Ярлыки

1 (26) 1 ударная армия (38) 10 армия (7) 11 армия (21) 13 армия (7) 14 армия (24) 16 армия (7) 19 армия (5) 2 ударная армия (42) 20 армия (7) 21 армия (5) 22 армия (5) 26 армия (11) 27 армия (4) 29 армия (3) 3 армия (23) 3 ударная армия (31) 30 армия (19) 31 армия (3) 32 армия (14) 33 армия (3) 34 армия (29) 38 армия (3) 39 армия (15) 4 армия (9) 4 ударная армия (27) 40 армия (9) 41 армия (1) 43 армия (13) 49 армия (6) 50 армия (6) 53 армия (11) 54 армия (14) 55 армия (2) 59 армия (8) 6 армия (1) 67 армия (2) 68 армия (7) 7 армия (8) 8 армия (3) 9 армия (1) Брянский фронт (27) Видео (16) Военные округа (6) Волховский фронт (56) Воронежский фронт (3) Западный фронт (69) Запасные лыжные части (78) Калининский фронт (91) Кандалакшская ОГ (5) Карельский фронт (49) Кемская ОГ (12) Книги (9) Ленинградский фронт (21) Лыжные батальоны (306) Лыжные бригады (68) Масельская ОГ (2) Медвежьегорская ОГ (3) Операции Красной Армии (20) Приказы (37) Северо-Западный фронт (99) Фото (23) Фотографии бойцов (32) Фотографии лыжников (7) Центральный фронт (9) Юго Западный Фронт (16) Южный фронт (4)

четверг, 24 октября 2013 г.

158 отдельный лыжный батальон Калининского фронта





158 отдельный лыжный батальон Калининского фронта



158 отдельный лыжный батальон (158 ОЛБ) сформирован в Челябинске. В действующей армии с  15 февраля 1942г. до 25 июня 1942г. В составе 4-й ударной армии участвовал в боях в районе г Усвяты. 25 июня 1942г. батальон переформирован в 8 ОСБ.


Батальон сформирован в Уральском военном округе, в 21 запасной лыжной бригады на территории Челябинской области в 274 запасном лыжном полку в поселке Шершни из жителей Челябинской области.
В документах 158 ОЛБ упоминается мало, но остались воспоминания лыжников о боях батальона. 

8-9 декабря батальон погрузился в эшелон и отбыл на фронт.
Из воспоминаний Николая Фроловича Зайкина «Как только был сформирован батальон, началась подготовка. Изучали материальную часть оружия, занимались строевой подготовкой. Труднее было с лыжной подготовкой, но мы вышли из положения. Была завезена солома с полей, из нее сделали соломенный полигон, «соломенную» лыжню. На ней и тренировались ходьбе на лыжах.»
Батальон прибыл на фронт следующим маршрутом Челябинск – Свердловск – Тутаево (Ярославльская область, где был довооружен – отбыл 7 января 1942г.) –Рыбинск - Бологое – Горовастица. На фронт выдвигались своим ходом на лыжах.
Несмотря на то, что в составе действующей армии батальон числится с 15 февраля 1942г в боях участвовал намного раньше еще с января. Батальон был включен в состав 3 УА. Прикрывая фланг и тыл 33 СД, батальон выдвинулся 29 января к реке Ловать, обеспечивая 33 СД с севера. Получив приказ на передислокацию к Усвятам, батальон совершил за два дня переход в 200 км. В дальнейшем батальон прикрыл разрыв в стыке 3 и 4 ударных армий. В районе Усвят батальон вел активные действия по обеспечению стыка армий, разведке, диверсиям во вражеском тылу, помощи партизанам. Действия батальона характеризовались большим количеством награжденных лыжников, случай очень редкий для лыжных батальонов вообще и для 4 УА в частности. 


Из воспоминаний Никифорова Александра Ивановича, заместителя командира 158-го лыжного батальона.
Никифоров Александр Иванович зам командира  158 ОЛБ

