Ярлыки

1 (26) 1 ударная армия (38) 10 армия (7) 11 армия (21) 13 армия (7) 14 армия (24) 16 армия (7) 19 армия (5) 2 ударная армия (42) 20 армия (7) 21 армия (5) 22 армия (5) 26 армия (11) 27 армия (4) 29 армия (3) 3 армия (23) 3 ударная армия (31) 30 армия (19) 31 армия (3) 32 армия (14) 33 армия (3) 34 армия (29) 38 армия (3) 39 армия (15) 4 армия (9) 4 ударная армия (27) 40 армия (9) 41 армия (1) 43 армия (13) 49 армия (6) 50 армия (6) 53 армия (11) 54 армия (14) 55 армия (2) 59 армия (8) 6 армия (1) 67 армия (2) 68 армия (7) 7 армия (8) 8 армия (3) 9 армия (1) Брянский фронт (27) Видео (16) Военные округа (6) Волховский фронт (56) Воронежский фронт (3) Западный фронт (69) Запасные лыжные части (78) Калининский фронт (91) Кандалакшская ОГ (5) Карельский фронт (49) Кемская ОГ (12) Книги (9) Ленинградский фронт (21) Лыжные батальоны (306) Лыжные бригады (68) Масельская ОГ (2) Медвежьегорская ОГ (3) Операции Красной Армии (20) Приказы (37) Северо-Западный фронт (99) Фото (23) Фотографии бойцов (32) Фотографии лыжников (7) Центральный фронт (9) Юго Западный Фронт (16) Южный фронт (4)

вторник, 25 февраля 2014 г.

249 отдельный лыжный батальон 39,22 армий (249 ОЛБ)



249 отдельный лыжный батальон 39,22 армий (249 ОЛБ)


249 отдельный лыжный батальон 39,22 армий, в  составе действующей армии с 25 января 1942г по 31 мая 1942г. В составе 39 и 22 армий участвовал в боях с противником на ржевском и оленинском направлении.

249 отдельный лыжный батальон был сформирован в Уральском Военном Округе, в 21 ЗЛБР. В январе 1942г в г Челябинск. 249 ОЛБ 24 января прибыл в г Ярославль где был доукомплектован и довооружен. 20 февраля 1942г убыл из Ярославля и  прибыл на ст Старица, откуда на лыжах перешел в расположение 39 А.

Из воспоминаний  Казакова Владимира Захаровича.
    «Вспоминать войну тяжело, больно. Был дважды ранен, дважды контужен. Вспоминать об этой страшной, жестокой войне трудно, но надо для людей, живущих на нашей земле.
    22 июня 1941года в день  начала Великой Отечественной войны я находился в городе Чкалове (Оренбурге) на летней сессии заочного отделения в Педагогическом институте.
    Мне было 18 лет. Я хорошо помню, это был воскресный день. Утром, после выступления по радио Молотова о нападении Германии на нашу Родину, город замер в тревожном ожидании. Затем как бы очнувшись, улицы заполнились толпами возмущённых людей. Начались митинги, у военкоматов установились очереди добровольцев на фронт.
    3 октября 1941 года я был призван добровольцем в ряды Красной Армии и направлен на фронт в 249 отдельный лыжный, стрелковый батальон, который формировался из молодых крепких парней комсомольцев со средним образованием в районе города Челябинска.
    В ноябре 1941 года был избран ответственным секретарём комсомольской организации этого же батальона, а в декабре 1941 года в звании зам. политрука был на передовой и получил первое боевое крещение.
Наши войска разгромили немцев под Москвой, и наш 249 батальон влился в 22 армию Калининскую фронта, наступавшую на город Ржев.»
Из воспоминаний Гуренева Н.Т. " Родился в 1923 году на Дону в казачьей семье. Все пятеро братьев воевали. К началу войны я закончил десять классов. Все мы были комсомольцами, сразу пошли в военкоматы проситься на фронт. Шли по степи, калмыки помогали, кормили, на верблюдах подвозили. 15 октября погрузили на пароход, везли до Ульяновска, затем в теплушках — до Магниторска. Набирали 249-й отдельный лыжный батальон. Выдали нам новые белые полушубки.
"
4 ноября 1941 года привезли в Москву. Помню, что был сильный ветер, запомнился огромный плакат «Родина-мать зовет». 7 ноября шли по Красной площади. Хотелось крикнуть Сталину: «Мы победим», чтоб не волновался."
Воспоминания Гуренева  Н.Т. о пути 249 ОЛБ на фронт не совпадают ни с воспоминаниями других лыжников ни с документами.

