Ярлыки

1 (26) 1 ударная армия (38) 10 армия (7) 11 армия (21) 13 армия (7) 14 армия (24) 16 армия (7) 19 армия (5) 2 ударная армия (42) 20 армия (7) 21 армия (5) 22 армия (5) 26 армия (11) 27 армия (4) 29 армия (3) 3 армия (23) 3 ударная армия (31) 30 армия (19) 31 армия (3) 32 армия (14) 33 армия (3) 34 армия (29) 38 армия (3) 39 армия (15) 4 армия (9) 4 ударная армия (27) 40 армия (9) 41 армия (1) 43 армия (13) 49 армия (6) 50 армия (6) 53 армия (11) 54 армия (14) 55 армия (2) 59 армия (8) 6 армия (1) 67 армия (2) 68 армия (7) 7 армия (8) 8 армия (3) 9 армия (1) Брянский фронт (27) Видео (16) Военные округа (6) Волховский фронт (56) Воронежский фронт (3) Западный фронт (69) Запасные лыжные части (78) Калининский фронт (91) Кандалакшская ОГ (5) Карельский фронт (49) Кемская ОГ (12) Книги (9) Ленинградский фронт (21) Лыжные батальоны (306) Лыжные бригады (68) Масельская ОГ (2) Медвежьегорская ОГ (3) Операции Красной Армии (20) Приказы (37) Северо-Западный фронт (99) Фото (23) Фотографии бойцов (32) Фотографии лыжников (7) Центральный фронт (9) Юго Западный Фронт (16) Южный фронт (4)

понедельник, 13 июня 2016 г.

Лыжная стрелковая бригада Медвежьегорской оперативной группы войск

Лыжная стрелковая бригада Медвежьегорской оперативной группы войск


Лыжная стрелковая бригада Медвежьегорской оперативной группы войск в составе  Действующей  армии с 10 декабря 1941 г по  12 марта 1942 г, В документах Медвежьегорской ОГ именуется также 1 легкой лыжной бригадой.

Осенью 1941 года финские части упорно наступали по всей Карелии. Одно из направлений, где финские войска наступали, было Медвежьегорское направление.
Ставка ВГК уделяла особое внимание удержанию Медвежьегорска, категорически приказывая удержать город.
Ставкой 13 октября была создана Медвежьегорская оперативная группа, выделив в нее из состава 7-й армии 71, 313 и 37 сд, 1-ю и 2-ю отдельные стрелковые бригады.
Среди мер помощи, Ставка также перебросила несколько лыжных батальонов для оперативной группы.

ДИРЕКТИВА СТАВКИ ВГК  № 004969 КОМАНДУЮЩИМ ВОЙСКАМИ
КАРЕЛЬСКОГО ФРОНТА И МЕДВЕЖЬЕГОРСКОЙ ОПЕРАТИВНОЙ  ГРУППОЙ ОБ УДЕРЖАНИИ МЕДВЕЖЬЕГОРСКА
"19 ноября 1941 г. 02 ч 10 мин
1.    Ставка Верховного  Главнокомандования подтверждает еще раз свой
приказ   об удержании Медвежьегорска в наших руках во что бы то ни
стало.
2.    Через  пять-шесть  дней  на ст.  Няндома распоряжением  Верховного
Главнокомандования будут переброшены шесть-семь лыжных батальонов для
Медвежьегорской   группы  для   прикрытия   Пудожа   и   направлений   Пудож,
Няндома    и    Пудож,    Вытегра    и    восточного    берега    Онежского    озера.
На   ст.   Няндома   выслать   приемщиков.   Батальоны   численностью   свыше
600 человек каждый.
"

По поручению Ставки Верховного Главнокомандования Начальник Генерального штаба Б. ШАПОШНИКОВ

В начале декабря лыжные батальоны прибыли на станцию Няндома. Часть лыжных батальонов была из Казани, часть по всей вероятности из Челябинска. Лыжные батальоны были хорошо вооружены и экипированы, из вооружения не хватало только минометов, инженерное имущество батальонов было в удовлетворительном состоянии, батальоны были неплохо обучены, хорошо ходили на лыжах. Приемкой и обустройством лыжных батальонов занималась специально созданная комиссия.

Из воспоминаний  Кузьмина Германа Кузьмича бойца 3 ОЛБ 1 отдельной лыжной бригады. 
"В 1941 г. мне было 17 лет. Я учился на четвертом курсе Мариинско-Посадского лесотехнического техникума, усиленно занимался лыжным спортом, участвовал на районных и республиканских соревнованиях.
В сентябре 1941 г. решением ЦК ВЛКСМ был объявлен набор комсомольцев в лыжные батальоны. В Марпосадском райкоме комсомола я записался в этот батальон. Вскоре в числе двадцати добровольцев-марпосадцев я отправился на пароходе в г. Чебоксары, а из столицы вместе с двумястами комсомольцами-лыжниками (все были в лыжной форме и с лыжами) — в Казань для формирования лыжного батальона. В нем были представлены не только комсомольцы Чувашии и Татарии, но и выходцы из других соседних автономных республик и областей.
6 ноября прибыли в Москву и думали, что будем участвовать в боях за столицу. Но 7 ноября наш эшелон взял курс в сторону Ярославля, а оттуда — на Архангельск.
На станции Няндома неделю ждали поступления валенок. После их получения добрались до фронта своим ходом — где на лыжах, где пешком. В то время еще не было железнодорожной магистрали от Архангельска до Мурманска. Ее построили лишь зимой 1941—1942 гг. Наш 3-й отдельный лыжный батальон, преодолев пятисоткилометровое расстояние, влился в состав 1-й отдельной лыжной бригады Карельского фронта. С ноября 1941 г. по апрель 1942 г. он находился в боях в районе Онежского озера.
Я был рядовым автоматчиком. В нашем взводе было 30 лыжников, вооруженных ППШ. Взвод в роты не входил, а непосредственно подчинялся командиру батальона капитану Тимошенко. Иногда нас использовали и в качестве разведчиков, посылая в тыл врага.
"


