Ярлыки

1 (28) 1 ударная армия (38) 10 армия (7) 11 армия (21) 13 армия (7) 14 армия (24) 16 армия (7) 19 армия (5) 2 ударная армия (42) 20 армия (7) 21 армия (3) 22 армия (5) 26 армия (11) 27 армия (4) 29 армия (3) 3 армия (23) 3 ударная армия (31) 30 армия (19) 31 армия (2) 32 армия (14) 33 армия (3) 34 армия (29) 38 армия (2) 39 армия (15) 4 армия (9) 4 ударная армия (27) 40 армия (6) 41 армия (1) 43 армия (13) 49 армия (6) 50 армия (6) 53 армия (11) 54 армия (12) 55 армия (2) 59 армия (8) 67 армия (2) 68 армия (7) 7 армия (8) 8 армия (3) 9 армия (1) Брянский фронт (27) Видео (16) Военные округа (6) Волховский фронт (56) Воронежский фронт (3) Западный фронт (69) Запасные лыжные части (78) Калининский фронт (90) Кандалакшская ОГ (5) Карельский фронт (49) Кемская ОГ (12) Книги (9) Ленинградский фронт (19) Лыжные батальоны (300) Лыжные бригады (68) Масельская ОГ (2) Медвежьегорская ОГ (3) Операции Красной Армии (20) Приказы (37) Северо-Западный фронт (99) Фото (23) Фотографии бойцов (32) Фотографии лыжников (7) Центральный фронт (9) Юго Западный Фронт (10) Южный фронт (4)

понедельник, 11 августа 2014 г.

23 отдельный лыжный батальон Московской зоны обороны, 33 армии (23 ОЛБ)



23 отдельный лыжный батальон Московской зоны обороны, 33 армии (23 ОЛБ)

23 отдельный лыжный батальон Московской зоны обороны , 33 армии, в  составе действующей армии с 21 ноября 1942г по 16 апреля 1942г. В составе 33 армий участвовал в боях с противником на Западном Фронте.
23 лыжный батальон сформирован в МВО, в составе 1 ЗЛБР, так же 23 ОЛБ числится среди частей сформированных в Мордовии. В батальоне было много призывников из Горьковской области, Мордовии, Поволжья, Сибири, Архангельской области.
Изначально 23 ОЛБ, как и 24 ОЛБ предназначался для 20 А. Лыжные батальоны прибыли в состав 20 А в Раненнбург, Богоявленская затем 29 ноября был переброшен в Москву.
В это время немцы прорвали фронт 33А и 23 и 24 ОЛБ были срочно переданы в 33 армию, для ликвидации прорыва противника.
Ликвидация прорыва под Наро-Фоминском

Задачи батальонов формулировались следующим образом.
«БОЕВОЙ ПРИКАЗ № 1/ОП.

Опер. группа штарма 33. Сев. окр. Алабино. 3.12.41 г.

«Третье: группа войск в составе: 18 СТР. БРИГ., 140 и 136 ТБ (21 танк), 5 ТБР (9 танков), 23 и 24 б-ны лыжников, отряд 183 запасного полка (250 чел.), 2/13 Гв. мин. дивизиона (м-8), 16 отд. Гв. мин. дивизион (м-13), минометная батарея 479 СП (2 — 117 мм), 2 — 45 мм пушек, батарея ПА (3 — 76 мм пушек), имеет задачу уничтожить Юшковскую группировку противника и дальнейшим наступлением на ГОЛОВЕНЬКИ ликвидировать прорыв и полностью восстановить положение.

Пятое: танковой группе полковника Сафир (140 и 136 ТБ) с 23 и 24 б-нами лыжников, 5 ТБР, отрядом 100 чел. от 183 запасного полка, под командованием полковника Сафир нанести удар по Юшковской группировке противника из р-на лес восточнее БУРЦЕВО, ПЕТРОВСКОЕ, совместно с 18 СТР. БРИГ, окружить и уничтожить Юшковскую группировку противника, в дальнейшем наступать в направлении ПЕТРОВСКОЕ, выс. 210, 8, ГОЛОВЕНЬКИ, ПИОНЕРСКИЙ ЛАГЕРЬ. Танковой группе от 5 ТБР (9 танков) под командованием командира 5 ТБР полковника САХНО с отрядом 183 ЗАП. ПОЛКА (150 чел.) нанести фланговый удар с направления РАССУДОВО, овладеть выс. 210, 8 с целью не допустить отхода противника на запад и подхода новых его сил на восток.»
Бои по ликвидации прорыва под Наро-Фоминском широко известны и нет надобности подробно на них останавливаться. Можно только кратко сказать, что к началу атаки лыжники опоздали. Батальоны прибыли к месту боя около семи часов вечера, когда бой практически затих и перешел в огневую перестрелку.
В течение ночи на 4 декабря части, принимавшие участие в боевых действиях в районе Юшково, Петровское, Бурцево, приводили себя в порядок, готовясь с утра продолжить наступление на противника, закрепившегося на высоте с отм. 210,8, Головеньки.
В 6 часов утра танковая группа полковника Сафира перешла в наступление. Однако наступать было не на кого: противник ночью незаметно для наших войск оставил район высоты с отм. 210,8 и отошел к д. Головеньки.
23 лыжный батальон действовал совместно с танковой группой в наступлении на Головеньки. (Со взятием д Головеньки как и под Наро Фоминском остается одна загадка – один из ветеранов вспоминал, что их лыжный батальон из Карельского фронта перебросили под Москву, батальон вел сильный бой за д Головеньки и Наро Фоминск. Противник так же примерно в это же время в этом районе отмечает лыжный батальон «Архангельск» )
«Танковая группа в составе 5 ТБР, 136 ТБ, 140 ТБ, 2-х рот 23 лыжн. батальона к 13.45 заняла Головеньки, не обнаружив в ней противника.»
10 декабря 23 и 24 лыжные батальоны официально были зачислены в состав 33 армии.
Приказ № 82 от 10.12.41
«24 отдельный лыжный батальон зачислить в состав армии с 3.12.41
23 отдельный лыжный батальон зачислить в состав армии с 3.12.41»
Следующее упоминание о 23 лыжном батальоне относится к 12 декабря.
23 и 24 лыжным батальонам предстояло принять участие в частной операции, суть которой была в том, что бы провести разведку боем, которую планировалось провести в ночь с 12 на 13 декабря 1941 года. В ходе разведки боем, командарм хотел освободить Наро Фоминск.  Кроме лыжников в сводный отряд вошли  отряд пехоты - составленный на базе 6-го МСП и саперами.
«ПЛАН ЧАСТНОЙ ОПЕРАЦИИ ПО ЗАХВАТУ гор. НАРО-ФОМИНСК в ночь с 12 на 13 декабря 1941 года.

