Ярлыки

1 (26) 1 ударная армия (38) 10 армия (7) 11 армия (21) 13 армия (7) 14 армия (24) 16 армия (7) 19 армия (5) 2 ударная армия (42) 20 армия (7) 21 армия (5) 22 армия (5) 26 армия (11) 27 армия (4) 29 армия (3) 3 армия (23) 3 ударная армия (31) 30 армия (19) 31 армия (3) 32 армия (14) 33 армия (3) 34 армия (29) 38 армия (3) 39 армия (15) 4 армия (9) 4 ударная армия (27) 40 армия (9) 41 армия (1) 43 армия (13) 49 армия (6) 50 армия (6) 53 армия (11) 54 армия (14) 55 армия (2) 59 армия (8) 6 армия (1) 67 армия (2) 68 армия (7) 7 армия (8) 8 армия (3) 9 армия (1) Брянский фронт (27) Видео (16) Военные округа (6) Волховский фронт (56) Воронежский фронт (3) Западный фронт (69) Запасные лыжные части (78) Калининский фронт (91) Кандалакшская ОГ (5) Карельский фронт (49) Кемская ОГ (12) Книги (9) Ленинградский фронт (21) Лыжные батальоны (306) Лыжные бригады (68) Масельская ОГ (2) Медвежьегорская ОГ (3) Операции Красной Армии (20) Приказы (37) Северо-Западный фронт (99) Фото (23) Фотографии бойцов (32) Фотографии лыжников (7) Центральный фронт (9) Юго Западный Фронт (16) Южный фронт (4)

вторник, 14 июня 2016 г.

32 лыжная бригада

32 лыжная бригада

32 лыжная бригада в составе действующей армии с 11 сентября 1942 года по 15 ноября 1944 года.
32 лыжная бригада была сформирована на базе 3 стрелковой бригады, которая в свою очередь была  сформирована из 3 и 8 лыжных бригад воевавших под Кестеньгой и 4 лыжной бригады воевавшей на Кандалакшском направлении. .

О боях 32  лыжной бригады пока практически ничего неизвестно. 
По некоторым данным бригада держала оборону до 1944 года на Ребольском и Кандалакшском направлении Карельского фронта, в частности на реке Чирка-Кемь и посёлке Ледмозеро и Лехта.


До весны 1944 года бригада занимала оборону на стыке Ухтинского и Ребольского направлений (на дальних подступах к городу Беломорску) с задачей активными действиями отрядов и групп громить белофиннов, тем самым сковать большие силы врага и не дать противнику возможности перебросить свои резервы на Петрозаводское направление и даже к блокированному Ленинграду. Разведывательно-диверсионные группы бригады регулярно совершали боевые выходы в глубокий тыл финских войск. За период с 1942 по март 1944 года лыжниками бригады на Ребольском направлении было совершено более 1500 боевых операций по тылам противника. Для успешных действий в тылу врага части и подразделения бригады умело взаимодействовали с партизанскими отрядами «Красный Онежец», «Вперед», «Железняк».
9 февраля 1943 года во время боевой операции в тылу финских войск разведывательный взвод 3 отдельного лыжного батальона под командованием лейтенанта Аршинского Петра Михайловича, имел задачу выйти на дорогу к гарнизону Келло-Гора в Ругозерском районе Карело-Финской ССР, выявить его численность и, ворвавшись в гарнизон, уничтожить его. Ожесточенный бой длился 4 часа. Враг вызвал подкрепление и, в неравном бою, отстреливаясь до последнего патрона, практически весь разведвзвод во главе с его командиром был уничтожен врагом. В этом бою погибло 29 человек. За геройство, стойкость и мужество в бою лейтенант Аршинский П.М. награжден орденом Красного Знамени (посмертно).
В июле 1943 года рвзведотряд под командованием помощника начальника 1 части штаба бригады капитана Максимова Н.А. в районе реки Чирка-Кемь в Ругозерском районе Карело-Финской ССР (ныне Муезерский район Республики Карелия) провел боевую операцию по разгрому гарнизона противника.
Из воспоминаний А.И. Пыстина бойца 199 ОЛБ
«Обычно в газетах всегда писали про удачные операции, взятие языка или разгром какого-либо гарнизона немцев, но было не меньше провалов. В 1943 году, когда я уже был разведчиком отдельного артдивизиона после разгрома нашей бригады и особенно 199 батальона, мы стояли в с. Лехта, вернее около Лехты в лесу, в нескольких километрах. Бригада часто посылала в тыл противника за языком или разгромить какой-либо гарнизон немцев.