«Наш лыжный батальон формировался в 274-м запасном лыжном полку в поселки Шершни. Там же совместно формировались 157-й и 159-й лыжные батальоны. Формирование 158-го лыжного батальона началось в первых числах августа. Я прибыл в батальон на должность командира взвода. Направлен был из Красных казарм. К концу ноября формирование было закончено. 3 декабря 157-й батальон вышел на учения, в которых должен был действовать за обороняющегося, но был спешно снят с учений и отправлен на вокзал, погрузился и выехал через Свердловск на фронт. 158-й и 159-й лыжные батальоны на учения не выводились, а 8 или 9 декабря погрузились в эшелон и выехали в город Тутаев. Там мы пробыли до 7 января, получили оружие, обмундирование, продолжались занятия, пристреляли оружие. 8 января погрузились в эшелон и выехали на фронт через Рыбинск, Бологое в сторону Осташково. Не доезжая Осташкого нами был получен приказ, в котором говорится о том, что батальону предстоит действовать на правом фланге наступающей ударной группировки. Задача - прикрывать фланг и тыл от возможных ударов противника с севера. Так мы вошли в действующую армию.
Комбатом был Назаров Евгений Михайлович, бывший инженер Каслинского чугунно-литейного завода. Комиссаром батальона был Жуков Николай Васильевич. Человек лет пятидесяти, житель Челябинска, работал в дорожном управлении. Он был весьма воспитан, любил людей и свое дело. Начальником штаба был лейтенант Сергеев, по характеру немного замкнут. Штабное дело знал и вел его хорошо. Помощник его был Анатолий Боданов. Был уполномоченный контрразведки "Смерть", старший лейтенант Шкуркин. Командирами рот были: младший лейтенант Степан Дурепа (1 рота), лейтенант Батутов (2 рота), лейтенант Демидов (3 рота). Командиром минометной роты был Роман Дашнин. Командиром взвода снабжения был старшина Дубровин. Помощником командира 3 роты был лейтенант Соволов. Командир взвода Лыганов. Командиром 2-го взвода 1-й роты был лейтенант Гаврилов. Командиром пулеметного взвода был Васильев.»
          В январе 1942 года была поставлена задача - двигаться за боевыми порядками правофланговой дивизии, прикрывая ее фланг и тыл.
          К началу 1942 года армии Калининского фронта, действуя совместно с войсками Западного и Брянского фронтов, начав свое наступление в начале декабря из района города Калинина, отбросили противника от Москвы и подошли с северо-востока и с севера к городу Ржеву. После небольшой паузы, вызванной необходимостью пополнения резервами и подтягивания тылов, эти армии 8 января снова перешли в наступление в направлении Сыговка-Язьма. К концу декабря на левом фланге северо-западного фронта была создана ударная группировка сил в составе 3-й и 4-й ударных армий. 3-я ударная армия из района озера Селегер начала наступление в направлении города Холм, а левая ее группа в направлении Торопец и Великие Луки. 4-я ударная армия начала наступление из района города Осташков в направлении Старая Торопа, а в последующем повернув фронт строго на юг, начала наступление в направлении города Велиж-Демидов.
          Эти удары наносились с целью более глубокого охвата левого фланга группы армий Центр, наступавшей на Москву и для того, чтобы отрезать эту группу от группы армий Север, наступавшей на Ленинград.
158-й и 159-й лыжные батальоны были включены в состав 3-й ударной армии. Сперва часть 3-й и 4-й ударных армий двигались весьма успешно и за первые 10 дней продвинулись на 90-100 километров, но за тем продвижение замедлилось. Причиной этому было отсутствие достаточного количества дорог и сильные снежные заносы. Это Мешало своевременному завозу боеприпасов, горючего и продовольствия. Подтянув тылы, пополнив все необходимые запасы, в 20-х числах января снова начали развивать наступление. Сперва успешно продвигались в центре, а затем, подтянув фланги, части 3-й ударной армии подошли к городу Холм. Левофланговые части завязали бой за Великие Луки. Одна дивизия на правом фланге, наступавшая от озера Селегер, была атакована противником из Молдовиц. Войска вынуждены были развернуться на север, сначала отразили контратаку противника, а затем продолжили преследование отступавших войск противника в направлении Молвотицы. Наш батальон выполнял поставленную задачу, двигался по маршруту Осташково-озеро Селегер-Волговерховье-Марево. Был выставлен головной дозор, который одновременно вел разведку, поддерживая зрительную и живую связь, за дозором шли главные силы батальона. В правую сторону открытого фланга была выставлена походная застава в составе лыжной роты. Продолжали движение, неожиданно оказались в боевых порядках нашей артиллерии. Артиллеристы вели огонь по противнику, а основные части в это время отражали контратаку противника. В это время получили донесение от боковой походной заставы. Она вышла в расположение второго эшелона дивизии. Это был полк, который готовился к наступлению на противника. Командир этого полка собирался забрать и нашу заставу и посадить десантом на танки. Командование батальона вмешалось и распоряжение отменили, мы продолжили выполнять свое задание. Нам было приказано обойти часть с права и продолжать прикрывать правый фланг центральной группы армий, которая сама стала правофланговой, продолжающей наступление на город Холм. при подходе этих частей к Холму мы повернули свой маршрут на север в обход Холма и 28 января вышли к реке Ловать. На этом участке наступления наш головной дозор в одном поселке наткнулся на немцев, они хотели сжечь эту деревню, но не успели и пытались бежать, но были уничтожены.
         Не успели мы обосноваться на этом участке, как прибыл офицер связи из армии и приказал передать участок подошедшем войском 1-й ударной армии. Мы начали вести наступление на север в обход Демянской группировки противника. По полученному приказу мы должны были совершить марш-бросок по маршруту Ловать Зуи-Торопец-Старая Торопа-Копылово-Усвять. К вечеру 30 января мы должны были выйти в район Усвяти, где должны получить следующую задачу. Расстояние было 200 километров, а времени было всего двое суток. Наша переброска была вызвана тем, что часть 3-й ударной армии овладев городом Торопа, продолжили наступление в западном направлении на Великие Луки. Части 4-й ударной армии от Торопы наступали на юг в направлении Вележа. Между наступающими армиями сразу же стал образовываться разрыв, который с каждым днем стал увеличивать и к концу месяца он достигал 100 километров. На этом участке наступала одна единственная стрелковая бригада. На усиление этой бригады был направлен наш батальон.
(Следует отметить, что воспоминания Никифорова А.И. очень подробные, полностью вписываются в происходившие события, но не лишены некоторых вопросов. Самый главный вопрос дата переброски лыжного батальона с Холмского направления на Усвятское. 29 января 1-я ударная еще не подошла к г Холм, и ее представители не могли принять полосу обороны, но вполне возможно это были представители 3-й ударной армии, совершив 200 км марш за два дня и показав высокую лыжную подготовку, (а заодно и яркий пример маневренности лыжбатов на фронте) батальон прибыл на участок 4-й УА. Мера более чем своевременная, уже 29 января 323 ПП вышел из Великих Лук и начал наступать на Торопец, но 30 января в бою с 31 ОСБР был разгромлен и отброшен назад в Великие Луки. В ночь па 29 января 51 бригада с ходу захватила райцентр Усвяты и перехватила важную рокадную дорогу Невель – Велиж. Оставив в поселке небольшой заслон, бригада 31 января направилась к Суражу, чтобы совместно с 249-й стрелковой дивизией продолжить наступление на Витебск, 158 ОЛБ шел на усиление заслона. Уже 1 февраля со стороны Невеля к Усвятам подошли свежие силы фашистов и, выбив заслон бригады из поселка, стали угрожать главным силам армии, которые вели упорные бои под Велижем и Суражем, Витебском.
Для разгрома врага в Усвятах из-под Усмыни была направлена 21-я отдельная курсантская бригада (командир – полковник С. С. Чертогов), которая 3 февраля освободила деревни Адамово, Глазуново и Церковище. 5 февраля бригада выбила фашистов из Усвят и укрепилась на рубеже деревень Шлыково, Терасы, Боброво, Тарасово, Лукашенки, сосредоточив основные силы на удержании Усвят. Частью сил бригада преследовала фашистов, поспешно отступавших в сторону Невеля.
.Тем не менее, в наградных листах дата прибытия батальона на фронт указана как 22 февраля, при этом во всех наградных дата 22 февраля подчеркнута красным карандашем, возможно так указали на ошибку писаря, но переделывать наградные не стали. Как ни странно, но в списках Действующей армии на 1 февраля, батальон не значится ни в составе 3 или 4 УА ни в составе Калининского фронта.)
          Весь свой путь мы разбили на два участка. Первый до города Торопец, протяженностью 100 километров. Второй от города Торопца до района города Усвяты, протяженностью 110-115 километров. В Торопце нас должна была встретить транспортная рота.
          Мы вышли на рассвете 29 января и к вечеру были на месте.