1. Цель операции — уничтожить противника на подступах к западной половине НАРО-ФОМИНСК и овладеть городом.

2. Способ действия — внезапным ударом в направлении выс. 193, 8, разъезд 75 км, ПР. (пруд — 2 км юго-западнее г. НАРО-ФОМИНСК. ) выйти к подступам гор. НАРО-ФОМИНСК и блокировать его.

3. Для чего:

Отряд в составе 23 и 24  лыжных  батальонов, усиленный саперами, под общим командованием командира, по назначению комдива 1 Гвардейской, с исходного положения выс. 193, 8 в 23.00 12.12 наступает в направлении РАЗ. 75 км, ПР., с дальнейшим поворотом на северо-восток к городу НАРО-ФОМИНСК.

По достижении района ПР. отряд выделяет часть сил для обеспечения операций с запада и юго-запада и часть сил для захвата АЛЕКСЕЕВКА с целью отвлечения внимания противника.

Остальными силами из района ПР. во взаимодействии с частями 1 Гв. МСД наносит стремительный удар на город НАРО-ФОМИНСК с юго-запада с целью его окружения и уничтожения живой силы противника и овладения им.

4. Для отвлечения внимания противника от проводимой операции командир 222 СД с 22.00 12.12 проводит сильную разведку в направлении НОВИНСКОЕ.

С этой же целью командир 110 СД производит разведку в направлении выс. 203, 5, КОТОВО, а командир 113 СД в направлении ЧИЧКОВО, ИКЛИНСКОЕ. Начало действий разведки в 22.00 12.12.

5. Обеспечение операции:

а) в течение 12.12 распоряжением командира 1 Гв. МСД производится дополнительная разведка с целью выявления огневой системы противника и системы его инженерных заграждений;

б) артиллерийская пристрелка целей;

в) занятие исходного положения отрядом — района выс. 193, 8 к 20.00 12.12;

г) пополнение отряда огнеприпасами и продовольствием;

д) организация управления связи.

6. Артиллерийское обеспечение операции:

а) с 9.00 разведка обороны противника и уточнение целей для подавления;

б) с 11.00 12.12 методическим огнем подавление огневых точек в районах: выс. 187, 1, 194,8, 178,5, 181,1, зап. окраина НАРО-ФОМИНСК.

7. Для обеспечения прохода через заграждения каждому батальону придать по два отделения сапер, от 22 ОСБ с задачей:

а) пропустить батальон через свои заграждения;

б) обеспечить проход батальона через заграждения противника.

Для пропуска через свои минные поля, с наступлением сумерек в проходах поставить дежурных сапер, указывающих направление движения.

Для пропуска через минные поля противника вести при движении их разведку при помощи миноискателей и щупов. В случае обнаружения минных полей, разминирования их не производить, а переходить при помощи легких пешеходных мостиков (матов), укладываемых на снег на участке минного поля. Мостики-маты заготовить заблаговременно и нести на себе.

8. Управление и связь:

а) руководство операцией осуществляет командир 1 Гв. МСД;

б) средства связи (рации, проволока) выделяет командир 1 Гв. МСД.

Дублирующие средства связи двойная цепочка, посты связи на лыжах, сигналы взаимодействия с артиллерией».
Генерал-лейтенант М. Г. Ефремов готовя операцию лично посетил 6-й МСП, 23-й и 24-й  лыжные  батальоны, которые рано утром сосредоточились Западнее д. Ново-Федоровка. Командарм лично уточнил задачи командирам полка и лыжных батальонов на местности. Случай довольно редкий, когда командарм лично уточняет на местности задачи комбатам. Задуманная командармом М.Г. Ефремовым операция, была его личной инициативой, из штаба фронта приказа на операцию не было, сил для такой операции то же было мало и командарм это понимал. Ни танков, ни артиллерии прямой наводки, не выделили, что довольно странно, вероятно учитывали, что для танков и артиллерии нужны переправы через р Нара, а переправ не было.

В оперативной сводке на 3.00 12.12.41 г. штаб 222-й СД докладывал:
«1. Части дивизии обороняют прежний рубеж, производя ночные налеты на ОТ противника, уничтожая его живую силу. Из состава дивизии по распоряжению ШТАРМА 33 выбыл в 1 ГМСД 23  лыжный  батальон, одна рота  лыжного  батальона находится в разведке.
После окончания работы командарма было принято решение изменить время начала разведки боем, начав операцию несколько раньше.
Несмотря на всю проведенную подготовку операция провалилась.
13 декабря 1941 года




Бой за Наро-Фоминск 12 декабря 1941 г.


