Ярлыки

1 (28) 1 ударная армия (38) 10 армия (7) 11 армия (21) 13 армия (7) 14 армия (24) 16 армия (7) 19 армия (5) 2 ударная армия (42) 20 армия (7) 21 армия (3) 22 армия (5) 26 армия (11) 27 армия (4) 29 армия (3) 3 армия (23) 3 ударная армия (31) 30 армия (19) 31 армия (2) 32 армия (14) 33 армия (3) 34 армия (29) 38 армия (2) 39 армия (15) 4 армия (9) 4 ударная армия (27) 40 армия (6) 41 армия (1) 43 армия (13) 49 армия (6) 50 армия (6) 53 армия (11) 54 армия (12) 55 армия (2) 59 армия (8) 67 армия (2) 68 армия (7) 7 армия (8) 8 армия (3) 9 армия (1) Брянский фронт (27) Видео (16) Военные округа (6) Волховский фронт (56) Воронежский фронт (3) Западный фронт (69) Запасные лыжные части (78) Калининский фронт (90) Кандалакшская ОГ (5) Карельский фронт (49) Кемская ОГ (12) Книги (9) Ленинградский фронт (19) Лыжные батальоны (300) Лыжные бригады (68) Масельская ОГ (2) Медвежьегорская ОГ (3) Операции Красной Армии (20) Приказы (37) Северо-Западный фронт (99) Фото (23) Фотографии бойцов (32) Фотографии лыжников (7) Центральный фронт (9) Юго Западный Фронт (10) Южный фронт (4)

воскресенье, 22 декабря 2013 г.

Бои на Молвотицком направлении - Часть 4



Бои на Молвотицком направлении - Часть 4 - Взятие Молвотиц



1 марта атаки наших частей продолжались, наши части атаковали Великуша, Дягилево, Молвотицы. При этом командование Красной Армии сделало еще одну попытку выиграть битву за счет маневра, 86 СБР была выведена из боя и рокирована на участок левее 130 СД с задачей 2 марта наступать на  Антаново, взять его и двигаться дальше на восток к Любно. Левее 86 СБР были переброшены самые боеспособные лыжные батальоны, которые вели бои в районе Андреевское, Старый и Новый Новосел, Николаевское. В этот район выдвинулись сводные лыжные отряды: отряд майора Конева (майор Конев Тимофей Филиппович командир 244 ОЛБ) в составе 229,244,261 ОЛБ, и отряд Бурыма в составе 78 и 260 ОЛБ. Задачи лыжным отрядом формулировались командиром 130 СД 3 марта (задача на 4 марта)  следующим образом

"Лыжному отряду майора Конева , в составе 229,244,261 олб пройти в 2.00 4.3.42 р Щебереха  в районе Ст Новосел, Николаевское и к 6-00 4.3.42 сосредоточится в лесу с-з Ожееды. К 9-00 4.3.42 овладеть ожееды, организовать круговую оборону р-на Ожееды, Печище. С началом артподготовки атаковать позиции п-ка с тыла в направлении Любно. Держать связь по радио и лыжниками с 86 СБР и 664 СП , и лыжным отрядом Бурыма. С выходом полков в Ожееды, Корево отряду сосредоточиться: Пеньково, Высокуша. Выставить боковой заслон в Ст Тарасово.
Сводному лыжному отряду Бурыма /78 и 260 ОЛБ/ перерезать дорогу Молвотицы, Погорелицы, в районе Андреевское, Ст Новосел, обеспечивая  левый фланг дивизии."

 Еще левее у Глухого Демидова действовала лыжная группа Петровского, в составе 154,155, 258, 259 ОЛБ.  Места лыжникам достались самые глухие - леса и болота. Но надо отметить даже в таких условиях лыжники действовали отважно , решительно и умело. Правда бои в этом районе были исключительно трудными, в протоколах допросов наших лыжников говорилось, что батальоны лыжников неделями жили в лесах и болотах, на морозе, вели непрерывные бои, имели скудное питание. Отмечалось, что в группе Петровского  отмечалось несколько случаев самострела, для того, что бы вырваться из таких сложных условий.Тем не менее имено группа Петровского встретилась с 225 ОЛБ 1 ГСК, тем самым замкнув внутреннее кольцо окружения Демянской группировки противника.
Командование Красной Армии почувствовало слабину в этом районе у противника – 130 СД уже утром взяла Великушу, при этом противник отмечал наличие танков (атаки пехоты 130 СД поддерживали две танкетки из разведбата дивизии) и обходные маневры лыжных батальонов (неудачные, немцы подбросив подкрепления, отбросили лыжников назад). Во второй половине дня немцы контратакой отбивают Великушу.
2 марта 86 СБР начала атаки на Антаново, 130 СД наступала на Великушу и Дягилево, противник с трудом отбил атаки. Ночью 130 СД атаковала Дягилево, но безуспешно. 
3 марта атака на Дягилево была продолжена.
Противник и до этого испытывал трудности со снабжением, в немецких отчетах встречались фразы «Колонна снабжения для опорного пункта (Молвотицы) основными силами прорывает вражескую оккупацию севернее Молвотицы.»
3 марта противник констатировал что «Из-за врага и снежных переметов транспортное сообщение к опорному пункту Молвотицы не возможно.».
4 марта атаки  86 СБР и 130 СД на Антаново и Великушу были продолжены, и днем 130 СД врывается в Великушу. Контратаки противника были отражены, противник был вынужден констатировать «Великуша при огромных собственных потерях пала.». Большие потери у противника не в последнюю очередь были результат работы артиллеристов, 130 СД выставила на прямую наводку все что смогла, добиваясь непрерывности поддержки атаки пехоты арлиллериейй.
Одновременно с атаками на Антаново и Великуша наши части пытались перехватить дорогу у Николаевского, но безуспешно, лыжники у Ожееды и Печище, так же не сидели сложа руки, однако противник при удержании дороги использовал резервы, что не могло сказаться на итогах боев.
А итог боев  был благоприятным для Красной Армии, немцы решили сами оставить Молвотицы, что бы избежать окружения и уничтожения.
5 марта противник начал вывод своих войск из Молвотиц в тот же день, четверть войск из Молвотиц (3 батальона пехоты и часть артилерии) вышли из Молвотиц и отошли на тыловой рубеж. Оставшиеся части немцев демонстрировали, что Молвотицы удерживались прежними силами. Вывод четверти гарнизона в составе 3 батальонов дает представление о силе противника в районе Молвотиц, 12 батальонов пехоты, это усиленная дивизия, неудивительно, что 23 СД и 20,27 СБр, и лыжбаты не могли сломить сопротивления противника. Соотношение сил было примерно 12 батальонов пехоты противника, против 15 батальонов 23 СД, 20,27 СБР или 22 батальона пехоты, если посчитать лыжбаты, которые придавались этим частям в разное время. Как видим соотношение далеко от классического тройного превосходства над противником.
Немцы продолжали контратаковать Великушу , но безуспешно. Наши части продолжали атаковать Антаново, но так же безуспешно, при этом противник отмечает большие потери своих войск, от огня русской артиллерии. Продолжался тяжелый бой возле Николаевского.
6 марта немцы из-за снегопадов приостановили эвакуацию Молвотиц.
Затем эвакуация продолжилось, немцы угнали жителей Молвотиц, увезли боеприпасы и запасы имущества.
8 марта началось наступление частей 23 СД на Молвотицы. Вывод основной части гарнизона позволили нашим частям освободить Молвотицы. Попытки наших лыжных батальонов препятствовать отходу противника и с ходу занять тыловой рубеж противника окончились неудачей.
Противник медленно отходил на свой тыловой рубеж. К 12 марта противник отошел на линию сильно укрепленных опорных пунктов Бель-1, Бель-2, Черная (восточная), Черная (западная).
23 СД и другие части атаковали новый оборонительный рубеж противника, атаки продолжались до 22 марта, но прорвать оборонительный рубеж не удалось.

Бои за Молвотицы закончились. В этих боях Красная Армия, смогла взять Молвотицы, крупный узел дорог и дивизионный опорный пункт, ликвидировать вклинение в оборону наших войск. Была ликвидирована угроза удара противника в тыл и фланг Северо-Западному и Калининскому фронтам.
В этих атаках все части понесли большие потери (по некоторым данным в 23 СД осталось менее 1000 человек к концу марта), но атаки были необходимы, несмотря на потери. Дело в том, что бои в районе Демянского выступа, а затем и «котла» не прекращались практически ни на один день. В это время шла Демянская десантная операция, три воздушно-десантные бригады вели бои внутри Демянского котла. Кроме того части 1 ГСК и 11 А атаковали Залучскую группировку противника, 34 А пробивала коридор, отсекая 290 ПД и боевую группу дивизии СС, от остальных войск противника, 34 А вела бои за освобождение железной дороги Валдай - Старая Русса. 241 СД наступала на Ватолино. В этой ситуации, казалось, еще один нажим и Демянская группировка противника будет уничтожена, но противник устоял, благо пополнение по воздушному мосту поступало непрерывно, до 2-3 тыс человек в день и 265 тонн грузов. Кроме того командование Красной Армии недооценивало противника, еще до начала наступления силы противника занижались в два раза минимум. 37 тысяч против 90 тысяч оказавшихся в кольце.

Отчет 2 АК составленный после деблокады котла указывал что сначала года части 2 АК отбили отбиты 1155 атак и 776 диверсионно-разведывательных нападений, проведено 376 контратак. Собственные потери оценивались в 5101 убитых, 15323 раненых, 5866 обмороженых, 2000 пропавших без вести.
Из этого отчета видно накал боев практически 10-11 наших атак и 3-4 вражеских контратаки  каждый день. 776 диверсионно разведывательных нападений это результат деятельности наших разведчиков, десантников и лыжников, учитывая активность вражеских лыжников и разведчиков, это еще раз показывает, что война шла практически без флангов и тыла как в нашем, так и вражеском тылу. К оценке потерь заявленных противником стоит относится с осторожностью, несмотря на то что потери составили практически треть состава бывшего в котле, а возможно и больше, необходимо помнить, что «военную бюрократию» никто не отменял, даже в немецкой армии. Вполне возможно, что это потери без учета потерь частей 10 АК понесенные ими до подчинения 2 АК, 218 ПД под Новой Руссой, а так же без потерь «хиви», частей люфтваффе, охранных, полиции и прочих частей армейского и фронтового подчинения оказавшихся в котле.
Обращает на себя количество пропавших без вести - 2000, учитывая, что в плен попали буквально единицы, то это еще раз показывает ожесточенность боев, немцы не отступая, целыми подразделениями погибали в опорных пунктах и их зачисляли в пропавшие без вести.

После начала немецкого наступления по деблокаде Демянского котла, наступление наших войск практически на всех направлениях южного фаса Демянского котла прекратилось, и бои на достигнутых рубежах то затихая, то снова разгораясь,  продолжались до ликвидации Демянского котла в 1943г.
  

Как итог можно сказать, что наши части не смогли полностью уничтожить молвотицкую группировку противника, но тем не менее они смогли ликвидировать выступ. Молвотицкий узел дорог оказался в наших руках. Опасность удара на Осташков не исчезла полностью, но опасного выступа больше не было.
Эти бои носившие ожесточенный характер, непризнанная победа Красной Армии. Бойцы и командиры Красной Армии выполнили свой долг до конца.

суббота, 21 декабря 2013 г.

Бои на Молвотицком направлении Часть 3



Бои на Молвотицком направлении Часть 3 - Февральские бои на Молвотицком направлении



Начало февраля не принесло облегчения частям Красной Армии на Молвотицком направлении. Бои начались с попытки 42 СБР и 23 СД ликвидировать фланговую угрозу.
2 февраля части 23 СД и 3 СБ 42 СБР наступают на Новую Руссу, но безуспешно.
3 февраля 42 СБР начинает марш на Залучье своими 1 и 2 СБ, навстречу 1 ГСК, для того что бы замкнуть кольцо вокруг всей Демянсской группировки противника.
4 февраля началось наступление на Молвотицы частей гр Ксенофонтова. Кроме частей 23 СД привлекаются части 20, 27 СБР.
5 февраля  154,155,156 ОЛБ из Челябинска прибыли на фронт. 155 ОЛБ был направлен к Новой Руссе,  156 ОЛБ придан 27 СБР.
  27 осбр перехватывает и удерживает дорогу - Молвотицы - Кушелово(2км сев-вост. Молвотиц)
6 февраля 27 осбр перехватывает и удерживает дорогу  -Молвотицы - Демянск(2км сев. Молвотицы, в р-не хут. Бекасово)
 Штаб Калининского фронта докладывал "3-я ударная армия вела наступление в направлении Молвотицы;
в районе Холм вела бои на прежнем рубеже и на великолукском направле-
нии отражала контратаки противника, удерживая занимаемый рубеж.
В ночь
с 5 на 6.2 противник из района Великие Луки пять раз переходил в контр-
атаки в направлении Мал. Заселье. Атаки частей армии на Бель 1-я, Мол-
вотицы существенных результатов не дали вследствие сильного огневого
сопротивления и контратак противника. Части продолжали вести бой на ок-
раинах Бель 1-я, Молвотицы, Ширяево, Хомягино, Язвы
."