Транспортной роты там не оказалось, нам сказали, что она ушла в Старую Торопу, это на расстоянии 30 километров. Расквартировались в Торопце, приготовили ужин, после ужина сон до 4 часов, короткий завтрак и снова в путь, торопились побыстрее дойти до Старой Торопы. Когда пришли туда, то и там повозок не оказалось. Мы продолжали движение и прошли еще 90 километров до Копыловой Усмыни, нас встретил офицер связи 4-й ударной армии и нам дали 20 подвод и разрешили сделать небольшой привал. Подводы облегчили наше движение, так как у нас были пулеметы, минометы, ПТР и другое снаряжение. Отдохнули до 4 часов. Двинулись дальше и на рассвете прибыли в расположение 21-й отдельной курсантской бригады в районе Антропово-Подчертково.
          Батальон приступил к выполнению своей задачи. В эти дни 3-я и 4-я ударные армии перешли из состава Северо-западного фронта в состав Калининского.
          За период с февраля по апрель 1942 года батальон выполнял разнообразные задачи. Были подвижным резервом 21-й бригады. Прикрывали стыки между 3-й и 4-й ударными армиями. Поддерживали постоянную связь с лыжными батальонами 3-й ударной армии. Прикрывали стыки между 21-й бригадой и дивизией, обороняющей город Вележ. Поддерживали постоянную связь с партизанскими отрядами трех районов. Содействовали переходу линии фронта разведчиками. Вели разведку.(Один из примеров разведки 158 ОЛБ отражен в ЖБД 4 УА.
«28.02.42 взвод 158 ЛБ, находившийся в разведке, уничтожил в р-не [населенного пункта] Березовка 30 немцев, захватил 1 ручной пулемет и 7 винтовок»)

