Ярлыки

1 (26) 1 ударная армия (38) 10 армия (7) 11 армия (21) 13 армия (7) 14 армия (24) 16 армия (7) 19 армия (5) 2 ударная армия (42) 20 армия (7) 21 армия (5) 22 армия (5) 26 армия (11) 27 армия (4) 29 армия (3) 3 армия (23) 3 ударная армия (31) 30 армия (19) 31 армия (3) 32 армия (14) 33 армия (3) 34 армия (29) 38 армия (3) 39 армия (15) 4 армия (9) 4 ударная армия (27) 40 армия (9) 41 армия (1) 43 армия (13) 49 армия (6) 50 армия (6) 53 армия (11) 54 армия (14) 55 армия (2) 59 армия (8) 6 армия (1) 67 армия (2) 68 армия (7) 7 армия (8) 8 армия (3) 9 армия (1) Брянский фронт (27) Видео (16) Военные округа (6) Волховский фронт (56) Воронежский фронт (3) Западный фронт (69) Запасные лыжные части (78) Калининский фронт (91) Кандалакшская ОГ (5) Карельский фронт (49) Кемская ОГ (12) Книги (9) Ленинградский фронт (21) Лыжные батальоны (306) Лыжные бригады (68) Масельская ОГ (2) Медвежьегорская ОГ (3) Операции Красной Армии (20) Приказы (37) Северо-Западный фронт (99) Фото (23) Фотографии бойцов (32) Фотографии лыжников (7) Центральный фронт (9) Юго Западный Фронт (16) Южный фронт (4)

понедельник, 23 марта 2015 г.

126 отдельный лыжный батальон Западного фронта (126 ОЛБ)



126 отдельный лыжный батальон Западного фронта (126 ОЛБ)



126 отдельный лыжный батальон, в  составе действующей армии с 25 января 1942г по 12  августа 1942г. Лыжный батальон участвовал в боях с противником в районе г Сухиничи и станции Думиничи.
126 лыжный батальон сформирован в МВО, в г Казань, в 269 ЗЛП 20 ЗЛБР, затем батальон из г Казань отправлен в г Тула и на фронт. 
По прибытию на фронт батальон придан 10 армии, которая вела бой в районе Сухиничи – Жиздра – Людиново - Киров.
 Лыжные батальоны, среди которых был и 126 ОЛБ, были обещаны  командарму 10 армии еще в начале января 1942г. 
Лыжный батальон прибыл в армию, когда вражеское наступление целью которого было пробиться к Сухиничам было в самом разгаре и увенчалось успехом противника. Командарм 10 армии Голиков, в своих мемуарах, был невысокого мнения о приданных армии лыжных батальонах, оговаривая, что лыжные батальоны ходить на лыжах и вести бой на лыжах не умели. Мнение командарма, довольно типично для мемуаров, когда операции  были неудачными. Тем более сложно требовать от новобранцев умение вести бой на лыжах, когда противника надо атаковать «в лоб», когда тот засел в населенном пункте и сам ведет наступление, в то время когда они еще не умели вести бои вообще – лыжники, прибыв на фронт, еще ни разу в бою не были – они были брошены в ночной бой, самый сложный вид боя. Лыжные батальоны оказались в самой гуще боя, не позволяя противнику расширить прорыв к своему гарнизону.
Документы 10 армии говорят прямо – Лыжные батальоны не имея боевого опыта и хорошей подготовки были с хода брошены в бой на самые трудные участки боя, где они  использовались как пехота.
Более того документы 10 армии говорят, что лыжные батальоны вводились в бой с  ходу, после длительных маршей, без отдыха. Не дожидаясь отставших солдат и подразделений. Атаки лыжников не поддерживались артиллерией и пехотой,  большинство лыжников воевали как обычные пехотинцы и лыжи для них в бою были только обузой. Командный состав не имел опыта боев и не имел времени организовать разведку противника и реконгсцировку местности перед боем.
Лыжные батальоны прибыли на фронт как раз вовремя - фронт 10 армии на рубеже Думиничи - Брынь  был прорван противником и его пришлось срочно формировать заново из резервов - 328 СД (по некоторым данным 300 активных штыков), два саперных батальона, 5 лыжных батальонов и несколько отрядов ОМСБОНа - порядка 250 человек. И они смогли задержать противника до подхода фронтовых резервов.