8 января Василевский переговорил по прямому проводу с Пуркаевым и Коневым, разговор рисует не очень оптимистичную картину боев
"С 4 февраля 42 г. силами 20-й, 27-й и 23-й бригад я веду на­ступление на молвотицком, демянском направлении. На этом на­правлении противник оказывает упорное сопротивление и неодно­кратно сам переходил в контратаки, нанося ущерб соединениям ар­мии. В районе Кулотино — Кушелово — Молвотицы — Нов. Русса— Дягилеве — Бель-1 обороняются части 12 пд, 397-й пехот­ный полк 218 пд, 376-й пех. полк 225 пд, 418-й пех. полк и отдель­ные части 123 пд и, кроме того, до пехотного полка в районе Корнево — Дрозды. Противник на этом направлении не снимал части, а, наоборот, подводил 12 пд и части с севера.
К исходу дня 7 фев­раля 20-я бригада одним батальоном обороняла поля Печище, Ше­пелеве, двумя батальонами вела бой на южной окраине Бекасово, наступая на нп Черная в обход Бель-1 с запада. У Бекасово против­ник оказывает сильное сопротивление.
27-я бригада, преодолевая сопротивление, достигла к 23.00 и вела бой 3—4 км севернее нп Молвотицы, наступая на Дягилеве,
23 сд, имеющая в своем соста­ве только 50 процентов, обеспечивает действия 20-й и 27-й бригад со стороны нп Молвотицы, занимает рубеж лес 1 км севернее ни Молвотицы — Мал. Заселье — Мышкино — Гусево — Луковец, имея   лыжный   батальон  против нп Новая Русса.
42-я бригада двумя батальонами наступает на Местцы и далее на Хмели. К исходу 7 февраля одним батальоном окружила Местцы и ведет бой, 2-й батальон в движении на Шубино, Местцы. Против­ник на направлении Местцы и Залучье гарнизонами силою баталь­он, рота занимает все населенные пункты от Местцы до Залучье. Бригаде приказано действовать на Хмели в обход по лесам населен­ных пунктов и внезапными налетами из лесов овладеть нп Хмели и пунктами южнее, прочно обеспечивая за собой Шубине. Один  бата­льон  бригады наступал на г. Новая Русса с задачей во взаимодействии с  лыжным   батальоном  23 сд [овладеть] г. Новая Русса. Противник 5 февраля из района г. Новая Русса силою до 4 рот при поддержке артиллерии и минометов, а также группой лыжников сам перешел в наступление и вынудил 3-й батальон с фронта Белая — Лаптино — Бор отойти на Кочедыково и перейти к обороне района Кочедыково — Борок — Перелок. 6 и 7 февраля дальнейшие попытки наступ­ления противника отбиты.  Лыжный   батальон  23 сд, понеся потери, отошел южнее нп Дубровка. В район Новая на демянское направле­ние намечено сосредоточить 130 сд и 86-ю бригаду 130 сд выгрузи­лась 7 февраля на станции Горовастица, только один эшелон. 86-я бригада — на станции Черный Дор, тоже только один эшелон.
Мною командованию фронтом предлагалось на демянское на­правление использовать первые подходящие соединения, а именно 391 сд и 154 сбр, но командование фронтом мне приказало их на­править на холмское направление, в связи с угрозой удара резервов противника, сосредоточивающихся в районе Бежаницы - Локня. Сейчас 391 сд выгрузила 10 эшелонов, из них один стрелковый полк вышел в район Тухомичи, второй сп — в Моисееве, артиллерийс­кий полк подходил к нп Ореховка на озере Селигер. 3 сп выгру­жаться не начал. Дивизия сосредоточивается в район Снопово. 154-я бригада сосредоточивается в район Тухомичи: один баталь­он прошел нп Мамоновщина в движение на Моисееве, один бата­льон временно задержан в районе Большие Василки — Кирилково н резерве группы, действующей от нп Молвотицы на север. Осталь­ные части еще не прибыли
."
Следует обратить внимание на  фразу 23 СД имеет 50% численности, если учесть, что дивизия перешла на новые штаты, становится ясно, что пополнения дивизия не получила, и что она могла - обеспечивать действия, т.е только обозначать наступление.
9 февраля 27 осбр перехватывает и удерживает дорогу   - Молвотицы - Любно(5.5 км.сев-зап.Молвотицы,р-н Бол.Речки). 2-й Отд. стр.бат. завязывает бой за овладение Дягилево и Бутьково.
9 февраля у Пуркаева состоялся еще один разговор с Василевским и ситуация в районе Молвотиц выглядела следующим образом -"На демянском направлении сегодня 20-я и 27-я бригады, продолжая наступление, к исходу дня имели следующее положение: 20-я бригада одним батальоном вела бой у Бекасово, второй батальон, обойдя Бекасово, вышел в район отметки 7,0, что на дороге Белъ-1 — Молвотицы, где был встречен огнем со стороны нп Дрозды и контратакован со стороны нп Бель-1 превосходящими силами, отошел на линию первого батальона к отметке 135,1. В батальоны непосредственно выехал командир бригады. 27-я бригада, отбрасывая части прикрытия противника, к исходу дня вышла в Дягилеве, где завязала бой. 42-я бригада, оставив 2 роты для борьбы с гарнизоном нп Местцы, главными силами колонны, обходя населенные пункты, с запада наступала на Хмели. Точное положение подразделения у Хмелей к исходу дня я еще не установил."
"прошу учесть, что 154-ю бригаду я немедленно, как только она сосредоточится, брошу для совместных действий с 27-й бригадой в общем направлении на Молвотицы, Тоболка
."
Как видно из переговоров наступление вели в основном части 20 и 27 СБР (сдав свои участки в районе Соболево-Ватолино, другим частям Северо Западно го фронта). 23 СД закрывшись лыжбатом со стороны Новой Руссы, вела бой за сами Молвотицы и окружающие деревни, но безуспешно. Противник был сильный части перечисленные Пуркаевым под Молвотицами, подтверждаются и немецкими источниками. Они так же подтверждают, что 123 ПД практически вся стянулась к Молвотицам. 12 ПД приняла ее полосу обороны, между Молвотицами и Ватолино, 12 ПД была в свою очередь усилена  полком 225 ПД, а затем и авиаполком в составе 4 батальонов пехоты. в немецких источниках указывается и наличие частей 218 ПД (основные силы которой находились в районе Холма и частично у Великих Лук). А так же отдельные тыловые, охранные, части, части СС.
В этот период группировка Красной Армии 23 СД, 20,27 СБР и несколько лыжбатов могли иметь численность 10-15 тыс человек, численность группировки противника была не меньше 10-12 тыс человек.
Из той же записи переговоров можно увидеть и ограниченность ресурсов Красной Армии.
«Четвертое. Из 86-й бригады прибыл один батальон невооруженный, и, по докладу начальника штаба бригады, вся бригада не имеет вооружения, имущества связи, автотранспорта, а по инженерному имуществу имеются только лопатки. Из ресурсов армии вооружаю прибывающие части винтовками. У меня нет минометов, артиллерии и пулеметов. Бригада отправлялась Московским военным округом.
Пятое. Группировку артиллерии создам на демянском направлении, усилив части одним полком АРККА, на холмском направлении одним полком АРККА, минометным полком и двумя дивизионами «PC».
Шестое. Начало решительных действий на холмском направлении — с подходом 391 сд, на демянском направлении — после вооружения 86-й бригады или с прибытием 130 сд, которая начала выгрузку. Пользуясь случаем, докладываю Вам: у меня нет бензина, дизельного топлива и смазочных масел. Автотранспорт почти весь остановился.»
ВАСИЛЕВСКИЙ. Отвечаю.
Первое. Задачи по наступлению на демянском направлении поставлены были при разговоре вчера. Ни в коем случае наступление здесь не прекращать, подхода 86-й бригады не ожидать а, наоборот, всемерно развивать это наступление и особенно с прибытием 154-й стрелковой бригады. При наступлении старайтесь не распылять силы отдельными батальонами, а держать большую их часть в кулаке.
Второе. Все недостающее оружие, имущество и часть автотранспорта для 86-й стрелковой бригады, прибывающей к Вам из Кирова, направлено Вам на станцию Черный Дор. Организуйте встречу, прием и немедленное вооружение

Бои продолжались.
Одной из загадок боев за Молвотицы это участие моряков в боях под д Дягилево, на участке 27 СБР. 154 МСБР практически сразу ушла в Поддорский район замыкая кольцо вокруг 16 немецкой армии.  Если учесть решение Пуркаева ввести 154 МСБР  в бой на участке 27 СБР не дожидаясь полного сосредоточения, можно предположить что передовой батальон 154 МСБР в боях все таки участвовал.
10 февраля 3 ударная армия получила на пополнение 258, 259, 260, 261 ОЛБ. к фронту подтягиваются передовые подразделения 130 СД и 86 СБР.
По всей видимости маршевых рот 23 СД и 20,27 СБР не получили, многие лыжные батальоны придавались дивизиям и бригадам для усиления. Так о 155 ОЛБ известно, что батальон переподчинялся 3-4 раза в месяц разным бригадам и дивизиям.
Новое наступление на Молвотицком направлении началось 21 февраля после прибытия первых стрелковых полков 130 СД, которая,  сменила моряков,  уплотнила боевые порядки перед Новой Руссой и Павлово. 130 СД включилась в бои без промедления, не дожидаясь полного сосредоточения своих частей, с марша. Никакого «праздничного» наступления не было, дивизия начала наступать, как только смогла сосредоточить свои передовые части и более менее подготовить их к наступлению.
78, 155, 260 ОЛБ проникли во вражеский тыл и перехватили дорогу Новая Русса - Великуша. (155 ОЛБ отвлек внимание демонстрацией, а 78 и 260 ОЛБ проникли в немецкий тыл, заняли д Глыбочицы и прервали связь с Новой Руссой. Лыжники действовали активно и помогли взять наступающим подразделениям взять Новое Гучево. 155 ОЛБ двигался паралельно 130 СД прикрывая ее левый фланг.) Необходимо отметить, что командование 130 Сдна время операции назначило своих командиров в лыжбаты, для «подстраховки».
27 СБР вела наступление на Кокшино и Быково, не давая противнику возможности воздействовать на фланг 130 СД и перебрасывать резервы в ее полосу из под Молвотиц.
130 СД наступала на Павлово и Новую Руссу.
Через 2 дня 23 февраля после упорнейших боев – достаточно сказать что командир полка майор Кузнецов и комиссар полка Репин ранеными попалив плен и погибли, другие подразделения потеряли до половины личного состава. В этом бою немцев то же в плен не брали. сопротивление противника было сломлено,  Павлово и Новая Русса были взяты. Фланг Молвотицкой группировки противника был сокрушен и загнут. Фланговая угроза частям Красной Армии на Молвотицком направлении была ликвидирована. Более того была создана угроза охвата частей противника в Молвотицах. (Хотя надо отметить такая угроза для противника существовала все время, наши части часто перехватывали дороги в тылу противника, но немцы упорно часто с боями прорывали наши заслоны. Но практически полнокровная дивизия была реальной силой, способной заняв дороги и уже не отступить, кроме того противник нес большие потери как под Молвотицами, так и вообще в Демянском котле, в это время части 1 ГСК отбросили дивизию СС к Залучью, 290 ПД избегая окружения частями 34 А и 11 А, отступила к отсечной позиции. переброска подкреплений по воздушному мосту не покрывала убыли.)
Маленький штрих, лыжники перехватив дорогу, не отмечали натиска отступающего противника, т.е части противника организовано не отходили, уйти лесами смогли только группы пехоты, без тяжелого вооружения. Бойцы 130 СД так же отмечали, что противник упорно оборонялся и большей частью уничтожался в опорных пунктах, отступали только небольшие группки без тяжолого вооружения.
Бои не утихали 130 СД продвинувшись к Великуше – Дягилево, атаковала эти населенные пункты, но безуспешно.
26 февраля Ставка ВГК приняла решение передать группу генерала А. С. Ксенофонтова из Ка­лининского фронта Северо-Западному фронту. В составе группы  23-й, 130-й стрелковых дивизий, 20, 27 и 86-й стрелковых бригад. Это был логичный шаг – кольцо вокруг Демянска замкнулось, и требовалось объединить все части, которые участвовали  в ликвидации вражеских частей, под единым командованием. Правда шаг этот был половинчатый, части передавались в состав Северо-Западного фронта временно, до уничтожения молвотицкой группировки противника, но снабжать продовольствием и боеприпасами, а так же пополнение личным составом оставили за Калининским фронтом. Понятное дело, что снабжение частей на молвотицком направлении шло по остаточному принципу.
Затем последовало еще одно решение о том, что Калининский фронт пополняет части молвотицкой группы личным составом, а северо-Западный фронт снабжает продовольствием и боеприпасами. Только третье решение Ставки о полной передаче частей в состав Северо-Западного фронта решило эти противоречие.
86 СБР прибыв и вооружившись на пути к фронту, 28 февраля пыталась взять д Спасово, но безуспешно, два ее батальона введенные в бой с ходу не смогли взять Спасово и понеся потери отошли на исходные позиции, в д Спасово расположена братская могила с останками 178 бойцов и командиров 86 СБР.

В этих боях обе стороны понесли большие потери. Точные потери неизвестны.
Потери 130 СД оценивались в 700 чел убитыми, лыжбаты потеряли по 60 -150 человек убитыми каждый. Потери 23 СД и 20,27 СБР неизвестны.
Противник в февральских боях потерял тоже очень много – людские потери неизвестны – надо отметить в отчетности у немцев не всегда  царил образцовый порядок, во время боев бывали и пробелы. Просто указывается, что они были большими. Потери противника в технике тоже были огромными - для вооружения наиболее пострадавших 123 ПД и 290 ПД люфтваффе доставило 147 пулеметов Дегтярева и 10 45 мм пушек. Западные историки указывают, что данный шаг был вызван тем, что на складах просто не нашлось немецких пулеметов, немецкая промышленность просто не успевала восполнять потери.  кроме того дивизии просто дали приказ добывать боеприпасы самим. Следует так же отметить, что в районе Молвотиц у противника были и многочисленные зенитные батареи, часть из которых была  советского производства (23 СД в марте захватила 7 неисправных зенитных орудий 37 мм советского производства и смогла отремонтировать 5, что в итоге позволило довести численность зенитной батареи 23 СД до штатной численности – 6 орудий).
Для прикрытия района Великуша, противник из района Велье перебросил в конце февраля 96 ПП и 10 АП 32 ПД и некоторые другие части, выстраивая фронт заново.
Как итог февральских боев можно отметить, упорное желание командование КА не просто выбить противника из Молвотиц, а  окружить и уничтожить. Особенно ярко это видно на примере 130 СД, вновь прибывшую дивизию не бросили в лоб на Молвотицы, а направили на Новую Руссу, для того что бы загнуть фланг Молвотицкой группировки противника и уничтожить ее.
Ставка уделяла довольно много внимания Молвотицам – выступ в районе Молвотиц рассматривался Ставкой как плацдарм с которого противник мог ударить в направлении Осташкова, для Калининского фронта было гораздо более важно прорваться к Вязьме, Смоленску, Витебску, чем оглядываться на Молвотицы.

Прибытие новой стрелковой дивизии позволило создать перевес сил над противником, на участке наступления.
Организационные неурядицы продолжали оказывать свое пагубное влияние, перебои в снабжении не способствовали успешному наступлению.
Характерно, что в истории 23 СД февраль выпадает практически полностью, вероятно дивизия так и не получила пополнения и вела безуспешные бои за Молвотицы.
Необходимо так же отметить, что 86 СБР которая прибыла на фронт без оружия не бросили сразу в бой, с одними только винтовками, в бой 86 ,СБР вступила  28 февраля.

пятница, 20 декабря 2013 г.

Бои на Молвотицком направлении Часть 2



Бои на Молвотицком направлении Часть 2 -Январские бои на Молвотицком направлении

Началом боев за Молвотицы можно считать 15 января 1942г.

