сделавшее и без того труднопроходимую местность почти совершенно непроходимой. Фактически первоначальный план пробивания коридора к окруженным вне дорог, исключительно по зимним дорогам в чаще густых лесов провалился. Дальнейшее продвижение было остановлено. Десять дней наступления стоили 8-й егерской дивизии и горно-егерскому полку Хоффмайстера примерно 2,5 тыс. человек убитыми и ранеными.
Неудача первоначального плана операции вынудила командование внимательнее отнестись к предложению [264] фон Зейдлица о переносе направления главного удара в полосу 5-й егерской дивизии. Наступление было проведено частями 18-й моторизованной и 8-й егерской дивизий. 20 апреля 8-я егерская дивизия сосредоточилась юго-западнее Рамушева и к 21 апреля полностью заняла деревню. Одновременно началось наступление группы Цорна изнутри «котла» вдоль дороги Залучье — Рамушево. Уже 21 апреля пересекшая освободившуюся от льда р. Ловать лодка протянула телефонный кабель, который стал первым признаком прорыва окружения. Первоначально пробитый коридор имел ширину меньше одного километра. Последующие дни прошли в постройке моста через Ловать и расширении коридора, вскоре получившего наименование «рамушевского».
В мае войсками Северо-Западного фронта было предпринято наступление с целью ликвидации «рамушевского коридора». Наступление войск фронта началось 3 мая и продолжалось до 20 мая. Однако вследствие плохой организации операции, шаблонного действия войск и слабого управления войсками со стороны командования фронта эти напряженные бои существенных результатов не дали. Ударные группировки 11-й и 1-й ударной армий не сумели прорвать оборону противника и перерезать «рамушевский коридор». Немецкое командование для удержания своих позиций в этом коридоре перегруппировало туда занимавшие оборону по периметру демянского выступа соединения. В результате на 150-километровом фронте внутри самого демянского плацдарма было оставлено всего 4,5 дивизии. Однако командование Северо-Западного фронта не воспользовалось этим обстоятельством и 20 мая прекратило наступление.
Примерно в то же время, что и Демянск, был деблокирован немецкий гарнизон в городе Холм. Операция началась 1 мая 1942 г. Задача пробить коридор и деблокировать боевую группу Шерера была возложена [265] на 218-ю пехотную дивизию генерал-майора Укермана. Дивизия была усилена высвободившимся после Демянска 411-м полком 122-й пехотной дивизии и 184-м батальоном штурмовых орудий. После пяти дней боев задача была выполнена, и 105-дневная эпопея борьбы за окруженный Холм завершилась.  

Источник
Исаев А. Краткий курс истории ВОВ. Наступление маршала Шапошникова. — М.: Яуза, Эксмо, 2005. — 384 с. / Тираж 8000 экз. isbn 5—699—10769-Х.

пятница, 16 августа 2013 г.

Запасные лыжные части Красной Армии



Запасные лыжные части Красной Армии


Говоря о боевом пути лыжных батальонов и бригад, нельзя оставить в стороне и их «колыбель» – запасные лыжные полки и запасные лыжные бригады.
Информации о запасных лыжных частях мало почти нет. Нет даже полного перечня запасных лыжных полков, не то что сколько лыжных батальонов или маршевых лыжных рот сформировал и отправил на фронт каждый из них.
Да и вообще при вспоминании запасных частей часто всплывает только негатив.  Это и неудивительно, в запасных частях собраны большие массы призванных в армию, их необходимо прокормить, одеть, обуть, обучить, обустроить, причем в самый короткий срок. Это при том, что часть особо хитрых старается осесть в хозчастях, писарями, на пищеблоке, кто то старается совершить правонарушение криминального характера что бы осудили на  2-3 года (но что бы избежать военного трибунала) и не идти на фронт. Поэтому во все времена в запасных частях голодно, слабая дисциплина, муштра.
Постановление № ГКО-613сс от 02.09.41. О формировании 67 запасных лыжных полков, было принято, когда до зимы было еще далеко постановление о производстве лыж еще раньше. Хотя в начале сентября 1941г проблем у Красной Армии и без лыжников хватало – Смоленское сражение почти закончилось, противник вышел к Днепру и на подступы к Ленинграду.
Места формирования запасных лыжных полков были далеки от Средней Азии. Но сложностей при формировании и подготовке бойцов лыжников хватало. Был 1941г. Не хватало оружия, особенно автоматов и минометов. Не хватало оборудованных военных городков, полигонов, стрельбищ – 4 из 7 полков были вновь формируемые, не хватало офицеров, не хватало времени, не было опыта.
Многие говорят, что после Зимней войны в подготовке лыжников все было уже известно, мнение довольно сомнительное. Да Красная Армия в Финляндии сформировала лыжные батальоны и лыжные эскадроны, но война прошла, они были расформированы. В зиму 1940-1941г никто не формировал лыжных частей – не было надобности. В 1941г пришлось импровизировать, создавать методические пособия,  утверждать новые штаты и т.п.
Тем не менее, запасные части сделали все, что могли в подготовке лыжных частей в 1941-1942гг.
Итак, запасные лыжные полки.