Летом снарядили группу - человек восемьдесят, чтобы у речки Чирка-кэм пошурудить противника, то есть разгромить один гарнизон и взять языка, если удастся. Разведчиков собирали со всех батальонов, в том числе и от нашего дивизиона взяли троих. Меня отправили по причине того, что я не поехал в артучилище в Благовещенск, фактически самовольно вернулся со штаба фронта.
Шли мы несколько суток. Сплошной линии фронта в Карелии не было и мы шли между фашистскими гарнизонами, кривляя и желая, чтобы не нарваться на них. Шли больше всего ночами, хотя день мало отличался от ночи. На шестые или седьмые сутки, во время привала- дневки заметили, что в сосновом бору много ворон. Проверили, и оказалось, что там лежат наши солдаты, вернее их кости несколько десятков в белых маскхалатах. Командир группы, капитан, позже сообщил, что это были разведчики нашей бригады, которые зимой еще ходили по нашему же заданию и вообще не вернулись, потерялись без вести. Мы, конечно, собрали их, вырыли неглубокую яму и зарыли. Прощаясь с братской могилой, обещали отомстить.
Когда дошли до исходных позиций, опять привал-дневка до начала боя. Вечером бесшумно подошли - подползли к берегу реки Чирка-кэм и стали наблюдать. Ребята на нашей стороне с высокими берегами даже круче, а на той стороне в ложбинке расположен гарнизон. Видны землянки, около них ходят фашисты, говорят и смеются громко, берут с реки воду, умываются и брызгаются. Сама река очень быстрая, но видать не глубокая. Во многих местах торчат не большие камни и под водой с высоты хорошо видно дно - галька. За землянками и одного круглого домика лес и ничего больше не видно. Значит, мы должны ночью перейти речку, напасть на них, уничтожить, что можем и взять языка. Очевидно, у всех мысли работали в этом направлении или даже заметили свои цели-землянки и как к ней подойти, куда бросить гранату и с какой стороны ждать врага, чтобы оборониться.
Начало темнеть. Село солнце. И вдруг на нашей стороне одиночный винтовочный выстрел, хотя до начала операции еще оставалось несколько часов. Конечно, все испугались. На той стороне паника и стали с землянок выскакивать солдаты и стрелять в нашем направлении. Капитан дает команду - немедленно, бегом назад, откуда пришли. Мы бежали почти без отдыха до той братской могилы, где стали выяснять: «Кто стрелял? Узнали, что один разведчик с батальона взял СВТ, что не разрешалось, так как СВТ иногда от удара стреляет сам, и СВТ, стукнувшись об пень, сам выстрелил. Но сгоряча расправиться с этим солдатом не удалось, так как сзади были слышны собаки, которые, преследуя нас шли по нашим следам. Группа быстро собралась и в несколько дней добрались до лесной избушки около поселка Тунгуда, где мы оставляли запас продовольствия. Собак больше не было слышно. После суточного отдыха и нервотрепки мы вернулись «домой», не выполнив поставленную задачу, а солдата из батальона по имени Хазим, говорят, передали в военный трибунал, а капитану Максимову, руководителю группы, сняли одну звездочку и дали взвод. Вроде бы было все рассчитано, каждый уже знал - с какой стороны они врываются, какую землянку штурмуют и с какой стороны, и добрались до цели так близко (на расстоянии ширины речки) и незаметно, гарнизон был виден, как на ладони, но… Один случайный выстрел Хазима все испортил, и операция сорвана, сам пострадал, капитана подвел и нас опозорил. Обсуждая эту «осечку» некоторые командиры и даже солдаты потом уже говорили, что надо было завязать бой, спуститься с берега и разгромить гарнизон. А более рассудительные говорили, что капитан прав. Идти на рожон под автоматы и пулеметный огонь, то есть на осиное гнездо, уже разбуженное - это гибель десятков солдат или даже всех нас. Капитан рассчитывал на внезапность и в полночную панику в стане врага. Тогда был бы успех.
В войну много было неудач. О них знают все, кто воевал.»
В ноябре 1943 года подразделения бригады провели боевую операцию по огневому налету на гарнизон противника ныне не существующей деревни Келло-Гора Ругозерского (ныне Муезерского) района Карелии на правом берегу реки Чирка-Кемь.
В период с 8 по 18 января 1944 года 32 отдельная лыжная бригада под личным командованием командира бригады полковника Горохова И.А. провела боевую операцию по разгрому гарнизонов противника в глубоком тылу финских войск в районе Нюк-Озеро в Ругозерском районе Карело-Финской ССР (ныне Муезерский район Республики Карелия).
В марте 1944 года 32 отдельная лыжная бригада была передислоцирована на Кандалакшское направление Карельского фронта, где вошла в состав 127 легкого горнострелкового корпуса 19 армии. 1 мая 1944 года 32 отдельной лыжной бригаде была вручена Грамота Президиума Верховного Совета СССР и Красное Знамя.