 Наступление 10 Армии

Брешь в немецком фронте под Сухиничами


Карта обстановки на фронте 16 А к исходу 27.1.42
 Первое упоминание о лыжниках относится к  документам 10 армии  согласно которым 21 января в 24-00 126 лыжный батальон атаковал противника на станции Думиничи и выбил противника со станции и закрепился, противник в количестве 250 человек отошел в Дубровка.
Надо сразу отметить, документы 10 армии говорят, что «126 ОЛБ показал наивысшую боеспособность из всех лыжных батальонов» и это оценка справедлива.
Что происходило  в 10 армии в этот период?
ОС Генштаба КА на 08 ч 00 мин 22 января 1942 г.
«10-я армия вела сдерживающие бои с противником, наступавшим из районов Людиново, Жиздра в направлении Сухиничи.
326 сд находилась в районе Крюково, Быково, Филипково. 330 сд
одним полком занимала район Киров и остальными силами заняла район Бережки, ст. Фаянсовая, имея задачей не допустить прорыва противника с направления Людиново. 323 сд, после боя в районе Людиново, выведена в район Шипиловка, Игнатовка, Усовка, Носовка для приведения в порядок; противник, развивая наступление, к исходу дня 20.01 занял Кишеевка, Зимницы, Гусевка. 328 сд (без одного сп) занимала район Хлуднева, Брынь, Гульцова; противник в 14.30 21.01 повел наступление из района Маклаки, Кишеевка и занял Брынь. 322 сд, после боя 19.01 в районе Свобода, Полюдово, Хромыли, отошла в район Речица, Хатьково, Чернышино.
»

По сути два полка 328 СД оборонялись с открытыми флангами, к тому же информация к командованию армии безнадежно опаздывала. Практически все замы  командарма выехали в 328 СД. Из последних резервов были сформированы два отряда под командованием работников штаба армии и введены в бой.

Таким образом лыжники 126 ОЛБ сходу вступив в бой, закрыли прорванный фронт,  смогли выбить противника из станции Думиничи, но овладеть городом Думиничи не смогли. По сути, отряд лыжников действовал на фланге немецкого клина, не давая ему расширять прорыв к Сухиничам и продвигаться по дорогам от Думиничи к Сухиничам, имея перед собой части двух немецких пехотных дивизий.

22 января 126 ОЛБ и 1/1103 СБ получили задачу ударом из района Думиничи овладеть д Брынь, но противник нанес удар первым. Лыжники 126 ОЛБ попали в окружение на станции Думиничи и упорно отбивали все атаки противника израсходовав все боеприпасы.
ОС Генштаба КА на 08 ч 00 мин 23 января 1942 г.
«10-я армия продолжала вести сдерживающие бои с противником,
наступавшим из района Брынь в направлении Сухиничи.
328 сд вела бой с противником, наступавшим из района Маклаки,
Брынь, Поляны. Противник в 15.30 22.01 овладел Баранково и Сорочка.
Лыжный батальон, приданный 328 сд, в 24.00 21.01 выбил противника из ст. Думиничи. Положение остальных частей армии уточняется.
»

В 23-30 22 января противник подтянул резервы и смог разбить лыжный батальон, но уничтожить лыжников ему не удалось. Группами лыжники 126 ОЛБ смогли отойти в д Усты, где организовали оборону и отражали атаки противника до 17-00 23 января. В 17-00 23 января группа противника  численностью 120 человек атаковала группу лыжников в  45 человек и захватила деревню Усты, наши лыжники отошли в Бортное.
Таким образом 126 лыжный батальон вошел в состав сводного отряда полковника Тупичева, начальника инженерной службы 10 А. Отряд состоял из двух саперных батальонов (694, 695) и 126 лыжного батальона. (Командарм Голиков, почему то в своих мемуарах состав группы указал как два отдельных саперных батальонов и стрелкового батальона 328 СД.), документы 10 армии добавляют в состав отряда 1/1103 СБ.
ОС Генштаба КА на 08 ч 00 мин 24 января 1942 г.


