Ярлыки

1 (26) 1 ударная армия (38) 10 армия (7) 11 армия (21) 13 армия (7) 14 армия (24) 16 армия (7) 19 армия (5) 2 ударная армия (42) 20 армия (7) 21 армия (5) 22 армия (5) 26 армия (11) 27 армия (4) 29 армия (3) 3 армия (23) 3 ударная армия (31) 30 армия (19) 31 армия (3) 32 армия (14) 33 армия (3) 34 армия (29) 38 армия (3) 39 армия (15) 4 армия (9) 4 ударная армия (27) 40 армия (9) 41 армия (1) 43 армия (13) 49 армия (6) 50 армия (6) 53 армия (11) 54 армия (14) 55 армия (2) 59 армия (8) 6 армия (1) 67 армия (2) 68 армия (7) 7 армия (8) 8 армия (3) 9 армия (1) Брянский фронт (27) Видео (16) Военные округа (6) Волховский фронт (56) Воронежский фронт (3) Западный фронт (69) Запасные лыжные части (78) Калининский фронт (91) Кандалакшская ОГ (5) Карельский фронт (49) Кемская ОГ (12) Книги (9) Ленинградский фронт (21) Лыжные батальоны (306) Лыжные бригады (68) Масельская ОГ (2) Медвежьегорская ОГ (3) Операции Красной Армии (20) Приказы (37) Северо-Западный фронт (99) Фото (23) Фотографии бойцов (32) Фотографии лыжников (7) Центральный фронт (9) Юго Западный Фронт (16) Южный фронт (4)

воскресенье, 28 декабря 2014 г.

118 отдельный лыжный батальон (118 ОЛБ)



118 отдельный лыжный батальон (118 ОЛБ)
118 отдельный лыжный батальон, в  составе действующей армии не значится. Тем не меннее в составе оперативной группы П.А. Белова участвовал в боях с противником при прорыве Варшавского шоссе.
118 лыжный батальон сформирован в МВО, батальон из г Саранск 30 декабря отправлен на фронт. 

КОМАНДУЮЩИМ ВОЙСКАМИ МОСКОВСКОГО ВОЕННОГО ОКРУГА, ЗАПАДНОГО ФРОНТА О ПЕРЕПОДЧИНЕНИИ ЛЫЖНЫХ БАТАЛЬОНОВ
Копни   начальникам Главных управлении формирования и укомплектования войск, артиллерийского
30 декабря 1941 г.
Ставка Верховного Главнокомандования приказала:
1. Отправить 108,109,110, 112, 113,114,115,116,117 и 118-й лыжные батальоны в распоряжение командующего Западным фронтом.
2. Станции погрузки: для 108,109 и 110-го лыжных батальонов — Горький, для 112, 113,114,115, 116,117 и 118-го батальонов — Саранск. Станции выгрузки: для 108,109, 110, 112, 113-го батальонов — ст. Истра, для 114, 115, 116, 117 и 118-го батальонов — Тула. В дальнейшем — распоряжением командующего Зап. фронтом. Начало погрузки — 20.00 30 декабря. Темп — 8.
3. Батальоны отправить со всем личным составом, полностью обеспечив положенным по штатам и табелям вооружением, имуществом, теплым обмундированием, валенками и лыжами.
Батальоны обеспечить продовольствием на 5 суток и 5-суточным запасом. Боеприпасы выдать— 1,5 боекомплекта.
4. Командующему Западным фронтом организовать встречу и прием батальонов на станциях выгрузки.
5. Об отправке и прибытии батальонов донести.
По поручению Ставки Верховного Главнокомандования Заместитель начальника Генерального штаба ВАСИЛЕВСКИЙ



2 января штаб фронта отдал распоряжение о дальнейшем маршруте движения лыжников и предупредил штаб кавкорпуса о прибытии к ним батальонов.  «Вам придаются  пять лыжных батальонов. Прибытие до Тулы по ж/д. оттуда до Ханино по узкоколейке, и далее к вам автотранспортом.».