Из воспоминаний А.И.Барманова  «Наш 250-й ОЛБ высадился на станции Старица (Калининский фронт). Помню, находились в д.Малая Подленко, оттуда 4 марта 1942 года перешли в наступление – нам был дан приказ перерезать железную дорогу Ржев–Белый. Трём батальонам, кроме 250-го ещё 249-й и 251-й, было придано шесть танков «КВ». За три дня наши батальоны освободили от фашистских захватчиков двадцать один населённый пункт».
Вероятно Барманов имел в виду железную дорогу Ржев- Оленино, где в это время наши войска вели наступление, с целью соединится с 30 А и отсечь Оленинскую группировку противника от Ржевской группировки. 
Батальон 1 февраля и 1 марта числится в составе 39 А. Но 249 ОЛБ в это время был в Ярославле, вообще впечатление такое, что 249 ОЛБ задержался и не прибыл в состав 39 А к началу наступления, а в пути был задержан и введен в бой на участке 22 А.
Вообще необходимо отметить, что 249,250,251 ОЛБ попали на фронт когда немцы готовили наступлениев первых числах марта, «1) 9-я армия охватывающей атакой уничтожает 39-ю русскую армию и устанавливает связь между западным крылом 23 ак и г. Белый. Затем она приступает к выполнению главной задачи: наступление на север с рубежа 23 ак.
2) 23 ак своими северным и западным фронтами удерживает теперешние позиции. Корпус уничтожает силы противника, наступающие с юга и юго-запада, охватом их южного фланга. С этой целью корпус массированными силами всех родов войск (в т. ч. и авиации) продолжает наступление на Монино в долине р. Лучеса. Южный фланг прикрывают лишь слабые части. Группа, расположенная в районе ст. Мостовая, присоединяется к наступлению южной группы в долине р. Береза.
Задача заключается в том, чтобы как можно скорее перерезать и блокировать шоссе Нелидово — Белый, чтобы затем, уничтожив противника южнее железной дороги, прорваться на г. Белый. С 1.3 корпусу придан танковый батальон Людера (5 тд).»
Наши войска сами наступали на противника спасая 39 А и 11 КК, не давая ему сомкнуть кольцо окружения и уничтожить их и не давая противнику возможности наступать на Демянск и разгромить крупные силы калининского и Северо-Западного фронтов. С сожалению только непрерывное наступление без должной подготовки спасало наши войска от полного разгрома, .

В середине марта 249 ОЛБ  вел бои совместно с 362 СД, за д Большая Вязовка, где понес  очень большие потери. До 13 марта в журнале боевых действий 362 СД 249 ОЛБ не упоминается. 362 СД начиная с 15 февраля медленно наступала вдоль железной дороги Нелидово-Оленино. Характер наступления 362 СД виден из записи в ЖБД  «1/1208 сп, будучи в резерве командира дивизии, получил задачу по овладению рощи, что юж. КАРПОВО. в течение 6.3 полк, находясь на достигнутом рубеже, вел огневой бой с противником. 1 сб вел бой на подступах к КАРПОВО. В течение 7, 8, 9 марта полк предпринимал неоднократные атаки на ТРУХАНОВО, подпускал нашу пехоту на близкое расстояние, не открывая ружейного огня, а с близких дистанций ( 100 м) открывал губительный огонь.» Можно предположить что и 19 марта немцы атакующих лыжников  подпустили на 100 метров и затем открыли сильный огонь, лыжники понесли большие потери.


Из воспоминаний  Казакова Владимира Захаровича.
 «После первого боя, в котором погибли командир и политрук, командиры взводов, я принял командование ротой на себя. После вывода роты из боя, я был назначен политруком этой роты.»
В наградном листе на Казакова В.З. говорится, что на фронте он с 7 марта 1942г. 19 марта 1942г во время боя за д Большая Вязовка погиб политрук роты, Казаков В.З. принл на себя его обязанности, вынес с поля боя убитого политрука и раненых бойцов, после боя ему было присвоено звание «младший политрук» и он был назначен политруком роты.