Обстановка на данном участке фронта.
          Наш батальон по прибытии поступил в распоряжение 4-й ударной армии. Оперативно мы подчинялись 21-й курсантской бригады, которой командовал полковник Чернюгов. 21-я бригада своим первым батальоном, под командованием майора Киреева, перешла к обороне на западной окраине города Усвят. Правый фланг этого батальона находился в 5-6 километров от города. Севернее третьего батальона был никем не занятый стык между 3-й и 4-й ударных армий. Второй батальон в ходе наступления понес очень большие потери и своими остатками занимал центр города, представляя собой 2-й эшелон обороны бригады. Общее расстояние между Великими Луками и Усвятами составляли около 100км. Левые фланговые стрелковые части 3-й ударной армии находились от Великих Лук на удалении 15-20 км., а правофланговый батальон 21 бригады в 6 км. от Усвят получался разрыв  65-70 км. это был тот стык который наш батальон, совместно с лыжными батальонами 3-й ударной армии предстояло обеспечивать. Со стороны 3-й ударной армии было два лыжных батальона. Самое левые подразделение этих батальонов располагалось в районе деревни Стеревнево, которая находилась в 30-35 км. от Усвят. Если провести прямую линию от Великих Лук до Усвят, то на этом участке не было немецких гарнизонов и партизанских отрядов. Немецкие гарнизоны располагались вдоль железной дороги Невель-Великие Луки и вдоль дороги Невель-Усвяты, а вся территория, находящееся в треугольнике Усвяты - Великие Луки - Невель является как бы ничейной территорией, на которой действовали наши разведгруппы, патрули и немецкие сборщики продовольствия и карательные группы.
          Левее Усвят линия фронта поворачивала на восток к городу Вележу. Немецкие гарнизоны здесь находились в населенных пунктах, вдоль дорог, идущих параллельно реки Западная Двина из Витебска, через Сураж и на Вележ. Северную часть города Вележ и территории в несколько километров обороняла одна из дивизии 4-й ударной армии.
          Расстояние от Усвят до Вележа составляет 40 километров, ни каких других частей на этом участке не было.
          С юга, непосредственно к этому участку, примыкала зона действия партизан Суражского района Витебской области. В непосредственной близости от нас действовали отряды Миная Филиповича Шмырева и Данилы Райцева. Вскоре после нашего прибытия отряд Шмырева был развернут в бригаду и непосредственную связь с ним держал отряд этой бригады под командованием Федорова. Западнее этого района, в самой северной части Витебской области, в Михновском районе, непосредственно примыкавшем к южным границам Усвятского и Невельского районов, действовал партизанский отряд  под командованием Дьячькова. На стыке этих двух отрядов, немного южнее, т. е. ближе к Витебску, действовал отряд партизан Городожского района под командованием Воронова.
          В книге "История второй мировой войны", том 4-й эта территория обозначена как территория "Партизанского Края". На странице 352 того же тома есть упоминание этого края (между Усвятами и Вележем), который называется "Суражские ворота".
          1-й секретарь ЦК КПБ товарищ являлся руководителем всего партизанского движения на территории оккупированной Белоруссии. Он находился при штабе 3-й ударной армии, будучи членом Военного Совета. А первый секретарь Витебского обкома КПБ товарищ Стулов, находящейся при штабе 4-й ударной армии, был членом Военного Совета этой армии. При штабе армии находились и другие члены бюро Обкома партии.

