Ярлыки

1 (26) 1 ударная армия (38) 10 армия (7) 11 армия (21) 13 армия (7) 14 армия (24) 16 армия (7) 19 армия (5) 2 ударная армия (42) 20 армия (7) 21 армия (5) 22 армия (5) 26 армия (11) 27 армия (4) 29 армия (3) 3 армия (23) 3 ударная армия (31) 30 армия (19) 31 армия (3) 32 армия (14) 33 армия (3) 34 армия (29) 38 армия (3) 39 армия (15) 4 армия (9) 4 ударная армия (27) 40 армия (9) 41 армия (1) 43 армия (13) 49 армия (6) 50 армия (6) 53 армия (11) 54 армия (14) 55 армия (2) 59 армия (8) 6 армия (1) 67 армия (2) 68 армия (7) 7 армия (8) 8 армия (3) 9 армия (1) Брянский фронт (27) Видео (16) Военные округа (6) Волховский фронт (56) Воронежский фронт (3) Западный фронт (69) Запасные лыжные части (78) Калининский фронт (91) Кандалакшская ОГ (5) Карельский фронт (49) Кемская ОГ (12) Книги (9) Ленинградский фронт (21) Лыжные батальоны (306) Лыжные бригады (68) Масельская ОГ (2) Медвежьегорская ОГ (3) Операции Красной Армии (20) Приказы (37) Северо-Западный фронт (99) Фото (23) Фотографии бойцов (32) Фотографии лыжников (7) Центральный фронт (9) Юго Западный Фронт (16) Южный фронт (4)

суббота, 11 июля 2015 г.

191 отдельный лыжный батальон 7 отдельной армии (191 ОЛБ)




191 отдельный лыжный батальон 7 отдельной армии  (191 ОЛБ)


191 отдельный лыжный батальон, в  составе действующей армии с 13 февраля 1942г по 5 июня 1942г. Батальон участвовал в бояхс финнами на реке Свирь.
191 лыжный батальон сформирован в СибВО, в Красноярском крае в  г Ужур, в составе 105 ЗЛП 43 ЗЛБР, затем передислоцирован в  МВО, в Кировскую область, в состав 34 ЗЛБР, в г Слободской. Прибыв на станцию Оять, совершил стокилометровый лыжный марш на фронт. Батальон в основном состоял из сибиряков, жителей Красноярского края. Командиром батальона изначально был лейтенант Муранов, комиссаром – старший политрук Пущин. В апреле батальоном команловал  старший лейтенант Зуев, комиссаром батальона был старший политрук Новичихин.
Из воспоминаний Джесмеджияна Артёма Аршаковича командира минометной роты 191  ОЛБ.
«22 июня 1941 года был воскресный выходной день. Стояла чудесная, летняя погода. Она, как и вся природа Алтая, напоминала нам, южанам, коих в части было немало, наш родной солнечный край. Время, когда колосья хлебов покрывались золотом, а сады дарили людям чудесные плоды черешен, вишен и абрикосов.
В этот день шли соревнования, шумели болельщики, из динамиков звучала популярная музыка. Но вот всеобщий веселый настрой внезапно прерывается сообщением по радио о том, что сейчас будет передаваться важное правительственное заявление. Было 16 часов по местному времени. Из репродукторов послышался голос Молотова, который сообщил о вероломном нападении фашистской Германии на нашу Родину.
Так началась для нас Великая Отечественная война. Уже через двенадцать часов лагерь опустел. Все части выехали в места своей постоянной дислокации.
Война! Это слово, ранее неоднократно слышимое, на сей раз прозвучало в наших сердцах грозным набатом и вызвало беспокойство за родных и близких, находившихся вблизи границы.
Мы знали, что в Европе уже два года идет война, и с тревогой думали о ней, но надеялись, что она не заденет нас в ближайшее время, а может быть и совсем минует. Однако нашей надежде не суждено было сбыться. Война стала для нас явью…
Первой реакцией тех, кто слушал тогда правительственное сообщение, было похоже на удивление, на грусть, внезапно навалившуюся после прерванной радости. Затем наступила какая-то суетливость, торопливые сборы и быстрое возвращение в палаточный лагерь. Здесь по тревоге уже осуществлялись все необходимые мероприятия для возвращения на зимние квартиры, и рано утром следующего дня мы уже выехали.
По прибытии в Куйбышев нашей группе младших командиров: Делибалтаян, Песков, Скрипка, Кобец, Сандомирский, Глушков, я и другие – всего 18 человек, в мае месяце сдавшим экзамены на звание «младший лейтенант», было приказано отправиться в штаб СибВО, расположенный в Новосибирске. Быстро собравшись и попрощавшись с товарищами, мы в приподнятом настроении отправились на железнодорожную станцию. Еще бы, предстояла поездка, как сейчас сказали бы, за офицерскими погонами. Уже в поезде настроение у нас немного подпортилось, когда обнаружилось отсутствие Ивана Пескова, у которого находился наш общий продовольственный аттестат. Где и почему он замешкался, неизвестно, но к отправке местного поезда, идущего до Барабинска, он опоздал. Руткевич видел его пытавшегося вскочить на подножку последнего вагона, но, видимо, сделать это ему не удалось. Пришлось Ивану добираться до Барабинска «на своих двоих», а нам – его ждать. Но все обошлось. В штаб СибВО мы прибыли вовремя. Здесь нам зачитали приказ о присвоении званий и направили в распределительный батальон, расположенный в армейских палатках на танкодроме.
Назначение этого подразделения, созданного сразу же с началом войны, состояло в том, что здесь экипировались прибывшие из различных районов области мобилизованные, составлялась на них документация и сколачивались маршевые роты, которые затем отправлялись либо на комплектование новых частей, либо прямо на фронт. Через этот мобилизационный пункт прошли тысячи и тысячи воинов Красной Армии.