11 января штаб кавкорпуса, по поручению начтаба фронта,  поручил капитану Козлову проследить за движением лыжбатов.
 
По прибытию на фронт батальон придан 1 гв кавкорпусу, вместе с которым он совершил рейд к Вязьме.

Положение кавалеристов было не самым блестящим. Кавкорпус  с боями прошел от Каширы до Юхнова, понес потери. Противник наоборот подтянул резервы и активизировался, начал проводить контрудары. Корпус после включения в него трех рейдовых кавдивизий и двух стрелковых дивизий, стал оперативной группой Белова.
 

20 января Командующий фронтом Г.К. Жуков издал  приказ о прорыве оперативной группы к Вязьме.
«БЕЛОВУ
Строжайше запрещаю переходить где-либо к обороне. Если есть щель, гоните все в эту щель и развертывайте эту щель ударом к флангам.
Десанту поставлена задача к исходу 21.1 занять Ключи.
Итак, в щель ввести 2 СД, 5 КД и 5 лыж. батов. Будет блестящий успех.
Юхнов будет взят 21.1 войсками 43, 49 армии.
Болдин оскандалился.
Можайск взят Говоровым. Противник бежит по всему фронту. Давайте скорее к Вязьма. Горин в 25 км от Вязьма.
20.1.42 20.10
ЖУКОВ»
Некоторые историки, считают, что этот приказ комфронта издал в эйфории от успехов. На мой взгляд это четкое понимание, что Ставка может сорвать всю операцию.
17 января Жуков отправил в прорыв 33 А.
18 января Ставка забрала у Жукова 1 УА, которая успешно наступала на  Гжатск. Так же как и ближайшие резервы 1 и 2 Гв СК.
Жуков как никто понимал, что в данном случае продолжение наступления, без резервов  опасно - операция может сорваться, но он так же понимал, что и прекращение операции  означает разгром частей вырвавшихся вперед. Учитывая что десантники во вражеском тылу уже высажены, 33 А  выдвигается к Вязьме, 11 КК уже возле Вязьмы, Мятлевская группировка противника практически окружена, наступление на Можайско-Гжатском направлении идет успешно, останавливаться и обороняться было нельзя. Нельзя было медлить ни дня, противник ведь тоже не сидел сложа руки – он подтягивал резервы, отводил свои войска уплотняя фронт, строил укрепления.

К началу операции группа Белова имела в своем составе пять кавалерийских и две стрелковых дивизии, пять лыжных батальонов и одну танковую бригаду. Её боевой состав на 20 января выражался в следующих цифрах: людей – 28000, винтовок – 18500, ручных пулемётов и автоматов – 2300, станковых и зенитных пулемётов – 110, орудий разного калибра – 130, противотанковых орудий – 34, миномётов – 350, танков – 8.

Противник перед фронтом группы Белова к этому времени имел в общей сложности до двух пехотных дивизий, по численности противник и опергруппа были практически равны. Оборона немцев состояла из опорных пунктов, входивших в систему узлов сопротивления, построенных, в населённых пунктах. Оборона имела
хорошо организованную систему огня в комбинации с различными препятствиями зимнего типа – снежными валами, траншеями, минными полями. У противника кроме пехоты, хватало подвижных соединений – танки и мотопехота  быстро перемещались по Варшавскому шоссе к угрожаемому участку и отбивали наши атаки. Несколько немецких лыжных батальонов активно действовали и вне дорог. Немецкие лыжники были опасным противником для прорвавшихся через шоссе небольших групп кавалеристов и лыжников. Немцы начинали атаковать сами и часто успешно.
Тем не менее наши лыжники и кавалеристы проникали к шоссе, проникали во вражеский тыл между опорными пунктами, но закрепиться на шоссе не смогли. 
Так 23 января части 239 сд с 116-м и 118-м лыжными батальонами, овладев
Макаровка, перехватила шоссе на участке Федоровка – Долгое.
Многие группы кавалеристов и лыжников прорвались  через шоссе задолго до прорыва основных частей кавалерийского корпуса, эти группы прорвавшись в тыл противника  уходили подальше от переднего края и занимали деревни, готовые к обороне. В последующем эти группы смогли соединиться с основными силами корпуса. Среди таких групп могли быть и лыжники 118 лыжного батальона.
  