Действия батальона(февраль-апрель 1942 года).
          Для выполнения задач наш батальон занимал оборону севернее обороны 3-го батальона 21-й бригады, т.е. в поселках Авсейково, Струги, а южнее располагалась наша 2-я лыжная рота, которой командовал лейтенант Батутов.
          Взвод автоматчиков лейтенанта Бельченко и взвод 50-ти миллиметровых минометов этой роты, командир минвзвода лейтенант Неволин были выставлены далеко на север. Они должны были, находясь в селе Каменный Городец, поддерживать непосредственную связь с лыжным батальоном 3-й армии. Расстояние 3-4 километра, что между лыжным батальоном 3-й армии и нашим батальоном, было не кем не занято и патрулировалось нашими лыжниками из 2-й 3-й рот.
          Стык между Усвятами и Вележем прикрывала наша 1-я рота, которой командовал младший лейтенант Дерепа. Два ее лыжных взвода и минвзвод располагались в деревне Усвяты, Кивалы, Бор.
          Для поддержания непосредственной связи с частями Красной армии и партизанскими отрядами был направлен один взвод роты под командованием лейтенанта Чиняева. Была передана группа саперов 21-й бригады. Они были направлены в глубокий стык противника в поселок Межа, который находился на стыке трех районов действия Витебских партизан»
Из воспоминаний лейтенанта А.И. Чиняева «Наш батальон входил в состав 21-й курсантской бригады. Наш боевой путь проходил через озеро Селигер, Осташково, Торопец и другие, заняли местечко Усвяты. В первых числах февраля 1942 года меня вызвал командир бригады и комбат капитан Назаров. Они со мной поговорили о самочувствии и т. д. , а дальше говорят: "вы можете идти в тыл врага?" Я подумал и согласился. Задачей было: организация партизанских отрядов, уничтожение мелких гарнизонов, немецких полицейских и т. д. Была придана рация "Северок". Было дадено два дня на подготовку и 4-го февраля 1942 года около 11 часов ночи я с группой вышел из расположения. Мы шли на лыжах по азимуту в пургу, буран. Первым пунктом была деревня Сорокино, мы прошли от Усвяты 15 километров. Нашли там старосту у него взяли 6 лошадей с санями, чтобы быстрее проехать в тыл. Утром проехали местечко Межа Меховского района БССР.
          В тылу врага мы находились с 4-го февраля по 24-е апреля 1942 года. За это время были проведены следующие операции:
          Было организовано два партизанских отряда, первым командовал Дьяков, бывший начальник ГПУ Меховского района. Второй отряд под командованием Воронова, около Суража.
          Сожгли леспромхоз, завод и станцию. Уничтожили полицейских и мелкие немецкие гарнизоны.   
          Прошли по районам Суражской, Меховской, Невельской, вели агитацию: "Убей немца" и т. д.
          Мне было приказано собирать скот для фронта. Было собрано около 120 голов. Немцы и полицаи узнали об этом и пошли за нами следом. 23-го апреля утром, примерно, в 3 часа в местечке Межа мы устроили засаду. Я приказал командиру отделения Кирсанову гнать скот дальше по маршруту Мыш-Бро-Усвяты. Так скот был поставлен на место. Я с группой дождались немцев. Впереди шло два броневика, 4 машины с солдатами. Бой продолжался около двух часов. В результате уничтожили и сожгли 2 бронемашины, 3 автомашины и около 50 убитых немцев и полицаев. На одной автомашине приехали в Усвяты. За бои в тылу врага меня 1-го мая 1942 года наградили орденом "Красного знамени".»
.
          Из воспоминаний А.И. Никифрова «Штаб нашего батальона вместе с 3-й лыжной ротой лейтенанта Демидова и ротой 82 миллиметровых минометов лейтенанта Дашкина, пулеметным взводом и взводом ПТР, а также санитарной и хозяйственный взвода располагались в деревне Подчертково. Минометная рота расположилась на огневых позициях для поддержания частей своим огнем. 3-я рота и пулеметный взвод использовался нами для патрулирования стыков. Кроме этого все подразделения, располагавшиеся в Подчертково, принимали участие в походах батальона в тыл противника. После занятия оборонительных рубежей в указанных пунктах батальон приступил к выполнению боевых задач, которые были весьма напряженные по выполнению и ответственные по своему значению.
          Необходимо прямо сказать, что здесь, в районе Усвят батальон оказался в своей стихии. Лучших условий для такой части, как лыжный батальон трудно было найти. От нас офицеров требовалось умение управлять боем своего подразделения, используя все благоприятные для нас условия.
          Совершенно невозможно написать о всех действиях, как отдельных групп, так и всего батальона, которые нам пришлось вести за эти три месяца. Бои с противником вели взвода Бельченко, Неволина, располагавшихся в Каменном Городце. Первоначально Каменный Городец был занят группой немцев и поэтому взводам пришлось временно располагаться в Стеревнево.
Было много работ и забот и у 1-й роты. Кроме патрулирования дороги Усвяты-Вележ, неоднократно приходилось обеспечивать выход наших людей в расположение партизанских отрядов Шмырева и Федорова.
          Особенно ответственную задачу выполняла рота в апреле 1942 года, когда в район Суража ходила большая группа работников обкома партии, которых проводили в деревню Заполье на совещание с руководством партизанских отрядов. Рота успешно справилась и с этой задачей.
          Весьма сложную задачу в течении всех 3-х месяцев выполнял 1-й взвод нашей роты, будучи в тылу противника. Довольно часто приходилось вести с немцами "огневой разговор". По сути дела они находились на положении партизан, но в гораздо более сложных условиях. Партизаны были вправе действовать там, где могут появиться, используя внезапность. Наш взвод был обязан действовать и находиться там, где ему приказано. Помимо обеспечения связи с партизанскими отрядами, взвод попутно вел большую работу по материальному обеспечению наших частей. С помощью партизан взводом было собрано у местного населения и передано на нашу сторону большое количество зерна, картофеля, сена, овса. Мы от этого взвода получили большое количество лошадей, столько, что к концу зимы наш батальон был полностью обеспечен транспортными средствами. Часть лошадей было передано колхозникам близлежащих деревень. Все это делалось в условиях, когда существовала реальная опасность в любой момент встретиться с немцами или с полицаями, которых было предостаточно, особенно в Городке, где у них было управление. Часто эти сборы продовольствия и фуража происходили в стычках, из которых взвод выходил с честью.
          Отмечая наиболее значительные события из боевой деятельности батальона, считаю необходимым более подробно отметить три выхода в тал противника.