Примерно около семи часов утра разведотряд 1-й Гв. МСД под командованием полковника Гребнева наконец смог начать разведку боем. Столь существенное опоздание объяснялось неорганизованностью и крайне низкой подготовкой  лыжных  батальонов, многие бойцы которых не имели никакой практики в действиях на лыжах, не говоря уже об умении вести бой в составе  лыжных  подразделений.
 Лыжные  батальоны, ворвавшиеся в городские районы, были встречены организованным огнем противника, который очень продуманно организовал свою оборону. Расположенные на улицах танки двинулись вдоль улиц и стали в упор расстреливать шрапнелью наших бойцов и командиров. В результате чего один из батальонов был вынужден отступить к военному городку, другой — в район поселка Березовка. Предпринятая спустя некоторое время попытка овладения северным и южным кирпичными заводами была отражена противником с большими для наших частей потерями, вследствие чего отряд был вынужден отойти в исходное положение.
После доклада командиром 1-й Гв. МСД полковником Новиковым генерал-лейтенанту Ефремову результатов боя разведотряда дивизии последний дал команду прекратить разведку боем.
По данным штаба 1-й Гв. МСД, потери состава сводного отряда во время разведки боем составили: 19 человек убито, 66 — ранено, 36 человек пропало без вести.
Взять Наро-Фомиск не удалось, разведка боем показала не только то, что противник сильно укрепил свою оборону. Проведенная операция показала, что в 33 армии, впрочем как и в остальных частях Красной Армии, вести наступательный бой в городе не умели. Это было общей бедой Красной Армии зимой 1941-1942г., в случае если бы у Красной Армии была отработана  тактика боя штурмовыми группами, то многое было бы по иному. Такие города как Старая Русса, Холм, Велиж, Демидов, Белый, Сухиничи были бы взяты штурмом в январе-феврале 1942г.
Лично для меня странно звучит постановка в вину лыжникам плохую ходьбу на лыжах и неумелое ведения боя в составе лыжных подразделений, в то время, когда лыжники ведут бой в городских кварталах и среди заводских строений.  
Забегая немного вперед следует сказать, что даже в апреле 1942г в докладе о лыжных батальонах повторили тезис о слабой лыжной подготовке указав, что бойцы 23 ОЛБ имели лучшую лыжную подготовку, чем бойцы 24 ОЛБ. Одновременно указывалось что лыжбаты применялись по прямому назначению семь раз, в других случаях батальоны использовались как стрелковые. Самая характерная операция использования лыжбатов по прямому назначению указывалась именно операция с попыткой взятия Наро-Фоминска.

После неудачи с освобождением Наро Фоминска армия стала готовиться к общему наступлению, Наро Фоминск решили в лоб не брать, лыжные батальоны были переданы в 110 СД.
В боевом приказе командующего армией № 85 от 15 декабря 1941 года о переходе армии в контрнаступление соединениям были поставлены следующие боевые задачи:
«…110 СД (без 1289 СП) с 364 КАП (12 орудий), 23 и 24  лыжными  батальонами к рассвету 17.12. занять исходное положение ГОРЧУХИНО, (искл.) АТЕПЦЕВО, в готовности с рассветом 18.12. перейти в наступление с задачей уничтожить противостоящего противника и к исходу дня выйти на рубеж (искл.) ЩЕКУТИНО, РОЖДЕСТВО. К исходу 19.12. выйти на рубеж ТАТАРКА, МИШУКОВО.».
1291-й СП расположился вдоль опушки леса от левого фланга 1287-го СП к юго-востоку до разгранлинии с 338-й СД. Справа находился 1-й СБ, слева — 2-й. 3-й СБ, составлявший передовой отряд полка, находился в роще 500 м севернее Атепцева. Резерв командира дивизии — 23-й  лыжный  батальон, истребительный отряд, разведрота дивизии, 3 взвода ОСБ и химрота дивизии сосредоточились в районе высоты с отм. 210,1, где находился и НП командира полка.
В 8 часов 30 минут 18 декабря началась артиллерийская подготовка. В 9 часов 30 минут передовые полки 1-й Гв. МСД, 110-й СД, 338-й СД и 113-й СД перешли в наступление.
Пока достоверно неизвестно о боях 23 и 24 лыжных батальонов в первые дни наступления. Можно только предполагать, что 23 лыжный батальон оставался в резерве.
С первых же минут боя стало ясно, что противник хорошо подготовился к обороне занимаемых им рубежей и населенных пунктов, к тому же артиллерийская подготовка наступления, вследствие отсутствия необходимого количества боеприпасов, была не особенно эффективной.
К 14 часам дня полки 110-й СД вели бой за д. Елагино. Противник повсюду оказывал упорное сопротивление. Рано наступившие сумерки несколько пригасили пыл боя, однако по всей линии боевого соприкосновения еще долго продолжалась сильная огневая перестрелка.
23 лыжный батальон 23 декабря в 19 часов направился по дороге из Мельникова на Иклинское, батальон получил задачу во взаимодействии с передовым отрядом 113 СД развить наступление в глубь обороны противника.
Предпринятая поздно вечером попытка нашими войсками с ходу овладеть Иклинским не удалась.
Передовой отряд 113-й дивизии, во взаимодействии с 51-м СП 93-й СД и 23-м отдельным  лыжным батальоном, поддерживаемый танками 5-й ТБр, в 8 часов утра 24 декабря возобновил наступление на Иклинское. Бой поначалу развивался успешно, однако вскоре противник, используя огонь артиллерии, минометов и четырех танков, которые занимали огневые позиции на восточной окраине деревни, остановил продвижение наступавших подразделений, а после удара, нанесенного немецкой авиацией, передовой отряд был вынужден отойти к опушке леса восточнее Иклинского. Большинство танков 5-й ТБр, принимавших участие в наступлении, получили различные повреждения, а два сгорели: один БТ-7 и один Т-34.
Подошедший 1288-й стрелковый полк совместно с другими частями ночной атакой смог сломить сопротивление подразделений 15-й ПД противника и овладеть населенным пунктом Иклинское.



Действия батальона в январе 1942г достоверно неизвестны, есть несколько упоминаний о действиях лыжников на участке 33 А, но был ли это 23 ОЛБ или 24 ОЛБ или иные лыжники, пока неизвестно.



Достоверно известно о гибели 7 января 5 лыжников 23 ОЛБ на участке 113 СД.  В донесении о потерях дивизии за месяц (11 декабря 10 января), потери лыжников выделены отдельно с пометкой – погибли в наступлении на д Вышгород 7 января. Ни до ни после потерь 23 ОЛБ в дивизии не указано, вероятно это был не единственный бой батальона на участке дивизии, но потери лыжников в документах дивизии не отражены.