Наша задача состояла в том, чтобы включиться в проведение этой работы, которая шла круглые сутки. Пробыли мы здесь недели две, не более. Некоторые из нас отсюда с маршевыми ротами отправились на фронт, другие - в западные полки. А Ивана Пескова, Руткевича и меня зачислили на Курсы Усовершенствования Командного Состава. КУКСы помогали командирам обрести новые тактические знания, восстановить навыки в стрельбе, подготовиться физически. Но главное, конечно же, заключалось в том, что на этих курсах происхо­дила передержка части командного состава для пополнения им формируемых резервных полков.
Дисциплина здесь была железной, порядки строгие, а учеба длилась весь световой день. Постоянно проводились марш-броски с полной выкладкой. Никаких выходных и увольнений. Движение вне казармы только строем. Знаки отличия не носились.
В сентябре по тревоге нас погрузили в эшелон и отправили, но не на Запад, как мы ожидали, а на Восток. Мы терялись в догадках, но вскоре все выяснилось. Часть слушателей, в том числе Песков, Руткевич и я, были высажены в Канске (Красноярский край), а другие отправились дальше. Оказывается в Канске формировался 120-й лыжный полк. Мы втроем сначала разместились в казарме, а потом - на частных квартирах.
Наконец нас обмундировали по-комсоставски. Главное украшение - широкий ремень с портупеей и блестящей пятиконечной звездой на пряжке и долгожданные рубиновые кубари на петлицах. Одна беда - шинель оставалась солдатской. Тогда мы втроем решили перешить их в двубортные. Имея три шинели, одну отдавали портному, а сами как-то обходились двумя.
Могли ли мы предполагать, что в условиях боя совместное пользование шинелями найдет иное применение? Бывало, ночью в снежном окопе мы с Песковым на хвойные ветки стелили одну шинель под себя, а другой укрывались, согревая друг друга. В такой «постели» особо не поспишь, но вздремнуть часок удавалось.
Резервисты к нам прибывали из разных районов Красноярского края, Иркутской и Читинской областей. Это были настоящие сибиряки - физически крепкие и закаленные в труде, привыкшие к суровым условиям холодного края и знающие обязанности солдата не понаслышке. Большинство из них хорошо ходили на лыжах и совсем недавно отслужили положенное время в рядах Красной Армии.
Нас с Иваном назначили командирами минометных рот. Однако он попросился, и его перевели ко мне командиром взвода. Укомплектовалась рота и другими командирами. Моим заместителем назначили Петра Никулина – коренной канский житель, до войны работавший в системе лесоперерабатывающей промышленности. Политруком роты назначили Михаила Новичихина. Командирами взводов, кроме Пескова, стали также младшие лейтенанты Калугин, Дорофеев, Прозухин и Щербаков – все сибиряки.
Началась боевая и политическая подготовка. Особое внимание уделялось изучению материальной части минометов и лыжной подготовке. Оружие было новой модификации, а лыжи – армейские, более широкие, чем спортивные или прогулочные. Лыжи просмолили, крепления подогнали под обувь, и стали устраивать лыжные походы.
Одновременно шло формирование других рот и батальона в целом. Комбатом назначили лейтенанта Муранова. Комиссаром – старшего политрука Пущина, командирами стрелковых рот – Никитина, Каткова, Анисимова. Батальон получил наименование - 191-й ОЛБ (отдельный лыжный батальон). По ходу войны им в разное время командовали майор Виноградский, старший лейтенант Зуев, капитан Алябышев. Последним командиром 191-го ОЛБ довелось стать автору этих строк. Моими заместителями были: по политической части - майор Кузьмин, а по строевой – капитан Голованов.
Наконец 12-го декабря 1941 года наш 191-й ОЛБ прибыл на станцию Канск и погрузился в эшелон. Проводы были обычные. Народу собралось сравнительно немного, т.к. среди мобилизованных оказалось мало жителей Канска. И все же на перроне кроме родственников, уезжающих на фронт бойцов, собрались, еще и представители общественности, девушки из какого-то училища и другие провожающие. Играл духовой оркестр.
Меня провожать было некому. Старушка, у которой я жил, собралась было на вокзал, но я отговорил ее, ибо наступили довольно сильные морозы, а когда наш эшелон отправится, никто не знал. Перекрестив меня и поцеловав в лоб как сына, она, всплакнув, пожелала мне доброго пути, и вернуться с победой.
Перевозка воинских подразделений железнодорожным транспортом была четко организована. Наш эшелон двигался по Транссибирской магистрали без каких-либо задержек и имел лишь четко обозначенные плановые остановки. Мы обгоняли пассажирские поезда, грузовые составы, а нас, в свою очередь, обгоняли эшелоны с танками, артиллерией, самолетами и другими военными грузами. Навстречу нам шли поезда с эвакуируемым оборудованием, рабочими и их семьями, ехавшими к местам новой дислокации заводов.
20-го декабря мы уже были на станции Киров, а на следующую ночь прибыли в город Слободской. Примерно в двух-трех километрах от города, в лесу были подготовлены огромные землянки, в каждой из которых можно было разместить стрелковую роту полного состава. Здесь, находясь в Резерве Главного Командования, нам предстояло ждать приказа о направлении на какой-то участок фронта.
Расположившись в этих землянках, батальон приступил к боевой учебе, в основном к тактической и лыжной подготовке. Лесистая местность, перемежающаяся полями, широкая река Вятка создавали необходимые для этого условия.
Но вечера были относительно свободными и командному составу, не занятому дежурством, разрешались краткосрочные увольнения. Использовались они для посещения Дома культуры, сравнительно недавно построенного и представлявшего собою довольно обширное здание с концертным и кино залами, другими удобными для массовых мероприятий помещениями. Здесь происходили знакомства и устанавливались связи молодых командиров со слобожанками, которые у некоторых продолжались всю войну.
