Ярлыки

1 (26) 1 ударная армия (38) 10 армия (7) 11 армия (21) 13 армия (7) 14 армия (24) 16 армия (7) 19 армия (5) 2 ударная армия (42) 20 армия (7) 21 армия (5) 22 армия (5) 26 армия (11) 27 армия (4) 29 армия (3) 3 армия (23) 3 ударная армия (31) 30 армия (19) 31 армия (3) 32 армия (14) 33 армия (3) 34 армия (29) 38 армия (3) 39 армия (15) 4 армия (9) 4 ударная армия (27) 40 армия (9) 41 армия (1) 43 армия (13) 49 армия (6) 50 армия (6) 53 армия (11) 54 армия (14) 55 армия (2) 59 армия (8) 6 армия (1) 67 армия (2) 68 армия (7) 7 армия (8) 8 армия (3) 9 армия (1) Брянский фронт (27) Видео (16) Военные округа (6) Волховский фронт (56) Воронежский фронт (3) Западный фронт (69) Запасные лыжные части (78) Калининский фронт (91) Кандалакшская ОГ (5) Карельский фронт (49) Кемская ОГ (12) Книги (9) Ленинградский фронт (21) Лыжные батальоны (306) Лыжные бригады (68) Масельская ОГ (2) Медвежьегорская ОГ (3) Операции Красной Армии (20) Приказы (37) Северо-Западный фронт (99) Фото (23) Фотографии бойцов (32) Фотографии лыжников (7) Центральный фронт (9) Юго Западный Фронт (16) Южный фронт (4)

понедельник, 13 июня 2016 г.

218 отдельный лыжный батальон Карельского фронта

218 отдельный лыжный батальон Карельского фронта


218 отдельный лыжный батальон Карельского фронта в составе Действующей армии с 10 февраля 1942 г до 21 апреля 1942г.

218 отдельный лыжный батальон сформирован в Уральском военном округе в 21 ЗЛБР. Изначально 218 ОЛБ формировался в составе 32 ЗЛП в г Курган.
В последующем через Ярославль, перевезен в Беломорск, где и выгрузился.В последующем совместно с 217 и 219 ОЛБ отправлен на Карельский фронт.
Прибыв на Карельский фронт вел бои в составе 32 армии.
218 ОЛБ совместно с 92, 217, 219 ОЛБ составлял 2 отдельную лыжную бригаду 32 армии.
9 февраля 217, 218, 219 ОЛБ сосредоточились в Сегежа.
13 февраля 217, 218 и 219 ОЛБ составили резерв фронта и закончили сосредоточение в районе Сегежа. Этот тыловой район был крайне важен для Карельского фронта и в этом районе яктивно действовали финские диверсанты. Буквально в январе 1942 года в Сегежа располагался штаб фронта и финские диверсанты численностью до батальона прошлись по району. 

Так, в январе диверсионная группа на перегоне между станциями Майгуба и Идель обстреляла эшелон с продовольствием.
 В январе 1942 года в  7 километрах от города Сегежа финны полностью сожгли станцию Майгубу и в 3 километрах от станции в поселке Лейгуба — лесозавод.


Ночью с 11 на 12 февраля финская диверсионная группа совершила дерзкое нападение на военный госпиталь, расположенный в местечке Петровский Ям.
  Диверсанты действовали довольно свободно, так как частей на фронте не хватало, а пополнение прибывающее на Карельский фронт, прибывало без оружия, поэтому тыловые части приходилось разоружать и передавать оружие в  боевые части. Прибытие вооруженных лыжных батальонов в Сегежу прикрывало этот район.

 17 февраля командиру резервных лыжных батальонов в районе Сегежа, Май-Губа майору Зорину  ставилась задача на разведку и перехват диверсантов совершивших налет на Петровский Ям. Разведгруппам лыжников для оперативной связи предписывалось использовать  световые сигналы и согласовывать свои действия с войсками НКВД. (разведгруппы наших лыжников действовали в районах 7-8 км западнее Сегежа и в районе оз Зимнее).
В тот же день была разработана и доведена до разведгрупп  таблица световых игналов для связи между собой и самолетами, разграничены участки патрулирования  между лыжниками и войсками НКВД. Для перехвата диверсантов были организованы  засады на Сегежских островах, на направлении Май-Губа и в некоторых других безымянных островах. Между засадами и разведгруппами также была разработана система световой связи.
Командира бригады информировали об обстановке. Севернее шлюза №9 замечены две группы автоматчиков противника в 20 и 10 человек.
В разведгруппах и засадах участвовали и лыжники 218 ОЛБ.