К вечеру 6 января 113 СД подошла к Вышгороду и Набережной Слободке. 7 января бои шли весь день, Вышгород был взят только к вечеру 8 января 1942г.
 

Во время боев за г Верея отряд лыжников перехватил дорогу Верея-Можайск. Еще одна группа лыжников в 20 человек  вышла к окраинам Вереи, за несколько дней до освобождения города, отряд остановился на отдых, но местная жительница навела на отряд немцев, в бою погибли все лыжники, кто они были неизвестно, известно только, что они были курсантами одного из военных училищ. Следует отметить, что в составе 33 А не было курсантских бригад. 
13 января отряд лыжников 1-й Гв. МСД, продвигаясь к Верее с юго-западного направления, к 14 часам вышел на южные скаты высоты с отм. 209,6, за ним следовали два батальона 6-го МСП.

17 января армия получила директиву командующего Западным фронтом № 605/ш от 17 января 1942 года:

«Командарму 33

3. Создалась очень благоприятная обстановка для быстрого продвижения 33 АРМИИ в район ВЯЗЬМЫ в тыл вяземской группировки противника.

ПРИКАЗЫВАЮ:

Одновременно с ликвидацией противника в ВЕРЕЕ главными силами с утра 19.01.1942 г. форсированным маршем выходить в район ДУБНА, ЗАМЫТСКОЕ (правильно — Замыцкое. — Прим. автора), имея в дальнейшем задачей, в зависимости от обстановки, удар на ВЯЗЬМУ или в обход ее с юго-запада. Передовыми частями в район ДУБНА, ЗАМЫТСКОЕ выйти не позднее 19.01 главными силами — 20.01.42 г…»
Эта директива не только определила судьбу 33 армии и ее бойцов и командиров. Эта директива показывает насколько был слаб Западный Фронт, да некоторые современные историки рисуют Западный Фронт как некоего монстра который непрерывно получает дивизии из резерва и маршевое пополнение идет непрекращающейся рекой, а злой и бездарный комфронта гонит людей на пулеметы.
Если бы Западный фронт был таким мощным, то от группы армий «Центр» ничего бы не осталось. А так приходилось армии ставить армии взаимоисключающие задачи брать г Верея и одновременно совершать марш к Вязьме. Если бы Западный фронт был так силен то ничего бы не стоило 33 армии продолжать брать г Верея, а еще одной свежей дивизии поставить задачу на марш к Вязьме, по численности и вооружению свежая дивизия вполне могла быть сопоставима с группировкой 33 армии вошедшей в прорыв. Не стоит забывать что Западный Фронт не только недополучал маршевое пополнение, но и часть войск были переданы на Северо Западный Фронт – 1 УА, 1 и 2 Гв СК, перед передислокацией части были существенно пополнены. Командованию Западного Фронта пришлось приложить нетривиальные усилия, для того что бы с помощью маневра продолжить наступление. Так армию усилили 9 Гв СД, но только 31 января, и то дивизия была на марше и к Вязьме не успела. Противник так же постоянно завышал силы Красной Армии, так почти 17500 бойцов и командиров 33 армии вошедших в прорыв на Вязьму противник оценил так -  по направлению к Вязьме выдвигается группировка в составе: «…около восьми стрелковых дивизий, две-три стрелковые бригады и одна танковая бригада…»
18 января 1288-й СП 113-й СД совместно с 1138-м СП 338-й СД, 2-м батальоном 6-го МСП и сводным отрядом лыжников 1-й Гв. МСД вел бой за д. Сотниково.
Возможно лыжная группа состояла из 23 и 24 ОЛБ, вероятно участвуя в боях в окрестностях Верея, они не успели войти в прорыв к Вязьме. Но пока достоверно неизвестно из кого состоял сводный отряд лыжников 1 Гв МСД.

Лыжные батальоны - 23 и 24 ОЛБ -  периодически пополнялись личным составом за счет обычного маршевого пополнения, вероятно так же прибытие маршевых лыжных рот из Сибири и Урала. Один из лыжников 24 ОЛБ написал письмо домой, указав обратный адрес как 183 ЗСП, 24 лыжный батальон. Можно предположить, что после боев за г Верея и окрестности, 23 и 24 ОЛБ были выведены в состав 183 запасного стрелкового полка, где и были пополнены, и возможно перевооружены. 





28 января 1942 года противник занял населенные пункты Тросна, Клины, Красново, Костино и держит под пулеметным и минометным огнем дорогу Шанский Завод — Износки, пытаясь наступать на Зубово. Движение по дороге стало невозможным.
Для восстановления движения командарм был вынужден использовать 222-ю СД, которая находилась ближе всех к этому району. Полковник Бобров получил задачу: ликвидировать противника в районе Тросна, Клины, Красново, Костино, после чего, оставив прикрытие, продолжать движение в указанный район сосредоточения.
222-я СД во второй половине 29 января была остановлена минометным и пулеметным огнем противника в районе Зубово. Полковник Бобров принял решение ночной атакой 457-го и 479-го СП уничтожить противника в населенных пунктах Зубово, Костино, Войново, после чего продолжить марш.
222-я СД  31 января вела боевые действия по овладению населенными пунктами Красново, Костино и Войново. Противник смог отразить все атаки частей дивизии. С наступлением темноты полки вновь перешли в наступление. 479-му СП поначалу удалось ворваться на южную окраину Воиново и занять несколько домов.

3 февраля в 2 часа ночи немцы начали свой контрудар и в 11 часов дня немцы закончили окружение ударной группировки 33 армии. Лыжники в окружение не попали.
4 февраля 222-я сд третьи сутки вела упорные бои за Воиново, Костино, Красново. Противник минометным и ружейно-пулеметным огнем оказывал упорное сопротивление. Только 457-й сп потерял в этих боях 17 человек убитыми и 15 ранеными. 23-й отдельный лыжный батальон, приданный на усиление дивизии, совместно с 3-й огнеметной ротой прикрывал дорогу из Клины на Износки.