Из воспоминаний бойцов 1 лсбр  Пропустина Николая Алексеевича и Ивана Назаровича Кулакова.
«...Из Набережных Челнов призывников направили в г. Казань, где формировались лыжные батальоны. Здесь их обучали ходить на лыжах (вначале на соломе), метко стрелять, делать многокилометровые марш-броски. В октябре часть призывников отправлены под Москву, где они и участвовали в обороне столицы.



Другую часть лыжников немного позднее по Архангельской железной дороге довезли до станции Няндола, где формировались части для пополнения войск Карельского фронта. Из уроженцев Татарии и сибиряков здесь сформировали 6-й особый легкий батальон, который влился затем в состав 1-й отдельной лыжной бригады


Тем временем, пока лыжники сосредотачивались, противнику удалось взять Медвежьегорск 6 декабря. После взятия Медвежьегорска противник смог продвинуться к поселку Повенец и захватить его, перехватив Беломорско-Балтийский Канал. Одновременно противник начал продвигаться в сторону Масельская. Ставка ВГК потребовала немедленно восстановите положение в районе Медвежьегорска и на железнодорожном участке ст. Массельская — Медвежьегорск. Но это было крайне непросто. Наши части после боев за Медвежьегорск были сильно потрепаны, в бой вступили все части - части НКВД, пограничники, в том числе даже школа командного состава погранвойск, и тем не менее на 10.12.1941 г Медвежьегорская ОГ насчитывала  всего 11537 человек (8030 рядовых,  1688 млкомандиров, 1403 начсостава), вооружения так же было всего на стрелковую дивизию. В войсках не было мин, взрывчатки, бронебойных снарядов. Замерзшие озера позволяли противнику проникать в наши тылы и нападать на них. Так, 6 декабря группа финнов в 20-30 человек, напала на санитарный поезд и последовательно прошла по всем вагонам добивая наших раненых и медперсонал. По льду могли пройти и более крупные финские части, а не только диверсанты.


Для восстановления положения в штабе Карельского фронта  была спланирована Медвежьегорская наступательная операция. Несмотря на огромную потребность в лыжных батальонах, в бой их бросать сразу не стали.
 Начиная с 9 декабря лыжные батальоны с интервалом в 8 часов, по два стали выдвигаться на фронт. Это объяснялось тем, что трудно было справиться с задачей размещения и питания людей в пути следования.

Планировалось что 11 декабря в Пудож должны находится два лыжных батальона которые должны обороняться, батальоны были усилены направленными для этого пушками. Остальные лыжные батальоны  по мере их подхода необходимо было использовать  по указаниям  Военного совета фронта и планами штаба ОГ.
  Переброска лыжных батальонов шла из Няндомы через Каргополь, Хваленский, Ледины.

 К вечеру 12 декабря 1 и 2 лыжные батальоны с батареей 45 мм орудий заняли оборону в Пудож. Остальные батальоны были еще на марше.


16 Декабря лыжные батальоны  занимают положение 1,2,3,4 Пудожа. 5 и 6 батальоны к 18-00 подходили к Пудож. 7 и 8 батальоны вышли из Кондозеро  первый в 21-00 второй в 24-00.
 17 декабря  лыжные батальоны начали выдвигаться к Повенецкому участку фронта. Часть батальонов находятся в Пудож, часть батальонов была на подходе к Пудаж.
 19 декабря часть лыжных батальонов должна была выдвигаться в Челмужи. Только 19 декабря начальник штаба фронта передал приказ, из прибывших батальонов сформировать только одну бригаду, так как имеется только одно управление . Можно предположить, что это было управление 2 легкой стрелковой бригады, расформированной 16 декабря. Поэтому в состав лыжной бригады вошли все  восемь лыжных батальонов.
20 декабря командующий Медвежьегорской ОГ указывал, что  8.12.41 противник пытался захватить Лобская, что вынуждает 313 СД держать в Лобская. 
Генерал просил разрешения использовать для этих целей батальон лыжной бригады, а 313 СД использовать по необходимости на Повенец или на Челмужи. Командующий приказал сформировать в Лобская заградбатальон, а лыжные батальоны использовать по прямому назначению.
Лыжные батальоны продолжали сосредотачиваться и к исходу 22 декабря 1941 занимали следующее положение. Один – Шайваны, второй в Челмужи, два батальона Пяльма,  один Костинская,  два батальона Пудож, один Великодворская. Таким образом лыжники брали под контроль и охрану коммуникации оперативной группы. По показаниям пленного из Нюйландского кавполка, взятого в плен в тот же день, полк имел задачу нанести удар в направлении Пигматка,  Пяльма, с целью расстройства  нашего тыла и минирования нашей коммуникаций. Так что, как бы ни были малы наши силы, приходилось их растягивать на широком фронте в ожидании действий противника крупными силами. 
23 декабря поступило указание штаба фронта – автороту  обслуживающую маршрут Няндома –Пудож передать лыжной бригаде майора Вали, всю ответственность за снабжение лыжной бригады возложить на штаб ОГ.
Шла подготовка к наступлению и 28 декабря командующий Медвежьегорской ОГ просил разрешения использовать в предстоящей операции не 3 лыжных батальонов, а 5 лыжных батальонов за счет лыжных батальонов расположенных на юге.
30 декабря лыжная бригада проводила перегруппировку и выдвижение в исходный район для наступления.
31 декабря лыжные части сосредоточились в исходном положении.