Летом 1944 года 32 отдельная лыжная бригада в составе 127 легкого горнострелкового корпуса 7 армии Карельского фронта приняла участие в Свирско-Петрозаводской наступательной операции

В июне 1944 года войска 7 армии успешно форсировали реку Свирь. Белофинны, спешно отступали. К месту форсирования прибыла 32 отдельная лыжная бригада и сразу же вслед за форсирующими частями перешла в наступление вдоль восточного побережья Ладожское озера. Войска 7 армии освобождали города и села южной Карелии. Бригаду, как самую маневренную, перебрасывали с одного направления на другое для ударов во фланги и тылы отступающих белофиннов. Она участвовала в боях за освобождение Суоярвского и Питкярантского районов Карелии.
В период наступательных действий 7 июля 3 отдельный лыжный батальон совместно с 33 отдельной лыжной бригадой штурмовал позиции финских войск у озера Иля-Лаваярви в Суоярвском районе, 2 батальон форсировал реку Тулемайоки, занял населенный пункт на берегу. С 8 по 12 июля батальоны бригады форсированным маршем прошли от села Лаваярви на поселок Нятяоя Суоярвского района. С 18 по 30 июля года бригада, проводя жестокие бои с превосходящими силами противника на его сильно укрепленных пунктах, по бездорожью и лесисто-болотистой местности совершила обходной марш на поселок Муанто Суоярвского района. Пытаясь остановить прорыв бригады и привести в порядок своих бегущих солдат, враг выдвинул свежие резервы.
20 июля 1944 года 3 погран-егерский батальон финнов из засады напал на движущуюся колонну бригады. Противник, пропустив боевое охранение, внезапно напал на штаб бригады. Первый батальон, штаб и разведрота бригады завязали встречный бой с превосходящими силами врага. Воины развернулись в боевой порядок и смело вступили в бой. Противник, используя внезапность и благоприятные местные условия, стремился отрезать разведроту от основной колонны, уничтожить штаб бригады, захватить ее знамя. Одну за другой рота разведчиков отразила несколько атак противника, каждый раз переходя в ожесточенные рукопашные схватки. Чувствуя свою ответственность за безопасность штаба бригады, ее командования, за сохранность знамени части, разведчики проявляли исключительную храбрость. Удерживая фланг от натиска врагов, третье отделение 3 взвода разведроты сражалось до последнего солдата. В разгар боя на помощь к разведчикам подоспели бойцы пулеметной роты. Не выдержав натиска, неся большие потери, противник начал отходить. Он пустил в ход термитные шашки. Загорелся лишайник, сухой мох трава, деревья. Послышалась команда: « Отходить!». Но отходить разведчикам второго и третьего взводов разведроты было некому. Все они полегли на сопке "Горелой" под городом Питкяранта.
В этом бою погибло 54 воина бригады, был смертельно ранен начальник штаба бригады гвардии полковник Заславский Юзеф Борисович. Он был похоронен с воинскими почестями на кладбище близ церкви в поселке Салми Питкярантского района. Позже на этом месте была создана братская могила, в которой покоятся более тысячи защитников Родины. Решением исполкома райсовета Питкярантского района одной из улиц поселка Салми 9 мая 1985 года присвоено имя гвардии полковника Ю.Б. Заславского.