6 февраля 222-я сд продолжала вести бой с гитлеровцами на рубеже Красново, Костино, Войново. Противник пытался атаковать подразделения 774-го, но его атака захлебнулась. Потеряв до 50 человек, он отошел в исходное положение.
7 февраля Части 222-й стрелковой дивизии, перейдя во второй половине дня в наступление, освободили Красново и Войново. 23 лыжный батальон вел бой в районе д Клины, потеряв 16 человек убитыми.
8 февраля преследуя противника, части 222 СД к 10 часам утра заняли Клины, Тросна, Луткино и Дряблово, при взятии которых особенно отличились воины 2-го СБ 479-го СП и 3-я огнеметная рота. Продолжая гнать противника, части дивизии к 15 часам заняли: 774-й СП — Полусадово; 479-й СП — Кузнецово; 457-й СП совместно с 23-м  лыжным  батальоном — Савино (Малое), готовясь с утра продолжить наступление в направлении д. Ореховня.
9 февраля части 222-й сд, занимая прежнее положение, вели усиленную разведку и подготовку к наступлению на Ореховню. 479-й сп, находившийся во втором эшелоне и занимавший оборону в Кузнецово, выделил отряд для уничтожения противника в Химино, однако поставленной задачи отряд не выполнил и отошел в исходное положение.

10 февраля 222-я сд совместно с лыжным батальоном в течение дня вела бой по овладению населенными пунктами Ореховня, Химино, Буканово. Выбить противника из этих населенных пунктов к исходу дня также не удалось. Бой продолжался всю ночь.

11 февраля части 222 СД вторые сутки вели наступление на Ореховню и Химино, однако успеха не имели, потеряв в этих боях большое количество бойцов и командиров. Дивизия получила задачу прикрыть рубеж Ореховня-Огарево одним полком (479-м сп), усиленным противотанковыми средствами и двумя танками, а основными силами уничтожить противника в населенных пунктах Химино и разъезд Угрюмово, продолжив в дальнейшем наступление на Ивановское, Лущихино. В течение дня овладеть Химино не удалось, 774-й сп вел бой на подступах к юго-западной окраине деревни. Глубокой ночью подразделения 457-го сп, совместно с батальоном 93-й сд овладели Буканово. При этом потери дивизии составили 123 человека убитыми и ранеными.
13 февраля 222-я сд под командованием полковника Боброва всю ночь вела бой за Химино. Попытка частей на плечах противника ворваться в деревню, была остановлена сильным пулеметным огнем с южной окраины Химино. 479-й сп одним батальоном закрепился на рубеже Ореховня-Огарево; вторым батальоном принимал участок обороны 774-го сп в районе Химино. 774-й сп после сдачи участка обороны 479-му сп был выведен на рубеж Юрьево, Туровка. 457-й сп оборонял Челищево.
15 февраля 222-я СД вела бой за овладение Химином и разъездом Угрюмово.
16 февраля 222-я сд, прикрыв одним полком рубеж Ореховня-Химино, 457-м и 774-м полками вела бой за Тулизово, Букари, разъезд Угрюмово Группа немецких автоматчиков, попытавшаяся выйти во фланг 774-му сп, огнем наших подразделений была рассеяна и частично уничтожена.
В этот день была издана директива «Об использовании отдельных лыжных батальонов», военного совета армии.

17 февраля 222-я сд, продолжая 479-м сп сковывать противника на рубеже Ореховня, Химино, двумя другими полками вела бой за Тулизово, Букари, разъезд Угрюмово. Встреченные организованным минометным и пулеметным огнем, потеряв в ходе боя 51 человека убитыми и ранеными, полки отошли в исходное положение.
В ходе боев с 12 по 17 февраля за Тулизово, Букари, разъезд Угрюмово части дивизии поддерживали артиллерия, 45 орудий, которая израсходовала 1207 снарядов. 12 орудий вели огонь прямой наводкой, выпустив по врагу 385 снарядов. Несложно подсчитать, что в день одно орудие выпускало 5-6 снарядов.  Подавить оборону противника таким артогнем было невозможно. Лыжный батальон действовал в районе д Чиликино.
18 февраля 457-й и 774-й СП 222-й СД в ночь и весь день 18 февраля вели боевые действия с противником, оборонявшим Тулизово и Букари. Не достигнув желаемого, части дивизии во второй половине дня отошли в исходное положение. Лыжники действовали в районе Тулизово.
19 февраля 222-я СД подразделениями 479-го СП удерживала рубеж Ореховня, Огарево, Химино. Два других полка после безуспешных попыток овладеть Тулизовом, Букарями готовились к новому наступлению. Лыжники действовали в районе Тулизово.
20 февраля 222-я СД двумя полками вела бой за Тулизово и Букари и батальоном 479-го СП за Химино, однако, как и до этого, — безрезультатно. Лыжники действовали в районе д Букари.
22 февраля 222-я сд занимала оборону на рубеже Ореховня-Химино-Тулизово-Букари. Полки вели разведку противника наблюдением и готовились к ночной атаке. Потери дивизии убитыми и ранеными за день составили 86 человек. В этот дель в районе д Юрьево погиб начштаба лыжного батальона (адъютант) и три лыжника.