Но в одну из ночей начала февраля 1942 года батальон был поднят по тревоге, погрузился в железнодорожные вагоны и тронулся теперь уже непосредственно к местам боевых действий. Через сутки мы прибыли на прифронтовую станцию Оять, недавно освобожденную в ходе боев на Тихвинском направлении.
Здесь уже во всем чувствовался фронт. Везде следы бомбежек. На путях стояли цистерны с горючим, вагоны с армейским грузом, «летучка», готовая отправиться за ранеными, поблизости из укрытий ощетинились стволы зениток. Гражданского населения почти не видно. На западе и северо-западе слышалась артиллерийская канонада. Тут уже все сразу осознали - мы на фронте! Лица бойцов посуровели. Но нам предстояло еще свершить лыжный переход вдоль фронта на север, к месту предстоящих боев."
По прибытию на фронт 191 лыжный батальон придан 7 отдельной армии, которая держала жесткую оборону на р Свирь, против частей финской армии.
В боях батальон участвовал с февраля 1942г. В этот период на фронте было затишье, в основном действовали снайпера и группы разведчиков, как с нашей, так и финской стороны. Так в феврале 191 и 192 ОЛБ совершили операцию в тылу финнов. 192 ОЛБ разгромил штаб полка в д Гоморовичи, а 191 ОЛБ обеспечивал операцию перехватывая дорогу на Гоморовичи. Одновременно пользуясь затишьем бойцы и командиры продолжали подготовку к предстоящим боям.
Из воспоминаний Сергея Михайловича Степанова «Едва вернувшись из Карельских лесов с финской войны, я опять оказался под Петрозаводском, на Волховском фронте. На этот раз в должности политрука разведроты 191-го лыжного батальона.
Самым опасным для нас, разведчиков, была встреча с «кукушками». Это финские снайперы, сидящие на деревьях. Приходилось встречать снайперов-женщин, прикованных к стволам деревьев. В феврале 1942 года во время разведки наша группа наткнулась на таких снайперов - кукушек. Один наш боец был убит, девять разведчиков ранено. Среди них был и я. Мне пуля попала в голову, но я был на ногах, собрал раненых и вывел их на свои позиции.
В полевом госпитале оперировали, здесь же и лечили. И опять в родную отдельную разведроту на должность комиссара.»
Из воспоминаний Джесмеджияна Артёма Аршаковича командира минометной роты 191  ОЛБ.  
 "
Еще летом 1941 года немецко-фашистские и финские войска пытались коротким, но массированным ударом овладеть Ленинградом. Когда им это не удалось, они предприняли наступление, которое должно было завершиться образованием внешнего кольца блокады северной столицы. Но разгром немцев под Тихвином сорвал их планы. Отступившие финны, понеся большие потери, закрепились на рубеже реки Свирь между Ладожским и Онежским озерами. После январских боев 1942 года в районе деревень Гора – Южные и Северные Бараки части Красной Армии, имея перед собой превосходящие силы противника и заняв выгодные позиции, также перешли к обороне. Но оборона эта была необычной. В силу особенностей лесистой и болотистой местности, она не имела сплошной линии, а представляла собой отдельные укрепленные очаги с большими разрывами между обороняющимися подразделениями. Эти разрывы минировались или прикрывались артиллерийским огнем. Аналогичной на данном участке фронта в то время была и оборона финнов. Функции контроля в наших частях исполняли небольшие лыжные отряды, которые патрулировали дороги, просеки, выполняли роль разведки и нередко вступали в бой с лыжниками противника, преследовавшими те же цели.
Именно сюда, в расположение южной оперативной группы войск 7-й Отдельной Армии в начале февраля 1942 года и прибыл наш 191-й ОЛБ, совершив стокилометровый марш на лыжах от станции Оять.
Деревня Чикозеро - место нашей дислокации находилась примерно в двадцати километрах от переднего края обороны. Жителей в ней не было и, выставив караулы, мы разместились в пустующих домах.
Несколько дней шла подготовка к предстоящей первой боевой операции. В моей роте опробовалась материальная часть - новые 50-мм и 82-мм минометы, модифицированные волокуши, отрабатывалась тактика ведения боя в условиях леса, велась политическая работа с личным составом.
Много потрудился в эти дни политрук роты Михаил Новичихин, в прошлом редактор одной из районных газет в Красноярском крае. Он рассказывал бойцам о положении на фронтах, о героических защитниках Ленинграда, о боевых действиях лыжников в финскую кампанию. Человек душевный и высокообразованный, он всегда находил нужные слова, чтобы поддержать морально бойца, потерявшего близких в войне, вызвать у людей священное чувство ненависти к врагу, посягнувшему на честь Родины. Хорошим помощником ему был парторг роты - казах из Семипалатинска, старший сержант. Это был немолодой, несколько тучный, круглолицый человек, умудренный жизненным опытом, спокойный, рассудительный.
21-го февраля в 23.00 в одну из землянок штаба 536-го стрелкового полка, расположенного в районе Чикозера, были вызваны командиры и комиссары 191-го и 192-го лыжных батальонов, начальники их штабов, командиры и политруки рот. Сюда прибыл полковник - начальник штаба южной оперативной группы, чтобы поставить перед нами боевую задачу. Вызов, наряду с командирами батальонов, командиров и политруков рот объяснялся тем, что в бой мы шли впервые. Задача была не только поставлена, но и разъяснена в подробностях, с советами по её выполнению.
Суть её заключалась в следующем: 192-й ОЛБ должен был, используя один из незащищенных стыков между финскими подразделениями, пройти в тылы противника, напасть на штаб полка, расположенный в селе Гоморовичи, захватить пленных и штабные документы.