Накануне наступления командующий оперативной группой был смещен. Командующим Медвежьегорской оперативной группой был назначен генерал-майор С. Г. Трофименко.

В бой лыжная бригада пошла в составе пяти лыжных батальонов (1, 2, 3 лыжные батальоны участвовали в походе по льду Онежского озера), также в боях участвовали 4 и 5 ОЛБ в составе Медвежьегорской ОГ. 4 ОЛБ был в резерве, 5 ОЛБ в подчинении командира 313 СД. Еще три лыжных батальона были задействованы в охране восточного побережья Онежского озера.
Первым командиром лыжной бригады был  майор В.И. Валли бывший командир 126 СП 71 СД - командир опытный, храбрый и энергичный, финн по национальности, будущий командир 30 лыжной бригады Карельского фронта.
Комиссаром бригады был П.И. Руденко.

5 января 1942 г бригада получила нового командира - генерал-майора войск связи Брагина Георгия Михайловича, прибывшего на фронт в декабре 1941 года и получившего звание 2 января 1942года. Бригадой практически не командовал, был тяжело ранен уже 6 января на льду,  в дальнейшем, Брагин Г М вполне успешно до конца войны был начальником штаба, сначала 32 армии, а затем и 27 армий. Причины смены командования не вполне понятны, официальная формулировка "майор Вали  в последние дни проявляет инертность в работе" довольно странная.

генерал майор Брагин Г М  командир лыжной стрелковой бригады Медвежьегорской ОГ.




Задача Медвежьегорской ОГ в предстоящей операции была - 71 и 313 СД овладевают г Повенец, а затем наступают на Пиндуши.
При успехе 263 СД  вышеназванные дивизии переправляются через Повенецкий залив к разъезду 10а, с целью наступления на Медвежьегорск с юга и юго—запада.
Три лыжных батальона из района Оров Наволок должны были переправиться через Повенецкий залив, выйти в район разъезд 10-й, Пергуба с целью нарушения южной коммуникации противника. Распространяться на юг разрешалось до реки Уница.
Для прикрытия фланга Медвежьегорской ОГ  с направления Заонежья использовались 3 лыжных батальонов и один стрелковый полк на машинах в районе Лобской.
Широко цитируемый отрывок из  приказа  лыжной бригады детализирует план действий бригады.
БОЕВОЙ ПРИКАЗ № 004 ШТАБ ЛЫЖНОЙ БРИГАДЫ ОРОВ-НАВОЛОК. 2 января1942 г.


"2. Лыжной бригаде (в составе 1,2,3 батальона) приказано: быть готовой к вечеру 2.1.42 г. действиями: из района ОРОВ-НАВОЛОК, через Повенецкий залив направление Лобская гора.



Задача: внезапным ночным ударом овладеть районом Пер-губа, разъезд № 10, Лобская гора и упорно удерживать этот район до особого распоряжения, организовав круговую оборону: не допустить продвижение пр-ка на север от Тунрека и Каписельга, и с севера на юг от г.Медвежегорск.



5. Третий батальон исходное положение ОРОВ-НАВОЛОК, двигаться во втором эшелоне, выходить на берег у Ял-губы и в след за первым батальоном двигаться на север в район лесной биржи, где и остаться в моем резерве."
Надо отметить, что проивник был неслабый три пехотные дивизии и две бригады одна егерская (1-я) и одна пехотная (3-я) усиленные танками. Кавалерийская бригада и другие части в Заонежье сковывали наши части на фланге опергруппы.

Схема проведения медвежьегорской наступательной операции составленая после проведения операции.

Топографическая карта района Повенец-Медвежьегорск-Лобская Гора.

Сам мыс Горлов  Наволок , или  Гажий   Наволок, имеет следующее описание мыс  отделяет губу Большая от Повенецкой губы; он низкий, поросший кустарником и смешанным лесом. Мыс окаймлен широкой отмелью. Западнее мыса лежит небольшой низкий остров Кужостров. Если посмотреть на топокарту западный берег Повенецкого залива высокий, в районе Лобская Гора расположена высота с которой просматриваются острова и восточный берег, покрытые смешаным лесом.
Переход по льду был также не прост. Финны зорко следили за льдом Онежского озера - через озеро активно действовали наши партизаны и разведчики. Маневренные отряды финнов патрулировали побережье. На самом льду вполне могли быть трещины и торосы, как вспоминал один из партизан - "В зимние походы через Онежское озеро всякое бывало -- и трагического, и смешного. Бывало, выйдем в 16. 00, идем, идем половину ночи, и вдруг вперед носом трещина во льду метров пять. И сидишь, кукуешь, думаешь, как поступить.
У финнов дороги, транспорт, они очень быстро могли перебросить подмогу с других гарнизонов. Жили они вдоль побережья в разборных, будто бы картонных домиках. Внутри печка и все, что нужно. Кроме автомашин, умели быстро передвигаться за лошадьми, «на шортах». К седлу привязывали 5-6 веревок, цеплялись за них и буквально летели по берегу.
Кроме того, они очень хорошо были экипированы и на лыжах ходили великолепно. Бывало, лежишь в засаде и видишь – идет их группа: любо-дорого посмотреть! Они ходили налегке: шерстяное белье, маскхалат сверху, на ногах сапоги, «кеньги» или «пьексы», всегда желтого цвета. У сапог резиновый низ, а сверху утепленная кожа.  И, конечно, лыжи у них были, настоящие лыжи, а не доски, как у нас. Уже тогда финские солдаты использовали так называемые  «ротофеллы», когда лыжа крепилась пружиной-дужкой за нижний рант сапога. Хотя были у них и ремни.
Финны – мастера лесного боя, конечно.  Но со временем партизаны всю их экипировку, и лыжи, и  вооружение переняли и стали успешно использовать.