Выход группы Назарова.
          Сразу же по прибытию батальона в Подчертково, группа наших лыжников, численностью около 100 человек под командованием комбата Е. Т. Назарова, была отправлена в тыл противника. Целью ее похода было проведение глубокой разведки сил расположения противника, установление связи с партизанскими отрядами и выработка совместного с ними плана действий.
В течении четырех суток группа прошла территории Усвятского , Суражского, Городошского и Мехновского районов. Установили связь со всеми партизанскими отрядами, действовавшими в этих районах. Провела десятки встреч и бесед с жителями. Эти люди впервые после 6-ти месячной оккупации встретились со своими воинами и были бесконечно им рады.
          Для сокрытия истинных целей похода, а также с введение в заблуждение противника о составе о составе лыжной группы ее участниками был разработан не сложный план. Все офицеры и рядовые при обращении друг к другу и вообще при всех разговорах происходящих в присутствии посторонних людей, называли не те звания, а на несколько рангов выше. Так, например, командира батальона никто не называл товарищ лейтенант, а называли товарищ полковник, командира 3-й роты называли товарищ майор. Так что многие младшие командиры на время похода превратились в лейтенантов и старших лейтенантов, а взвода в целые батальоны. Наша маскировка в последствии дала такие результаты, которых мы не могли ожидать. Слух о крупном лыжном соединении разнесся очень быстро и немцам стало известно, что у них в тылу действует чуть ли не целая лыжная бригада. Немцы начали усиливать свои гарнизоны в Невеле, Сураже и Городке, стянув туда подразделение своих войск с других участков.
          Слух о том, что на севере Витебской области появились советские лыжники разнесся на другие районы и связные партизанских отрядов выходили на территорию этих районов для встречи с нами. Эти встречи надолго остались в памяти жителей, встречавших нас во время похода. В изданных книгах о партизанах упоминаются эти действия группы Назарова.
          Этот поход имел большое мобилизующее значение для всех партизанских отрядов. Он поднял настроение наших советских людей оказавшихся в оккупации. Нам позволили ознакомится с той местностью, на которой нам предстояло действовать. Совершая последующие походы в тыл противника мы уже знали, где можно двигаться не опасаясь и где нужно глядеть в оба. Во время нашего похода все время вместе с нами находился корреспондент газеты "Правда" и "Комсомольская правда" товарищ Коробов. В марте месяце была напечатана статья "По тылам врага" в "Комсомольской правде", а 1-го и 3-го апреля в газете "Правда".

Бои в селе Барновалово и окрестностях.
          Мне приходилось бывать в деревне Бор, где раньше стоял взвод лейтенанта Гаврилова. Теперь там в полную силу работал Витебский обком партии со всеми отделами вплоть до редакции газеты и типографии.
          К этому времени немцы заняли все населенные пункты вдоль дороги Сураж-Усвяты  и входить в тыл противника равно как и выходить стало намного сложнее. Мы каждую ночь выходили через болото к переднему краю обороны противника. Село Барновалово находилось в километрах 8-9 от переднего края обороны противника и располагалась на дороге Усвяты-Невель. В селе находились артиллерийские позиции противника и другие подразделения обслуживания, всего 80-90 немцев. Кроме того небольшой гарнизон немцев находился в соседнем селе Боброво.
          В первых числах марта 1942 года батальону было приказано совершить ночной марш по маршруту Подчертково, Козлово, Мыший Бор, Соропило и подойти к Барновалово. Завязать с противником огневой бой, выявить его огневые позиции артиллерии, а затем возвратится в свое расположение. Ночью батальон прошел просматриваемый участок обороны немцев, к утру вышел в село Мыший Бор. Здесь мы всегда встречались с партизанами, и получив от них соответствующие сведения, продолжали выполнять задания. До обеда батальон расположился в деревне, а впереди действовала наша разведка. В селе жителей не обнаружили, хотя все говорило, что здесь недавно были люди. Продолжая путь дальше, дошли до Пахомовичей. С северной окраины хорошо просматривалось все село Барновалово. На половине дороги между Пахомовичей и Барновалово были сараи. Эти сараи сразу же были заняты нашими разведчиками и стали выполнять роль боевого охранения. Батальон в Пахомовичи вошел через его низкую часть и противником не был замечен. В это время немцы грузили на две подводы солому из сарая, который стоял на лесной поляне, ближе нашего боевого охранения. Немцы бросили погрузку и быстро нахлестывая лошадей удирали к своим мимо боевого охранения. Лыжники пропустили одну подводу, а по второй открыли огонь зажигательными пулями. В начале появился дымок, а затем солома загорелась пламенем и немцы погоняя обгоняли переднюю подводу, попрыгали на нее, а первая была уже в Борновилово. Этим мы обнаружили себя и дали возможность немцам подготовиться. Мы выставили боевое охранение на фланги, остались ночевать в Пахомовичах. Рано утром немцы выслали две группы разведчиков, но мы открыли по ним огонь и немцы залегли, начали вести обстрел сараев из пулеметов. примерно через час немцы численностью до 200 человек под прикрытием своей артиллерии и поддержанные огнем разведчиков из леса. Первыми встретили противника два пулеметных расчета на кладбище, приняв на себя огонь артиллерии. По мере приближения противника вступили в бой основные силы нашего батальона, занимавшего почти круговую оборону. Комиссар батальона руководил полем боя, находясь у крайнего дома с бойцами. Видимо ему не понравилось как вели огонь наши 82 миллиметровые минометы, он перебежал к минометчикам и стал руководить огнем, немцы засекли наши расчеты, разорвался снаряд, убило и ранилонесколько бойцов»