23 февраля 222-я СД, возобновив в 10 часов утра наступление на Химино, Тулизово и Букари, вновь встретила сильное огневое сопротивление противника и овладеть ими не смогла, отойдя во второй половине дня в исходное положение. Лыжники действовали в районе Тулизово – Букари.
25 февраля части 222-й СД занимали прежний рубеж обороны, ведя разведку огневых средств противника в районе населенных пунктов Химино, Тулизово, Букари и разъезд Угрюмово.  Лыжники действовали в районе Тулизово.
26 февраля 222-я СД, получив пополнение в количестве 419 человек и распределив его по полкам, большая часть которого была отправлена в 457-й СП, вела боевые действия по овладению населенными пунктами Тулизово и Букари. Лыжники действовали в районе д Тулизово.
Вечером штабом армии был получен документ, в котором подводились итоги применения в войсках  лыжных  батальонов. 
Есть вот такой интересный документ
"Полковнику Олехвер
25.2.42
Рапорт

Доношу, что согласно Вашего распоряжения от 22.2.42 выехал в 222 СД проверить Директиву от 16.2.42 об использовании отдельных лыжных батальонов. При проверке выяснил, что 23 отдельный лыжный батальон, находясь в распоряжении командира 222 СД, используется совместно с командиром 457 СП и все задачи батальону ставит командир 457 СП. Задачи ставятся для развития прорыва, ударов по флангу и тылу противника.
В батальоне командира батальона в настоящее время нет - ранен, некомплект среднего комсостава, нет двух командиров рот.
Батальон в лыжном деле подготовлен слабо. Ночью комсостав ориентируется плохо.
Батальон имеет 330 человек состава, 2 станковых и 3 ручных пулемета, 10 штук автоматов.
Вывод:
Батальон, как спецподразделение используется не полностью, как указано в Директиве ВС армии от 16.2.42.
капитан Санников."

27 февраля 222-я сд весь день вела бои за Тулизово, Букари и разъезд Угрюмово. однако овладеть этими населенными пунктами не смогла, несмотря на то. что 23-й лыжный батальон вышел в тыл противнику, оборонявшемуся в Тулизово. За день боя дивизия потеряла 45 человек убитыми и ранеными. Лыжники потеряли двух человек убитыми.

28 февраля 222-я СД, усиленная накануне 6-м дивизионом бронепоездов, удерживая рубеж Ореховня, Огарево, Химино, продолжала вести бой за Тулизово, Букари и разъезд Угрюмово. Лыжники действовали в районе Тулизово.
1 марта 222-я СД на протяжении всей ночи и первой половины дня вела упорные бои по овладению населенными пунктами Тулизово, Букари, разъездом Угрюмово и большаком Юхнов-Гжатск. Бронепоезд, поддерживавший огнем своих орудий действия частей дивизии, постоянно менял свое местоположение, курсируя между Износками и деревней Туровка. 23-й лыжный батальон сковывал противника у Тулизово с фронта, но овладеть указанными населенными пунктами так и не удалось. С наступлением темноты части дивизии отошли в исходное положение.
4 марта 222-я сд с раннего утра уничтожала Угрюмовскую группировку противника, имея задачу выйти к большаку Юхнов-Гжатск на участке Игнатьеве Ивановское. Немцы, занимая Тулизово, Букари, разъезд Угрюмово, Ивановское и опорные пункты вдоль большака Юхнов-Гжатск, оказывали исключительно упорное сопротивление.

7 марта 222-я сд, оставив заслоны против Тулизово и Букари, 774-м сп и 479-м сп вела наступление в обход разъезда Угрюмово в направлении высоты с отм. 178,0 с задачей: перехватить большак Юхнов-Гжатск севернее Ивановское. Подразделения полков были встречены сильным перекрестным пулеметно-минометным огнем противника. Потеряв, по докладу штаба дивизии, только ранеными 61 человека, воины полков вынуждены были залечь.
Уже который день части 110-й и 222-й сд пытались выбить вражеские подразделения из населенных пунктов Букари, Тулизово, разъезда Угрюмово и выйти на большак Юхнов-Гжатск, но у них ничего не получалось. Видя бесплодность атак соединений восточной группы, генерал Ефремов в телеграммах начальнику штаба армии генералу Кондратьеву призывал использовать для атак ночное время, чтобы не губить зря людей. 7 марта командарм телеграфировал своему начальнику штаба: «Большей глупости не придумать, как наступать днем и губить людей. Ночью, только ночью наступайте и наносите удар врагу. Не губите зря людей и не поощряйте врага своими неудачами». 

Необходимо отметить, что ночные действия не принесли бы успеха. Ночной бой очень сложный вид боя и не обученные бойцы не смогли бы его вести, а в дивизиях в основном были бойцы из пополнения, которые не всегда успевали даже запомнить в какие части они попали, из-за чего даже днем подразделения перемешивались, бросать их в ночной бой, на не подавленную оборону противника, было бессмысленно.




Достаточно привести приказ командира 222 СД, который хорошо показывает качество пехоты.

 «ПРИКАЗ № 08

Части дивизии в боях 28.2.42 и 1.3.42 не выполнили поставленные мною задачи. Командиры частей и подразделений не используют частных успехов для быстрейшего продвижения и закрепления за собой достигнутого.

Результат артогня не используется для продвижения вперед. Уничтоженные огневые точки пехотой не занимаются и противник, видя пассивность наших частей, вновь восстанавливает свои огневые средства.

Под огнем бронедивизиона и огнем артиллерии дивизии пехота противника, покидая БУКАРИ, в панике бросалась в бегство в рощу зап. БУКАРИ. Действовавшие в этом направлении подразделения 774 СП, имея задачу не допустить подхода противника, уничтожить его огнем пулеметов и штыком поставленной задачи не выполнили, продолжали отлеживаться. Противник приводил себя в порядок, организованным огнем наносил потери нашим подразделениям.

Командиры и комиссары 479 и 774 СП боем подразделений не руководили, продолжали отсиживаться на КП полка, руководили через случайных людей или по телефону, не зная, разумеется, того, что происходит на поле боя. Полки понесли значительные потери ранеными и убитыми…»
К сожалению бойцы и командиры о которых вспоминал комиссар Соловьев, умеющие действовать штыком , пулей, ручной гранатой, опытные и решительные погибли или были ранены в боях от Наро Фоминска до Вереи. Сам Соловьев полчил тяжелое ранение в бою на подступах к Верее.