Необходимо отметить, что кавалеристы наступали не сами, части 10 армии прикрыли левый фланг группы, части 50 армии вели бои на Варшавском шоссе в районе Барсуков, десантники активизировали свои действия во вражеском тылу, отвлекая на себя немалые силы противника.

Части группы Белова 24 и 25 января вели наступление но без особого успеха.

С прорывом  через Варшавское шоссе связан еще один эпизод Великой Отечественной Войны, а именно прибытие в группу  Белова заместителя командующего фронтом генерала Георгия Федоровича Захарова. Обычно его  самого представляют как  злобного трусливого изувера, который ничего не смыслил в военном деле. Тем не менее, его приезд был более чем обоснован, 8 января кавалеристы взяли Мосальск, а затем две недели не могли  продвинуться на несколько километров и пересечь Варшавское шоссе. В приказе от 20 января  Жуков ясно говорит  Белову - кавгруппа Калининского фронта уже под Вязьмой, наступление по всему фронту идет успешно и именно Белов ломает операцию  обеих фронтов. По этой причине и прибыл  его заместитель – спасать всю Ржевско-Вяземскую операцию.
В отличии от распространенного мнения Захаров был хорошо подготовленным штабистом – до описанных событий он был начштаба 22 армии и Брянского фронта, но всегда старался занять командную должность, он успел побывать командующим войсками Брянского фронта. Захаров не был и трусом, командование в свои руки брал решительно и ответственности не боялся, полученные три ранения так же не характеризуют его как труса. Позже он так же решительно командовал армиями и фронтом. Но все кто его  знал говорят прямо - он был вспыльчив и в гневе был страшен.
Прибыв к Белову, он занялся репрессиями и пять расстрелянных командиров, в том числе и командир одного из лыжных батальонов (пока неизвестно какого именно), реальный факт. То, что расстрелы были без суда и следствия, объясняет, почему нет протоколов военного трибунала. Сложно сказать, что послужило реальной причиной расстрелов, скорее всего именно вспыльчивость генерала Г.Ф. Захарова.
Но все же произошло еще одно событие которое остается, как правило, за кадром – характер действий группы Белова резко изменился.
По всей вероятности оба генерала после разбора обстановки, успокоившись, приняли решение – войска группы не пробивают широкую брешь в обороне противника, как они пытались это сделать раньше. Раньше кавалеристы имели собственную полосу наступления и вполне успешно брали города Козельск, Одоев, Мосальск и теперь пытались  не уйти в рейд без тылов, а наступать и уничтожить противника и захватить участок шоссе.Теперь подвижные соединения бросив тылы и стрелковые части уходят немедленно в рейд под командованием Белова. Стрелковые части под командованием Захарова, пробивают оборону противника вслед за кавалеристами и обеспечивают проход тылов и резервов.
Разумность такого решения вполне очевидна – кавалеристы выходили к Вязьме, при этом расшатав оборону на Варшавском шоссе, (штаб корпуса перешел Варшавское шоссе без боя и вошел в Стреленку, где противника уже не было – а ведь первые два эшелона брали ее штурмом и шоссе пересекали под сильным огнем).  
Правильность принятого решения подтвердил и  комфронта  в приказе 27 января "1. Успех развивать стремительно, без задержек. 2. 325-ю стрелковую дивизию вести за собой. 3. 239-й стрелковой дивизии поставить задачу прочно удерживать шоссе, обеспечивая ваш тыл."
Но потерянных двух недель наверстать было уже нельзя, время было упущено.
П.А. Белов в своих воспоминаниях изданных уже после смерти Г.Ф. Захарова ничего не написал о том кто был инициатором такого решения, а Г.Ф. Захаров мемуаров не оставил.