Николай Фролович Зайкин «В марте 1942 года батальон получил боевую задачу: с помощью партизан проникнуть в тыл врага и изучить его расположение, их оснащение и уничтожить мелкие гарнизоны. Рейд под командованием Назарова продолжался более месяца. Батальон прошел четыре района. Немцы подумали, что в их тылах действует крупная воинская часть, стали снимать части с фронта и усиливать район нашего действия.
Так батальон подошел к селу Борновилово, на окраине заняли оборону. На второе утро появилась немецкая разведка, которая напоролась на нашу охрану. Лыжники открыли огонь, разведка залегла.
Через час, под прикрытием огня из леса вышла цепь немцев. Я в то время находился с двумя лыжниками в дозоре в одном километре от деревни. Наблюдая за противником, я обнаружил на левом фланге скопление двух групп немецких лыжников. Они подошли к амбарам и установили минометы. Вскоре на правом фланге появилась группа лыжников, которая прошла мимо нас на расстоянии 200 метров, мы подумали, что возвращается наша разведка. Мы смотрели на них, они на нас, видимо подумали, что свои. Но лыжники подошли к деревни, развернули боевой порядок и приняли бой. Из деревни вели огонь по противнику основные силы нашего батальона.
Первыми встретили врага два пулеметных расчета в боевом охранении и приняли всю мощь немецкого огня на себя. Заработали пулеметы и автоматы основных сил нашего батальона. Комбат Назаров наблюдал за ходом боя с чердака крайнего дома. В разгар боя решил сам регулировать огонь минометной батареи, находящейся во дворе крайнего дома.  Но вскоре там разорвался вражеский снаряд, там было убито несколько солдат, а сам Назаров был ранен в живот. Его отправили в тыл на подводе, но по дороги он умер.
В виду сложившейся обстановки начальник штаба Сергеев дал приказ на отход. Я же с двумя лыжниками так и остался в дозоре. Затем мы встали на лыжи и направились к селу, немцы заметили нас и открыли огонь. В селе, где был наблюдательный пункт стояла лошадь, запряженная в подводу. На мой голос никто не ответил, мы втроем в селе остались одни. Вдруг неподалеку разорвалась мина, мы упали, остались невредимыми, а затем отошли к опушке леса за Борновилово, где были наши лыжники. Ночью пересекли линию фронта и вернулись в свое расположение.
На следующий день в Борновилово отправили разведку. По возвращении она доложила, что немцев в селе нет, они отошли в крупный опорный пункт Чурилово.
Командование приняло решение разгромить опорный пункт врага в Чурилово. К пяти часам утра батальон подошел к Чурилово и занял исходные рубеж. Послышались два мощных взрыва на дорогах, ведущих к поселку. Это партизаны взорвали мосты. Батальон повел огонь по селу, снаряды попали в склад горюче-смазочных материалов. Вспыхнул пожар, немцы были ошеломлены. Лыжники заливали село огнем. В Чурилово двигалось подкрепление немцев. Но рота лыжников, оставленная для прикрытия встретила их плотным огнем. Помощь не подоспела. Боем командовал заместитель комбата А. И. Никифоров. После выполнения задания он дал команду на отход. Мы ушли старым путем в Подчерткого.
В первых числах апреля 1942 года 158-й лыжный батальон был передан в 16-ю ордена Ленина гвардейскую дивизию.
В конце апреля меня направили в 156-ю московскую коммунистическую дивизию на Калининский фронт.»


Вспоминает бывший командир взвода А. И. Чиняев.  «Второй раз батальон выполнял задание по разгрому немецкого гарнизона в Чурилово. Там находились склады с бое­припасами, мастерские по ремонту машин. Насчитывалось около 200 солдат и офицеров, в отдалении около восьми километров находился штаб немецких войск.
К пяти часам батальон вышел на исходный рубеж. Раз­дались два мощных взрыва на дорогах у Чурилово. Это партизаны взорвали мосты. Батальон повел огонь. Снаряды попали в склад с горюче-смазочными материалами. Вспых­нул пожар. Лыжники огнем поливали село. К Чурилово дви­галось подкрепление немцев. Фашисты были вынуждены развернуться, вступить в бой. Рота лыжников, высланная для прикрытия, встретила противника плотным огнем. По­мощь к немцам не подоспела. Командовал боем замести­тель командира батальона А. И. Никифоров.
За эту операцию многие были награждены орденами и медалями. Никифоров – орденов Красного Знамени. Комиссар Н.В. Жуков – орденом Красной Звезды».


В актив батальона можно с гордостью отнести освобождение жителей д. Шенали которых немцы пытались угнать в Германию. А так же разгром в районе хутора Борки эсэсовского батальона и освобождение большого числа наших военнопленных из плена. Есть воспоминания о диверсионных действиях на железных дорогах противника.
Невероятно, но по воспоминаниям лыжников большую группу командиров батальона наградили в Москве  «На рассвете командиров вызвали в штаб, который помещался в клубе строителей. Перед собравшимися выступал генерал. В это время на сцену поднялся М.И.Калинин и поздоровался со всеми. Он сказал, что наша партия и правительство возлагают большие надежды на уральцев. «Бейте же безжалостно фашистских захватчиков, чтобы они не нашли дороги обратно». М.И.Калинин сошёл в зал, подсаживался к командирам, выспрашивал о готовности, о снабжении. Он подошёл к комсоставу лыжников, спросил: «Скажите, все так молоды и здоровы как вы?» Потом улыбнулся и сказал: «С такими молодцами мы победим любого врага». А когда уходил, с отеческой строгостью сказал: «Зря не рискуйте, берегите людей. Думайте о них в любой обстановке».