Из воспоминаний Гуренева Н.Т. "Были бои жестокие под Ржевом, третий раз город брали. Горячий был, молодой, только девятнадцать лет исполнилось. Комбату кричу: «Где наша авиация?». А он: «Контра!». Повели меня в особый отдел. Потом был военный трибунал. Десять лет дали. Судили по 58-й статье. Было это в августе 1942 года...
За спиной к этому времени были две похоронки, бои под Москвой, Калининский фронт, где в боях за деревню Карповку (вероятно Карпово - деревня рядом с Большой Вязовкой) наградили орденом Красной Звезды. Был ранен, лежал в госпитале, сбежал на передовую, а когда вернулся, госпиталя не было, танки немецкие прошли, все проутюжили. Спаслась только медсестра. Так домой ушла первая похоронка.
Потом было второе ранение. А случилось это так. Бросил противотанковую гранату в амбразуру, а там снаряды оказались. Меня и накрыло. Произошло это 2-3 мая 1942 года. Накануне мне выдали новые сапоги. Они меня и спасли. Дед с бабкой решили снять сапоги, а я зашевелился. Было это под Ржевом. Так родные получили вторую похоронку на меня. Старики в землянке выходили картофельным крахмалом, я семь дней у них пролежал, а потом они оттащили меня в госпиталь. Дали старикам мешок сухарей, махорки, ведро с солью. Старику за спасение бойца выдали орден Красной Звезды. Через пятнадцать лет поехал я в ту деревню, нашел дочь стариков и внучку…"

Из воспоминаний  Казакова Владимира Захаровича
«В марте 1942 года был сформирован диверсионный отряд из добровольцев разведчиков лыжного батальона. Это было под Яхромой(?).  Наша рота лыжников получила спецзадание: уничтожать штабы и карательные команды противника у него в тылу. Вот мы, ещё неопытные в борьбе с врагом, но переполненные ненавистью к  фашистам, бесстрашно отправились к ним в тыл. Наши разведчики определили, где находится вражеский штаб. Мы окружили дом. Командир роты с группой солдат залёг перед дверью, а я со своей группой через окно ворвался в помещение. Завязался рукопашный бой, и скоро с 9-ю фашистскими офицерами было покончено.  Я был сёрьёзно ранен ножом в бок. После окончания боя меня командир роты отправил с ординарцем к своим. Группа солдат конвоировала языка, а остальные остались в тылу врага. Трое суток ординарец Миша Кись по глубокому снегу тащил меня к своим. Не рассказать, как мы уставали, голодали, искали выход из, казалось бы, безвыходных ситуаций. За эту операцию командование наградило меня  медалью «За отвагу», а Мишу «За боевые заслуги». Путь для наступления батальона был открыт.»
Этот рассказ, правда оставляет много вопросов. Из наградного листа следует, что Казаков участвовал в многих ответственных разведках. В первых числах апреля 1942г будучи в разведке получил ранение, но несмотря на глубокий снег смог самостоятельно выбраться из тыла врага.

31 мая 1942г 249-й отдельный лыжный батальон был официально расформирован, но тем не менее батальон и далее продолжал  действовать как разведбат.

Из воспоминаний М.П.Попова «В июне 1942 года этот батальон (249 ОЛБ) находился на Калининском фронте, в 5 км от станции Мостовая у села Большая Вязовка. На аэродроме – тяжёлые немецкие самолёты с пополнением. Батальон получил задание: захватить «языка». На подготовку было затрачено три дня. Вся группа день и ночь наблюдала за передним краем, изучая обстановку, выявляя огневые средства противника. Участок советской обороны простреливался из трёх дзотов. От дзота у опушки леса к дзоту, что находился ближе к батальону, лыжники прорыли траншею, из которой всё хорошо просматривалось. Немцы ночью не появлялись. Учитывая это, группа наших разведчиков проникла ночью в траншею, вырыла ниши, тщательно замаскировав убранный грунт.
...Долго тянулось время! А когда, наконец, настало долгожданное утро, полное напряжения и тревоги, послышалась немецкая речь. Сколько их? Один, десять?.. Заранее было решено пропустить нескольких немцев через первую пару разведчиков, а остальных – отсечь автоматным огнём. И, конечно, главное – захватить «языка» и выкинуть его за бруствер. Другая группа из трёх разведчиков должна доставить «языка» в часть. Всё получилось так, что лучше не придумаешь! Немец оказался один, без труда был зажат группой захвата и обезоружен. Разведчики без помех его скрутили и поволокли. А после сигнальной ракеты их ещё и поддержали огнём. Словом, «ценный трофей» был благополучно доставлен в часть.»

.
Это неоконченная статья о боевом пути 249 отдельного лыжного батальона в последующем статья будет дополнена.

Комментариев нет:

Отправка комментария