В этот день части 23-й дивизии вели бои за Линье, Сивущино, Конищево, Молвотицы. Особенно тя­желые бои развернулись за Молвотицы, где оборонялось до двух полков пехоты противника. К этому времени в этот район подтянулись большинство 415 ПП, дивизионные части 123 ПД, возможно др части присланные 2АК, на усиление. Понемногу Молвотицы с окрестными деревнями начинали превращаться в дивизионный укрепленный участок. В этот период противник активно строил ДЗОТы в подвалах домов - на пол насыпался слой земли и такое укрепление способно было выдержать прямое попадание 76 или 122 мм снаряда, деревни опоясывались снежно-ледяными и снежно-деревянными укреплениями (валы и траншеи).   Немцы активно привлекали местных жителей к строительству укреплений, расчистке дорог и прочим работам - за отказ следовал расстрел на месте.
В ночь на 15 января 2-й батальон 89 полка оседлал в районе озера Третий дорогу, идущую на Молвотицы. 225-й полк овладел населенными пунктами Малое Заборовье, Кони­щево и вел бой за Большое Заборовье. В деревне Кони­щево противник потерял убитыми 150 человек, оставил на поле боя много ручных и станковых пулеметов, 50 тыс. патронов и другие трофеи(23).
     89-й полк перерезал дороги севернее и северо-восточ­нее Молвотиц. Его 1-й батальон в бою за Молвотицы и Бель-1 уничтожил до 100 гитлеровцев и захватил 18 ав­томашин.
117-й полк, овладев Залесье, Ширякино, частью сил вышел в район 1-го батальона 89-го полка и усилил его. В бою за Залесье полк уничтожил до 400 гитлеровцев и захватил 70 грузовых и легковых автомашин, 16 мото­циклов, 3 орудия, 3 пулемета и много другой военной техники.
     225-й полк блокировал Заборовье и Пупово с запада и юго-запада и устремился на южную окраину Молвотиц. Чтобы обойти молвотицкую группу войск врага с юго-запада, командование армии ввело в бой из второго эше­лона армии 42-ю стрелковую бригаду (1 и 2 сб 42 осб в этот день достиг д.Перхово). Она перешла в на­ступление из района Стабни в направлении Быково.
Перед тем как продолжить, надо напомнить, что 23 СД, хоть и имела боевой опыт, но была очень ослаблена в предыдущих боях. Перед началом Торопецко-Холмской наступательной операции дивизия насчитывала 6600 человек личного состава. Некомплект был и с артиллерией 6 - 45 мм и 11 - 76 мм орудий не способствовали ведению огня на прямой наводке, 11 122 мм орудий  не могли подавить дивизионный опорный пункт. Правда командарм 3 УА пытался компенсировать отсутствие артиллерии в дивизии и усилил ее армейскими артчастями, и старался обеспечить боеприпасами в достаточной мере.
23 СД получила танки для поддержки пехоты. 170 отдельный танковый батальон в составе 4 KB, 13 MK.II и 18 Т-60. Батальон был придан 23 стрелковой дивизии и с 14 января включился в боевую работу. Но применение танков не всегда давало ожидаемый эффект, взаимодействие родов войск еще хромало, хотя танки использовали по максимуму.
Танковая рота MK.II (13 танков) была придана первому батальону 225 стрелкового полка 23 сд.
20 января 1942 года в 14.00 танки «Матильда» пошли в атаку в направлении деревни Георгий. Немцы, увидев их, начали отходить на село Молвотицы. MK.II продвигались вперед и, ведя интенсивный огонь, стали ждать пехоту. Но пехота в атаку не вышла, а засела на северной окраине деревни Мышкино. Танки же, израсходовав весь боекомплект, вернулись на исходные позиции. После боя выяснилось, что атака пехоты была отменена, а танкистов известить об этом забыли.
Следует отметить, что «забывчивость» пехотных командиров была связана, скорее всего с малочисленностью пехоты. По воспоминаниям замкомандира 158 ОЛБ, батальон выдвигался кг Холм, прикрываясь со стороны Молвотиц походной заставой в составе лыжной роты. Проходя мимо Молвотиц комбат 158 ОЛБ получил известие, что комполка 23 СД включил походную заставу в состав танкового десанта, комбат лыжников этот приказ отменил и батальон в полном составе ушел к г Холм, где и занял позиции севернее города.
В феврале 1942 года развернулись ожесточенные бои за город Холм и 170 танковый батальон убыл в Холмскую группу войск. Согласно докладу командования, «танки MK-II в боях показали себя с положительной стороны. Каждый экипаж за день боя расходовал до 200—250 снарядов и по 1—1,5 боекомплекта патронов (3000—5000 штук.). У отдельных машин имелось 17—19 попаданий снарядом калибра 50 мм и ни одного случая пробития лобовой брони. За это время батальон потерял в боях за Молвотицы и г Холм восемь MK.II (четыре подбиты огнем противотанковых орудий, четыре подорвались на минах) и четыре Т-60. К сожалению разделить действия танкостов под Молвотицами и г Холм невозможно. Можно только сказать, что в районе Молвотиц они были не очень долго максимум 20 дней.

В начале боев за Молвотицы не видно и 20 и 27 СБР, которые увязли под Ватолино-Соболево. Некомплект пехоты 23 СД был настолько большим, к началу боев за Молвотицы, что командарм просил фронт, либо прислать срочно маршевые роты, либо разрешить расформировать 2 лыжбата и обратить их состав на пополнение 23 СД, командарму было обещано, что он получит пополнение маршевыми ротами. Противник же был достаточно силен, на 21 января в составе 123 ПД западные историки насчитывали 8000-9000 человек (четверть из которых была обморожена, разница в тысячу человек возможно за счет  1 и 2 батальонов 416 ПП которые отошли в г Холм, а не к Молвотицам, еще мелкие подразделения добежали до Витебска, но похоже это были просто мелкие отколовшиеся группки 416 ПП), усиленная резервами и артиллерией 2 АК, 123 ПД была грозной силой. Части Красной Армии - 23 СД и 42 СБР (около 10 тыс чел, с растянутыми тылами и недостаточным снабжением) пытались разгромить эту группировку, взять Молвотицы и наступать на Демянск. Для овладения Молвотицами части Красной Армии часто предпринимали рейды на дороги связывающие Молвотицы с основной группировкой немцев, громя обозы и подкрепления. Оборона противника в виде опорных пунктов, лесистая местность, наличие лыжных подразделений способствовали этому. Но противник, так же принимал меры к обеспечении своих путей снабжения, у него так же были лыжники, немецкие разведгруппы активно действовали в нашем тылу. По этому, бои шли как на фронте, так и в немецком тылу очень жаркие.
 
15 января так же дает одну загадку - представитель Ставки ВГК докладывал "3 уд. А, оставив 23 сд для ликвидации противника в Молвотицы, продолжала наступление в западном направлении. К концу дня продвинулась на 8 км западнее Молвотицы и заняла Нов. Русса. Выйдя из района Молвотицы на хорошие дороги, не встречая серьезного сопротивления, продвинулась на 40 км юго-западнее Молвотицы, подойдя к району Борок." - учитывая жаркие бои которые вела 130 СД за Новуюю Руссу в феврале, непонятно была ли ошибка в донесении или немцы смогли отбить Новую Руссу.
 16 января
16 января командование Северо-Западного фронта поставило перед войсками 3-й ударной армии задачу ов­ладеть опорными пунктами Ватолино и Молвотицы, 19 января подвижными отрядами занять город Холм, одной стрелковой дивизией и одной стрелковой бригадой продолжать наступление на юго-запад в направлении Великих Лук.
В этот день противник упорно оборонял Молвотицы и прилегающие к ним деревни Пупово, Воскресенское, Сопки, Георгий, Быково.
23-я дивизия продолжала вести упорные наступатель­ные бои. Продвигаясь вперед, 16 января она овладела на­селенными пунктами Просеково, Конищево, Большое и Малое Заселье, Горки.
89-й полк 1-м и 2-м батальонами оборонял дороги, идущие на Демянск и Старую Руссу, что 3 км севернее и северо-восточнее Молвотиц. Его 2-й батальон захватил Сивущино и Горки. 117-й полк вел бой за Сопки.
42 СБР миновав д.Луг, Стабня, заняла д Шинково.  подошла к Быково, Кокшино, Гусево.  

17 января
В ночь на 17 января минбат 42 СБР взял д Гусево, уничтожив 70 немцев. В последующем три дня минбат и стрелковый батальон 42 СБР отражали атаки со стороны Молвотиц и Кокшино.
Противник прекрасно понимал, что означало в его положение потеря даже нескольких километров территории, от Молвотиц до Демянска было недалеко. По этой причине противник непрерывно контратаковал, немцы не признавали пассивной обороны.
18 января 3 УА  получила директиву командования СЗФ "После захвата Молвотицы для ликвидации противника в районах Кулотино, Кушелово, Бель 1-я и 2-я, Вейно, Линье часть сил направить в тыл этой группе, обходя ее с северо-запада в направлении Лунево, Высокуша.
После захвата Высокуша оставить в Высокуша заслон, остальными силами
незамедлительно двигаться на Демянск.
4.    Донесите, какими силами занимается Нов. Русса.
"
Как видим командование Северо-Западного фронта оценивало ситуацию, более менее оптимистично.
20 января 42 СБР ведет наступление на Кокшино, Быково, Наумово встречая постоянные контратаки противника. 23 СД вела наступление на Молвотицы, но безуспешно.
К 21.01. - 42 СБР перехватывает и блокирует дороги Наумово-Павлово, Быково-Павлово, Быково-Луковец.
21 января можно так же охарактеризовать как день оптимизма командования - представитель Ставки ВГК докладывал "3 уд. А на правом фланге продолжала бой с целью ликвидировать окруженный опорный пункт Молвотицы. Бой продолжается. " в этом же донесении указывалось и захват  г Холм.
Как видим командование Красной Армии было настроено оптимистично - г Холм взят, продвижение на запад продолжается успешно, Молвотицы окружены и не сегодня завтра будут взяты и продолжится наступление на Демянск. Однако г Холм не был взят, кроме того 218 ПД уже передовыми подразделениями была в г Холм.
Ситуация быстро осложнялась тем, что левый фланг был открыт - 33 СД ушла на г Холм по дороге Молвотицы-Холм. Пока у противника не было крупных сил за открытым флангом с этим можно было мириться, но противник подбросив резерв - 218 ПД из Дании, уплотнил боевые порядки в районе Новой Руссы (либо отбил ее назад) и далее на запад ее частями. Можно было ожидать и контрудара во фланг и тыл, по нашим частям под Молвотицами или Холмом. Все это требовало мер со стороны командования Красной армии. На направлении Новой Руссы перебрасывалась 42 СБР (оставив роту на старых позициях) и часть сил 23 СД.
В добавок ко всему с 6-00 22 января 1942г 3 УА была передана в состав Калининского фронта. Комфронта издал приказ частям 3 УА.
«3-й ударной армии, усиленной 391, 130 сд, 86 и 154-й отдельными
стрелковыми бригадами, сосредоточиваемыми к 29.1.42 по железной дороге
в район Крестцы, Любница, продолжать развивать наступление в общем на-
правлении Холм, Великие Луки, Витебск, имея задачей к 29.1.42 выйти в
район Великие Луки.
Ближайшая задача: к 25.1 выйти на рубеж оз. Дулово, Самущенки, Губаны, ст. Кунья. Сосредоточиваемые 391, 130 сд и 86-ю, 154-ю отдельные
стрелковые бригады объединить в отдельную группу, для чего командарму
3-й ударной назначить командира группы и выделить в его распоряжение
аппарат управления и связи. Отдельную группу к исходу 31.1 сосредоточить
в районе Вершина, Беглово, Охта и с утра 1.2 совместно с частями 34-й ар-
мии окружить, уничтожить или пленить демянскую группировку противника,
нанося главный удар Свинорой, Бол. Степаново, Хмели с последующим вы-
ходом группы в район Холм.
Разгранлиния справа — граница с СЗФ. Слева — (иск.) Семеновщина,
Орлово, (иск.) оз. Волоките, (иск.) оз. Жижицкое, (иск.) Рябово, (иск.)
Яновичи, ст. Заболотинка
Необходимо отметить, что Калининскому фронту было не до Молвотиц – Калининский фронт рвался к Витебску, и Вязьме. С передачей  в  состав Калининского фронта войск ведущих бои за Молвотицы, штаб фронта столкнулся с немалой нагрузкой. В начале декабря во фронте было три слабых армии, теперь же было 7 армий (22,29,30,31,39А,3,4УА), которые вели бои фронтом на север, юг, запад и восток, и везде практически в полуокружениях. Противник упорно сопротивлялся, подбрасывая резервы, сам переходил к активным действиям.  Руководить действиями войск еще и в полосе Северо-Западного фронта было уже перебор, сложно сказать почему эти части не были сразу переброшены в полосу 3 УА, как это было сделано, но только в феврале 1942г. По всей видимости командование КА предполагало быстро сломить сопротивление противника, ликвидировать Демянский выступ и выйдя в район г Холм уплотнив порядки 3 УА. Кроме того необходимо отметить, что часть сил из полосы 3 УА перебрасывалась в полосу 4 УА, это касается в первую очередь 270 АП, а также 158 ОЛБ из под Холма передислоцировался к г Усвяты. Не самые крупные резервы, но все же.
23.01. части 42 бригады перешли в новый район: 2 СБ - Луг. С 26.01. выступили по маршруту: Луковец-Поганово-Расцвет. Далее, после двухчасового отдыха, - Сухая Нива, Липье Моисеево с задачей овладеть д.Большие Жабны, Новая, Шубино. К 16-00 27.01 2СБ - Вонявкино. В ночь на 28.01. 2 СБ, имея задачу на прикрытие фланга бригады, повел наступление на Красный Бор, чтобы не дать противнику возможности подброса резервов со стороны Новая Русса. Ведя бои, выбили противника из н.п. и заняли оборону. Согласно боевого распоряжения, 1 и 2 СБ бригады переходят в наступление по маршруту Шубино, Местцо, Рыто, Жирки, Гарь с задачей овладеть Хмели и соединиться с передовыми частями 1 гвардейского стрелкового корпуса. Но только в последних числах февраля войска 1-го гвардейского стрелкового корпуса соединились в районе Залучье с 42-й стрелковой бригадой 3-й Ударной армии. Так был создан внутренний фронт окружения Демянской группировки противника.  Как указывал сам противник решающую роль в окружении Демянской группировки сыграли именно 42 и 154 СБР.
      В течение января части 23 дивизии вели бои за Молво­тицы. Их попытки овладеть этим крупным опорным пунк­том и узлом шоссейных дорог успеха не имели. Против­ник оказывал упорное сопротивление и часто переходил в контратаки.
      После тяжелых наступательных боев и значительных потерь 23-й дивизии надо было пополниться, привести подразделения в порядок. Кроме того, на основании ди­рективы штаба 3-й ударной армии дивизии следовало перейти на новые штаты — сформировать 458-й отдельный минометный дивизион и 106-й отдельный противо­танковый дивизион; переформировать 338-й отдельный зенитный артиллерийский дивизион в 316-ю отдельную зенитную артиллерийскую батарею; 78-й лыжный баталь­он передать 154-й стрелковой бригаде. Все эти меропри­ятия проводились в условиях подготовки частей к про­должению наступления. Учитывая, что новые штаты предусматривали меньшую численность дивизии, можно предположить, что переход на новые штаты сопровождался переводом излишка личного состава тыловых служб в стрелковые полки, повышая их боеспособность.
     28 января была образована северо-восточная группа 3-й ударной армии Калининского фронта в составе 23-й стрелковой дивизии, 20, 27 и 42-й стрелковых бригад под командованием заместителя командующего 3-й ударной армией генерал-майора А. С. Ксенофонтова. Эта группа 4 февраля 1942 г. перешла в наступление с задачей осво­бодить Молвотицы, но успеха не имела.
Как краткие выводы из январских боев можно сделать вывод, что слабые силы23 СД и 42 СБР, даже с 20 и 27 СБР,  не смогли сломить сопротивления группы Рауха, равной по силе усиленной пехотной дивизии. Кроме того постоянные реорганизации не могли положительно повлиять на исход боев.

четверг, 19 декабря 2013 г.