Позже через год командир лыжной бригады будет награжден орденом Красного Знамени за этот бой
Из наградного листа "В ночь на 6-е января бригада под командованием Брагина выдвинулась по льду Повенецкого залива для выхода в тыл противника, обеспечивая общее наступление на Медвежьегорск. В завязавшемся бою за укрепленный район мыс Гажий Наволок бойцы бригады с минимальными потерями захватили вражеский укрепрайон, уничтожив при этом до батальона противника и захватив трофеи. Генерал Брагин лично находился в боевых порядках бригады, своим присутствием вдохновлял бойцов на выполнение поставленных задач. В этой боевой операции Брагин был серьезно ранен в шею, но не покинул поле боя, пока все подразделения бригады не достигли берега."

Но что же произошло на льду? Есть несколько взглядов на эти бои.
Взгляд первый - взгляд из штаба Медвежьегорской оперативной группы.

В 22,15  5.1.42  три лыжных батальона, под командованием полковника Брагина  покинули Наров Наволок и начали переправляться на западный берег Повенецкого залива.
Затем была слышна стрельба в районе Ял Губа (западный берег Повенецкого залива).
В 12-30 по данным оперсводок была захвачена Лобская Гора. При этом уничтожено до роты пехоты, захвачено два орудия и два миномета, противник мелкими группами отходит на север.  Связь с лыжниками была эстафетой и по радио. Полковник Брагин Г.М. был ранен и эвакуирован. По устному докладу командира бригады, бригада находилась в районе Лобская Гора и вела бой.
Но при этом лыжная бригада пропадает на несколько дней, хотя об этом еще и не знали.



В 19-40 6.1.42 состоялись переговоры комфронта генерал-майора Фролова и командующего Медвежьегорской ОГ.
Последний доложил, что бригада добилась успеха, четырьмя батальонами в районе Лобская Гора, (в тот момент предполагалось, что 5 лыжный батальон сбился с пути и действовал совместно с бригадой у Лобская Гора) командир бригады эвакуирован и вместо него назначен подполковник Державин. Командующий войсками был недоволен этим назначением.  Он говорил, что подполковник Державин не справится с руководством бригадой.
Командующий ОГ предполагал, что против бригады противник предпримет действия как с юга, так и с севера. Он считал возможным прикрывшись заслоном переправить бригаду в район КумсаГуба, с целью перехватить дорогу Повенец-Пиндуши.
Командующий фронтом согласился с этим планом - надо принять все меры исключающие возможность активных действий против бригады – говорил он.
7-й лыжный батальон  из района Пигматка  был переведен в район Оров Наволок. Одна рота 6-го лыжного батальона из Челмужи была переведена в Пигматка.  
Далее генерал Трофименко доложил, что 4 лыжный батальон под командованием подполковника Державина в 16-00 6.1.42  отправился на западный берег Повенецкого залива. 4-й лыжный батальон выдвигаясь в указанный район, в районе Ял-Губа был встречен сильным пулеметным огнем. Противник у берега подорвал лед. Батальон с большими потерями отходит в исходное положение.
Тем временем командование, основываясь на неверной информации, строило свои планы. В 3-50 7.1.1942  военный совет ОГ доложил соображения о приказе по переброске двух батальонов в Кумса Губа. Связи с бригадой нет, приказ послан с лыжниками будет доставлен днем 7.1.42 батальоны будут готовы к выполнению задачи к утру 8 января.
В 12-00 7.1.42 полковник Иванов докладывал, что лыжная бригада второй день ведет бой не получая ни продовольствия ни боеприпасов.
Часть обоза была отрезана противником, а часть возвратилась вместе с 4-м лыжным батальоном. - Видимо – делал вывод полковник Иванов – противник принял меры с целью нанесения поражения лыжной бригаде. Необходимо ей оказать помощь. Он просил выслать несколько самолетов в распоряжение группы. Предпринять поиски бригады с помощью авиации, усилить нажим 263 СД, предпринять что либо для снабжения бригады. Почему не работает радиосвязь с бригадой полковник Иванов ответить не мог.
В 17-00 7.1.42 начштаба фронта вызвал к проводу Иванова и сообщил ему, что авиация фронта провела авиаразведку и обнаружила колону противника на льду Онежского озера  длинной в 5 км, в районе Лобская Гора летчик никого не обнаружил.
Полковник Иванов сделал предположение, что летчик наблюдал возвращение 4 лыжного батальона из района Ял-Губа.
Полковник Иванов доложил дальше, что получена радиограмма от лыжной бригады в которой говорилось, что бригада находится на М Гажий Наволок, но координаты указаны не были.
В 3-30 .8.1.42  подполковник Державин вернулся с 4 лыжным батальоном, и доложил что батальон несколько раз переходил в атаку, с целью уничтожить противника в районе Ял-Губа, но безуспешно. Батальон отошел в Оров-Наволок. К западному берегу шли лыжни и санный след, где проходил санный обоз. В районе Ял-Губа  у берега  лежало много лыж, оставленных вероятно бригадой. 
Генерал Трофименко делал вывод, что бригада в районе Лобская Гора получила сильные  удары и видимо переправилась  на восточный берег залива. По полученной телеграмме  видно, что в бригаде нет боеприпасов, снарядов. По всей видимости лыжники захватили артиллерию противника, так как в бригаде было всего 4 орудия калибром 45 мм.
Радиограмма была получена командиром 313 СД от 5 лыжного батальона в которой сообщалось, что боеприпасы и продовольствие на исходе, но свои координаты не сообщались. Генерал Трофименко готовил обоз с продовольствие, для розыска бригады было отправлено две лыжные группы, генерал также просил фронт помочь разведкой с воздуха.  