Вспоминает С.С.Зубарев. «158-й лыжный батальон стоял на отдыхе в селах Подчертково и Террасы. Было дано задание наблюдать за воздухом, чтобы немцы не сбросили парашютистов-разведчиков, 3-я рота углубилась в лес, и бойцы наблюдали, прислушивались. До слуха донеслись звуки приближающегося самолёта. Самолёт над лесом развернулся и улетел.
В это время из Террасы в Подчертково возвращался санитар Калькаев. Миновав последних патрулей, он свернул в лес и тоже услышал гул самолёта, который шёл низко, потом развернулся и скрылся за горизонтом. Калькаев пошёл вперёд и вдруг увидел вспышку. Санитар понял: кто-то подал сигнал. Он осторожно стал пробираться в глубь леса и вдруг за что-то зацепился ногой. Оказалось, за стропы парашюта.
Сомнений не было – парашютист-разведчик. И тут Калькаев заметил в зарослях леса домик. Чутьё подсказывало – он здесь. С автоматом на изготовку боец бесшумно приблизился к жилищу, прислушался. До слуха донеслись мужские голоса. Осторожно прильнув к окну, заметил, что за столом сидят двое, – один светит фонариком, другой держит в руках лист бумаги и что-то рассказывает. Калькаев внимательно присмотрелся и ахнул. В одном он узнал жителя д.Подчертково Валентина Папулу. Тот в последнее время крутился возле лыжников, что-то вынюхивал, словом, проявлял излишнее любопытство. Второй, видимо, и есть парашютист-разведчик.
Пока Калькаев размышлял, Папула что-то передал незнакомцу и заторопился. Понимал, сволочь, что опасно здесь, что надо скорее уходить, что его могут заметить вездесущие лыжники-разведчики.
Фонарик погас, и оба шпиона вышли из домика. Тогда Калькаев и крикнул: «Стой! Стрелять буду!» Папула среагировал моментально и успел выстрелить на голос. Пуля врезалась в сосну, и щепкой лишь ободрало щеку. Не раздумывая, враги бросились в чащу. Калькаев не растерялся, дал длинную очередь из автомата, ранил предателя и задержал его. В это время подоспели лыжники и очень скоро настигли лазутчика. У него изъяли листок бумаги со сведениями о батальоне.»

С февраля по апрель батальон вел напряженную боевую деятельность в «Усвятских воротах».
Дальнейший боевой путь батальона неизвестен.  По воспоминаниям Н. Ф. Зайкина «В первых числах апреля 1942 года 158-й лыжный батальон был передан в 16-ю ордена Ленина гвардейскую дивизию.» Точная дата передачи батальона в 16 ГСД неизвестна, но вероятно это произошло после 10 апреля и то временно или передавалась только небольшая часть батальона. В ночь с 9 на 10 апреля 21стрелковая бригада совместно с приданными ей   лыжными   батальонами  и во взаимодействии с партизанскими отрядами Дьяченко и Литвинова разгромила фашистов в деревнях Жабино, Чурилово, Халнны, Альшуты, Пожары, Рындино, Пруд, Курганы, Козодоево, Боброво, Волково. Вполне вероятно, что 158 ОЛБ участвовал в этих боях.
Кроме того 16 ГСД получила на укомплектование 20 апреля 1942г уцелевших лыжников 61,68,262,263 ОЛБ, а 158 ОЛБ был переформирован в 8 ОСБ 25 июня 1942г.
8 ОСБ вполне может оказаться не 8 отдельный саперный батальон (в перечне саперных батальонов, подходящей части нет), а стрелковый батальон 47 СД, формировавшейся на базе 21 ОСБР. Но точно это неизвестно.


Это неоконченная статья о боевом пути 157 отдельного лыжного батальона, в последующем статья будет дополнена.
Известные лыжники 158 ОЛБ
НИКИФОРОВ АЛЕКСАНДР ИВАНОВИЧ — майор, заместитель командира 158 отдельного лыжного батальона Северо-Западного фронта.
Награжден двумя орденами «Красное Знамя», Суворова III степени. Отечественной Войны I степени, «Красная Звез­да», медалью «За боевые заслуги» и двенадцатью другими медалями.
664033,  г.   Иркутск,  33,  ул.   Лермонтова,   д.   325-а,   кв.   29

ЗАИКИН НИКОЛАЙ ФРОЛОВИЧ — лейтенант 158 от­дельного лыжного батальона, пом. коменданта г. Еольгаста, 2-я ударная армия.
Награжден орденами Отечественной Войны, «Красная Звез­да», медалями «За отвагу» и другими.
454024,   г.   Челябинск,   24,   ул.   Военная,   д.   4,   кв.   1Н6.



Комментариев нет:

Отправка комментария