Бои на Молвотицком направлении Часть 1



Бои на Молвотицком направлении  Часть 1 - На пути к Молвотицам

Бои за Молвотицы не получили широкой известности, как скажем бои за "Рамушевский коридор". Бои за Молвотицы, крупный узел дорог,  были рядовым эпизодом в  Великой Отечественной Войне, тем не менее бойцы и командиры Красной Армии, и среди них много лыжников, выполнили свой солдатский долг полностью.  
9 января 1942 г. Красная Армия начала наступление. Началась Торопецко - Холмская наступательная операция.
Оборона противника носила характер опорных пунктов - населенных пунктов хорошо укрепленных и приспособленных к длительной круговой обороне. Опорные пункты были усилены инженерными заграждениями и артиллерией. Наиболее укрепленными были опорные пункты Замошенка и Залесье (Stьtzpunkt Zamoschenka и Stьtzpunkt Zales'ye) которые оборонялись 2 и 1 батальонами 415 ПП соответственно. Эти два опорных пункта  расположенных на расстоянии 6,5 км имели достаточно сильную артиллерию и много пулеметов. Далее к северу располагались части 418 ПП 123 ПД.
Южнее оборонялись части 416 ПП, усиленного 2 разведбатами и охранным полком.
Основной удар 4 и 3 ударных армий пришелся по участку с наименьшей оперативной плотностью, и операция развивалась успешно. Но на Молвотицком направлении все пошло сложнее. На Залесье наступала 20 СБР, не имеющая боевого опыта и без тяжелой артиллерии, ее наступление шло слабо, смежная с 3 УА 241 СД 34 А наступавшая на Ватолино, так же увязла в боях.
23 СД медленно шла вперед, блокируя и уничтожая опорные пункты противника, которые противник держал практически до последнего человека, выигрывая время для подхода резервов. Этому способствовало и условия местности и время года - отсутствие дорог, глубокий снег и сильный мороз замедляли темп, задерживали артиллерию и танки, усложняли работу тылов.
Взгляд на бои за опорные пункты на переднем крае с советской и немецкой стороны прямо диаметральный. Немцы утверждают, что наступление началось доставкой лыжных батальонов на аэросанях, через оз Селигер, Утром лыжники и 23 СД атаковали Замошка, но безуспешно, 20 СБР атаковала позиции 418 ПП, но тоже безуспешно. Немцы утверждают, опорный пункт Замошка держался целую неделю, несмотря на атаки танков, массированный огонь артиллерии 76 и 122 мм и ночные атаки пехоты, после чего гарнизон прорвался к основным силам 123 ПД.
С советской стороны бои видятся по другому.
9 января 23 СД - 89-й стрелковый, полк к исходу дня овладел опорным пунктом Высечки и передовыми подразделениями вышел на безымянные высоты, что западнее этого населенного пункта. Здесь он встретил сильное огневое сопротивление против­ника со стороны Залесья.
 225-й стрелковый полк одним батальоном блокировал Заозерье, превращенное противником в сильный опорный пункт, а двумя батальонами к исходу дня начал бой за Ровень Мосты.

- 20 СБР окружает Залесье, до двух усиленных рот с тяжелой артиллерией, имея батальон сев. Залесье и 2 бат. южн. и юго-зап.
10 января - 89-й полк в 9 часов нанес удар в направлении озера Белое и к исходу дня выбил противника из Палагино.  225-й полк одним батальоном, блокировав Заозерье, а затем и Ровень Мосты, продолжал наступление.

20 СБР, оставив в р-не Залесье свои усиленые роты, главными силами выдвигаются в район Межники, от Матренино преодолевая глубокий снег и незамерзшее болото, достигли Сараи (4 км юго-вост. Межники).
12 января - 12 января ликвидирован опорные пункты противника в деревне Ровень Мосты, Теплынька, Печище и Ширякино.

27 сбр, продвинувшись 8 км, вышла в район Шепелево, Теплынька.
Как видим 23 СД медленно, но уверено шла вперед. 20 сбр  блокировав Залесье так же пыталась продвинуться на запад. Замошенка вообще нигде не упоминается, когда взяли  Залесье пока неизвестно, но возле него оставили только прикрытие из 20 СБР. Тем не менее, в истории 23 СД есть и такие строки «117-й полк, овладев Залесье, Ширякино, частью сил вышел в район 1-го батальона 89-го полка и усилил его.» запись относится к 15 января. Вероятно что 117 СП 23 СД, все же пришлось выделить часть сил, для ликвидации опорного пункта на фланге дивизии.
Правда на карте Демянской операции видно окружение немецких войск в районе Монаково- Мошенка, на стыке 20 СБР и 241 СД, вероятно это и есть "Замошенка".
Тем не менее, продвижение шло медленно и противник предпринимал контр меры.
32 ПД заняла часть полосы 123 ПД, 12 ПД получила приказ выделить усиленную боевую группу и направить ее на помощь 123 ПД, части действовавшие перед 4 и 3 ударными армиями, так же стягивались к Молвотицам, когда подошла 218 ПД, ее части заняли оборону в районе Новой Руссы, к тому же на усиление  прибыли и другие небольшие подразделения противника - охранные, СС и т.д. Все это позволило уплотнить оборону противника в районе Молвотиц, создать дивизионный опорный пункт и прикрыть фланг Демянской группировки.
Части противника в районе Молвотиц получили наименование  Gruppe Rauch

вторник, 17 декабря 2013 г.

266 отдельный лыжный батальон 4 ударной армии (266 ОЛБ)



266 отдельный лыжный батальон 4 ударной армии

266 отдельный лыжный батальон в действующей армии с 15 февраля 1942г. до 20 апреля 1942г. В составе 4-й ударной армии участвовал в боях с Велижской группировкой противника. Батальон 20 апреля 1942г расформирован.

пятница, 13 декабря 2013 г.

265 отдельный лыжный батальон 4 ударной армии



265 отдельный лыжный батальон 4 ударной армии


265 отдельный лыжный батальон в действующей армии с 15 февраля 1942г. до 30 мая 1942г. В составе 4-й ударной армии участвовал в боях с Демидовской группировкой противника. Батальон 30 мая 1942г переформирован в 265 ОИО.

понедельник, 9 декабря 2013 г.

264 отдельный лыжный батальон 4 ударной армии



264 отдельный лыжный батальон 4 ударной армии


264 отдельный лыжный батальон в действующей армии с 15 февраля 1942г. до 30 мая 1942г. В составе 4-й ударной армии участвовал в боях с Велижской и Демидовской группировками противника. Батальон 30 мая 1942г переформирован в 265 ОИО.

суббота, 7 декабря 2013 г.

263 отдельный лыжный батальон 3,4 ударных армий



263 отдельный лыжный батальон 3,4 ударных армий


263 отдельный лыжный батальон в действующей армии с 5 февраля 1942г. до 20 апреля 1942г. В составе 4-й ударных армий участвовал в боях с Велижской группировкой противника. Батальон 20 апреля 1942г расформирован.

четверг, 5 декабря 2013 г.

Тихвинская наступательная операция



Тихвинская наступательная операция (10 ноября — 30 декабря 1941 г.). 

Несмотря на в целом неудачные боевые действия 4-й армии на тихвинском направлении в начале ноября 1941 г., она получила в свое распоряжение значительные силы. В состав армии в течение октября и ноября были переданы пять стрелковых, одна танковая дивизии, одна танковая бригада и два танковых батальона. Эти силы вполне можно было использовать для матча-реванша за Тихвин против XXXIX моторизованного корпуса. [356]
Благодаря переброске войск с других направлений в 4-ю, 54-ю и 52-ю армии к середине ноября соотношение сил несколько изменилось в пользу советских войск. Это было необходимым условием для перехода в контрнаступление.
Группировка и положение наших войск к началу перехода их в контрнаступление были следующие. 54-я армия имела в своем составе одиннадцать стрелковых, одну танковую дивизии, две стрелковые и две танковые бригады и два стрелковых полка. Три стрелковые дивизии, одна стрелковая и одна танковая бригады этой армии оборонялись фронтом на запад против немецких войск, действовавших в синявинском выступе. Остальные силы вели оборонительные бои южнее ст. Войбокало и Волхов, сдерживая наступление I армейского корпуса в составе трех пехотных дивизий. 4-я армия в составе пяти стрелковых, одной танковой и одной кавалерийской дивизий, одной танковой и одной стрелковой бригад и трех отдельных танковых батальонов готовилась к переходу в наступление. Необходимо отметить, что армия занимала выгодное охватывающее положение по отношению основных сил 8-й и 12-й танковых, 18-й и 20-й моторизованных дивизий противника. 52-я армия, имевшая четыре стрелковые дивизии, занимала оборону по обе стороны Октябрьской железной дороги в районе Малой Вишеры и также готовилась к наступлению на город. Перед фронтом армии оборонялась 126-я пехотная дивизия противника. Юго-западнее 52-й армии до озера Ильмень продолжала обороняться Новгородская армейская группа Северо-Западного фронта, имевшая в своем составе две стрелковые, одну танковую (без материальной части) и одну кавалерийскую дивизии.
Таким образом, на фронте от Ладожского озера до озера Ильмень к началу контрнаступления действовало двадцать две стрелковые, три танковые (две без материальной части), две кавалерийские дивизии, три стрелковые и три танковые бригады, а также три отдельных танковых батальона — всего до тридцати дивизий. Общая численность советских войск в 54-й, 4-й, 52-й армиях и Новгородской армейской группе составляла 186 тыс. человек. Противостоявшие им войска 16-й немецкой армии насчитывали около 140 тыс. человек.
Охватывающее положение советских войск по отношению к противнику и несколько изменившееся соотношение сил в нашу пользу создавали реальные возможности разгрома тихвинской группировки противника. В этой обстановке Ставка ВГК приказала перейти в контрнаступление и восстановить линию фронта по правому берегу р. Волхов с захватом плацдармов на ее противоположном берегу.