В 23-15 8.1.42 Генерал Фролов вызвал генерала Трофименко для доклада, последний сообщил, что удалось получить радиограмму от лыжной бригады, после того, как 313 СД переправилась по льду и завязался бой за свх Пушной.
Радиограмма сообщала, что бригада ведет бой с противником в районе М. Гажий Наволок – Житель на протяжении трех дней. Правда она не имеет больших территориальных успехов, но ее действия сыграли положительную роль  в деле продвижения левого фланга 71 СД и 313 СД.
Бригада 6.1.42 г при марше из-за пурги  сбилась с азимута, отклонилась вправо и завязала бой в райоге Гажий Наволок.
Генерал Трофименко доложил, что готовит обоз для бригады и и вскоре его направит  по назначению.  Генерал докладывал ночью 7.1.42 на льду Повенецкого залива были видны серии разноцветных ракет и к Оров Наволок подходили четыре машины с потушенными фарами. Противник проводил разведку.  Принят ряд мер - в Оров-Наволок сосредотачиваются 4 и 7-й лыжные батальоны под общим командованием  подполковника Державина. 80 погранполку и подполковнику Державину приказано  на основные направления  выставить в  оборудованные снежные окопы караулы с удалением от берега до полутора километров.
Командующий напомнил Трофименко, что он предупреждал о необходимости оборонять Пигматка, Челмужи и требовал овладеть  9.1.42 свх Пушной и перерезать дорогу на Пиндуши.


Авиация противника 9 и 10 января активно действовала вдоль берега Повенецкого залива, гоняясь даже за каждым отдельным бойцом, что осложнило связь с бригадой и ее снабжение, обозы идущие в этом направлении обстреливались с воздуха. Попытка доставить боеприпасы вручную затруднена тем, что авиация гонялась даже за отдельными бойцами. Одновременно авиация противника штурмовала  наши войска на м Гажий Наволок и свх Пушной. 

19-25 9.1.42 докладывалось, что батальоны лыжной бригады испытывают огромные  трудности в питании и они уже четыро суток ничего не ели.  Связь осуществляется с бригадой через 5 лыжный батальон с которым поддерживается связь с КП 313 СД. 5 лыжный батальон вел бои неред д Житель. Транспорт с боеприпасами и питанием для лыжной бригады отправляется в ночь на 10.1.42, туда же убыл и новый командир бригады подполковник Державин. В эту ночь удалось доставить лыжникам 1,5 тонны продовольствия и боеприпасов.


10.1.42 семь танков противника из района свх Пушной атаковали лыжную бригаду в направлении мыс Гажий Наволок. Атака танков была отбита. 
10 января наблюдалось выдвижение резервов противника и скопления пехоты, артиллерии и автомашин в районе Медвежьегорск - Пиндуши. По просьбе командования вся авиация фронта действовала в интересах Медвежьегорской ОГ, преимущественно штурмуя части противника.
Противник начал отрезать бригаду по льду залива. в ночь на 10 января
в бою на льду Повенецкого залива 1072  СП понес значительные потери и расположился на островах Сосновец, Еловец, Березовец, Бычек.

На льду отмечалось патрулирование танков противника, тем самым от острова Березовец до мыса Гажий Наволок дороги не было.



К этому времени снаряды и мины выделенные для операции также закончились.

16-05 10.01.42 Генерал Трофименко доложил, что положение бригады сложное, бригада понесла потери 50%, батальонные обозы были захвачены противником еще 6 .1.42 и просил разрешения отвести бригаду. Командующий фронтом дал разрешение на отход, но потребовал вывезти всех раненых, подобрать все оружие и подорвать все оборонительные сооружения в районе мыса Гажий Наволок и свх Пушной.
Отвод частей был осуществлен в ночь на 11.1.42 без потерь вне видимости противника.

Взгляд второй - воспоминания командира 313 СД Голованова Г.В вырисовывается следующая подробная картина боев лыжной бригады, но несколько иная.
«Медвежьегорская оперативная группа, усиленная 263-й стрелковой дивизии (командир генерал-майор Л.Е.Фишман) и пятью лыжными батальонами получила задачу – разгромить Повенецкую группировку противника и во взаимодействии с войсками Масельгской оперативной группы освободить Медвежьегорск.