 Прорыв оперативной группы Белова через Варшавское шоссе маршалом Шапошниковым описан так

«Только 115 лыжному батальону, действовавшему вдоль восточного берега р. Пополта, 25 января удалось выйти на Варшавское шоссе в районе моста через эту реку. В связи с этим командующий группой решил перевести на восточный берег р. Пополта один полк 325 стрелковой дивизии и 75 кавалерийскую дивизию, используя их для развития успеха.
25 января с наступлением темноты части группы Белова вновь перешли в наступление (схема 5).
Движение по восточному берегу реки происходило со скоростью не более 1-4 км в час. Ночью, и особенно днём, немцы вели сильный перекрёстный огонь из Почепок, с западного берега реки и из Батищево.
Головные 115 лыжный батальон и 75 кавалерийская дивизия находились вблизи Варшавского шоссе. Кроме этих частей, на восточный берег к этому времени перешли две кавалерийские дивизии, два полка пехоты и два минометных (вероятно имелось в виду лыжные батальоны) батальона, т.е. вся группа предназначенная для ввода в прорыв.
В течение 26 января частям корпуса не удалось пробиться через шоссе, и только в ночь на 27 января 2 гвардейская кавалерийская дивизия (один полк в пешем строю, остальные в конном), 75 кавалерийская дивизия (в конном строю) с 218 кавалерийским полком (полностью в конном строю), 57 кавалерийская дивизия и 115 лыжный батальон, потеряв 55 человек убитыми и ранеными, прорвались через Варшавское шоссе и ушли в северном направлении, сразу же потеряв связь со штабом группы. К этому же времени вдоль р. Пополта сосредоточились 1 гвардейская и 41 кавалерийская дивизии. Для охраны тыла группы в районе Мосальск был оставлен 212 полк 57 кавалерийской дивизии.
Прорыв частей корпуса через шоссе происходил под прикрытием полка 325 стрелковой дивизии, который с четырьмя орудиями ПТО и шестью противотанковыми ружьями занял мост через р. Пополта и удерживал его до утра 27 января. После контратак противника с танками и бронемашинами полк, понеся потери, отошел в лес в полукилометре южнее моста. Остальные полки этой дивизии вели бои за овладение Скулово и Холуи.
239 стрелковая дивизия прикрывала левый фланг корпуса, обороняя рубеж Сапово, Стар. Роща.
2 гвардейская танковая бригада вторым батальоном в составе 5 танков Т-60 действовала с 325 стрелковой дивизией. Мотострелковый батальон бригады действовал со 2 гвардейской кавалерийской дивизией. Первый батальон (без материальной части) 2 гвардейской танковой бригады и управление бригады находились в Мосальске. Там же  сосредоточилась и 1 гвардейская группа миномётных частей для приведения
в порядок материальной части. 152 зенитный дивизион прикрывал район посадки транспортных самолётов, снабжавших войска группы; 191 зенитный пулемётный батальон одной батареей прикрывал штаб группы, а две другие батареи находились при 1 и 2 гвардейских кавалерийских дивизиях.
В результате прорыва 26 января в «коридор» между Мосальским большаком и р. Пополта вошла лишь часть группы, остальная же часть сил вела бои на прежних рубежах.
Основной задачей на 28 января командующий группой ставил переход через Варшавское шоссе 1 гвардейской и 41 кавалерийской дивизий; дивизионную артиллерию предполагалось перевести через шоссе с
подходом танков 2 гвардейской бригады. После того как выяснилось, что прорвавшиеся части группы, уничтожая и отбрасывая по пути мелкие пехотные группы противника, вышли в район Хорошилово и Куколка, в 16 час. 45 мин. 27 января 1942 г. командующий группой отдал приказ № 09. Этим приказом уточнялись задачи в связи с успешным прорывом через шоссе первого эшелона группы.
Оценка обстановки и задачи в этом приказе были сформулированы следующим образом:
«Два смежных оборонительных рубежа противника в составе неполных 19 тд и 15 пд находятся:
восточный – Почепок, Жуковка, Мощины, Барсуки (последние три – восточнее Почепок, на схеме нет), западный – Скулово, Холуи, Рамино, Подберезье. Между этими узлами узкая лесная полоса, не имеющая опорных пунктов. В эту полосу прошли 57, 75, 2 гв кд и часть сил 325 сд. Конная группа Соколова (Калининского фронта) утром 20.1 перерезала шоссе в 12 км западнее Вязьма. Правее части 173 сд (50 армии) перерезали шоссе на участке Барсуки.
1 гв кавкорпус двумя ночными переходами выходит в рейд и соединяется с конной группой Соколова, отрезая Вязьма с запада и сжимая в кольцо окружения крупные силы противника.
Первый эшелон в составе 2 гв, 75 и 57 кд, 115, 114 и 116 лыжбатальонов, командир генерал-майор Осликовский. В 6.00 28.1 сосредоточиться в районе Андреаны, Селища, Холмовая, Хватов Завод, Бабенки, Красн. Весна.
К 6.00 29.1.42 г. выйти в район: Чепчугово, Чернево, Орешки, Дроздово, Песочня, свх. Ленкино, Левыкино, Григорьеве.
Второй эшелон в составе 1 гв и 41 кд, 118 лыжбатальона, командир генерал-майор Баранов. В течение ночи на 28.1 пройти по пути первого эшелона между большаком Мосальск, Варшавские шоссе и р. Пополта и 7.00 28.1 сосредоточиться Подсосонки, Иванцева, Леонова. К 6.00 29.1 сосредоточиться в районе Таганки, Лопатки, Еськово, Сумбурово. К 6.00 30.1 район Подрезово, Михелево, Молошино.
325 сд с танками по овладению шоссе занять прочную оборону его на участке (иск.) Глагольня, Батищево, обеспечив беспрепятственный проход всех частей корпуса через оборонительную полосу противника.
239 сд прочно удерживать занимаемый рубеж Сапово, Трушково, Вязичня, Нов. Роща.
Движение частей в рейде производить только ночью. Начало движения с 13.00 ежедневно. При движении не ввязываться в бой, всемерно стремиться обходить занятые противником населённые пункты.
Ось движения Штакора с 117 лыжбатальоном: Новая, Хватов завод – Дроздово. Связь в прорыве, главным образом, по рациям «север» и коннопосыльными.
Дивизионной артиллерии всех частей группы огневыми налётами на флангах обеспечить вхождение в рейд эшелона генерала Баранова. Всю полковую и батальонную артиллерию на санях взять с собою в рейд.
Первая задача – создать противотанковую оборону на Варшавское шоссе».
Приказ этот выполнялся следующим образом. Утром 27 января, в результате контратаки противника, проход на север вдоль р. Пополта оказался закрытым. Поэтому 1 гвардейская кавалерийская и 41 кавалерийская дивизии командиром корпуса были направлены на Шербинино, северо-западную окраину Почепок, Глагольня, Первый эшелон группы под командованием генерала Осликовского в эти время находился в Захарино.
Для восстановления прохода на Варшавском шоссе 325 стрелковая дивизия с частями 1 гвардейской кавалерийской и 41 кавалерийской дивизий в течение 27 января продолжали наступление, в результате которого был захвачен участок шоссе между Мосальским большаком и р. Пополта. 41 кавалерийская дивизия вела бой за Почепок.
В связи с захватом шоссе второй эшелон группы в составе 1 гвардейской кавалерийской дивизии (без 96 гвардейского кавалерийского полка) в ночь на 29 января пересек шоссе и к утру 29 января с боями вышел в район Федотково, Хорошилово, Захарино. В ночь на 30 января через шоссе прорвались: 41 кавалерийская дивизия, 96 гвардейский кавалерийский полк, 117 лыжный батальон и штаб группы. 2 гвардейская танковая бригада оставалась в Мосальске в связи с запозданием подхода танков Непосредственно севернее шоссе части конницы серьезного сопротивления немцев не встретили и продолжали успешное выдвижение в указанные командованием фронта районы. Узкий коридор, пробитый
войсками группы на Варшавском шоссе, не позволил обеспечить конницу транспортом для перевозки продовольствия и фуража. Вся дивизионная артиллерия, зенитные средства и дивизионные тылы остались южнее Варшавского шоссе. Поэтому кавалерийские дивизии уже через 2-3 суток оказались в крайне тяжёлых условиях. Район был крайне беден продфуражом, а запасы быстро истощились»