«10-я армия продолжала вести сдерживающие бои с противником,
наступавшим из района Брынь в направлении Сухиничи. Противник занял Куклино, Думиничи.
»
Несмотря на лаконичность и немногословность, 23 января на фронте 10 армии, был кризис. В бой уже были брошены последние резервы - в бой вступили и находившиеся в полосе 10 армии отряды лыжников ОМСБОН (отдельной мотострелковой бригады особого назначения, находившейся в  ведении НКВД). Командирам отрядов командарм прямо сказал, что фронт прорван на участке Думиничи - Брынь и ввод в бой отрядов ОМСБОНа согласован с Москвой. 23 января один из отрядов вел бой в д Кищеевка и Хлуднево (командир старший лейтенант Лазнюк, численность отряда около 80 человек). второй отряд вел бой в д Попково (командир капитан Васин, численность отряда 77 человек), третий отряд вел бой за д Сорочка и Чваново (рота  бойцов под командованием капитана Н.С. Горбачева). Все отряды действовали подчиняясь командиру 328 СД.  В феврале лыжники ОМСБОНа продолжали вести бои в составе 328 СД.
Другие лыжные отряды ОМСБОНа, так же активно действовали, как на фронте 10 (16) армии, так и во вражеском тылу. Некоторые отряды  попали под удар прорывающегося противника и понесли потери. В составе отрядов ОМСБОНа были и женские команды. В связи с этим, в Сухиничском районе, бытует легенда о женском лыжном батальоне, мол "ночевали в Радождево, утром ушли на Казарь и все там погибли, назад никто не вернулся". Такие воспоминания всего навсего означают, что женская команда ОМСБОНа ушла во вражеский тыл.  
Что бы больше не возвращаться к этому вопросу, женских лыжных батальонов в Красной Армии не создавали. Возможно, кто то, где то видел,  взвод девушек связисток или команду снайперов, на лыжах и в маскхалатах, но никак не женский лыжный батальон, все эти разговоры просто послевоенные мифы и легенды.

ОС Генштаба КА на 08 ч 00 мин 25 января 1942 г.
«10-я армия, продолжая блокировать противника в Сухиничи,
сдерживала его наступление из района Брынь на Сухиничи.
323 сд в 12.00 22.01 перешла в наступление с рубежа Гусевка,
Загоричи, имея задачей ликвидировать прорвавшегося противника;
результаты уточняются. 328 сд вела бой за овладение Хлуднева и Пупково.
Группа Тупичева отошла в район Холопы, где приводила себя в порядок.
324 сд отбила попытку противника прорваться из Сухиничи. Положение остальных частей армии уточняется.
»