Штаб Медвежьегорской оперативной группы находился в деревне Габсельга в здании школы, где имелись просторные классы. В один из них и пригласили нас. Вошли командующий, член Военного Совета, начальник штаба полковник Иванов, а затем вошли и мы – командиры соединений и отдельных частей. Все были одеты в полушубки и валенки.
Командующий  от своего имени и Военного Совета поздравил нас с наступившим Новым 1942 годом, пожелал успехов в предстоящих боях с врагом.
- Получен боевой приказ командующего Карельским фронтом, - сказал генерал Трофименко. В приказе поставлена задача: войскам Медвежьегорской оперативной группы  перейти в наступление и совместно с войсками Масельской оперативной группы освободитель Медвежьегорск.
В соответствии с приказом командующего фронтом,- продолжал излагать свое решение генерал Трофименко, - Военный Совет МОГ решил силами 71 и 313 дивизий разгромить Повенецкую группировку финнов , а затем совместно с войсками Масельгской оперативной группы овладеть Медвежьегорском.
Лыжной бригаде в составе трех лыжных батальонов приказывалось перейти по льду Повенецкий залив и овладеть районом Пер-Губа, Лобская Гора, разъезд к 10 и удерживать его до особого распоряжения.
5-му отдельному лыжному батальону ставилась задача: выдвинуться на Мыс Гажий Наволок и не допустить отхода противника из Повенца и через залив в районе Пер-Губы.
В заключение командующий оказал:
- Приказ  получите, а сейчас возвращайтесь в свои соединения и части и  приступайте к работе. Готовность к наступлению – утро 3.01.1942 года.
Дни 1и 2 января прошли в тяжелой и напряженной работе. Велась большая организаторская и подготовительная работа,  как в штабах, так и в частях дивизии.


Противник, для усиления обороны Повенецкого направления, кроме имевшихся здесь войск, подтянул в район Пиндуши еще одну пехотную дивизию.
К 3 января лыжная бригада и 4-й лыжный отдельный батальон сосредоточились на восточном берегу Онежского озера и районе Оров Наволок в готовности приступить к выполнению своих задач. Командовал бригадой боевой и опытный майор, финн по национальности В. И. Валле, бывший командир 126-го стрелкового полка 71-й дивизии. В боях с финнами показал себя хорошим, храбрым боевым командиром, недостатки у него имелись, но они не мешали ему быть хорошим командиром.
По неизвестной  мне причине майор В. И. Валле накануне выступления, от этой должности  был отстранен и вместо него был назначен полковник Брагин, прибывший на должность начальником штаба группы, связист по специальности и не имеющий опыта в командовании строевыми частями, да притом еще лыжными. По просьбе полковника Брагина мы с ним съездили на острова, откуда я его ознакомил с местностью и маршрутами движения к намеченным пунктам.
С островов хорошо просматривается западный берег Повенецкого залива. Показал я полковнику Брагину направление и примерно район расположения деревни Пер - Губы и деревни Лобская Гора. Обратил его внимание на Мыс Гажий Наволок и предупредил, что этот мыс ночью сливается с западным берегом Онежского озера.
Полковник Брагин в бинокль долго рассматривал указанные ему мной пункты. Опустил руку с биноклем, еще раз осмотрел простым глазом противоположенный берег озера и сказал, что не может найти в указанных районах нужного ориентира.
- Ночью, - сказал я ему, - хорошим ориентиром будет компас. Установите нужный азимут и двигайтесь по нему. Сначала строго на запад, а затем, пройдя 10  километров, поверните на север. Отсюда, от островов до западного берега озера – 15 километров.
В 22.00 05 января лыжная бригада выступила из района Оров – Наволок, прошла острова и продолжала свой путь к намеченной цели. Долгое время из бригады не поступало донесений. Наконец в 12.00 6 января командующий оперативной группой получил радиограмму, в которой сообщалось, что бригада достигла побережья Повенецкого залива и продвинулась вглубь на 400-500 метров.
В это время генерал Трофименко с Первым секретарём ЦК Компартии Карело-финской республики Г. Н. Куприяновым  находилась на моём командном пункте и наблюдали за ходом наступления дивизии. Командующий информировал меня об успехах бригады.
Затем он приказал выслать на помощь бригаде 4-й отдельный лыжный батальон, который находился в моём распоряжении. В 16.00 батальон выступил в указанном ему направлении, но при подходе к западному берегу Повенецкого залива был обстрелян из пулемётов и миномётов. Батальон вынужден был вернуться.
Результаты похода батальона были доложены генералу Трофименко, что произвело на него большое недовольство.
- Товарищ Голованов, - обратился ко мне командующий, - где,  по-вашему, находится лыжная бригада?
Я ему ответил, что если не на мысе Гажий Наволок, то где-то южнее указанного в радиограмме пункта.
Затем, через пару часов, выяснилось следующее: командир лыжной бригады полковник Г. М. Брагин, взяв неточный азимут, вывел бригаду в район мыса Гажий Наволок. Брагин был ранен и эвакуирован на острова. Лыжная бригада осталась без командира.
Боевые действия частей 313-й дивизии развивались медленно, не так как предполагалось. Подразделения 1072-го стрелкового полка под командованием майора З. П. Пульянова достигли берега в районе свх. Пушной, но закрепиться не сумели.  Понеся большие потери, полк отошёл на остров Сосновец, не выполнив задачи.
Более успешно наступал 1068-й стрелковый полк и 5-й лыжный батальон. Им удалось ворваться на восточный берег мыса Гажий – Наволок, выйти и перерезать дорогу Житель – свх. Пушной и установить связь с лыжной бригадой.
В этих боях воины 1068-го стрелкового полка дрались храбро и мужественно.