Для обеспечения успеха в решении этой главной задачи нашему батальону предстояло оседлать дорогу, соединяющую Гоморовичи с деревней Ананьевской, чтобы не допустить подхода подкреплений к штабу финского полка. Кроме того, артиллерия нашего 536-го полка должна была вести отвлекающий огонь на другом участке обороны финнов.
Поставив задачу, полковник пожелал успеха. Командиры немедленно ушли в подразделения. Выход на операцию был назначен на 2-00 22-го февраля.
Но батальоны выступили неполным составом. Например, моя минометная рота оставила в деревне взводы 82-мм минометов и шла в бой лишь с взводами ротных 50-миллиметровых минометов.
Диктовалось это тем, что путь предстоял неблизкий, да и в условиях непроходимой тайги, передвигаясь на лыжах, было трудно транспортировать 82-мм минометы, снижалась маневренность подразделения. А в предстоящей операции именно скорость перемещения была важным условием успеха.
В районе боевого охранения к нашему батальону присоединились три партизана, в том числе одна девушка. Они видимо, были жителями этих мест, отлично знали лес, хорошо ходили на лыжах. Мы обратили внимание, что крепления на их лыжах состояли лишь из дужки, перетянутой сыромятным ремнем, а на валенках закреплена небольшая, размером 2x1 см деревяшка. Партизаны, используя это нехитрое приспособление, легко снимали и надевали лыжи. В дальнейшем мы тоже перешли на такие крепления, сдав старшине свои полупьексы, которые были просто неудобны.
Партизаны пошли впереди батальона, показывая более короткий и безопасный путь. За ними шло отделение разведки, по бокам - боевое охранение, а в арьергарде - отделение саперов, прикрывавшее тыл и минировавшие лыжню, чтобы ею не мог воспользоваться противник. Расстояние до места предстоящей операции было немалое - примерно 15-20 километров от боевого охранения.
Шли ночью, лесом, лыжа к лыже, по еле угадываемым тропам, по просекам, в полном безмолвии. Бойцы в маскхалатах казались привидениями в белых саванах. Снег причудливыми шляпами лежал на вековых деревьях, буреломе, кустарниках, делая их похожими на живых существ. Все нас настораживало, но это и неудивительно: ведь в боевой операции мы участвовали впервые.
Вдруг раздались короткие очереди автоматов, а затем затарахтел ручной пулемет. Это головной отряд нашей разведки, выйдя на дорогу, ведущую к Гоморовичам, был обнаружен лыжным дозором противника и вынужден был вступить в бой, чтобы не дать возможность ему уйти.
Спустя примерно час, а к этому времени основные силы батальона уже вышли к дороге, оседлали ее, появилось более крупное подразделение финнов. Оно также ограничилось перестрелкой, а когда подошла подмога, противник, разбившись на группы, стал охватывать нас полукольцом. Наш комбат Муранов, разгадав маневр финнов, усилил фланги пулеметными расчетами и не дал противнику возможность атаковать их. Открыли огонь и минометы.
В это время по рации поступило сообщение, что 192-й ОЛБ выполнил задачу и отходит на исходные рубежи. Комбат так же отдал приказ на отход к линии нашей обороны, поставив в арьергард сильное прикрытие. Но финны не стали идти по нашему следу, а обошли отходящий и растянувшийся на лыжне батальон с флангов и устроили засаду. Так мы понесли первые, самые болезненные потери… Были они и у противника, который, несмотря на свою маневренность, оказался прижатым нашим арьергардом, обошедшим его с тыла, и вынужден был оставить поле боя. По возвращении в расположение наших войск бойцы и командиры, возбужденные недавним сражением, оживленно комментировали детали своего боевого «крещения»."


В апреле 1942г на р Свирь 7 отдельная армия провела частную операцию, с целью уничтожить финский плацдарм на южном берегу р Свирь и захватить  свой плацдарм на северном берегу р Свирь.
Во время наступления 191 лыжный батальон действовал в составе 1 оперативной группы 7 отдельной армии.
ОС Генштаба КА на 08 ч 00 мин 13 апреля 1942 г.
«7-я Отдельная армия в течение 12.4 продолжала наступление против
группировки противника, обороняющейся южн. р. Свирь.
191 и 192 лыж. батальоны вышли на рубеж Озера Улезера (12 км вост. Подпорожье),  перехватив шоссе Подпорожье - Ошта в 0,5 км юго-вост. Булаевская 
- Боярская Гора»  
Тем самым лыжники 191 и 192 лыжных батальонов перехватили главную дорогу которая питала весь плацдарм финнов на южном берегу Свири. Финны предприняли все возможное, что бы сбить лыжников  и батальон 363 СП с дороги. После прекращения наступления командование батальона  составило список потерь  батальона на 110 человек, указав, что все погибли 12 апреля в бою с белофиннами  и захоронены в д Рябова Гора. Этот бой хорошо описан в воспоминаниях командира минометной роты 191 ОЛБ Джесмеджияна Артёма Аршаковича.



ОС Генштаба КА на 08 ч 00 мин 20 апреля 1942 г.
«7-я Отдельная армия продолжала вести упорные наступательные бои
против группировки противника, обороняющейся южн. р. Свирь.
114 сд одним полком под давлением противника незначительно отошла на рубеж 2 км южн. Пертозеро, другим полком силою одного батальона седлала Архангельский тракт южн. Бол. Сярг-озеро фронтом на сев.-восток, остальными батальонами продолжала занимать Боярская Гора, Кара и дорогу в районе 2 км южн.Кебялин Конец фронтом на запад и юго-запад. 191 лыж. батальон находился на рубеже Бол. Сярг-озеро, оз. Кривое фронтом на север

Финны смогли оттеснить наши части с дороги только 21 апреля, введя в бой крупные резервы.
С конца апреля и до июня 1942 года батальон держал оборону на реке Свирь.
 Джесмеджиян Артём Аршакович командир  минометной роты 191 ОЛБ.