  8 марта Части 222-й сд также не имели продвижения вперед к 15 часам вели бой: 774-й сп — в 200 м юго-восточнее разъезда, 479-й сп — у дороги юго-западнее разъезда Угрюмово; 457-й сп — в 500 м западнее высоты с отм. 197,8. КП дивизии, находившийся в районе Туров-ка, неоднократно подвергался минометному обстрелу противника. Потери дивизии за 8 марта: убито — 59 человек, ранено — 141.


13 марта 222-я сд, перешедшая в наступление на Букари в 4 часа утра, также к исходу дня ничего не достигла: противник отразил все атаки ее частей и 23-го лыжного батальона, который накануне был переподчинен командиру 774-го сп. Штаб дивизии доносил штабу 33-й армии:
«222 сд в ночь на 13.3, действуя 23 отдельным лыжным батальоном (в количестве 70 чел.), Букари не овладела. Действующий 23 отд. лыжный батальон направление взял неверно и будучи направлен вновь на Букари уклонился на сев. Букари и вышел на зап. опушку леса вост. Букари. Командир дивизии действиями на 14.3.42 решил продолжать выполнение поставленной задачи.
774 сп одним батальоном совместно с 23 отд.лыжным батальоном во взаимодействии с ПО сд, действуя 6-м бронедивизионом, в ночь на 14.3.42 наступать на Букари и далее с сев.-вост. на раз. Угрюмово прикрывшись от Тулизово вторым батальоном наступая южн. жел. дороги с юго-зап. овладеть раз. Угрюмово
».
14 марта 16-градусный мороз и снежная метель, разыгравшаяся накануне, помогли нашим войскам в овладении д Буково и Тулизово. 222 СД наступала на Букари, 110 СД наступала на Тулизово.
222-я СД перешла в наступление с задачей: овладеть Букарями, разъездом Угрюмово и перехватить дорогу Юхнов — Гжатск в районе высоты с отм. 178,0. Противник вел сильный пулеметный, минометный и артиллерийский огонь по боевым порядкам наступающих частей дивизии, не жалея боеприпасов. Несмотря на потери, части дивизии медленно продвигались вперед.
774-й СП одним батальоном совместно с 23-м  лыжным  батальоном наступал на Букари с востока, другим батальоном наступал на разъезд Угрюмово с юго-востока.
479-й СП вел наступление в направлении высоты с отм. 178,0, имея задачей — перехватить дорогу Юхнов — Гжатск.
457-й СП наступал на противника, оборонявшегося на южных скатах высоты с отм. 178,0.
К исходу дня 774-й СП овладел рядом строений на восточной окраине разъезда Угрюмово. Продолжив ночью очищать населенный пункт от пехоты противника, полк вышел к большаку Гжатск — Юхнов.
Противник, оборонявшийся в деревне Букари и оказавшийся обойденным с севера и юга нашими наступавшими частями, чтобы не попасть в окружение, оставил населенный пункт и отошел в лес севернее разъезда Угрюмово, а затем по направлению к Угрюмовским выселкам.
Часть подразделений 774-го СП до самого утра вела бой с группами противника, обнаруженными в постройках разъезда Угрюмово.
Так была взята деревня Букари. Есть еще один документ датированный апрелем 1942г   где говорится о роли лыжников в бою по овладению Букарями.
«О состоящем в составе 222 СД 23 отдельном лыжном батальоне доношу следующее:
1. Боевую подготовку личного состава батальона к боевым действиям в зимних условиях надо считать удовлетворительной за исключением отдельных бойцов, недостаточно обученных хождению на лыжах.
2. Состав лыжного батальона вполне удовлетворительный, но снаряжение и вооружение - не удовлетворительно. Лыжный батальон был вооружен винтовками, тогда как по характеру возлагаемых на него задач целесообразнее вооружить его автоматическим оружием.
3. 23 отдельный лыжный батальон использовался для операций на флангах полка и для наблюдения за противником на сравнительно широких участках, а также для наступления, когда требовалось проходить сравнительно большие пространства глубокого снега.
4. 14.3.42 23 отдельному лыжному батальону была поставлена задача взять Букари и в дальнейшем наступать на разъезд Угрюмово. Лыжники заняли Букари совершенно внезапно. И ворвались затем в разъезд Угрюмово, заняли его, но укрепиться не смогли и отошли на исходные позиции, понеся большие потери. Трофеи батальона: 1 ручной пулемет, 1 37 мм орудие , 1 средний танк и около 10 ящиков снарядов.
5. На будущее время хорошо использовать лыжный батальон не как отдельную единицу, а в составе стрелкового полка, вооружить его автоматическим оружием, постоянно обучая личный состав тактическим правилам и приемам современного боя. При условии необходимого обучения и тренировки, лыжный батальон можно использовать и в летнее время - на самокатах.
6. Личный состав лыжного батальона на 1.3.42 - 218 человек, а на 5.4.42 осталось около 50 человек.