В ночь на 25 февраля штабом фронта был подписан приказ 0035. Согласно приказа для удобства управления была создана 2 лыжная бригада  в составе 92, 217, 218, 219 ОЛБ  Хозяйственные  функции  предписывалось возложить на штабы батальонов.
Боевую характеристику на батальоны бригады составленую 3 марта 1942 года подписал ИО начальника штаба бригады младший лейтенант Агафонов и военком бригады батальоный комиссар Ермаков. 
Согласно характеристики батальоны бригады в бою еще не участвовали, потерь не имели, к выполнению боевых задач, батальоны готовы. 
3 марта командовал батальоном лейтенант Дитича, военкомом был политрук Супрягин, начальник штаба был лейтенант Чикин.
6 марта выполняя приказ штаба фронта 218 и 219 ОЛБ выступили в район Ондозера.
7 марта 218 и 219 ОЛБ  вышли в назначенный им район.


9 марта 218 и 219 ОЛБ вели наблюдение за восточным берегом Ондозера.
12 марта тряды лыжников начали действовать в районе Ондозеро.
15 марта разведгруппа 218 ОЛБ вела бой с противником, а усиленная рота 219 ОЛБ находилась в  рейде по тылам противника. По результатам действий лыжников в Генштаб был послан доклад о том что "Сегежская лыжная бригада   успешно работает на Ондозеро и подготавливает операцию на дороге Ругозеро – Паданы".
22 марта командир 2 лбр получил приказ командования Карельского Фронта, отвести 218, 219 ОЛБ от Ондозеро к Сегежа - Майгуба. Приказ немного запоздал, так как сосредоточение этих батальонов предполагалось закончить к 22 марта после чего приступить к подготовке  очередной операции. Подготовку проводить по программе подготовки лыж частей. Особо подчеркивалось необходимость  отработать  действия роты, взвода в лесных условиях.
Причина по которой лыжники отзывались к Сегежа, Майгуба, была не только подготовка навой операции. Карельский фронт ожидал наступления противника на масельском направлении и одновременно готовил наступление на кестеньгском направлении. 186 СД и некоторые другие части ушли с фронта и лыжники маневрировали стараясь создать резерв в тылу наших войск.
5 апреля 85 МСБР и 2 ЛБР из резерва фронта были переданы в состав 32 армии. 2 ЛБР прикрывала правый фланг армии. 218 ОЛБ оборонял  Майгуба , 92, 219 ОЛБ Сегежа, 217 ОЛБ Киросозеро.