"Апрельская наступательная операция 7-й Отдельной Армии занимает в боевой летописи 191-го ОЛБ памятное место. Это была первая операция, в которой проявился наступательный порыв наших воинов, жаждущих быстрейшего разгрома ненавистного врага. С ней связано немало воспоминаний об однополчанах, их ратных подвигах и судьбах. К этой странице боевых действий на фронтах я, очевидно, не раз буду возвращаться в своих воспоминаниях.
Для нас, лыжников, апрельская операция была связана, прежде всего, с овладением высотой Рябова Гора, господствующей над деревней под таким же названием на тракте, соединяющем Ленинград с Петрозаводском. Не касаясь тактических замыслов и действий по овладению высотой, расскажу лишь о некоторых запомнившихся мне эпизодах боев на этом «островке» апрельского наступления. Об одном из таких эпизодов напомнила мне встреча со старым другом Иваном Песковым в Кишиневе. Поэтому начну именно с этой памятной встречи.
В 1959 году в один из жарких летних дней в дверь нашей квартиры вдруг постучали. По счастливой случайности в это время я оказался дома - был обеденный перерыв. Открываю дверь, и вижу белокурые головки двух девочек, а за ними улыбающиеся лица Вани и его жены Кати. Несказанно обрадовавшись, крикнул жене: «Ксана смотри, кто к нам приехал!» И самыми первыми, и поразившими меня словами Вани, произнесенными прямо в прихожей, были такие: «Благодарите этого человека за то, что ваш отец жив остался!» Сказал и еще что-то, но из всей той тирады, в которой чувствовалось душевное волнение, в мою память врезались именно эти слова. Но почему он так сказал я сразу и не понял. А уже вечером мы много говорили, и в том числе вспоминали события того далекого апреля, в известной мере судьбоносных для нас обоих.
Высота и деревня Рябова Гора были обозначены на наших картах, как ближайшая цель атаки 191-го ОЛБ, действовавшего в составе 114-й стрелковой дивизии, начавшей 2-го апреля 1942 года совместно с другими соединениями 7-й Отдельной Армии наступле­ние в дефиле между Ладожским и Онежским озерами с задачей выхода на южный берег реки Свирь на всем ее протяжении вверх по течению от города Лодейное Поле.
Весна в тот год запоздала, стояли небольшие морозы, снег лежал толстым слоем, уплотненный, и наш 191-й лыжбат действовал в боевой операции, как и положено, на лыжах и в маскхалатах.
Наше наступление оказалось для финнов неожиданным, и мы лыжники, не встретив особого сопротивления, вышли на тракт. Уничтожив имевшиеся там огневые точки, батальон занял деревню, а затем двумя ротами при поддержке минометов сходу атаковал высоту Рябова Гора. Штурм был мощный, противнику не дали опомниться после боя в деревне, и он, оставив высоту, скатился по противоположному склону вниз, к рощице. Заняв гребень Рябовой Горы, мы ринулись за отступающим противником, однако он успел закрепиться на заранее подготовленном в рощице рубеже и открыть губительный для нас огонь. Мы залегли. Часть бойцов, прижатая огнем противника, оказалась на голом склоне высоты и представляла хорошую мишень для врага. Правда, ему не давали возможность вести прицельный огонь наши бойцы, прорвавшиеся в рощицу и залегшие за стволами деревьев, но положение наше было трудным и опасным. Попытки смельчаков, залегших на склоне, подняться в атаку кончались неудачей. Раненые стали звать на помощь: «Братцы, помогите!» - слова эти жгли душу…
Развязка пришла с наступлением темноты. Подобрав убитых и раненых, мы отошли на гребень высоты. Раненых перенесли в один из домов деревни. Среди них был и мой первый ординарец Афанасий. Полученное им ранение в голову оказалось смертельным…
Заняв высоту, стрелки стали окапываться. Снег лежал глубокий, хорошо спрессованный, и окопы в полный профиль были сооружены непосредственно на гребне высоты. Минометчики перенесли свои 82-мм минометы из деревни на новый огневой рубеж, подготовленный на противоположном от противника склоне, несколько ниже гребня Рябовой Горы. Вырыли в снегу траншею, даже соорудили блиндаж из стволов деревьев, которые удалось срубить вблизи огневой позиции. Словом, сделали в тех условиях все возможное, чтобы удержать высоту в случае контратаки противника.
В тактическом плане Рябова Гора была важным рубежом. Она господствовала над трактом и позволяла развивать наступление в северном от дороги направлении. Поэтому командование дивизии решило укрепить этот рубеж батальоном 363-го стрелкового полка, а перед лыжбатом ставились новая задача – выйти к огневой позиции артиллерийской батареи, захватить ее и закрепиться в этом районе.
82-мм минометы было приказано оставить в распоряжении батальона, сменившего нас на Рябовой Горе, с целью усиления его огневой мощи. В роте было два взвода этих минометов, ими командовали младшие лейтенанты Песков и Дорофеев. И я решил одного из них оставить со сдвоенным взводом, а другого взять с собой на новую операцию, назначив его командиром взвода 50-мм минометов вместо выбывшего из строя младшего лейтенанта Калугина. Я уже было решил отдать приказ об оставлении на «обжитой» высоте Пескова, но он упредил меня просьбой взять с собой на предстоящую боевую операцию: «Позволь мне быть с тобой в предстоящем бою!»
Я согласился. Вспомнил, что Ваня очень переживал, когда по приказу комбата он со своим взводом был оставлен в деревне и не принял участие в «боевом крещении» нашей минометной роты, хотя и очень хотел быть с нами рядом. А еще вспомнил, что в период формирования лыжбата в Канске, Иван просил командование не назначать его командиром стрелковой роты, а оставить в качестве командира взвода возглавляемой мною минометной. Его просьбу удовлетворили, и мы с ним были вместе до первого его ранения, которое произошло несколько позже в ходе все той же апрельской операции.