Первыми начали контрнаступление под Тихвином войска 52-й армии, начав боевые действия 12 ноября ударом в основание вбитого в оборону советских войск выступа. Соединения 52-й армии пытались прорвать вражескую оборону на рубеже р. Малая Вишерка и овладеть превращенным в сильный узел сопротивления город Малая Вишера. Однако добиться положительных результатов в первые дни операции не удалось. Советские войска столкнулись с характерной для зимней кампании 1941—1942 гг. системой обороны, основанной на цепочке опорных пунктов. Промежутки между ними простреливались артиллерийским, минометным и пулеметным огнем, закрывались минными полями. Сами опорные пункты представляли собой деревни, небольшие города, господствующие над местностью высоты, сильно укрепленные и прикрытые минными полями и проволочными заграждениями. При оборудовании населенных пунктов в качестве узлов обороны дома [358] частично сжигались (для расчистки секторов обстрела), а частично превращались в ДЗОТы под пулеметы и артиллерийские орудия.
Организуя наступление на Малую Вишеру, командующий 52-й армией не сумел создать ярко выраженной ударной группировки. Армия наступала на широком 48-километровом фронте от Зеленщины до Поддубье, имея всего четыре дивизии в первом эшелоне. Для решения основной задачи — разгрома группы противника в районе Мал. Вишеры и овладения этим сильным узлом сопротивления — было выделено фактически всего лишь два полка 259-й стрелковой дивизии, наступавших на 8-километровом фронте.
После нескольких неудачных попыток штурма, сталкиваясь со сплошной завесой огня, было принято решение подготовить два отряда численностью примерно по 500 человек для ночного просачивания между опорными пунктами на подступах к Малой Вишере. Отряды вооружались помимо винтовок, пулеметов и минометов несколькими противотанковыми орудиями. В течение двух дней, 16 и 17 ноября отряды проходили интенсивную подготовку к предстоящей операции. Подгонялось снаряжение, оружие и металлические предметы обматывались тканью, чтобы не создавать шума при движении. Ночью 17 ноября обе группы скрытно просочились между опорными пунктами и вышли на коммуникации маловишерского узла сопротивления. Удачные действия просочившихся отрядов нарушили систему обороны немцев и воспрепятствовали маневру резервами между узлами сопротивления. По итогам боя 18 ноября немцы приняли решение оставить Малую Вишеру, которая была занята войсками 52-й армии 20 ноября. Штурм Малой Вишеры стал фактически первой ласточкой общего наступления Красной армии в зимней кампании 1941/42 г.  
Однако если контрнаступление под Тихвином началось раньше всех, то его развитие происходило куда менее динамично, чем контрудар под Ростовом. Пока шли бои за Малую Вишеру, к наступлению подготовилась 4-я армия на ключевом, тихвинском направлении. Наступление 4-й армии началось 19 ноября и развивалось вначале очень медленно. Наши наступавшие части вели ожесточенные, но безуспешные бои за опорные пункты противника, расположенные на переднем крае его обороны. Непосредственно город Тихвин штурмовали части 44-й и 65-й стрелковых дивизий. Здесь, как и на мало-вишерском направлении, войска 4-й армии атаковали фронтально, не пытаясь использовать просачивание между узлами обороны. Оставшиеся танки 60-й танковой дивизии использовались в качестве средства непосредственной поддержки пехоты. Например, 19 ноября 1941 г. 7 танков Т-26 из 120-го танкового полка были переданы в качестве средства непосредственной поддержки пехоты в 317-й стрелковый полк 92-й стрелковой дивизии. Непосредственно под руководством штаба 60-й танковой дивизии к 20 ноября остались в строю 38 танков (9 БТ-7, 12 Т-26, 16 «химических», 1 танкетка Т-37). С этими силами дивизия в тот день перешла в наступление из района Городище на Тихвин.
До 7 декабря бои шли на окраинах Тихвина, западнее города на р. Тихвинка и южнее — вдоль дороги Тихвин — Тальцы. Вместе с тем не следует думать, что немецкие войска не получали никаких подкреплений. В конце ноября частично по воздуху, а частично маршем в Тихвин была направлена 61-я пехотная дивизия из резерва группы армий «Север». Соединение до этого вело бои на островах в Балтийском море. [360] Пехотная дивизия заняла оборону в Тихвине, а 12-я танковая дивизия была высвобождена для использования в качестве мобильного резерва. В это же время группировка врага на маловишерском направлении была усилена частями 215-й пехотной дивизии, перебрасываемой из Франции. Также в группу армий «Север» прибыла 250-я пехотная дивизия, сформированная из испанцев. Это была своего рода благодарность генерала Франко за помощь, оказанную ему Германией в ходе гражданской войны. В результате прибытия резервов сопротивление противника наступлению 4-й армии значительно возросло.
Немецкое командование придавало большое значение удержанию Тихвина. Так, на совещании у Гитлера 6 декабря 1941 г., которое описывалось в дневнике Ф. Гальдера, излагались планы по изоляции Ленинграда и установлению связи с финнами. С этой целью предполагалось пополнить 8-ю и 12-ю танковые дивизии и, [361] главное, «удерживать Тихвин». Перелом в сражении под Тихвином наступил 7 декабря, на следующий день после упомянутого совещания у Гитлера. Южная оперативная группа войск 4-й армии (ею командовал снятый в начале ноября с командования армией генерал-лейтенант В. Ф. Яковлев) прорвала оборону противника на линии железной дороги и подошла к Ситомле, создав угрозу перехвата единственной коммуникации, связывавшей тихвинскую группировку противника с тылом. С целью предотвращения этой угрозы немецкое командование было вынуждено спешно снять часть своих сил с фронта в районе Тихвина и перебросить их в Ситомлю. Воспользовавшись ослаблением вражеских сил в городе, войска 4-й армии решительно атаковали противника, сломили его сопротивление севернее и восточнее города и 9 декабря в упорном ночном бою овладели Тихвином. Уже 8 декабря, всего два дня спустя после обсуждения далеко идущих планов по наступлению через Тихвин, Гальдер записывает в своем дневнике:
«Тихвин эвакуируется».
Последней из армий по периметру выступа с вершиной в Тихвине перешла 54-я армия. Произошло это потому, что на волховском направлении наступление немецко-фашистских войск было остановлено только 25 ноября в 6 км к югу и юго-востоку от Волхова. К началу декабря войска 54-й армии были усилены 80-й стрелковой дивизией, переброшенной из Ленинграда. В районе Войбокало из частей 311-й стрелковой дивизии, 6-й бригады морской пехоты, переброшенных с правого берега р. Волхов, и частей 80-й стрелковой дивизии была образована ударная группа, которая 3 декабря перешла в наступление и начала теснить противника в южном направлении. [362]
В первой половине декабря из Ленинграда в состав 54-й армии были дополнительно переброшены 115-я и 198-я стрелковые дивизии. Также из Ленинграда были переброшены танки KB по льду Ладожского озера. В условиях перехода боев под Ленинградом в фазу позиционной войны надобность в танках значительно уменьшилась, и они были использованы для спасения города косвенным путем, под Волховом.
С вводом в бой 15 декабря 115-й и 198-й стрелковых дивизий наступление на левом берегу р. Волхов стало развиваться более успешно. В двухдневных упорных боях 54-я армия продвинулась на 20 км и 17 декабря вышла в район Оломны, охватив левый фланг главных сил противника, действовавших на правом берегу р. Волхов. В это же время часть войск 4-й армии, преследовавшая противника вдоль железной дороги Тихвин — Волхов, вышла к р. Лынна и охватила правый фланг волховской группировки противника. Опасаясь окружения, эта группа начала отход. К 28 декабря она была отброшена за железную дорогу Мга — Кириши. Наши войска завязали бои за Погостье, Посадников Остров, Ларионов Остров и Кириши. Чтобы остановить наступление на этом направлении, немецкое командование вынуждено было снять из-под Ленинграда еще две пехотные дивизии (291-ю и 269-ю) и перебросить их в район Кириши.
В декабре под Тихвином, как и на других участках советско-германского фронта, пошли в бой свежесформированные соединения. Для объединения управления возросшим числом армий и соединений 17 ноября был сформирован Волховский фронт под командованием К. А. Мерецкова. Управлять 4-й и 52-й армиями вкупе с вновь появившимися объединениями сочли нецелесообразным. Директива Ставки ВГК № 005581 от 11 декабря 1941 г. гласила:
«2. В состав Волховского фронта включить: [363]
а) 4-ю армию, командарм генерал-майор Иванов П. А. , в составе 4-й гв. стр. див., 44, 65, 191 и 377-й стр. див., 27-й и 80 кав. див., 1-й гренад. бригады, 60-й танк, див., 46-й танк, бригады, 883 а[ртиллерийского] п[олка] и шести лыжных батальонов, действующих на направлении Тихвин — Волховстрой. Штарм 4 — район Тихвина;
б) 59-ю армию, командарм генерал-майор Галанин, в составе 92, 372, 374, 376, 378, 382 сд, 78, 87 к[авалерийских] д[ивизий], 827 а[ртиллерийского] п[олка] и трех дивизионов PC, развертываемую в районе Вязище, В. Заозерье, плтф. Мордвиново, Бабчицы, Неболчи. Штарм 59 — район ст. Неболчи;
в) 26-ю армию, командарм генерал-лейтенант Соколов, в составе 327 с[трелковой] д[ивизии], 53, 22, 23, 24, 57, 58 и 59-ю стр. бригад, 18 а[ртиллерийского] п[олка] и трех дивизионов PC, развертываемую в районе Зеленщина — Мал[ая] Вишера — Новая — Посад — Вычерема — Мощаница. Штарм 26 — Фальков;
г) 52-ю армию, командарм генерал-лейтенант Клыков, в составе 46, 111, 259, 267 и 288 с[трелковые] д[ивизии], 442 и 561 а[ртиллерийского] п[олка], действующую на направлении Селищенские Казармы — Волхове. Штарм 52 — Веребье;
д) резерв фронта — 366 с[трелковая] д[ивизия] в районе ст. Теребутинец».
59-я армия появилась на свет в ноябре 1941 г. и состояла из сформированных осенью 1941 г. соединений. Возглавил ее командующий Новгородской армейской группой И. В. Галанин. 26-я армия, как и 1-я ударная и 20-я армии под Москвой, была целиком детищем «перманентной мобилизации» и прибыла из резерва Ставки ВГК. Вскоре она будет названа 2-й ударной и в этом [364] качестве станет одним из самых известных (к сожалению, печально известных) объединений Красной армии. Однако прибытие соединений этих двух армий началось только в конце декабря 1941 г.
Свежесформированный Волховский фронт в декабре успешно развивал преследование противника. Войска 4-й и 52-й армий к 27 декабря вышли к реке Волхов на фронте Кириши — Новгород, захватили на левом берегу плацдармы в районе Лезно — Хмелищи — севернее Грузино и продолжали бои по их расширению.
Немецкое командование, стараясь удержать в своих руках левый берег р. Волхов, усилило отошедшие войска охранной дивизией, снятой с охраны тыла, и частями 81-й пехотной дивизии, переброшенной из Франции. К концу декабря противник был отброшен в исходное положение, с которого 16 октября он начал наступление на Тихвин. Достигнутые в октябре 1941 г. рубежи были утрачены, чтобы больше никогда не оказаться снова в руках захватчиков.
Развития достигнутый успех не получил. Растянутый на 350 км по периметру вытянувшегося в сторону Тихвина фронт снова «схлопнулся» в 70-километровый рубеж, опирающийся на крупную водную преграду. В связи с этим, а также с растяжкой коммуникаций и отсутствием достаточных средств подвоза попытки советских войск продолжать наступление успеха не имели. Войска 54-й, 4-й и 52-й армий, удерживая занятые ими плацдармы на левом берегу р. Волхов, в конце декабря приступили к закреплению своих позиций. Продолжение наступления ожидалось после прибытия на фронт 2-й ударной и 59-й армий в начале января 1942 г.
Всего в наступательной фазе операции участвовали 192 950 человек. Безвозвратные потери составили 17 924 человека, санитарные — 30 977 человек, всего — 48 901 человек. [365]
Итоги сражения за Тихвин. С точки зрения стратегии обе стороны в сражении за Тихвин могли отчитаться преимущественно о достижении негативных (нарушение планов противника) целей. Заметных захватов территории по итогам продолжавшегося два с половиной месяца сражения ни той, ни другой стороной сделано не было. Все вернулось к статус-кво на момент начала операции. Немецкое командование могло поставить себе в заслугу нарушение советского плана деблокирования Ленинграда в спланированной Синявинской операции силами 54-й армии. Советское командование, в свою очередь, предотвратило глубокий обход Ленинграда и соединение немецких и финских войск к западу от Ладожского озера. Тем самым была сохранена связывавшая Ленинград с Большой землей линия снабжения. К упущенным возможностям группы армий «Север» также следует отнести некоторое опоздание с моментом перехода в наступление на Тихвин, позволившее советскому командованию беспрепятственно снять три стрелковых дивизии и одну танковую бригаду. Эти соединения стали щитом на пути к столице передовых частей группы армий «Центр» в октябре 1941 г. Выводить их из боя было бы куда труднее. Вместе с тем после своего начала наступление I армейского и XXXIX моторизованного корпусов стало притягивать к себе силы, которые можно было использовать под Москвой. В частности, 60-я танковая дивизия была в последний момент перенаправлена под Тихвин вместо Москвы. Одновременно ни одного соединения из группы армий «Север» не было переброшено в группу армий «Центр» после начала операции. Более того, после перехода советских войск в наступление в 18-ю армию был направлен свежий 203-й танковый полк (45 Pz.II, 71 Pz.III, 20 Pz.IV и 6 командирских танков). Фактически это было ядро танковой дивизии, которое немецкое [366] командование было вынуждено использовать на Волховском направлении в качестве средства непосредственной поддержки пехоты. На 25 декабря в нем числилось 136 танков, а уже 10 января — всего 50. Введение полнокровного танкового полка в состав одной из потерявших матчасть танковых дивизий группы армий «Центр» или «Юг» могло привести к фатальным последствиям. Вместо этого танки были растрачены в глухих лесах под Ленинградом. Точно так же в полосу Волховского фронта была направлена первая переброшенная с Запада дивизия — 215-я пехотная дивизия. Она уже в начале января 1942 г. заняла оборону на Волхове.
С оперативной точки зрения сражение за Тихвин показывает, каким образом наносилось поражение немецким ударным группировкам под Москвой, Тулой и Ростовом. Во всех случаях ситуация развивалась схожим образом. Развивая наступление вглубь построения советских войск, моторизованные корпуса немцев растягивали свои фланги и увеличивали фронт наступления, одновременно неся чувствительные потери в людях и технике. Это вначале приводило к снижению темпов наступления, его остановке, а затем к эффективным контрударам Красной армии по флангам. От других успешных контрударов контрнаступление под Тихвином отличает то, что в нем не использовались плоды «перманентной мобилизации», то есть дивизии и армии формирования осени 1941 г. Контрнаступление было проведено большей частью силами, уже имевшимися в наличии и находившимися в соприкосновении с противником с начала ноября. Именно поэтому контрнаступление под Тихвином началось заметно раньше общего контрнаступления Красной армий в зимней кампании.
Крупным недостатком в действиях советских войск являлось отсутствие массированного применения [367] танков и артиллерии на направлениях главных ударов армии. Так, танковые части, входившие в состав 4-й армии, были равномерно распределены по группам поддержки пехоты. Вместо того чтобы использовать 60-ю танковую дивизию как единое целое и образовать мощную ударную группу для наступления на направлении главного удара и организации преследования, подвижное соединение было растащено между несколькими стрелковыми дивизиями. В какой-то мере это может быть оправдано характером местности. Артиллерийские средства были также распределены равномерно между соединениями без акцентирования артиллерийского удара на том или ином направлении. В 52-й армии главный удар наносили 259-я и 111-я стрелковые дивизии в обход г. Малая Вишера с севера и юга. Однако вся артиллерия резерва Верховного главнокомандования была равномерно распределена между всеми дивизиями армии, а 111-я дивизия, действовавшая на направлении главного удара, оказалась без усиления.
Слабым местом в подготовке и ведении операции также было отсутствие у командующих армиями и у командующих войсками оперативных групп резервов, способных развивать успех соединений первого эшелона. В полосе наступления 4-й армии отсутствие резервов привело к тому, что соединения армии, перейдя в наступление 19 ноября и к 23 ноября перехватив основные дороги из Тихвина на запад, завершить окружение противника в районе Тихвина не смогли.
С тактической точки зрения Красная армия в ходе контрнаступления под Тихвином столкнулась с системой обороны опорными пунктами, с преодолением которой возникли серьезные проблемы. В первые дни контрнаступления усилия войск направлялись в основном на овладение отдельными спорными пунктами и узлами сопротивления на переднем крае обороны [368] противника. Стрелковые дивизии не получали задач на глубокий обход этих пунктов и узлов. Все это приводило к потере темпа наступления и позволило немецкому командованию безнаказанно подводить резервы из глубины, снимать части с неатакованных участков фронта и оказывать таким образом упорное сопротивление нашим войскам.
В процессе наступления не получила широкого распространения тактика просачивания. Промежутки между опорными пунктами немецкими войсками не занимались, а простреливались артиллерийским и минометным огнем. Наступающие стрелковые дивизии не пытались использовать незанятые промежутки в обороне противника для обхода и охвата опорных пунктов с целью нанесения удара по флангу и тылу оборонявшихся в них гарнизонов. Поэтому борьба за эти пункты затягивалась.
Но, несмотря на все вышеизложенные промахи и недостатки, борьба за Тихвин стала важным звеном в качественном изменении ситуации в пользу Красной армии. Полковник Хартвиг Польман, командир 284-го полка 96-й пехотной дивизии, впоследствии констатировал:
«Конец 1941 г. принес немецкому командованию серьезные кризисы и заботы. Наступательный порыв, перебросивший дивизии Волховского фронта далеко за Волхов к Тихвину и к нижнему течению реки почти до самого ее впадения в Ладожское оз., исчерпал свою ударную мощь, и они откатились к исходным позициям октября. Напрасны были все потери в людях и технике, напрасен высокий боевой дух солдат. Их силы были истощены до предела, но они остались верны своему командованию. Осталось и сознание того, что противник, располагая далеко превосходящими силами, захватил инициативу. Между оз. Ильмень и Карельским перешейком стояла одна пятая всей Красной армии. Чего, однако, в тот момент никто еще не знал, так это того, что здесь, в Волховском районе, русские уже не выпустят из рук эту инициативу».
Контрнаступление под Тихвином стало этапным как в дальней, так и в ближней перспективе. Вместе с контрнаступлением под Ростовом оно знаменовало начало перехвата стратегической инициативы Красной армией в зимней кампании 1941—1942 г. В дальней перспективе отброшенные за Волхов войска группы армий «Центр» навсегда утратили инициативу на этом участке фронта. Несмотря на ряд попыток вернуть себе инициативу, в том числе вливанием крупных резервов, 16-я и 18-я армии были вынуждены вести кровопролитные бои фронтом на восток. Штурм Ленинграда был отложен навсегда.
Источник
Исаев А. В. Котлы 41-го. История ВОВ, которую мы не знали. — М.: Яуза, Эксмо, 2005. — 400 с

среда, 4 декабря 2013 г.