среда, 14 августа 2013 г.

Постановление № ГКО-613сс от 02.09.41. О формировании 67 запасных лыжных полков.

Постановление № ГКО-613сс от 02.09.41. О формировании 67 запасных лыжных полков.


Совершенно секретно.
Государственный Комитет Обороны
Постановление № ГКО-613сс от 02.09.41.
Москва, Кремль.
Государственный Комитет Обороны постановляет:
1. Для подготовки лыжных частей сформировать к 1 октября 1941 г. 67 запасных лыжных полков, каждый в составе: трех 8-ротных лыжных батальонов и одного учебного батальона. Общая численность полка 3870 чел.
Формирование полков провести в следующих округах:
АрхВО - 7
МВО - 8
ОрВО - 8
ПриВО - 12
УрВО - 14
СибВО - 14
ЗабВО - 4
Формируемые запасные лыжные полки укомплектовать начальствующим и рядовым составом, обученным ходьбе на лыжах.
Рядовым составом укомплектовать за счет призыва новобранцев 1922 г.р.
Полки подчинить непосредственно командующим военных округов.
2. Председателю Всесоюзного комитета по делам физической культуры и спорта отобрать и направить в распоряжение НКО на укомплектование запасных лыжных полков 2000 лучших инструкторов по лыжной подготовке.
3. Начальнику Управления Боевой Подготовки к 15 сентября с.г. обеспечить запасные лыжные полки уставами, наставлениями и учебными пособиями. К этому же сроку разработать и выслать в формируемые полки программу боевой и лыжной подготовки. Программу рассчитать на то, чтобы бойцы лыжных частей к 1 декабря с.г. были готовы к отправке на фронт в составе рот и батальонов.
4. Начальникам Центральных Довольствующих Управлений НКО обеспечить формируемые полки всем необходимым вооружением, боеприпасами, обмундированием, снаряжением, лыжным инвентарем и волокушами для перевозки вооружения и боеприпасов.
5. С появлением снега во всех существующих запасных частях немедленно приступить к обучению всего личного состава ходьбе и боевым действиям на лыжах.
Председатель Государственного Комитета ОбороныИ.Сталин.
Основание: РГАСПИ, фонд 644, опись 1, д.8, л.86.

вторник, 13 августа 2013 г.

223 отдельный лыжный батальон Калининского фронта



223 отдельный лыжный батальон Калининского фронта

223 отдельный лыжный батальон в действующей армии с 10 февраля 1942г. до 5 мая 1942г. В составе 4-й ударной армии участвовал в боях с Велижской группировкой противника. Расформирован батальон 5 мая 1942г.

суббота, 10 августа 2013 г.

141 отдельный лыжный батальон 4 ударной армии



141 отдельный лыжный батальон 4 ударной армии

141 отдельный лыжный батальон в действующей армии с 5 февраля 1942г. до 15 августа 1942г. В составе 4-й ударной армии участвовал в боях с Велижской группировкой противника. Расформирован батальон 15 августа 1942г.

среда, 7 августа 2013 г.

140 отдельный лыжный батальон 4 ударной армии



140 отдельный лыжный батальон 4 ударной армии

140 отдельный лыжный батальон в действующей армии с 5 февраля 1942г. до 15 августа 1942г. В составе 4-й ударной армии участвовал в боях с Велижской группировкой противника. Расформирован батальон 15 августа 1942г.