Но вопреки всем оптимистическим предположениям, судьба оставленных на Рябовой Горе взводов 82-мм минометов оказалась трагической. Ночью финны внезапно атаковали высоту. Удар они нанесли с тыла, и он пришелся как раз на огневые позиции моих ребят. Они первыми вступили в рукопашную и почти половина их полегла в жестокой схватке… В том числе погиб и младший лейтенант Дорофеев. Оставшиеся в живых отошли к деревне. (Командир минометного взвода 191-го ОЛБ младший лейтенант Дорофеев Семен Трифонович 1914 г.р. погиб в бою 12.04.42 г. Похоронен в братской могиле в деревне Шеменичи Подпорожского района. По данным ОБД-Мемориал в этот день и скорее всего в этом бою 191-й ОЛБ только убитыми потерял 110 человек. В том числе 8 человек начсостава, из них 2 командира роты, 23 человека младшего начсостава и 79 рядовых красноармейцев… – прим.Н.Ч.)
Что же касается нашего лыжбата, то он выполнил задачу. Мы вышли на новый рубеж в тылу противника, но последовал приказ вернуться на тракт. Здесь мы и узнали о судьбе своих боевых товарищей, оставленных на Рябовой Горе…
Видимо, именно эти события имел в виду мой друг, когда говорил своим юным дочерям, что остался жив благодаря нашей боевой дружбе.
Из всех моих однополчан самым близким моим другом в годы войны был Иван Песков. Он отличался верностью, установившимся между нами отношениям взаимной преданности, готовностью в любую минуту защитить товарища от смертельной опасности вызволить его из беды. Именно о таких людях на фронте говорили: «Я пошел бы с ним в разведку!»
С Иваном Ильичом мы вместе отслужили два года в полковой школе, а затем прошли дорогами войны в одном подразделении, а впоследствии - в одной дивизии. Неудивительно, что его имя часто встречается в моих рассказах. Дружба наша продолжается и по сей день.
На войне у меня было немало талантливых и отважных командиров взводов. Иван Ильич Песков - один из них. В части, где мы служили до войны, его за спокойный, уравновешенный характер, за физическую крепость и выносливость, а еще и за любовь к родному Архангельску, по-доброму прозвали «архангельским мужичком».
На фронте он стал прекрасным командиром, вдумчивым и смелым, до конца преданным долгу и присяге. Особенно отличился Иван Песков в апрельских боях 1942 года на Карельском фронте. Перед нашей дивизией стояла задача не дать финнам возможность снять с оборонительных рубежей часть своих сил и перебросить их на ленинградское направление. Но противник, перегруппировавшись, восстановил статус-кво и даже предпринял на нашем участке попытку выбить нас из своей обороны.
Время было весеннее. Снег, лежавший нетронутым до середины апреля, вдруг начал бурно таять. Потекли ручьи, вскрылись болота, и мы, лыжники, стали обычным стрелковым батальоном. Вместе со снегом растаял и зимник, дорог не стало. Подвоз боеприпасов и продовольствия осуществлялся несколькими танкетками и был весьма и весьма скудным. Когда в роте практически не осталось мин, комбат решил использовать моих ребят в качестве стрелков.
Ивану было приказано вооружить свой взвод ручными пулеметами и прикрыть, вернее, усилить левый фланг обороны батальона. Именно здесь финны особенно яростно атаковали.
Сражение было жарким и обе стороны несли потери. Дважды финны поднимались в атаку, но безуспешно. Во время одной из них, когда несколько солдат противника оказались почти у бруствера окопа, Иван, выпрямившись во весь рост, словно богатырь, и взяв пулемет на руки, стал разить им противника, уже готового прыгнуть в окоп. Атака врага захлебнулась и в тот день больше не повторялась.
Но сам Иван был ранен в бедро. Санитары принесли его на командный пункт батальона, находившийся в рощице за небольшой сопкой. Отсюда происходила эвакуация раненых в медсанбат на тех танкетках, которые подвозили боеприпасы. Здесь и произошло наше с ним расставание. Оно вышло таким, как у всех друзей в подобных случаях на войне. Слов сказано мало и только добрые пожелания, пожатие рук и похлопывание по плечу...
Свидетель этой сцены раненый минометчик из взвода Пескова, к которому я подошел с целью подбодрить его, рассказал мне, как происходило это сражение, добавив в конце: «Наш лейтенант молодец! Во!» - и поднял вверх большой палец.»
Штаб 114 СД предлагал в летний период батальон использовать как легкие подвижные отряды для обеспечения флангов и для ведения разведки в процессе наступательного боя в тылу противника. Батальон нужно было обеспечить вьючным транспортом и сан.отделением  в количестве 10-12 человек и дополнить средствами связи.
5 июня 1942г 191 отдельный лыжный батальон был официально расформирован.


Это неоконченная статья о боевом пути 191 отдельного лыжного батальона в последующем статья будет дополнена.

Фамилия Имя Отчество  Год рождения        Дата гибели Место призыва
Усенко Алексей Тимофеевич    __.__.1908   12.04.1942   Алтайский край, с/с Устянский
Уриевский Антонин Васильевич         __.__.1909   12.04.1942          Саратовская обл., с. Коморовка
Анисимов Василий Яковлевич  __.__.1916   12.04.1942   Омская обл., Тобольский р-н
Дорофеев Семен Трифонович  __.__.1914   12.04.1942   Красноярский край, Каратузский р-н
Свойкин Сергей Дмитриевич    __.__.1914   12.04.1942   г. Ярославль
Щербаков Петр Иванович         __.__.1910   12.04.1942   Челябинская обл.