Как видно из приказа П.А. Белова, который цитировал Б.М. Шапошников, 118 лыжный батальон должен был уйти в прорыв совместно со вторым эшелоном кавкорпуса. Но скорее всего он этого сделать не смог, второму эшелону пришлось снова брать с боем дер Стреленка, наградные за этот бой имеют только лыжники 114 ОЛБ, преимущественно из минометной роты. Так же весной при награждении бойцов и командиров группы  Белова награжденных из состава 118 ОЛБ нет. Можно предположить, что 118 лыжный батальон совместно с 325 СД, обеспечивал прорыв  кавалеристов через шоссе, понес при этом большие потери и был расформирован еще в январе 1942г.

Из воспоминаний Спартака Беглова
«Сколько не "осаждал" я военкомат, ответ был один и тот же: придет время призывать твой возраст – получишь повестку. Сделал попытку поступить в аэроклуб Осавиахима, чтобы выучиться на летчика. Но там тоже меня встретили отказом. Что же, если не суждено летать, то пойду хотя бы туда, где учат строить самолеты. Поскольку у меня аттестат об окончании школы был с отличием, то проблем с поступлением в МАИ не было.
Между тем, положение на фронте в районе столицы все больше ухудшалось. Комсомольская организация Москвы проявила инициативу - оказать помощь в формировании специальных лыжных батальонов. А я, как и многие другие мои сверстники, как раз являлся большим любителем лыжного спорта. И никому не пришло в голову поинтересоваться датой моего рождения. Так пробил мой «звездный час»!
Сначала был учебный запасной полк, потом – эшелоном в Тулу, оттуда - бросок к передовой линии фронта, все, конечно, в белых масккуртках и шароварах. Наш 118 отдельный лыжныйбатальон был придан первому гвардейскому кавалерийскому корпусу генерала Белова. Конники снисходительно поглядывали на лыжников. Мол, за кавалерией не так просто угнаться. Но после 5 декабря, когда германские части начали нести большие потери и стали отходить на восток, не имея уже привычной танковой и артиллерийской поддержки, здесь то, учитывая лесистые места и большие поля, покрытые глубокими сугробами, наши неожиданные выпады стали чувствительно беспокоить противника. Не скрою, что в отдельных случаях и нам приходилось оставлять лыжи и коней на лесных опушках, чтобы «выдавливать» немцев из-за занятых ими деревень, порой приходилось ходить в атаку по- «пластунски».
В конце января 1942 – первое ранение, легкое, пуля пробила левое плечо. В госпитале меня надолго не задержали и я был направлен на двухмесячные курсы младших лейтенантов


Больше о боях 118 лыжного батальона ничего не известно.

Это неоконченная статья о боевом пути 118 отдельного лыжного батальона в последующем статья будет дополнена.

Комментариев нет:

Отправка комментария