24 января остатки 694-го, 695-го саперных и 126-го лыжного батальонов обороняли Бортное и Радождево. Этот рубеж находился на полпути между Думиничами и Сухиничами. Отряд упорно оборонялся, отражая атаки думиничской группировки противника нацеленные на Сухиничи. Немецкие дивизии потратили несколько дней на то что бы оттеснить лыжников и саперов на несколько километров.
В ночь на 25 января группа лыжников 126 ОЛБ в составе  70 человек совместно с 127 и 128 ОЛБ (из отряда Чуфарина), под руководством старшего лейтенанта Карпова, ворвались на сев западную окраину Вертное. Целый день лыжники вели бой на окраине деревни, но не поддержанные соседями были вынуждены в 23-00 отойти в Вышилово - Горбатки. Отчет 10 армии прямо говорит, что в деревню ворвался 126 ОЛБ и вел бой за окраину, 127 и 128 ОЛБ начали атаку только утром и не смогли пройти поле насквозь простреливаемое противником.
Из воспоминаний начарта 10 армии Пласкова Г.Д. «22 января в пять часов утра, когда мы с комиссаром Александром Михайловичем Беляевым собирались выехать в войска, позвонил командарм. Попросил нас обоих зайти к нему. Ф. И. Голиков, наверное, так и не прилег в эту ночь. В задумчивости он рассматривал карту, на которой Любарский делал какие-то пометки. Вчера наши части оставили Думиничи. Видно было, что Филипп Иванович тяжело переживает сдачу этого города.
— Вы едете в 326-ю дивизию, — сказал командарм. — Там же будет корпусной комиссар Кожевников. Помогите ему подготовить людей к наступлению.
И вот мы в деревне, недалеко от Барятинской. На дворе жгучий мороз, а в деревенской школе духота. Людей набилось — не шевельнуться. И большинство молодежь, юнцы. Сидят молча.
Вчера, чтобы задержать здесь врага, командарм бросил в контратаку последний резерв — лыжный и инженерный батальоны, только что прибывшие к нам. Контратака не получилась. Молодые солдаты во главе со своими командирами, преподавателями военных училищ, сначала бодро двинулись вперед. Но открыла огонь наша артиллерия — бойцы ткнулись в снег и больше не поднимались. Пришлось вывести их из боя. Сейчас переживают: стыдно в глаза своим командирам смотреть.
Член Военного совета Сергей Константинович Кожевников внимательно вглядывается в лица:
— Так как же это получилось?
Молчание. Наконец поднялся один боец:
— Чего тут скрывать. Испугались мы, товарищ корпусной комиссар. Впервой ведь...
И заговорили ребята. Торопясь, перебивая друг друга.
На пункте формирования их учили мало. Казармы нужны были для нового пополнения.
— Знаете, сколько народу прибывает — тыщи. Идут и идут.
— Нам и пострелять-то как следует не дали: быстрее, говорят, освобождайте казармы...
— И к лыжам привыкнуть не успели.
Кожевников улыбается:
— Слушаю вас, и сердце радуется.
Недоуменно уставились на него ребята. Чему же тут радоваться?
— Вот вы говорите, тесно на пункте формирования. Это же здорово! Значит, подходят и подходят резервы. [216]
Конечно, жаль, что вы не прошли настоящей подготовки. Но это дело поправимое, здесь подучитесь. А вот своей артиллерии испугались — плохо! Ведь вы же храбрый народ, молодец к молодцу!
Комиссар говорит как-то очень по-домашнему. Словно с сыновьями своими беседует. Встает, подходит к карте.
— Смотрите, где был враг полтора месяца назад. — Указка возле самой Москвы. — А вот куда мы его отогнали. Нелегко нам это далось. Людей много потеряли. И устали. Все время в боях! А драться надо. Иначе враг опять нас отбросит. Вчера город мы сдали. А совсем недавно брали его, кровью брали. Это страшно тяжело — отдавать родные города. Думали, вы выручите. Большие надежды на вас возлагали. А вы...
Молчат ребята.
— Мы понимаем, вам туго было вчера. И верим: в следующий раз такого не допустите. Мы же знаем: народ вы стоящий, всем сердцем рвались на фронт. И еще покажете себя. Верно ведь?
— Верно!
— Посылайте нас сегодня же в бой!
— Мы докажем!
— Нет, сегодня вы будете заниматься, — говорит Кожевников. — А завтра пойдем в атаку.
Потом я сказал несколько слов. Вспомнил начало войны, страшные бои на Друти и Днепре. И как мы все-таки стояли. Как бросались в контратаки, зная, что противник намного сильнее нас. И побеждали.
— А своей артиллерии глупо бояться. Знаете, завтра я пойду с вами.
Веселый гомон в зале. Ожили ребята. Уже одно сознание, что завтра они сумеют исправить свою ошибку, взбодрило, обрадовало их.
Людей распустили. Кожевников с укором косится на меня.
— Что ты выдумал, Григорий Давидович? Генерал, командующий артиллерией, член Военного совета армии — и вдруг в атаку собрался.
— Но теперь уж слово назад не возьмешь. Пойду!
Утром после короткой артподготовки все поднялись дружно. Я заметил, что ближние забегают вперед, становятся стенкой, чтобы заслонить меня. [217]
Враг открывает огонь. Наши цепи не дрогнули. Идут ребята.
И вдруг оглушительный шелест проносится над головой. Держу папаху, чтобы не слетела. Ссутулились, пригнулись бойцы. Впереди, всего метрах в восьмидесяти от нас, грохочут взрывы. Черные кусты вырастают одновременно и на равных расстояниях друг от друга. В лицо бьет тугая волна воздуха. И снова воющий шелест. Снова лес взрывов — чуть подальше, чем в первый раз. Замедлили шаг бойцы, но идут. А снаряды продолжают падать впереди.