После успешного проведения Свирско-Петрозаводской операции, сорвавшей замысел противника о создании единого финско-немецкого фронта, бригада во взаимодействии с другими частями Карельского и Ленинградского фронтов продолжала наступательные бои вдоль побережья Ладожского озера по направлению к западной границе нашей Родины. Несмотря на трудности продвижения по пересеченной местности и тяжесть груза (солдаты несли на себе всю материальную часть и боеприпасы), воины бригады успешно справились с поставленными командованием задачами.
24 сентября 1944 года 32 отдельная лыжная бригада вышла с боями на государственную границу с Финляндией и, оставаясь на достигнутых рубежах у поселка Лоймола Суоярвского района, участвовала в ее охране до ноября 1944 года.
Из воспоминаний Г. Глушкова бойца 32 ЛБР "Это было летом 1944 года. Ранним утром 32-я отдельная лыжная бригада совершала передислокацию своих частей по лесному, труднодоступному массиву южной Карелии на подступах к г. Питкяранта. После успешного проведения Свирской операции, сорвавшей замысел противника о создании единого финско-немецкого фронта, бригада во взаимодействии с другими частями Карельского и Ленинградского фронтов продолжала наступательные бой вдоль побережья Ладожского озера по направлению к западной границе нашей Родины.
Несмотря на трудности продвижения по пересеченной местности и тяжесть груза (солдаты несли на себе всю материальную часть и боеприпасы), настроение у воинов было отличным. К этому располагала и теплая погода карельского лета, и присущие только этим местам запахи лесных трав и, конечно, главное — приближение заветной цели — скорейшее изгнание врагов за пределы нашей Родины. Исходный рубеж, куда продвигалась бригада, находился на правом фланге наступающих частей.
Шли пешей колонной в обычном боевом порядке. Батальоны передислоцировались отдельными колоннами. Разведроте часто приходилось останавливаться, ждать основное ядро. До исходного рубежа оставалось немного. Впереди высота. Уже был заметен подъем. И вдруг раздалась частая, оглушительная трескотня автоматных очередей. Противник в составе усиленного батальона егерей, пропустив наше боевое охранение, внезапно напал на штаб бригады. Послышалась команда, передаваемая по колонне:
— Пулеметчики, вперед!
Сразу же завязался ожесточенный встречный бой. Противник, используя внезапность и благоприятные местные условия, стремился отрезать разведроту от основной колонны, уничтожить штаб бригады, захватить ее знамя.
Одну за другой рота разведчиков отразила несколько атак противника, каждый раз переходя в ожесточенные рукопашные схватки. Никто не хотел уступать! Раненых и убитых с обеих сторон прибывало с каждой минутой. Исход боя могли решить только большая сила воли, храбрость и мужество бойцов. Чувствуя свою ответственность за безопасность штаба бригады, ее командования, за сохранность знамени части, разведчики проявляли исключительную храбрость.