Операции «Искра»



Операции «Искра»


Одним из серьезных стратегических просчетов немецкого командования в ходе Второй мировой войны было недостаточное внимание к созданию и накоплению резервов. Катастрофическое развитие ситуации на южном секторе фронта и серьезный кризис на московском направлении привели к тому, что были выкачаны последние резервы из группы армий «Север». Уже в октябре 1942 г. в рамках подготовки операции «Голубятня» с фронта были сняты обе остававшиеся в распоряжении группы армий «Север» танковые дивизии (8-я и 12-я) и часть пехотных соединений. Тем самым было сведено на нет временное усиление немецких войск под Ленинградом, произведенное в августе 1942 г. в связи с несостоявшимся наступлением Э. фон Манштейна. Вскоре эти соединения были исключены из борьбы на подступах к Ленинграду не только организационно, но и технически — все они были втянуты в бои под Ржевом и Великими Луками. Поэтому к зиме 1943 г. в распоряжении командования 18-й и 16-й немецких армий не оказалось ни одного крупного механизированного соединения для парирования возможного наступления Красной Армии.
Прорыв блокады Ленинграда не был только вопросом престижа. Связывавшая Ленинград со страной «дорога жизни» по льду Ладожского озера, работая с максимальной нагрузкой, могла обеспечить лишь самые необходимые потребности города и фронта в продовольствии, боеприпасах и горючем.
Положение и группировка войск Ленинградского и Волховского фронтов к январю 1943 г. были следующими. Ленинградский фронт генерал-лейтенанта Л.А.Говорова оборонялся на позициях, остававшихся практически неизменными с момента установления блокады осенью 1942 г. Его 23-я армия оборонялась на Карельском перешейке против финских войск. Ораниенбаумский плацдарм на южном берегу Финского залива удерживала Приморская оперативная группа. Участок фронта, южнее Ленинграда, от Урицкого до Пороги обороняли 42-я и 55-я армии. На правом берегу Невы от Пороги до Ладожского озера оборонялась созданная на базе Невской оперативной группы 67-я армия. Частью сил армия удерживала небольшой плацдарм на левом берегу реки против Невской Дубровки. Всего Ленинградский фронт насчитывал двадцать две стрелковые дивизии, десять стрелковых, две лыжные и пять танковых бригад и четыре укрепленных района. В резерве фронта в районе Ленинграда находились одна стрелковая дивизия, одна стрелковая и одна танковая бригады. Войска фронта прикрывались с воздуха зенитной артиллерией и частями 13-й воздушной армии.
Войска Волховского фронта генерала армии К.А.Мерецкова оборонялись между Ладожским озером и озером Ильмень практически на тех же позициях, с которых началась Синявинская операция августа — сентября 1942 г. Ленинградский и Волховский фронт разделялись узкой полосой в районе Синявино, примыкавшей к Ладожскому озеру и называвшейся немцами «бутылочное горло». Со стороны Волховского фронта восточную стенку «бутылочного горла» занимали 128, 372, 256-я и 327-я стрелковые дивизии 2-й ударной армии. Основные силы этой армии в составе семи стрелковых дивизий располагались в 15—25 км от линии фронта и занимались боевой подготовкой. Левее 2-й ударной армии на рубеже Гайтолово, Лодва, Кириши (40 км юго-восточнее Лодвы) оборонялись 8-я и 54-я армии, а далее от Кириши до озера Ильмень по р. Волхов — 4, 59-я и 52-я армии. В резерве фронта, за его правым крылом, находились две стрелковые дивизии и две лыжные бригады. Всего в составе фронта имелись тридцать четыре стрелковые дивизии, двенадцать стрелковых, две лыжные и семь танковых бригад. Поддержка с воздуха осуществлялась 14-й воздушной армией Волховского фронта.
Тяжелое положение осажденного города требовало, невзирая на неудачи, упорно работать над задачей прорыва блокады. Вскоре после неудачного завершения Синявинской операции, в ноябре 1942 г., командование Волховского и Ленинградского фронтов при участии представителей Ставки ВГК Г.К.Жукова и К.Е.Ворошилова приняли решение о проведении новой операции, с тем чтобы «соединить Большую землю и осажденный Ленинград прочным коридором». Предполагалось пробивать коридор по кратчайшему расстоянию через «бутылочное горло», в тех же местах, где проходила Синявинская операция.
Непосредственным противником войск Ленинградского и Волховского фронтов оставалась 18-я армия генерал-полковника Линдемана. Вынужденно обреченная на пассивность армия находилась в довольно сложном положении. Опыт года боев показал, что удары Волховского фронта могут последовать практически в любой точке от Ладожского озера до озера Ильмень. На реке Волхов со времен разгрома 2-й ударной армии в июне 1942 г. у советских войск имелся сравнительно крупный плацдарм. Наступление могло последовать как с этого плацдарма, так и в районе «бутылочного горла». Всего в составе 18-й немецкой армии имелось девятнадцать пехотных и три авиаполевых дивизии и одна пехотная бригада СС. Из этих 23 соединений только одна дивизия была выделена в армейский резерв. На каждую дивизию приходилось в среднем по 20 км фронта. Наиболее слабые 9-я и 10-я авиаполевые дивизии находились против ораниенбаумского плацдарма. Однако, обороняясь в рамках почти неизменной линии фронта в течение 16 месяцев, войска 18-й армии построили развитую систему оборонительных сооружений.
Собственно «бутылочное горло» оборонял XXVI армейский корпус генерал-лейтенанта фон Лейзера. Построение войск этого корпуса было наиболее плотным. Оборонявшиеся здесь дивизии занимали участки не более 8—12 км по фронту. По левому берегу р. Нева против 67-й армии Ленинградского фронта оборонялись 227, 170-я пехотные дивизии и 5-я горнострелковая дивизия. Против 2-й ударной армии и правого фланга 8-й армии Волховского фронта оборонялись 1 -я и 223-я пехотные дивизии.
Со сложными условиями местности в районе «бутылочного горла» советские войска столкнулись еще в ходе проведения Синявинской операции. Заболоченный район синявинских торфоразработок, изрезанный глубокими канавами, затруднял движение танков и артиллерии. Расположенные вдоль дорог рабочие поселки с каменными постройками были приспособлены противником к обороне и являлись основой для опорных пунктов. Лесные массивы на флангах этого участка с командными высотами в районе Синявино способствовали маскировке, создавали условия для хорошего наблюдения за окружающей местностью и облегчали противнику организацию огня и контратак по флангам наступающего. Сплошной лес к югу от Синявино позволял противнику скрытно подтягивать резервы и части с соседних участков фронта, не боясь воздействия на подходящие колонны войск с воздуха.
Все пространство «бутылочного горла» было заполнено узлами сопротивления и многочисленными опорными пунктами, связанными между собой траншеями и отсечными позициями. Одновременно нельзя не отметить, что определенные сложности на той же местности [443] испытывали также войска противника. Здесь было практически невозможно вести земляные работы, и часто вместо традиционных окопов оборона строилась на системе возвышающихся над землей стенок и валов. Перед передним краем и перед позициями в глубине обороны противник создал минные поля, проволочные заборы, рогатки, надолбы и рвы. Высокие и крутые скаты левого берега р. Нева были минированы и местами покрыты льдом. Все препятствия находились под огнем стрелкового оружия и минометов.
8 декабря 1942 г. последовала директива Ставки ВГК № 170703 Ленинградскому и Волховскому фронтам о подготовке операции с целью прорыва блокады Ленинграда:
«Совместными усилиями Волховского и Ленинградского фронтов разгромить группировку противника в районе Липка, Гайтолово, Московская Дубровка, Шлиссельбург и, таким образом, разбить осаду гор. Ленинград, к исходу января 1943 г. операцию закончить.
Закрепившись прочной обороной на линии р. Мойка, пос. Михайловский, Тортолово, обеспечить коммуникации Ленинградского фронта, после чего войскам дать 10-дневный отдых.
В первой половине февраля месяца 1943 года подготовить и провести операцию по разгрому противника в районе Мги и очищению Кировской жел. дороги с выходом на линию Вороново, Сиголово, Войтолово, Воскресенское. По окончании Мгинской операции войска перевести на зимние квартиры. Настоящий приказ довести до командиров полков включительно» (Русский архив: Великая Отечественная: Ставка ВГК. Документы и материалы. 1942 г.....С. 464).
Позднее был установлен срок готовности войск обоих фронтов к началу наступления — 11 января 1943 г.
Операция «Искра» стала последней удавшейся попыткой прорыва блокады Ленинграда. В этой связи интересно проследить эволюцию советских планов восстановления коммуникаций, связывающих Большую [444] землю с городом. Первоначально, в первые дни после установления блокады, пытались пробиваться по кратчайшему расстоянию. Это было естественным желанием восстановить только что потерянное. В зимнюю кампанию 1941—1942 гг. была задумана масштабная операция по сокрушению фронта противника на реке Волхов, установлению связи с Ленинградом и выходу на тылы группы армий «Север». Фронт прорывался примерно посередине между Ладожским озером и озером Ильмень. После катастрофы 2-й ударной последовала Синявинская операция, в которой предполагалось пробить коридор к Ленинграду между Мгой и Синявино, почти по кратчайшему расстоянию, намного ближе к Ладожскому озеру, чем прорыв 2-й ударной армии. Однако вновь последовали фланговые удары противника, которые привели к окружению ударной группировки 8-й армии. Наконец в «Искре» было решено пробивать коридор без попыток окружить хотя бы полк противника в «бутылочном горле», прямо по берегу Ладожского озера, без риска получить удар во фланг. Войска Ленинградского и Волховского фронтов здесь разделяли всего 12—15 км. Зимой 1943 г. задача ударной группировки Волховского фронта состояла в том, чтобы прорвать оборону немцев на участке Липка, Гайтолово, уничтожить оборонявшиеся здесь войска противника, овладеть Рабочими поселками № 1, № 5 и Синявино и, соединившись с войсками Ленинградского фронта, повернуть фронт наступления на юг и выдвинуться на линию р. Мойка, пос. Михайловский, Тортолово.
Особенностью «Искры» также была постановка практически равных по глубине задач войскам деблокируемого Ленинградского фронта. Улучшение ситуации со снабжением позволило им принять более активное участие в операции по сравнению с предыдущими попытками прорыва блокады. Ударная группировка Ленинградского фронта имела задачей форсировать Неву, прорвать оборону противника на участке Московская Дубровка, Шлиссельбург, уничтожить оборонявшегося здесь противника и, соединившись с войсками Волховского фронта, выдвинуться на р. Мойка между Анненском и Келколово.
В целом перед Ленинградским и Волховским фронтами ставилась ограниченная задача — прорвать оборону противника непосредственно южнее Ладожского озера, ликвидировать «бутылочное горло» и обеспечить сообщение с Ленинградом по суше. Разгром войск группы армий «Север» предполагался в последующих операциях. Не следует думать, что план «Искры» был правильным, а предыдущие планы снятия блокады — ошибочными. Каждый из них в принципе соответствовал обстановке. Зимой 1942 г. было целесообразно нащупать слабое место в построении войск противника на Волхове и прорываться по длинному маршруту. Зимой 1943 г. Красная Армия ощущала себя уже достаточно сильной и подготовленной, чтобы осуществить штурм крепости XX столетия, занимавшей все пространство «бутылочного горла». Несмотря на небольшое расстояние, отделявшее советские войска по обе стороны от линий обороны XXVI армейского корпуса, сама по себе задача штурма этого промежутка не была простой. Под Сталинградом в сентябре и октябре 1942 г. войска Донского фронта в сходной оперативной обстановке и при более благоприятных условиях местности не смогли пробить плотную оборону немецких войск к северу от города.
Состав назначенной для наступления со стороны Ленинграда 67-й армии генерал-майора М.П.Духанова за счет резервов и перегруппировки некоторых соединений и частей с других участков фронта был значительно усилен. К началу операции армия имела в своем составе семь стрелковых дивизий, шесть стрелковых, одну лыжную и две танковые бригады, два отдельных танковых батальона, минометную бригаду, двадцать два артиллерийских и минометных полка, шесть дивизионов тяжелой артиллерии Краснознаменного Балтийского флота и пятнадцать инженерных батальонов.
Средняя укомплектованность стрелковых дивизий 67-й армии составляла около 9 тыс. человек, стрелковых бригад — 5 тыс. человек и лыжных бригад — 2,5 тыс. человек. В армии насчитывалось 1700 орудий и минометов калибра 76 мм и выше, 190 танков, из них 47 тяжелых (KB), 83 средних (T-34) и 60 легких (БТ, Т-26, Т-70). При ширине участка прорыва в 12 км в армии была создана средняя плотность 140 орудий и минометов и 16 танков на километр фронта.
Командующий 67-й армией решил блокировать мощные узлы обороны противника на флангах полосы прорыва — в районах 1-го и 2-го городков и Шлиссельбурга, а главный удар нанести по менее укрепленному участку обороны противника между 2-м городком и Шлиссельбургом. После осуществления прорыва войска армии должны были развивать наступление на Синявино и Рабочий поселок № 5.
Войска 67-й армии в операции «Искра» были построены в два эшелона. Первый эшелон составляли 45-я гвардейская, 268, 136-я и 86-я стрелковые дивизии. Каждая дивизия первого эшелона армии была усилена танковым батальоном, четырьмя-пятью артиллерийскими и минометными полками, истребительно-противотанковым артиллерийским полком и одним-двумя инженерными батальонами. Во втором эшелоне находились 13-я и 123-я стрелковые дивизии, 142-я и 123-я стрелковые бригады. В армейском резерве оставались 102-я и 138-я стрелковые, 34-я лыжная, 152-я и 220-я танковые бригады. Оборона пассивного участка фронта по правому берегу р. Нева на участке Пороги, Невская Дубровка, практически равного по ширине участку прорыва, возлагалась на 46-ю стрелковую дивизию и 11-ю стрелковую бригаду. Обеспечение Ладожской трассы с юга было возложено на 55-ю стрелковую бригаду, оборонявшуюся на льду Ладожского озера.
Первому эшелону армии была поставлена задача — прорвать оборону противника, сосредоточивая основные усилия в центре полосы наступления армии, разгромить [447] части 170-й пехотной дивизии и к исходу первого дня операции выйти на линию северная окраина Арбузово, отметка 22,4, Рабочий поселок № 2, а частью сил блокировать узлы сопротивления в 1-м и 2-м городках и в Шлиссельбурге. Глубина задачи первого дня наступления составляла 3—4 км. Самым сложным было преодоление под огнем 900-метрового совершенно открытого участка по льду Невы и штурм крутого берега, превращенного в сплошной ледовый склон.
По достижении указанного рубежа намечался ввод в сражение второго эшелона армии, который совместно с дивизиями, наступавшими в первом эшелоне, должен был довершить разгром противника и, развивая удары в направлениях на Синявино, Рабочий поселок № 5 и Рабочий поселок № 1, соединиться с войсками ударной группировки Волховского фронта.
На Волховском фронте навстречу 67-й армии должна была наступать 2-я ударная армия генерал-лейтенанта В.З.Романовского. В эту армию было собрано одиннадцать стрелковых дивизий, в то время как в остальных армиях Волховского фронта оставалось по три-четыре стрелковые дивизии. Только 54-я армия была примерно равна по численности 2-й ударной армии — семь стрелковых дивизий. В основном дивизии перегруппировывались из 8-й армии, которая была основным участником предыдущей, Синявинской операции.
Перед 2-й ударной армией была поставлена задача — прорвать оборону противника на участке Липка, Гайтолово и, нанося главный удар на Синявино, овладеть рубежом Рабочий поселок № 1, Рабочий поселок № 5, Синявино. В дальнейшем войска армии должны были продолжать наступление в западном направлении до соединения с войсками Ленинградского фронта.
Обеспечение левого фланга 2-й ударной армии возлагалось на 8-ю армию, которая своими правофланговыми соединениями должна была наступать в направлении Тортолово, пос. Михайловский. 
В составе 2-й ударной армии к началу операции находилось одиннадцать стрелковых дивизий, две лыжные и четыре танковые бригады, танковый полк, четыре отдельных танковых батальона, тридцать восемь артиллерийских и минометных полков, две инженерные бригады и шесть отдельных саперных батальонов.
Укомплектованность стрелковых дивизий 2-й ударной армии составляла 7—9 тыс. человек. В армии имелось 2100 орудий и минометов 76-мм калибра и выше, 68 тяжелых танков (KB), 115 средних танков (T-34) и до 100 легких танков (Т-26, Т-60, Т-70), что при ширине участка прорыва армии в 13 км давало среднюю плотность 160 орудий и минометов и 22 танка на километр фронта.
Командующий 2-й ударной армией создал первый эшелон в составе 128, 372, 256, 327, 376-й и 314-й стрелковых дивизий, усилив каждую из них тремя-пятью полками артиллерии и саперами. Своего рода ветеран сражений на Волховском фронте, 327-я стрелковая дивизия полковника Н.А.Полякова, кроме того, была усилена тяжелым танковым полком, а 376-я дивизия генерал-майора Н.Е.Аргунова — танковой бригадой. Второй эшелон армии составляли 18, 191, 71-я и 11-я стрелковые дивизии, 122, 98-я и 16-я танковые бригады, располагавшиеся к началу операции в районах Верхняя Назия, Крутой Ручей и Килози. В резерве армии, в районе Путилове, находились 147-я стрелковая дивизия, 12-я и 13-я лыжные бригады. Во всех наступающих частях были созданы штурмовые группы и группы разграждения.
Задачей первого эшелона армии являлся прорыв обороны противника на участке Липка, Гайтолово и выход на линию 2 км западнее Рабочего поселка № 4, оз. Глухое, Рабочий поселок № 7. В дальнейшем совместно со вторым эшелоном армии соединения первого эшелона должны были овладеть Рабочими поселками № 1, № 5, Синявино и развивать наступление до фактической встречи с войсками Ленинградского фронта. 
В целях обеспечения левого фланга 2-й ударной армии командующий 8-й армией генерал-майор Ф.Н.Стариков решил осуществить прорыв обороны противника на участке Гайтолово, Мишкино и наступать на пос. Михайловский силами 80-й стрелковой дивизии полковника Н.В.Симонова и 73-й бригады морской пехоты, усиленных танковым полком, танковым батальоном и девятью артиллерийскими и минометными полками. Во втором эшелоне 8-й армии наступала 364-я стрелковая дивизия генерал-майора Ф.Я.Соловьева.
Прорыв обороны противника и соединение войск Волховского и Ленинградского фронтов южнее Ладожского озера намечалось осуществить в течение семи дней. Учитывая сложность прорыва сильно укрепленной обороны противника и трудные условия местности, а также недостаточный опыт наших войск в наступательных боях, средний темп наступления войск 67-й и 2-й ударной армий планировался от 2 до 4 км в сутки.
Для взаимной информации и поддержания четкого взаимодействия в ходе операции между командующими фронтами и армиями, их штабами, а также между командующими артиллерией фронтов и командующими воздушными армиями была организована проводная связь (через Ладожское озеро) и радиосвязь.
Артиллерийская подготовка атаки в 67-й армии была запланирована продолжительностью в 2 часа 20 мин., а во 2-й ударной армии, где плотность артиллерии была выше, — 1 час 45 мин. Сопровождение пехоты на глубину одного километра в обеих армиях обеспечивалось огневым валом, а далее последовательным сосредоточением огня.
В 67-й армии в целях сохранения льда на р. Нева разрушение оборонительных сооружений противника на переднем крае и в глубине до 200 м должно было производиться только орудиями, выставленными для стрельбы прямой наводкой. Для этой цели на каждый километр фронта было выделено 22—24 орудия преимущественно 45— и 76-мм калибра.
Во 2-й ударной армии почти все танковые части, предназначенные в первый эшелон, должны были действовать с левофланговыми дивизиями, наступавшими на Синявино. Здесь плотность танков достигала 20 единиц на километр, а с вводом в бой второго эшелона она увеличивалась до 30—32 танков на километр фронта.
В 67-й армии с первым эшелоном по льду р. Нева, толщина которого не превышала 40—50 см, должны были наступать только легкие танки, которых в среднем на километр фронта приходилось не более 6—8 единиц. После переправы через Неву средних и тяжелых танков по специально устроенным поверх льда копейным дорогам танковая плотность в армии повышалась до 16—20 танков на километр фронта.
К операции были привлечены 13-я воздушная армия Ленинградского фронта под командованием генерал-майора авиации С.Д.Рыбальченко, имевшая в своем составе 218 самолетов, и 14-я воздушная армия генерал-майора авиации И.П.Журавлева Волховского фронта в составе 447 самолетов, а также группа авиации флота в количестве 227 самолетов. Всего насчитывалось 900 самолетов, в числе которых было 430 истребителей, 270 штурмовиков и 200 бомбардировщиков. Истребительная и штурмовая авиация была вооружена самолетами новых типов, а в числе бомбардировщиков находилось около 100 самолетов По-2.
Таким образом, против оборонявших Шлиссельбургско-Синявинский выступ войск противника, равных по силам примерно шести пехотным дивизиям и имевших в своем составе до 700 орудий и минометов, командование Ленинградского и Волховского фронтов сосредоточило двадцать стрелковых дивизий, семь стрелковых, три лыжные и пять танковых бригад с общим количеством 4600 орудий и минометов и около 500 танков. Численное превосходство над противником было создано по пехоте в 4,5 раза, по артиллерии — в 6—7 раз и по танкам — в 10 раз. В отношении танков ситуация была довольно своеобразная. В распоряжении командующего 18-й армией была 1 -я рота 502-го тяжелого танкового батальона «тигров». На 18 ноября 1942 г. в ней числилось 9 Pz.III с 50-мм длинноствольной пушкой, 7 Pz.III с 75-мм короткоствольной пушкой, 6 Pz.VI «тигр». Наличие «тигров» несколько нарушало общую картину подавляющего превосходства советских войск в танках. В роли средства борьбы с советской бронетехникой «тигры» могли доставить немало неприятностей. Снижала эффект от использования новых немецких танков только болотистая местность, неблагоприятная для 56-тонных машин. Также в подчинении 18-й армии находился 226-й батальон штурмовых орудий.
Создание огромного локального превосходства (во 2-ю ударную было собрано подавляющее большинство танковых бригад и артиллерийских полков Волховского фронта) в силах и средствах над противником создавало предпосылки для успешного прорыва блокады Ленинграда.
В течение декабря и первой декады января в войсках Ленинградского и Волховского фронтов развернулась всесторонняя подготовка к операции. В тылу на учебных полях и специально оборудованных по типу опорных пунктов противника городках шла подготовка подразделений к штурму укрепленных позиций и ведению наступательного боя в лесу. На совместных учениях отрабатывались вопросы взаимодействия и управления войсками в ходе наступления. Пехота проходила обучение с теми танковыми и артиллерийскими частями, с которыми она должна была взаимодействовать в бою. Войска 67-й армии тщательно готовились к форсированию Невы по льду; на озерах войска обучались преодолевать участки битого льда с помощью досок, лестниц, багров и других средств. На участке 55-й армии, где р. Нева проходила в тылу наших войск, было проведено несколько учений по преодолению реки пехотой, танками и артиллерией.
В 67-й и 2-й ударной армиях к началу операции имелось по 1,5—2 боевых комплекта боеприпасов для стрелкового оружия, по 3—4 боевых комплекта снарядов и мин для дивизионной и зенитной артиллерии и до 5—6 боекомплектов для армейской артиллерии. Накоплением больших запасов боеприпасов за счет интенсивной работы оправившейся от эвакуации промышленности обстановка зимы 1943 г. качественно отличалась от обстановки Любаньской операции зимы 1942 г.
В ночь на 10 и 11 января войска ударных группировок фронтов заняли исходное положение для наступления. Соединения первого эшелона 67-й армии расположились в траншеях на левом берегу р. Нева на удалении 600—700 м от переднего края обороны противника, а первый эшелон 2-й ударной армии занял подготовленные исходные позиции в 300—500 м от первой траншеи противника, проходившей по восточной окраине Липка, Рабочий поселок № 8, роща «Круглая», Гайтолово.
Метеорологические условия к началу операции и в период ее проведения характеризовались значительным колебанием температуры воздуха (от 0 до 15 градусов ниже нуля). Вследствие частых оттепелей почва в болотистых районах промерзла всего на 15—20 см, что крайне затрудняло действия танковых войск в ходе наступления. Иногда в утренние часы отмечались небольшие туманы, несколько осложнявшие наблюдение за противником и действия нашей авиации.