Начальник штаба 222 СД майор Ошуйко.»
Как видим штаб дивизии указывал, что именно лыжники захватили Букари. Необходимо отметить, что 14 марта в списках погибших из состава 23 лыжного батальона никого нет. Можно предположить, что батальон занял оставленные противником Букари, а затем наступал на Угрюмово. Обращает на себя внимание и то что батальон вооружен винтовками, но среди трофеев есть орудие и танк.
Немного отвлекаясь в сторону, бои за деревню Букари шли месяц. 222 СД потеряла практически две тысячи человек в этом районе. Хотя немецкой пехоты было немного.
  Вот выдержки из допроса пленного захваченного в плен в районе Тулизово «До 13.3.42 в Тулизово было сосредоточено до 75 человек, вооруженных 4 станковыми пулеметами, 2 ручными пулеметами, 45 автоматами.
13.3.42 в деревне было оставлено 30 человек, которым был дан приказ удерживать деревню, остальные отошли на запад, где были вырыты блиндажи.
Среди солдат много обмороженных. Настроение подавленное. В плен солдаты не сдаются, потому что, как говорят офицеры, русские отрезают носы и уши. Когда его отправляли на фронт, то обещали, что если будут воевать хорошо, то они получат в России землю».
Как видим полторы сотни немцев держали оборону месяц, против дивизии. Причин такого положения было несколько. 222 СД в 1941г несколько раз попадала под главный удар противника, каждый раз теряя практически полностью свой состав, бойцы подготовленные в период обороны, так же выбыли за время двухмесячного наступления. Кроме того сильно пострадали именно стрелковые подразделения, как правило в дивизии из 3000 человек в стрелковых батальонах было всего человек 300.  Полученное пополнение таяло в каждодневных атаках. Это первая причина. Вторая причина, это отсутствие снарядов для артиллерии, 2-5 снарядов в день, не могли уничтожить или подавить вражескую оборону, в то время как противник буквально засыпал наши части артмин огнем. На это указывал и сам противник – «основу нашей обороны составляла артиллерия, потому что пехота была очень малочисленна», и снарядов у немцев хватало – снабжение у них было хорошо налажено.  В 70-х годах когда только начинались вахты памяти на рубежах р Угра – Варшавское шоссе, в полосе 50,49,43,33 А, было много полянок, буквально усеянных стабилизаторами от немецких мин, найденные каски можно было сортировать по пробоинам – немецкие каски с пулевыми отверстиями, наши каски сплошь с осколочными пробоинами. Это лучше любых документов показывает как шли бои, как нашим бойцам приходилось атаковать немецкие укрепления под шквальным минометным огнем.
15 марта 222-я СД получила задачу: закрепившись частью сил в районе разъезда Угрюмово и выставив заслон против Угрюмовских выселок, главными силами наступать в направлении: высота с отм. 178,0, Ивановское, Собакино, а по овладении этими пунктами продолжить наступление в направлении Вязищи. Тем не менее несмотря на затишье лыжники начали нести большое потери.
16 марта 222-я СД, наступая в направлении высоты с отм. 178,0 с задачей перехватить дорогу Гжатск — Юхнов южнее разъезда Угрюмово, была встречена сильным огнем противника и, не выполнив поставленной задачи, отошла на исходные позиции. Лыжный батальон в бою потерял 12 человек убитыми.
17 марта 222-я СД продолжала безуспешное наступление с целью овладения участком дороги Гжатск — Юхнов. Лыжный батальон в бою потерял 11 человек убитыми.
18 марта 222-я сд в течение ночи и в первой половине дня вела бой по уничтожению противника, который продолжал занимать оборону в постройках на северо-западной окраине разъезда Угрюмово. Предыдущие доклады командования и штаба 222-й сд о полном овладении разъездом Угрюмово не соответствовали действительности, т.к. подразделения 774-го сп совместно с 23-м лыжным батальоном в течение последних четырех дней так и не смогли выбить противника из ряда построек. 479-й и 457-й сп, занимая прежнее положение, уничтожали огневые точки и живую силу противника. За 18 марта в дивизии было убито 11 человек, ранено — 31. Лыжный батальон в бою потерял 24 человек убитыми.
В дальнейшем батальон почти ежедневно терял несколько бойцов. Можно предположить, что лыжный батальон, все время после овладения Букарями, вел уличные бои на разъезде Угрюмово.
Как уже упоминалось на 5 апреля в 23 лыжном батальоне осталось 50 человек.
В апреле батальон и дальше находился в обороне в районе Угрюмово, вплоть до своего расформирования.
Из воспоминаний В.В. Смирнова разведчика 160 СД. Выходившего из окружения вместе с группой генерала Ефремова «Сколько я так бежал, не помню. Упал от изнеможения. Может, даже уснул. И сколько проспал, не знаю. Встал, пошел дальше. Вскоре примкнул к группе старшины Васильева. Старшина хорошо знал Темкинский район. Он и повел нас.
Переползая через реку Истру, уже на нейтральной полосе я был тяжело ранен в голову. Утром меня подобрали стрелки лыжного батальона, которые стояли в обороне под Угрюмовскими высотами. »

Официально 23 лыжный батальон был расформирован 16 апреля 1942г и оставшийся личный состав был передан в 222 СД.

Приказ № 0164 от 16.4.42. о расформировании лыжных батальонов.

«Во исполнении директивы Военного Совета Западного фронта № К-219 от 13.4.42 приказываю:
23 и 24 отдельные лыжные батальоны расформировать. Обратить личный состав батальонов на укомплектование:
110 СД - 24 лыжный батальон
222 СД - 23 лыжный батальон

Заместитель командующего 33 армии - комбриг Онуприенко»
Это неоконченная статья о боевом пути 23 отдельного лыжного батальона в последующем статья будет дополнена.


Список погибших лыжников 23 ОЛБ

Фамилия    Имя    Отчество    Место рождения    Дата рождения/Возраст    Дата и место призыва    Последнее место службы    Воинское звание    Причина выбытия    Дата выбытия
Рыжухин    Анатолий    Степанович    Горьковская обл., Городецкий р-н, с/с Машковский, д. Пустань        Городецкий РВК, Горьковская обл., Городецкий р-н    113 сд    рядовой    убит    07.01.1942
Плюснин    Валентин    Николаевич    Вологодская обл., Вахомский р-н, с/с Семеновский    __.__.1919        113 сд    лейтенант    убит    07.01.1942
Афанасьев    Марк    Петрович    Ленинградская обл., Волотовский р-н, п. Волот, ул. Новая, 14    __.__.1907    Старорусский РВК, Ленинградская обл., Старорусский р-н    113 сд    санинструктор    убит    07.01.1942
Граунов    Николай    Григорьевич    Московская обл., г. Кунцево, ф-ка 14    __.__.1905    Кунцевский РВК, Московская обл., Кунцевский р-н    113 сд    рядовой    убит    07.01.1942
Курлов    Михаил    Алексеевич    Горьковская обл., г. Кулебаки, ул. Кирсановад, 14    __.__.1922    Кулебакский ГВК, Горьковская обл., г. Кулебаки    113 сд    рядовой    убит    07.01.1942

 

Комментариев нет:

Отправить комментарий