Бои на Мысе Гажий Наволок  разгорались все сильнее. Финны начали выдвигать туда части новой прибывшей пехотной дивизии. Для объединения всех наших войск, действующих там, командование 313-й дивизии направило на мыс Гажий Наволок майора А.И.Горькова, которому указывалось использовать для управления штаб лыжной бригады. Его заместителем назначался майор З. П. Бульянов, комиссаром старший политрук Гордиенко. Штаб дивизии перешел на остров Сосновец. С мысом Гажий Наволок установлена  телефонная связь, налажен подвоз огнеприпасов и продовольствия. Дорога, проложенная  по льду от острова Березовец до мыса Гажий Наволок, охранялась противотанковым отрядом и стрелковой ротой.
На мысе Гажий  Наволок шли напряжённые бои. Противник усиливал свой гарнизон подразделениями 4-й пехотной дивизии, находившийся в Пиндуши. Соотношение сил менялось в пользу противника. Финны стали проявлять активность, пытались переходить в контратаки. Наше продвижение внутрь полуострова затормозилось.


Продолжать операции было уже бесполезно, даже бессмысленно. Поэтому командующий Карельским фронтом генерал лейтенант. В. А. Фролов приказал прекратить наступление войск и перейти к обороне.
Согласно приказу командующего Медвежьегорской оперативной группы генерала Трофименко части 313-й стрелковой дивизии и лыжной бригады в ночь 11-й января оставили мыс Гажий  Наволок и отошли на занимаемые ими позиции.



            Итак, операция закончилась. Ее проведение диктовалось необходимостью освободить важный и необходимый для нас узел дорог - город Медвежьегорск.


    Дивизии, предназначенные для наступления, имели большой боевой опыт. Прибывшие лыжные батальоны, хотя и необстрелянные, но достаточно обученные и хорошо владели лыжами. Хорошо вооружены и укомплектованы полностью.
    Для полной истины надо сказать, что 313-я и 71-я стрелковые дивизии после тяжёлых отступательных боёв понесли большие потери, как в личном составе, так и в вооружении. Личный состав, как рядовой, так и командный, сменился на 60%.
    …

    Необходимо сказать ещё о двух важных недостатках, повлиявших в значительной степени на ход операции войск Медвежьегорской оперативной группы – это изменение направления главного удара 313-й стрелковой дивизии с Повенецкого свх. Пушной – мыс Гажий-Наволок, в обход Повенца с юга по льду Повенецкого залива.
    Замена накануне наступления командира лыжной бригады майора В.И.Валли, опытного боевого и энергичного офицера, полковником Г.М.Брагиным, командиром неопытным, нестроевым, не знавшим условий местности. Фактически он погубил бригаду и не выполнил задачи.
"



После окончания операции 12-14 января все батальоны лыжной бригады разведены по квадратам (1, 2, 3, 4, 5, 7 ) и 6  – Челмужи, где находится еще один батальон указано не было, номера были прописаны прописью, поэтому непонятно это номера или просто перечисление где какой лыжный батальон расположен. 
Генеральный штаб затребовал отчет о проведенной операции и штаб Карельского фронта подготовил такой отчет. При разборе операции, штаб фронта интересовался, кто виноват в том, что бригада сбилась с пути. Виновными были названы  командир, комиссар, начштаба лыжной бригады и ряд других командиров.
В одном из документов Карельского фронта также говорилось
"В действительности бригада действовала не так, как это было изложено в документах. (истинное положение дел стало известно через 2-3 дня после начала действий бригады).

Лыжная бригада не выходила на западный берег  Повенецкого залива. На льду залива бригада заблудилась, чему способствовал снегопад и начала отклоняться вправо и вышла на полуостров М Гажий Наволок.

Одновременно с бригадой начал действовать  из района Губа Черная 5-й лыжный батальон, который имел  задачу выйти на мыс Гажий Наволок.

В 9-00 6.1.42  в расположении 313 СД была слышна стрельба в направлении М. Гажий Наволок.
По всем документам, в первом этапе операции указывалось, что 5-й батальон заблудился и присоединился к лыжной бригаде. В действительности было совсем наоборот: бригада присоединилась к 5 батальону и действовала совместно с ним."