В ночь на 12 января сводная группа ночных бомбардировщиков Волховского фронта подвергла массированным ударам артиллерийские позиции и пункты управления противника в полосе прорыва. Одновременно группа авиации Балтийского флота нанесла удар по аэродромам и железнодорожным узлам в тылу 18-й немецкой армии. Тем самым «бутылочное горло» временно изолировалось от переброски резервов по железной дороге с других участков фронта группы армий «Север».
В 9.30 утра 12 января на участках наступления фронтов началась артиллерийская подготовка атаки. За 40 минут до начала атаки пехоты и танков штурмовая авиация Ленинградского и Волховского фронтов группами по 6—8 самолетов атаковала узлы связи, опорные пункты, артиллерийские и минометные батареи в районах Рабочих поселков № 1, № 2, № 4, № 5 и № 7, Синявино и пос. Михайловский.
По окончании артиллерийской подготовки атаки ударные группировки фронтов при поддержке авиации и под прикрытием огневого вала артиллерии начали атаку укрепленных позиций противника.
Войска первого эшелона 67-й армии Ленинградского фронта, форсировав Неву по льду, сломили сопротивление противника между 2-м городком и Шлиссельбургом, и к концу дня наступавшие в центре 268-я и 136-я стрелковые дивизии продвинулись на глубину до трех километров. Наступавшая с плацдарма в районе Московская Дубровка 45-я гвардейская стрелковая дивизия генерал-майора А.А.Краснова выбила противника из первой траншеи, но, встретив сильное огневое сопротивление с фронта и с флангов, дальше продвинуться не смогла. Неуспешной также была попытка 86-й [454] стрелковой дивизии В.А.Трубачева форсировать Неву против Шлиссельбурга. По приказу командующего 67-й армией М.П.Духанова во второй половине дня 86-я дивизия переправилась через Неву в районе Марьино на плацдарм, захваченный 136-й стрелковой дивизией, и начала наступление на Шлиссельбург с юга.
Войска 2-й ударной армии Волховского фронта 12 января перешли в наступление на всем фронте от Липки до Гайтолово. Особенно упорные бои происходили в районах трех наиболее сильных опорных пунктов противника — на правом фланге против Липки, в центре за Рабочий поселок № 8 и на левом фланге за рощу «Круглая». К исходу дня войска армии, прорвав оборонительную позицию противника севернее и южнее Рабочего поселка № 8 и овладев рощей «Круглая», продвинулись на 2—3 км. На участке Гонтовая Липка, Гайтолово наши части продвинулись на 1 км, а южнее правофланговые соединения 8-й армии местами овладели только первой траншеей противника.
В течение ночи на 13 января войска 67-й и 2-й ударной армий закреплялись на достигнутых рубежах и готовились к продолжению наступления. Противник, значительно усилив артиллерийский и минометный огонь по расположению наших войск, использовал ночь для усиления своей обороны. В район 1-го и 2-го городков из района Мга был выдвинут 283-й полк 96-й пехотной дивизии, а гарнизоны в Липке и в Рабочем поселке № 8 были усилены двумя батальонами за счет тактических резервов. Одновременно в район Синявино и Рабочего поселка № 5 были выдвинуты остальные части 96-й пехотной дивизии и 85-й горно-егерский полк. Также были сняты из района Погостья и направлены в «бутылочное горло» в район Шлиссельбурга 151-й и 162-й пехотные полки 61-й пехотной дивизии под общим руководством генерал-майора Хюнера. Хорошо видно, что в первую очередь немцы направляли резервы (которые были усилены ротой «тигров») против Ленинградского фронта, рассчитывая, что легче будет остановить 67-ю армию, наступающую из блокадного Ленинграда. 
С утра 13 января ударные группировки фронтов продолжали наступление. Войска 67-й армии, развивая наступление на Рабочий поселок № 5, одновременно стремились окружить противника в районе 1-го и 2-го городков и расширить фронт прорыва в южном направлении. Однако наступление 45-й гвардейской стрелковой дивизии с юга и 268-й стрелковой дивизии с севера в обход 1-го и 2-го городков встретило ожесточенное сопротивление противника. 45-я гвардейская стрелковая дивизия, отразив контратаку двух батальонов немцев, продвижения не имела. Против 268-й стрелковой дивизии перешли в контратаку выдвинутый из резерва 283-й пехотный полк, усиленный 4 «тиграми» и 8 Pz.III, и до двух батальонов 170-й пехотной дивизии. Дивизия, не выдержав удара танков противника, отошла на восточную опушку леса севернее 2-го городка. По данным противника, в этом бою было подбито 12 советских танков. Однако восстановить положение этой контратакой немцам не удалось. Единственный резерв 18-й армии был введен в позиционные бои. Теперь оставалось парировать кризисы переброской батальонов с одного участка на другой.
136-я стрелковая дивизия, усиленная 61-й танковой бригадой, продолжала наступление в юго-восточном направлении и к исходу дня заняла лес в полутора километрах северо-западнее Рабочего поселка № 5, глубоко вклинившись в расположение противника. Рабочий поселок № 5 был своего рода фортом с 15 ДЗОТами и шестью батареями 105-мм легких полевых гаубиц. Через него проходила дорога, связывавшая Синявино и берег Ладожского озера. 86-я стрелковая дивизия, очистив от противника лес южнее Шлиссельбурга, вышла к железной дороге, но, встретив упорное сопротивление, дальше продвинуться не смогла.
Войска первого эшелона 2-й ударной армии, усиленные соединениями второго эшелона — 18-й и 71-й стрелковыми дивизиями и 98-й танковой бригадой, 13 января возобновили наступление на всем фронте, но, встретив повсюду исключительно упорное сопротивление противника, имели незначительное продвижение.
14 января 67-я армия, введя в бой из второго эшелона 102-ю стрелковую бригаду и 123-ю стрелковую дивизию, усиленную 122-й танковой бригадой, стремилась сломить сопротивление противника в 1-м и 2-м городках. В направлении Рабочего поселка № 3 в бой была введена 123-я стрелковая бригада. Однако развить наступление войскам армии не удалось.
2-я ударная армия, блокировав опорный пункт в Рабочем поселке № 8, силами 372, 18-й и 256-й стрелковых дивизий к вечеру 14 января вышла на линию Рабочих поселков № 4 и № 5. Рабочий поселок № 8 тоже был своего рода «фортом Дуомон» — его гарнизон составляли около 700 человек, опиравшихся на 16 ДЗОТов. Южнее войска 2-й ударной армии прорвали вторую позицию противника и овладели станцией Подгорная. 191-я стрелковая дивизия заняла Рабочий поселок №7 и вела бой за станцию Синявино. Одновременно войска армии продолжали настойчивые атаки юго-западнее рощи «Круглая» и в районе Липки, где для помощи 128-й стрелковой дивизии через Ладожское озеро в тыл противнику вышла 12-я лыжная бригада.
Таким образом, к исходу 14 января между войсками Ленинградского и Волховского фронтов, вышедшими к Рабочему поселку № 5, оставалось расстояние не более двух километров. Части противника, находившиеся в районах Шлиссельбурга и Липки, оказались почти полностью изолированными от основных его сил, оборонявшихся в районах 1-го и 2-го городков, Синявино и в лесу юго-восточнее Синявино. Они образовали так называемую группу Хюнера. Согласно принятой в вермахте практике они продолжали вести бои в окружении, получая снабжение по воздуху.
В течение 15, 16 и 17 января войска 67-й армии Ленинградского фронта и 2-й ударной армии Волховского фронта, наращивая силу ударов, продолжали наступление, стремясь завершить прорыв и соединиться в районе Рабочих поселков № 1 и № 5. В то же время правофланговые соединения 67-й армии (45-я гв. сд, 13, 123-я сд и 102-я сбр) были сосредоточены против 1 -го и 2-го городков, а 11, 71, 376-я и 314-я стрелковые дивизии 2-й ударной армии вели бои против сильного узла сопротивления противника юго-западнее Гонтовой Липки, пытаясь расширить фронт прорыва к югу.
67-я армия, введя в бой на правом фланге 13-ю стрелковую дивизию, в центре — 142-ю стрелковую бригаду и усилив 34-й лыжной бригадой 86-ю стрелковую дивизию, за эти дни подошла к Рабочим поселкам № 1 и № 2, овладела Рабочим поселком № 3 и заканчивала уничтожение противника в Шлиссельбурге. Одновременно войска армии обошли 2-й городок с востока, но овладеть им не смогли. Попытки 136-й стрелковой дивизии прорваться к Рабочему поселку № 5 также встретили ожесточенное сопротивление противника. Ввиду неуспеха дальнейших попыток наступать из района Московской Дубровки командующий 67-й армией оставил здесь одну, уже понесшую большие потери 45-ю гвардейскую стрелковую дивизию, а 13-ю стрелковую дивизию в ночь на 18 января перегруппировал в район Марьино и в лес восточнее, с тем чтобы ввести ее в бой для охвата 1-го и 2-го городков с северо-востока. Одновременно командование 18-й немецкой армии приняло решение отказаться от удержания плацдарма группы Хюнера у самого берега Ладожского озера и санкционировало прорыв оставшихся там частей на соединение с основными силами армии. Обеспечивавшие оборону группы Хюнера артиллерийские орудия и тяжелое оружие были брошены. Фактически тем самым признавался успех медленно развивавшегося советского наступления.
Войска 2-й ударной армии в течение 15—17 января [458] закончили уничтожение противника в Рабочих поселках № 4 и № 8, овладели сильным опорным пунктом в Липке, вышли к Рабочему поселку № 1, заняли завод ВИМТ и станцию Синявино. Атаки левофланговых дивизий армии в районах Гонтовой Липки и Гайтолово по-прежнему успеха не имели.
Решающие события развернулись с утра 18 января. Утро началось с соединения войск двух фронтов. Был составлен акт, в котором говорилось:
«18 января 1943 г. в 9 часов 30 минут на восточной окраине Рабочего поселка № 1, прорвав блокаду Ленинграда, встретились 1-й стрелковый батальон 123-й отдельной стрелковой бригады Ленинградского фронта во главе с заместителем командира политчасти майором Мелконяном, старшим лейтенантом Калугиным, сержантом Анисимовым; с другой стороны — 1-й стрелковый батальон 1240-го стрелкового полка 372-й стрелковой дивизии Волховского фронта во главе с начальником 1 -го отделения штадива 372 майором Мельниковым и командиром 440-й разведывательной роты старшим лейтенантом Ишимовым».
Акт был подписан командирами соединений полковником П.И.Радыгиным и подполковником Ф.Ф. Шишовым.
Также 18 января пал «форт Дуомон» — Рабочий поселок № 5. Для обеспечения прорыва группы Хюнера со стороны Рабочих поселков № 1 и № 2 в южном направлении противник силами 61-й пехотной дивизии и других частей из района Рабочего поселка № 5 и Синявино нанес удар по 136-й стрелковой дивизии 67-й армии, стремясь отбросить ее от Рабочего поселка № 5 на запад и облегчить прорыв своих войск с севера. 136-я стрелковая дивизия с 61-й танковой бригадой отразила контратаку противника, и на плечах разгромленных частей противника ворвалась в Рабочий поселок № 5, где в 12.00 дня соединилась с частями 18-й стрелковой дивизии 2-й ударной армии. Одновременно в районе Рабочего поселка № 1 произошла встреча 123-й стрелковой бригады 67-й армии с 372-й стрелковой дивизией 2-й ударной армии. 86-я стрелковая дивизия и 34-я лыжная бригада к 14.00 полностью очистили от противника Шлиссельбург.
Зимой 1943 г. наконец произошло то, о чем мечтали, начиная с первой военной зимы те, про кого написали впоследствии «Волховскую застольную»: Выпьем за тех, Кто командовал ротами, Кто умирал на снегу, Кто в Ленинград Пробирался болотами, Горло ломая врагу!
18 января соединением войск Ленинградского и Волховского фронтов на линии Рабочих поселков № 1 и № 5 основные боевые действия войск Ленинградского и Волховского фронтов по прорыву блокады Ленинграда закончились. В течение последующих двух-трех дней войска 67-й армии, отбрасывая остатки частей противника, вышли на линию железной дороги, идущей от 1 -го городка к Рабочему поселку № 6, и закрепились там. Войска 2-й ударной армии в это время овладели Рабочим поселком № 6 и вышли к железной дороге между этим поселком и станцией Синявино. Неоднократные попытки войск армии до конца января ударами с запада, севера и востока овладеть синявинским узлом сопротивления, а также сломить сопротивление противника в лесах между Синявино и Гонтовая Липка успеха не принесли.
Противник, продолжая увеличивать свои силы в районе Синявино, оказывал упорное сопротивление нашим войскам. С 19 по 30 января в этот район с других участков фронта были переброшены части 4-й дивизии СС «Полицай», 11, 21, 28-й и 212-й пехотных дивизий. Вместе с тем эта группировка противника была усилена артиллерией; значительно возрастала и активность авиации противника. Все это не исключало возможности перехода немецких войск в наступление с целью восстановления блокады Ленинграда.
Чтобы не допустить этого, войска 67-й и 2-й ударной армий в течение последней декады января и начале февраля создали в занятом районе ряд оборонительных рубежей и приспособили для обороны все населенные пункты.
В это же время южнее Ладожского озера прокладывалась железная дорога, по которой установилось железнодорожное сообщение с Ленинградом. Постановление Государственного Комитета обороны от 18 января предписывало построить железную дорогу протяженностью 33 км за предельно короткий срок — 20 дней. Непосредственные работы начались 22 января. Реально строительство было завершено даже с опережением графика, первые поезда по дороге пошли уже в ночь на 6 февраля 1943 г. Дорога, названная Шлиссельбургской трассой, проходила всего в 5 км от линии фронта и находилась под постоянным обстрелом артиллерии противника. Чтобы избежать потерь, поезда по ней проходили преимущественно в ночное время. При этом не обходилось без потерь. Самая крупная катастрофа произошла 3 марта, когда в результате артиллерийского обстрела были уничтожены 41 вагон с боеприпасами и 10 вагонов с другими грузами. Движение приостановилось на двое с половиной суток. 16 марта прямым попаданием в эшелон было уничтожено еще 40 вагонов боеприпасов. Однако, несмотря на все эти трудности, железная дорога существенно увеличила поток грузов в Ленинград. Если в феврале и марте 1943 г. в Ленинград проследовало 69 и 60 поездов, то далее поток перевозок постоянно возрастал, уже в апреле превысив значение в 150 поездов. Всего за 1943 г. по железной дороге было доставлено в город 4,4 млн. тонн грузов, что почти в три раза превышало объем перевозок по зимним и летним дорогам ладожской «дороги жизни». Львиная доля перевозок 1943 г. в осажденный город была произведена по узкому коридору, пробитому за семь дней января 1943 г.
Развитие «Искры».
Установление связи между войсками Ленинградского и Волховского фронтов было даже по директиве Ставки ВГК от 8 декабря 1942 г. лишь первым этапом «Искры». Находившаяся под постоянным обстрелом Шлиссельбургская трасса не была полностью удовлетворительным решением задачи прорыва блокады Ленинграда. Было крайне желательно захватить Синявинские высоты и вывести дорогу по берегу Ладожского озера из-под обстрела артиллерии противника, а также предотвратить восстановление блокады.
1 февраля 1943 г. Ставка ВГК директивой № 30034 уточняет план операции «Искра»:
«Ввиду того, что фронтальные удары в районе Синявино не дали до сих пор должных результатов, необходимо организовать силами Волховского и Ленинградского фронтов дополнительные удары с флангов» (ТЕРРА 5(3), С. 56).
Волховский фронт имел задачу силами шести дивизий с соответствующими средствами усиления прорвать фронт противника и нанести удар в направлении Васькины Нивы, Шапки с целью выхода в тыл мгинско-синявинской группировки немецких войск с востока. Ленинградскому фронту надлежало нанести удар в направлении станции Мга.
В сущности, советское командование предполагало повторить успех Сталинграда в сходной оперативной обстановке. В результате позиционных боев в «бутылочном горле» здесь были сосредоточены значительные силы немецкой 18-й армии. Это не могло не привести к растягиванию флангов. Так, на 100-километровом участке восточной границы выступа против 54-й армии Волховского фронта действовали только 69, 132 и 81 -я пехотные дивизии. Аналогичная обстановка была на Ленинградском фронте, где на тосненском направлении перед войсками 55-й армии фронта занимали оборону лишь два полка 250-й испанской пехотной дивизии. Испанцам предстояло стать «румынами группы армий «Север».
Одновременно с этим Ставка ВГК обязывала командующих фронтами, не дожидаясь подготовки фланговых ударов, продолжать борьбу за Синявинские высоты, уничтожая окопавшегося там противника. Это указание затрудняло создание ударных группировок. Командующий Волховским фронтом высвободил только одну 372-ю стрелковую дивизию полковника П.И.Радыгина и несколько артиллерийских дивизионов для усиления наступательной группировки 54-й армии Волховского фронта в районе населенного пункта Смердыня. Дивизия после боев на ленинградском направлении приняла пополнение, совершила 70-километровый марш в район Смердыни и приготовилась к новому наступлению.
  