Много раз я ходил в атаки. А вот за линией своих разрывов иду впервые.
Бойцы осмелели. Прибавили шаг. Куда легче идти, когда артиллерия прикрывает тебя и расчищает путь.
Эх, побольше бы нам артиллерии! Чтобы можно было создать настоящий огневой вал. Куда успешнее станут атаки!
Мы дошли до поселка. Оттеснили противника из первых домов. Но дальше продвинуться не смогли. Чтобы вести бой в населенном пункте, сил не хватало. Командарм приказал отойти. Ребята возвращались неохотно. Горячие головы — они уверены, что взяли бы поселок.
Простившись с командирами лыжников и саперов, спешу к артиллеристам.»
Рассказ интересный, но немного странный – начинается разговор о Думиничах, но  отправляют начарта  в 326 СД, которая в это время занимала район Крюково, Быково, Филипково, не далеко от Кирова. Н. п. Барятинское, которое упоминается, так же в этом районе. Хотя все лыжные батальоны остались в районе Сухиничей. Да и после отряд саперов и лыжников действовал в районе  Думиничи – Сухиничи. По всей вероятности вместо 326, начарт, как и многие другие  сотрудники штаба 10  армии, выехал в 328 СД, которая вела бои в районе Хлуднева, Брынь, Гульцова, на самый угрожаемый участок. Именно 126 лыжный батальон, приданный 328 СД, как указывалось в оперсводках в 24.00 21 января выбил противника из станции Думиничи (не путать с г Думиничи, который расположен рядом).
В воспоминаниях начарта явно описывается бой 126, 127, 128 ОЛБ в ночь на 25 января и днем 25 января когда лыжники ворвались на сев западную окраину Вертное, а затем отошли в Вышилово - Горбатки.
Участие начарта в атаке отражает весь кризис сложившийся на фронте. Лыжники, а также саперы из отряда Тупичева смогли удержать рубеж до подхода 146 танковой бригады (1 Т-34 и 13 легких танков и батальон мотострелков – 35 активных штыков), которая с ходу вступила в бой. Лыжники и саперы, удержав свой рубеж, не дали противнику расширить участок прорыва в Сухиничи, и в последующем это сыграло решающую роль в освобождении Сухиничей.
Командарм  Голиков так оценивал эти бои «К вечеру 25 января подошла и заняла свой боевой участок 146-я танковая бригада. Состав ее был очень небольшой. Танков — всего лишь 14, из них: один средний — Т-34 и все остальные — легкие (один — БТ-5, десять — Т-60 и два — M-III).
Двигаясь через Белев и Козельск, бригада лишь во второй половине дня 25 января стала занимать позиции, седлая два большака, идущие с юга к Сухиничам.
Здесь она вошла во взаимодействие с группой полковника Тупичева (два малочисленных саперных и один стрелковый батальон), с трудом удерживающей рубеж Казарь, Огнищино, Сныткино.
….
Одновременно противник с юга и севера с целью соединения с гарнизоном в Сухиничах наступал через Бортное на Казарь. Эти его попытки были отражены сводным отрядом полковника Тупичева и мотострелковым батальоном 146-й танковой бригады с большими для врага потерями. Во фланг ему били два лыжных батальона майора Чуфарина и танки 146-й танковой бригады.»
27 января противник в ОС Генштаба Вермахта №226 отмечал «269-й лыжный полк с 126-м, 127-м, 128-м лыжными батальонами (армейские части 10-й армии) — под нп Попково (северный участок фронта 18 тд). В каждом батальоне 3 стрелковых роты с четырьмя пулеметами и одна минометная рота.» Противник все же ошибся с местоположением лыжников, а так все верно.
После передачи частей ведущих бои в районе Сухиничи в состав 16 А отряд полковника Г.И. Тупичева, вероятно, был расформирован, и 126 ОЛБ был передан в состав 328 СД, с которой батальон в последующем взаимодействовал. Вероятно лыжники участвовавшие в бою за Вертное еще некоторое время оставались в отряде Чуфарина и взаимодействовали с 324 СД.
Достоверно известно следующее
30 января нащи части - 324 СД с 146 ТБр, 486 ГАП, с 125, 126,127, 128 ОЛБ с утра 30.01.1942 года переходят в наступление  с целью уничтожения противника в районе Михалевичи. К исходу дня 30 января наши части овладели Михалевичи, Николаево.
31 января 328 сд овладела Хлуднева. 12 гв. СД частью сил овладела Живодовка, 324 СД со 146 тбр и лыжниками овладели Цеповая, Печенкино, Ермолово, Горбатка, 322 СД овладела Шубник, Лошево.
В последующем вероятно передан 328 СД.
Из ОС Генштаба РККА «16-я армия в первой половине дня 7.02 вела бои с противником на рубеже: Котовец, Бродок, Культурный Труд; 328 сд с 126-м лыж.»
Подробности дальнейшего боевого пути 126 лыжного батальона пока неизвестны, по всей видимости батальон разделил всю тяжесть боев под Сухиничами совместно с 328 СД.
26 марта штаб 16 армии доносил в штаб фронта «В составе армии лыжных батальонов нет»
В списках потерь оставленных штабом 16 армии в мае 1942г список потерь 126 ОЛБ отсутствует. Можно предположить, что еще в январе батальон понес большие потери и в феврале был передан на пополнение 328 СД.
12 августа 1942 г 126 отдельный лыжный батальон был официально расформирован.
Это неоконченная статья о боевом пути 126 отдельного лыжного батальона в последующем статья будет дополнена.

Комментариев нет:

Отправка комментария