Кошкин Петр Иванович   __.__.1923   12.04.1942   Новосибирская обл., Новосибирский р-н, д. Быково
Фролов Александр Иванович    __.__.1918   12.04.1942   БССР, з-д Благовещенский
Сивцов Федор Иванович __.__.1912   12.04.1942   Смоленская обл., Ракитянснкий р-н
Кондин Иван Иванович   __.__.1908   12.04.1942   Красноярский край, Ирбейский р-н
Подоба Петр Иванович   __.__.1906   12.04.1942   Полтавская обл., м. Зинково
Скобелин Василий Алексеевич __.__.1915   12.04.1942   Красноярский край, Сухобузимский р-н
Кочетов Александр Емельянович       __.__.1912   12.04.1942   Тульская обл., Товарковский р-н
Долгарев Николай Иванович    __.__.1908   12.04.1942   Курская обл., Ростовский р-н
Мирошниченко Андрей Игнатьевич     __.__.1915   12.04.1942          Красноярский край, Уярский р-н
Борисов Павел Павлович         __.__.1918   12.04.1942   Красноярский край, Таймырский нац. округ
Толстихин Афанасий Федорович        __.__.1910   12.04.1942   г. Красноярск
Гуляев Виктор Афанасьевич     __.__.1906   12.04.1942   Красноярский край, Пировский р-н
Голямов Файзурахман    __.__.1906   12.04.1942   Красноярский край, Пировский р-н
Жирносек Степан Васильевич  __.__.1909   12.04.1942   Красноярский край, Абанский р-н
Замостянин Александр Сергеевич      __.__.1913   12.04.1942          Красноярский край, Абанский р-н
Науменко Кузьма Николаевич  __.__.1906   12.04.1942   Красноярский край, Таймырский нац. округ
Мельников Михаил Григорьевич         __.__.1907   12.04.1942          Красноярский край, Дзержинский р-н
Тюрин Тимофей Иванович        __.__.1909   12.04.1942   г. Красноярск
Муравьев Павел Федорович     __.__.1911   12.04.1942   Красноярский край, Рыбинский р-н
Ленденев Николай Николаевич          __.__.1916   12.04.1942          Красноярский край, Таймырский нац. округ
Глухов Кирилл Кузьмич  __.__.1913   12.04.1942   Красноярский край, Таймырский нац. округ
Насифулин Касим           __.__.1917   12.04.1942   Татарская АССР, Бандюжинский р-н
Пушкарев Дмитрий Павлович   __.__.1917   12.04.1942   Красноярский край, Киселевский р-н
Алябьев Мифодий Мифодьевич         __.__.1908   12.04.1942          Красноярский край, Таймырский нац. округ
Хахалев Афанасий Павлович   __.__.1917   12.04.1942   Красноярский край, Ярцевский р-н
Демкович Федор Куприянович  __.__.1908   12.04.1942   Новосибирская обл., с. Киселевское
Зарубицкий Павел Дмитриевич __.__.1912   12.04.1942   Красноярский край, Тасеевский р-н
Черноусов Михаил Андреевич  __.__.1909   12.04.1942   Красноярский край, Ярцевский р-н
Писаренко Николай Игнатьевич          __.__.1917   12.04.1942          Красноярский край, Партизанский р-н
Нежелеев Василий Давыдович __.__.1910   12.04.1942   Красноярский край, Иланский р-н
Аргунов Петр Дмитриевич        __.__.1911   12.04.1942   Красноярский край, Манский р-н
Перминов Александр Семенович       __.__.1906   12.04.1942          Красноярский край, Ирбейский р-н
Петров Николай Константинович        __.__.1917   12.04.1942   г. Красноярск
Ягуткин Петр Алексеевич          __.__.1907   12.04.1942   Новосибирская обл., Таштагольский р-н
Шишлов Иван Иванович __.__.1913   12.04.1942   Красноярский край, Н.-Ингашский р-н
Буянин Григорий Федорович     __.__.1911   12.04.1942   Красноярский край, Ингашский р-н
Королев Максим Филиппович   __.__.1910   12.04.1942   Новосибирская обл., г. Л.-Кузнецкий
Антонов Иван Яковлевич          __.__.1908   12.04.1942   Красноярский край, Ирбейский р-н
Бородин Павел Егорович          __.__.1908   12.04.1942   Кировская обл., Алнашевский р-н
Карпенко Антон Никитович       __.__.1918   12.04.1942   Красноярский край, Козульский р-н
Штинов Александр Яковлевич  __.__.1915   12.04.1942   Новосибирская обл., Искитимский р-н
Пшеничников Федор Алексеевич        __.__.1918   12.04.1942   УССР, Киевская обл., Коневский р-н
Бахлов Сергей Иванович          __.__.1922   12.04.1942   Красноярский край, Рыбинский р-н
Марков Филимон Александрович       __.__.1910   12.04.1942          Красноярский край, Иланский р-н
Кибитов Иван Тимофеевич       __.__.1923   12.04.1942   Красноярский край, Балахтинский р-н
Лалетил Иван Дмитриевич       __.__.1920   12.04.1942   Красноярский край, Большемуртинский р-н
Зыков Николай Николаевич      __.__.1923   12.04.1942   Красноярский край, Балахтинский р-н
Короткий Иван Нестерович       __.__.1922   12.04.1942   Красноярский край, Рыбинский р-н
Идолов Федор Евдокимович     __.__.1913   12.04.1942   БССР, Борисовский р-н
Емельянов Степан Федорович __.__.1908   12.04.1942   Красноярский край, Ярцевский р-н
Арефьев Николай Гаврилович  __.__.1923   12.04.1942   Красноярский край, Назаровский р-н
Браташев Григорий Степанович         __.__.1922   12.04.1942          Красноярский край, Большемуртинский р-н