Времени на подготовку второго этапа операции «Искра» отводилось крайне мало. Согласно директиве Ставки ВГК, ее намечали начать 8 февраля, но сложности в подготовительный период заставили перенести наступление на 10 февраля.
Оборону немцев предполагалось прорывать в полосе 54-й армии на фронте 9 километров. Однако плотности артиллерии были существенно ниже, чем в январе 1943 г. Командованию 54-й армии с большим трудом удалось достигнуть плотности в 80 орудий и минометов на километр фронта. Как показывала практика, успехи начинались, когда плотность артиллерии достигала значений около 150 стволов на километр фронта. Изымать артиллерию из 2-й ударной армии и перебрасывать ее в 54-ю армию советское командование, судя по всему, не решилось.
10 февраля, выполняя директиву Ставки ВГК, после артиллерийской подготовки пошли в наступление войска 55-й армии Ленинградского фронта. Перед ней стояли части 4-й дивизии СС «Полицай» и испанской 250-й дивизии. В первый день наступления после ожесточенной рукопашной схватки частям 55-й армии удалось продвинуться на глубину до пяти километров и овладеть населенным пунктом Красный Бор. Испанцы не стали «румынами группы армий «Север». В отличие от румынской 3-й армии к северу от Сталинграда у них уже был опыт боев еще с осени 1941 г. в районе Волхова. Однако удержание позиций стоило испанской дивизии потерь до 70% личного состава. Но и советские войска понесли немалые потери. Наступление начало затухать. За Красным Бором пошли болотистые леса, насыщенные оборонительными сооружениями. Войска продвигались с большим трудом и вскоре совсем остановились.
По схожему сценарию развивались события в полосе наступления 54-й армии А.А.Сухомлина. Оборона противника была очень плотной и добротной. Прорвавшись вперед на сравнительно небольшом участке вклинивания (2 км по фронту и 2 км в глубину), советские саперы насчитали до 100 различных оборонительных сооружений противника. Нехватку артиллерии не могли скомпенсировать даже решительные действия пехоты. Условия местности затрудняли маневр, и стрелковым соединениям приходилось вести лишь фронтальные атаки.
14 февраля была сделана попытка ввести в бой подвижную группу армии. 7-я гвардейская танковая и 58-я стрелковая бригады после короткого, но мощного артналета вклинились в оборону немцев. Однако развить этот частный успех не удалось.
После 16 февраля 54-я армия уже не могла организовать ни одной успешной атаки. 22 февраля, когда не оставалось никакого сомнения в том, что наступление не имеет реальных перспектив для успешного развития, командующий фронтом генерал армии К.А.Мерецков рекомендовал командарму прочно закрепиться на достигнутых рубежах.
Через несколько дней решение К.А.Мерецкова было подтверждено Верховным Главнокомандующим. 27 февраля Ставка ВГК направила командующим Ленинградским и Волховским фронтами директиву № 30057 с приказом о закреплении на достигнутых рубежах:
«1. Наступление 55-й и 67-й армий Ленинградского фронта, 2-й ударной и 54-й армий Волховского фронта прекратить.
2. Войскам Ленинградского и Волховского фронтов закрепиться на занимаемых рубежах, вести активную разведку с целью выявления слабых мест противника» (ТЕРРА 5(3), С. 82).
В середине марта Ленинградский и Волховский фронты предприняли попытку перейти в наступление, но она тоже оказалась безрезультатной. Следующее наступление в районе Синявинских высот, Мгинская операция, началось в мае 1943 г.
Итоги операции.
С военной точки зрения прорыв блокады Ленинграда означал разрушение последних надежд противника на успех в штурме города. Если блокированный и не имеющий устойчивого снабжения город [468] мог стать жертвой сильного удара, подобного тому, что сокрушил Севастополь в июне 1942 г., то восстановление сообщения с Большой землей означало накачку Ленинградского фронта боеприпасами, боевой техникой и пополнением в количествах, не благоприятствующих успешному штурму. В этом смысле прорыв блокады явился переломным моментом в битве за Ленинград. С января 1943 г. инициатива ведения боевых действий под Ленинградом перешла к советским войскам.
Успешный прорыв блокады Ленинграда войсками Ленинградского и Волховского фронтов был тесно связан с операциями советских войск на других участках советско-германского фронта. Красная Армия, развернув крупные наступательные операции под Великими Луками, в Донбассе, на Северном Кавказе и под Воронежем, привлекла туда основные силы и все резервы противника, лишив его возможности усиливать группировку своих войск под Ленинградом. Это обстоятельство значительно облегчило осуществление прорыва блокады, лишив противника подвижных резервов.
Общие потери Ленинградского и Волховского фронтов в ходе операции «Искра» с 12 по 30 января составили 115 082 человека. На Ленинградском фронте безвозвратные потери составили 12 320 человек, санитарные — 28 944 человека. На Волховском фронте безвозвратные потери составили 21 620 человек, а санитарные — 52 198 человек.
«Искра» представляла собой операцию советских войск нового поколения. Во-первых, это был один из первых примеров прорыва советскими войсками сильно укрепленной обороны противника, защищавшейся немецкими соединениями. Во-вторых, операция по прорыву блокады Ленинграда была одним из первых примеров концентрации артиллерии до значений плотности свыше 150 орудий на километр фронта, ставшей одним из характерных черт наступлений 1943—1945 гг. 
Помимо сугубо военного, прорыв блокады Ленинграда имел огромное политическое значение. Несмотря на то что город связала с Большой землей только находившаяся под постоянным обстрелом Шлиссельбургская трасса, прорыв блокады сразу стал ощутимым и на Ленинградском фронте, и в самом городе. Но еще большее значение пробитый к Ленинграду коридор имел для миллионов людей на фронте и в тылу. Когда около полуночи 18 января 1943 г. по радио прозвучали слова Левитана:
«...после семидневных боев войска Волховского и Ленинградского фронтов 18 января соединились и тем самым прорвали блокаду Ленинграда!».
Мало у кого уже оставались сомнения в том, кто выиграет войну. 
Источник 
Исаев А. В. Когда внезапности уже не было. История ВОВ, которую мы не знали. — М.: Яуза, Эксмо, 2006