Из воспоминаний Анатолия Николаевича Комиссарова "Наш 218 батальон был сформирован в Кургане. Командиром батальона был лейтенант Фетин, комиссаром Сутягин, начальником штаба лейтенант Чикин. На фронт выехали в конце 1941 года. Эшелон прибыл на станцию Май-Туба в районе города Сегежа. Сразу же вступили в боевые действия с противником. Меня кроме помощника командира роты назначили командиром разведки. Выполняли различные боевые задачи – вели разведывательные операции, захват «языков», вели бои по уничтожению мелких гарнизонов противника, прикрывали железную дорогу. Вскоре за нами прибыли из Челябинска 217-й и 219-й лыжные батальоны, а также 92-ой из Сибири. Из них и нашего 218-го батальона была сформирована 2-я лыжная бригада, которая вошла в состав 32-ой армии Карельского фронта.
         Мне хорошо запомнился один эпизод из боевых походов по тылам врага. Нам была поставлена задача – пройти в тыл противника, взять «языка» и выяснить номер части, стоявшей против нас. Группа из 35 человек вышла на задание. В стыке между участками обороны финнов дошли до реки, половину разведчиков оставили на охрану переправы, а я с 15-ю разведчиками отправился дальше. Прошли с километр и на высоте в 100 метров услышали стук топоров. Днем к ним не подберешься, решили ждать темноты.
         Прошло немного времени, услышали разговор финнов в другом месте. Послал трех разведчиков, они приблизились к месту и подали нам сигнал – двигаться до них. Мы увидели финскую баню, около нее в козлах стояли винтовки, там же лежала одежда. У бани стоял часовой, охраняя моющихся солдат. Вскоре трое финских солдат вышли из бани и разместились на пнях. Разделся и зашел в баню часовой. Мы дали несколько автоматных очередей и трех финских солдат уничтожили. Четвертый выскочил из бани и голый убежал в лес. Мы забрали оружие, одежду, а на брюках была бирка с номером части. По ней узнали часть, стоящую в обороне против нашей бригады. Наша группа двинулась в обратный путь, но вскоре наткнулась на небольшую группу противника. Завязалась короткая перестрелка, противник был уничтожен, но и у нас появилось несколько раненых. Финны нас начали преследовать, пришлось уходить от погони по болотам и через несколько суток вышли в свое расположение. Во второй лыжной бригаде пробыл до сентября 1942 года, позднее был направлен в 113 Краснознаменную дивизию, где формировался лыжный батальон. (по всей видимости в 313 Краснознаменая СД)
    Дивизия держала оборону у города Повенец, батальон размещался на побережье Повенецкого залива. Охраняли побережье, громили мелкие гарнизоны финнов ходили за «языками». Так в одной из разведок нами был захвачен в плен финский офицер-корректировщик, который дал ценные сведения. Вся группа была награждена орденами и медалями.
         В начале 1944 года батальон был передислоцирован на Кандалакшское направление, где был сформирован 127 горно-стрелковый корпус. В него вошли 30-я, 31-я, 32-я лыжные бригады под командованием генерала Голованова.
         В июне 1944 года корпус перешел в район Ладейного Поля, где действовал до окончания войны с Финляндией. После чего корпус был расформирован, наш батальон вошел в состав 32-й лыжной бригады. Она передислоцировалась на Мурманское направление и продолжала боевые действия с немцами.
В конце 1944 года бригада ушла на формировку в Вологодскую область. Был сформирован 126-й горно-стрелковый корпус под командованием генерал-майора Соловьева.
         В начале 1945 года выехали в Польшу, вошли в состав 32-й армии, выгрузились в городе Яслов. Принимали участия в прорыве обороны города Зарау и освобождали города Опава, Маравска-Острава, Багумин, Фриштаут, Скочув, Годца, Великая-Битча, Оломовуц, корпус дошел до Праги. Воевал на востоке с Японией
."