Удерживая фланг от натиска врагов, третье отделение 3-го взвода разведроты сражалось до последнего солдата. Будучи раненым, не покинул поля боя верный сын Татарии, комсомолец Фарид Латыпов. После гибели командира отделения он поднял солдат в атаку, но вторая вражеская пуля, попав в кисть левой руки, выбила у отважного воина автомат. Превозмогая боль, он нашел в себе силы, бросил последнюю гранату в наступающих врагов. В тот же миг вражеская пуля оборвала жизнь Фарида.
Перебегая от дерева к дереву, ведя беспрерывный огонь, враг упорно стремился продвинуться вперед для того, чтобы прижать роту к болоту. Медлить было нельзя.
— За Родину! Вперед, разведчики! — послышался хриплый голос командира 3-го взвода лейтенанта Бухановского.
— Ура! — раздавалось по всей линии контратакующих бойцов.
На фланге атакующих заглох «дегтяр» — погиб первый номер пулеметного расчета Саша Захаров. Противник сразу же бросился вперед. Но уверенная рука
Шенгелия не дрогнула. Он подпустил врагов поближе и стал расстреливать их в упор.
Бой не затихал. Те из раненых солдат, кто мог стоять на ногах, шли в последнюю атаку с гранатой в руке. Те же, кто не мог стоять, поддерживали товарищей огнем из автоматов.
Совсем молодой разведчик Коля Поповцев заслонил своим телом начальника штаба бригады Ю. Б. Заславского. Полковник Заславский, будучи тяжело раненным, продолжал руководить боем.
У Сосо Шенгелия кончились патроны. Пулеметчик быстро вскочил, что-то громко прокричав по-грузински, взметнул гранату и, успев еще длинной очередью из автомата уложить нескольких врагов, упал, сраженный роем автоматных пуль.
В разгар боя на помощь к разведчикам подоспели бойцы пулеметной роты. Не выдержав натиска, неся большие потери, противник начал отходить. Он пустил в ход термитные шашки. Загорелся лишайник, сухой мох трава, деревья. Послышалась команда:
— Отходить!
Но отходить разведчикам второго и третьего взводов роты было некому. Подвиг их на сопке "Горелой" под Питкярантой летом I944 года не померкнет в памяти ветеранов войны, всех советских людей. Они были примером беззаветной преданности Родине.
Не померкнет в памяти облик раненого командира взвода лейтенанта Бухановского, его ординарца из Беломорска Гены Стружалова и многих, многих других. Всем им было по 22—23 года. Они сделали все, что от них требовал воинский долг, присяга Родине. I
Это были сыновья шахтеров из Татарии, Ленинска-Кузнецка, Белово, Осинннково, Кемерово,сыновья металлургов Новокузнецка и Новосибирска. Многие добровольцы-десятиклассники 1941 года выпуска. Все они жаждали вернуться домой, в далекую Сибирь, на родную Кузбасскую зекмлю.
Нет их! Нет с нами Сосо Шенгелия, Фарида Латыпова, Саши Захарова, Коли Поповцева, Севы Низовцева... Все они остались героями в бессмертии.
Их подвиг еще раз напоминает нам, какой дорогой ценой была завоевана победа над фашизмом, как страстно любящие свою Родину советские люди отстояли ее свободу,
"