Зименков Иван Константинович         __.__.1922   12.04.1942          Красноярский край, Рыбинский р-н
Грибенко Поливекий Павлович __.__.1921   12.04.1942   Кировский р-н, с. Сахалин
Калинин Паисий Андреевич      __.__.1914   12.04.1942   Красноярский край, Каратузский р-н
Белоусов Сергей Романович    __.__.1910   12.04.1942   Красноярский край, Казаченский р-н
Волокитин Василий Степанович         __.__.1921   12.04.1942   Иркутская обл., Тулунский р-н
Кускаев Ефстафий Григорьевич         __.__.1916   12.04.1942          Красноярский край, Бирилюсский р-н
Балакин Федор Арсентьевич    __.__.1917   12.04.1942   Омская обл., Викуловский р-н
Коротков Виниамин Иванович  __.__.1920   12.04.1942   Московская обл., г. Боровск, ул. Московская, 23
Рудов Николай Терентьевич     __.__.1923   12.04.1942   БССР
Воловиков Николай Ефимович __.__.1922   12.04.1942   Красноярский край, Тасеевский р-н
Басекин Трофим Васильевич    __.__.1909   12.04.1942   Пензенская обл., Чародищенский р-н
Баскаков Василий Васильевич __.__.1910   12.04.1942   г. Владивосток
Деминов Антон Ефимович        __.__.1909   12.04.1942   Красноярский край, Саралинский р-н
Батуркин Тимофей Парфенович         __.__.1907   12.04.1942          Красноярский край, Иланский р-н
Шевченко Иван Прокопьевич    __.__.1914   12.04.1942   Черниговская обл., Ичинский р-н
Еременко Алексей Терентьевич         __.__.1915   12.04.1942   Донецкая обл., Сталинский р-н
Барановский Даниил Михайлович      __.__.1915   12.04.1942          Московская обл., Сасовский р-н
Водопьянов Егор Ефимович     __.__.1911   12.04.1942   Красноярский край, Тасеежский р-н
Заболотский Андрей Петрович __.__.1920   12.04.1942   г. Хабаровск
Дементьев Василий Алексеевич         __.__.1907   12.04.1942          Мордовская АССР, Ардатовский р-н
Теплов Иван Григорьевич         __.__.1923   12.04.1942   Курская обл., В.-Любашский р-н
Мельников Василий Петрович  __.__.1922   12.04.1942   Красноярский край, Рыбинский р-н
Борисов Сергей Кузьмич __.__.1906   12.04.1942   Красноярский край, Уярский р-н
Осипов Андрей Дмитриевич     __.__.1907   12.04.1942   Татарская АССР, Мамадышский р-н
Шадрин Никита Михайлович     __.__.1914   12.04.1942   Красноярский край, Ярцевский р-н
Казаков Николай Николаевич   __.__.1923   12.04.1942   Красноярский край, Дзержинский р-н
Синяков Виктор Григорьевич    __.__.1923   12.04.1942   Красноярский край, Козульский р-н
Машуков Андрей Максимович  __.__.1907   12.04.1942   Красноярский край, Дзержинский р-н
Максимов Петр Кириллович     __.__.1923   12.04.1942   Красноярский край, Тюхтетский р-н
Дресвянский Виктор Владимирович   __.__.1922   12.04.1942          Красноярский край, Рыбинский р-н
Пономарев Михаил Федорович __.__.1921   12.04.1942   Красноярский край, Канский р-н
Шкарин Петр Дмитриевич         __.__.1907   12.04.1942   МАССР, Качауровский р-н
Никитин Анатолий Прокопьевич         __.__.1922   12.04.1942          Красноярский край, Иланский р-н
Теплых Иван Семенович __.__.1913   12.04.1942   Красноярский край, Ермаковский р-н
Дмитриев Иван Федорович       __.__.1918   12.04.1942   Красноярский край, Идринский р-н
Акулов Евстигней Дмитриевич  __.__.1911   12.04.1942   БССР, Витебская обл., д. Акуленка
Коновалов Петр Антонович      __.__.1913   12.04.1942   Челябинская обл., Уксянский р-н
Моисеев Николай Григорьевич __.__.1908   12.04.1942   Красноярский край, Пировский р-н
Фантов Савелий Ульянович      __.__.1907   12.04.1942   Красноярский край, Ирбейский р-н
Кондратюк Андрей Савельевич          __.__.1913   12.04.1942   УССР, Одесская обл., Гайворонский р-н, с. Катывка
Твердохлеб Александр Данилович     __.__.1921   12.04.1942          Запорожская обл., г. В. Тахмак
Кочубей Николай Кузьмич         __.__.1915   12.04.1942   Красноярский край, Абанский р-н, д. Покровка
Макарычев Иосиф Кондратьевич       __.__.1911   12.04.1942   г. Омск
Монастыршин Василий Иванович       __.__.1912   12.04.1942          Красноярский край, Ермаковский р-н, д. Кожерово
Потапов Петр Федорович         __.__.1907   12.04.1942   Красноярский край, Удерейский р-н, д. Пашино
Федоренко Михаил Иванович   __.__.1905   12.04.1942   Красноярский край, Ирбейский р-н, д. Елисеевка
Авдюшкин Михаил Сергеевич   __.__.1910   12.04.1942   Красноярский край, Абанский р-н, с. Усть-Янск
Болгов Тихон Алексеевич         __.__.1907   12.04.1942   Орловская обл., уезд Елецкий, вол. Тербунская, д. Бурдина
Шмелев Сергей Александрович         __.__.1911   12.04.1942          Красноярский край, г. Канск, кан-перевоз
Анисимов Иван Иванович         __.__.1923   12.04.1942  
Заболотский Иван Леонтьевич  __.__.1907   12.04.1942   Хабаровская обл., д. Вимовка
Моисеенко Ефим Трофимович __.__.1913   12.04.1942   Красноярский край, В.-Ингашский р-н





Комментариев нет:

Отправка комментария