Из воспоминаний Василия Васильевича Юрина бойца 218 ОЛБ
 "В начале ноября 1941 года Уксянским райвоенкоматом был призван в Красную Армию. 6 ноября он вместе с большой группой призывников из Уксянского района прибыл в Курган, и всех нас определили в 32-й запасной лыжный полк, который вот уже третий месяц дислоцировался в урочище под Курганом в военном лагере «Увал».
Военный лагерь к этому времени во многом был уже как-то обустроен, хотя строительные работы еще велись. Довелось таскать горбыль и другие материалы со станции Камчиха и строить огромные землянки с трехъярусными нарами, в которых размещалось по две роты.
На всю жизнь запомнил командира взвода — младшего лейтенанта Комиссарова и помкомвзвода — старшего сержанта Русинова, уже имевшего военно-боевой опыт в Финской войне. Все тепло отзывались о командире 11-й роты — младшем лейтенанте Земнухове и политруке Баранове, командире 4-го батальона — лейтенанте Василии Савельевиче Дитине, военном комиссаре батальона политруке Георгии Константиновиче Сутягине.
Новобранцы прежде всего прошли курс молодого бойца. Важным элементом этих занятий было обучение строю. В полку проводилась и огневая подготовка. Только стрелять приходилось все-таки мало. Учили штыковому рукопашному бою.
29 ноября я и другие  товарищи по подразделению приняли военную присягу. Лыжной подготовкой занимались, но мало, а вот марш-броски совершать приходилось. Это добавляло физической закалки.
Во второй половине декабря стало ясно, что некоторые батальоны 32-го запасного лыжного полка будут отправлены на фронт. Эшелон с 218-м отдельным лыжным батальоном, в составе которого оказался и я со своими земляками-уксянцами, из Кургана ушел 8 января 1942 года. Командиром его был назначен лейтенант Василий Савельевич Дитина. По воспоминаниям ветеранов, это был здоровенный, с хорошей выправкой кадровый офицер. Военным комиссаром был политрук Георгий Константинович Сутягин.
Эшелон с бойцами 218-го отдельного лыжного батальона достиг Ярославля. Здесь с бойцов сняли форму учащихся ФЗУ (черные бушлаты и пр.), которую они носили в Кургане, их остригли, помыли в бане. Очень тепло одели, выдали самозарядные винтовки Токарева, всю амуницию, каски и лыжи.
От Ярославля 218-й батальон повезли на север. Объявили о прибытии эшелона на станцию Медвежьегорск, а это Карельский фронт. Все поняли, что воевать предстоит с финнами.
На станции Сегежа 218-й батальон выгрузился. Кругом дремучий лес, озера и болота, глубокий снег. Лейтенант В. С. Дитина поставил свой батальон на лыжи и повел к линии фронта. Вот тут и началась настоящая лыжная подготовка для меня, да и для всего батальона. Пройдя десятки километров, батальон остановился около рыбацкого поселка Май-Губа, который был почти пустым. Лыжники-курганцы вошли в состав 7-й отдельной армии. Батальону поставили задачу прикрывать железную дорогу, идущую на Мурманск и Беломорско-Балтийский канал.
Здесь 218-й лыжный батальон получил свое боевое крещение. Лыжниками была предпринята попытка захватить остров на озере. Финны атаку отбили. Их авиация бомбила наступающих, а пехота открыла ураганный огонь из пулеметов и минометов. Лыжники понесли потери. Под огнем раненых грузили на «лодочки» и на собаках вывозили в санбат. Этим занимался санитарный взвод, прибывший из Кургана, которым командовала фельдшер Александра Петровна Горячкина. На собаках всех раненых вывезти, видимо, не успевали. В боях на карельском фронте погибло много наших ребят. Спасать раненых приходилось и мне. Однажды вместе с другими ранеными я на «лодочке» тащил своего земляка-однофамильца Александра Васильевича Юрина. Он был ранен в ногу и двигаться не мог. Из боя его вытащил Харламов (он родом из Шатрово), а дальше до санбата целых 20 км я тащил их на «лодочке». После излечения в госпитале А. В. Юрин до конца войны продолжал воевать в Карелии. После войны он вернулся домой, в родную Уксянку.
В начале апреля 1942 г. лыжники на фронте уже стали не нужны. Весна пришла. 218-й батальон с фронта был снят, отправлен в город Подольск и там расформирован. Судьба разбросала лыжников по разным фронтам.
"

21 апреля 1942 года 218 ОЛБ был официально расформирован.
Дальнейшая судьба личного состава пока неизвестна. Командующие армиями 20 апреля получили шифрограму, согласно которой из состава лыжных бригад необходимо было отправить часть рядового и младшего командного состава за пределы фронта.
Предписывалось 14 армии отправить 500 человек, 19 армии 1700 человек, 26 армии 2100 человек, 32 армии 3700 человек.
Приказ предписывал оружие полученное с фронтовых складов, вернуть на склад. На каждые 250 человек необходимо назначить командиракоторый после сдачи людей, вернется назад в армию. Начсостав требовалось обратить на укомплектование частей фронта. Лыжные бригады расформировывать запрещалось, приказ требовал оставить в них по 1—2 батальона.
Так что многие лыжники были отправлены в Московский округ в начале мая.
Лыжники выводились в тыл по всей видимости для выполнения постановления ГКО № ГКО-1229сс от 1 февраля 1942 г. "О формировании новых 50 стрелковых дивизий и 100 курсантских бригад". Где указывалось "Кроме того, обязать Командующих фронтов и армий не позднее конца марта 1942 года лыжные батальоны, по выполнении ими боевых задач, отвести в резерв Верховного Главнокомандования и передать Главупраформу на сформирование из них 25 стрелковых курсантских бригад со сроком готовности к 1 июля с.г."
Позднее это постановление было изменено, вместо формирования 100 стрелковых курсантских бригад было решено сформировать 50 стрелковых дивизий.
Часть лыжников оставалась в бригаде или использовалась для пополнения частей Карельского фронта.


Комментариев нет:

Отправка комментария