 32 лыжная бригада  15 ноября 1944 года была переформирована в 32 горнострелковую бригаду.
В декабря 1944 года бригада была выведена в Резерв Ставки ВГК, передислоцировалась в Вологодскую область,  и вошла в состав 126 легкого горнострелкового Краснознаменного корпуса.
13 февраля 1945 года бригада в составе 126 легкого горнострелкового корпуса была переброшена на 4 Украинский фронт, 20 февраля 1945 года прибыла в район города Билитц, Силезия (ныне город Бельско-Бяла Силезского воеводства Польши), где вошла в состав 38 армии.
Кутовой Дмитрий Евтихович боец 32 ОЛБр КарФ.(погиб в бою 9 февраля 1943 года)
Горохов Иван Александрович - комбриг 32 ОЛБр КарФ.


32 ГСБР приняла участие в Моравско-Остравской и Пражской операциях. В августе 1945 года в составе корпуса была направлена на Дальний Восток, в боях участия не принимала, после чего передислоцирована в Анадырь.

7 комментариев:

  1. Очень интересно, спасибо! Мой дедушка Гребенников Евгений служил Начальником телефонной станции Отдельной роты связи 32 Отдельной лыжной бригады. Но о войне совсем ничего не рассказывал...

    ОтветитьУдалить
  2. Мой дед Киселёв Дмитрий Михайлович 1921г.р. воевал в 32 Отдельной лыжной бригаде 1942-1944гг. Осенью 1944 года был наводчиком станкового пулемёта в 3 батальоне, получил тяжелое ранение и был комиссован.

    ОтветитьУдалить
  3. Спасибо за информацию, давно искала. Мой отец Куклин Иван Иванович, 07.01.1922 года-06.08.1968 г. (в книжке красноармейской указан 1921 год) был призван Якутским ГВК 25.05.40 г. Воевал в 32 Отдельной лыжной бригаде, в части 12541, отдельный минометный батальон, минометная рота, командиром отделения, в звании сержант.Был тяжело ранен 22 июля 1943 г. в разведке,этот бой описан в информации о бригаде. Сохранились документы подписанные начальником штаба части 12541 Капитаном Максимовым. Отец находился на лечении в эвакогоспитале № 1026 свидетельство № 151 от 06.03.1944 г.,был комиссован и вернулся в г.Якутск.В Якутии от поднимал сельское хозяйство ,животноводство, т.к. был ветврачом. Знаю со слов мамы, отец никогда не говорил о войне нам детям,что приезжал фронтовой товарищ и говорил, что за этот бой он и отец были награждены Орденом Красной Звезды, но отец его не получил, т.к. попал в госпиталь. Отец награжден медалями. Умер когда ему было всего 46 лет. Вечная память солдатам, защитившим нашу страну и нас!!!

    ОтветитьУдалить
  4. Спасибо за информацию, очень интересно . Мой дед Кутовой Дмитрий участвовал в бою 9 февраля 1943 года, о котором вы пишете и погиб. У нас тоже есть такое фото. Только отчество у него не Никифорович, а Евтихович. Если есть возможность, сообщите, где он похоронен. Заранее благодарим. Племянница Нина, внучка Юля.

    ОтветитьУдалить
  5. К сожалению, место его захоронения мне не известно.

    ОтветитьУдалить
  6. Мой дед Косолапов Павел Антонович 1907 года рождения уроженец Коми АССР был призван 21.08.1941 года. Воевал на Карельском фронте в 32 ОЛБр. Был дважды награжден медалями за отвагу 8.04.1943 года мл сержант стрелок и второй раз 13.09.1944 года мл сержант пулемтчик 2 батальона был так же награжден медалью за отвагу.В 1945 году их часть была переброшена на 4 Укр фронт. Последнее письмо было 29. 04. 1945 года где он писал что стоят на р Одер. А в июне 1945 года семья получила извещение о том что пропал без вести на 4 Укр фронте в звании ст. сержант .ком отд разведки. Очень хочется узнать о нем по больше.

    ОтветитьУдалить
  7. Мой дед Косолапов Павел Антонович 1907 года рождения уроженец Коми АССР был призван 21.08.1941 года.Воевал на Карельском фронте в составе 32 ОЛБр 2 батальон.Был дважды награжден медалями за отвагу 8.04.1943 года мл сержант стрлок 2 батальона и 13.09.1944 года мл сержант пулеметчик 2 батальона 32 ОЛБр.В 1945 году их переименовали и перебросили на 4 Укр фронт. Последнее письмо было 29.04.1945 года где он писал, что стоят на р Одер. А в июне 1945 года семья получила извещение о том что он уже на то время ст. сержант ком отд разведки пропал без вести на 4 Укр фронте.Очень хочется узнать о нем по больше , может быть мне кто нибудь в этом поможет.

    ОтветитьУдалить