А теперь следует посмотреть третий взгляд - самих лыжников.
Из воспоминаний  Кузьмина Германа Кузьмича бойца 3 ОЛБ 1 отдельной лыжной бригады.
"В ночь на 7 января 1942 г. наш батальон участвовал в прорыве линии фронта в районе Повенецкого залива. С поставленной задачей мы справились, можно сказать, удачно. Потеряв пятерых человек, захватили склад боеприпасов и продовольствия врага. Весь день 7 января продвигались во вражеском тылу. В результате оказались в окружении немецко-фашистских войск. Находясь в лесной чаще, в болотистой местности, мы вынуждены были вести действия против гитлеровцев. Наши бойцы были вооружены стрелковым оружием (карабинами, винтовками, автоматами ППШ, самозарядными винтовками), а немцы имели шестиствольные минометы, пушки, танки.
Бои продолжались и днем и ночью. Стояли сорокаградусные морозы. Лыжники несли серьезные потери. Продовольствия и боеприпасов не хватало.
Единственным спасением от мороза было движение. Бойцы спали по очереди. Если одни заснули, то другие несли службу, двигаясь по кругу. Раненые буквально замерзали, их невозможно было спасти. В ночное время автоматчиков распределяли на дежурство по кольцу окружения батальона. В ночь на 12 января я оказался отдельно от своих товарищей. Утром пошел их искать и обнаружил безжизненное тело В. Розова (из Канашского района). Он лежал на месте взрыва мины, был весь в крови. В другом месте замерз Долгов, сын работника Канашского железнодорожного вокзала, рядом — Новожилов, в прошлом рабочий Канашского бондарного завода. Я их похоронил, закопав в снег.
Ночью 16 января комиссар батальона собрал оставшихся в живых лыжников. Он сказал, что мы любой ценой должны вырваться из вражеского окружения, просил всех быть бдительными, аккуратными, подвязать амуницию, оружие, не бренчать и ждать его сигнала.
Комиссар сам повел группу лыжников на вражеский патруль. Наши смельчаки без шума закололи кинжалами немецких лыжников, патрулирующих вокруг нашего батальона. По сигналу комиссара мы вышли из вражеского кольца. Затем весь день шли голодные, уставшие по Повенецкому заливу, пока не дошли до полуострова Черная Губа. Из пятисот лыжников в живых осталось лишь 120 человек.
"

Командование лыжной бригады выбыло из строя, комбриг был ранен, комиссар погиб,  многие штабы батальонов также понесли потери или были разгромлены. Так штаб 3-го батальона был разбит, начальник штаба был убит, у него же были списки личного состава батальона. Поэтому на какие то объективные документы о ходе боя самих лыжников рассчитывать не приходится.
В боях с финнами лыжная бригада понесла самые тяжелые потери среди войск Медвежьегорской ОГ. За весь январь 1942 года бригада потеряла 1456 человек, из них 567 убитыми, 200 пропавшими без вести, 445 ранеными, 199 заболевшими, 45 обмороженными.

Итак есть три точки зрения на то, что происходило на берегах Повенецкого залива.

Хотелось бы обратить внимание на некоторые моменты, которые не стыкуются с разными точками зрения.
- маршрут указанный командиру лыжной бригады полковнику Брагину командиром 313 СД несколько странный. "- Ночью, - сказал я ему, - хорошим ориентиром будет компас. Установите нужный азимут и двигайтесь по нему. Сначала строго на запад, а затем, пройдя 10  километров, поверните на север. Отсюда, от островов до западного берега озера – 15 километров." Если посмотреть на карту, то это маршрут от Оров-Наволок к мысу Гажий Наволок. Либо командир 313 СД ошибся в мемуарах, либо он указал командиру лыжной бригады маршрут движения 5 лыжного батальона, который в ту же ночь имел задачу атаковать Гажий Наволок, и который командир лыжной бригады выдержал в точности.  И почему нет ориентиров, если в районе Лобская Гора есть высота с которой прекрасно просматривался  даже наш берег, почему командир 313 СД не указал на высоту как на ориентир?
Фпагмент оперативной карты района боев лыжной бригады, 4 и 5 ОЛБ так как это представлялось штабам 6 января. Повторюсь если проложить маршрут так, как озвучил его командир дивизии, то это маршрут именно от Оров-Наволок к мысу Гажий Наволок.
Кстати о самой 313 СД, ее командир вспоминал, что для командования всеми подразделениями на мысе Гажий Наволок был направлен командир из состава дивизии. Тем не менее в документах 313 СД упоминания о лыжниках крайне мало и самое интересное  что стрелковый полк совместно с 5 ЛБ, держит круговую оборону - 5 ЛБ против Житель, а полк по берегу залива, т.е. лыжники на острие атаки, а полк сзади. Вообще в этой операции к дивизии было много нареканий.  В феврале 1942 года Генштаб прислал запрос можно ли присвоить 313 СД звание гвардейской, на что штаб Карельского фронта ответил категорическим отказом, указав, что дивизия себя ничем особым не проявила и лучше присвоить звание гвардейской 88 СД, которая в упорных боях с немцами показала себя отлично.  
- лыжня и санные следы от Оров-Наволок к Ял Губа, по которым 4 лыжный батальон вышел к западному берегу и был встречен огнем противника, также как и лыжи оставленные у берега - откуда они? Почему лед у западного берега в районе ЯлГуба был подорван? Возможно, что санный след оставил наш обоз который вышел к предполагаемому месту боя лыжной бригады и был захвачен финами, но это не объясняет наличие лыж на берегу. Возможно какие то подразделения все же вышли к Лобная Гора и вели бой, этим можно объяснить наличие лыж на берегу и подорванный лед, а так же и звуки боя в районе ЯлГуба в первую ночь операции.
- следует обратить внимание на еще такой момент -  из воспоминаний Кузьмина следует, что лыжники 3 ОЛБ вышли к своим только 16 января, в то время когда уже 12 января батальоны были разведены по нашему берегу, но разведено по квадратам только 7 лыжных батальонов, где еще один? При этом Кузьмин упоминает только бои в окружении в заболоченном лесу, а не на берегу Повенецкого залива. А так же о том, что выйдя из окружения лыжники шли весь день по льду Повенецкого залива, но ведь расстояние до мыса Гажий Наволок не такое уж и большое, в отличие от западного берега Повенецкого залива.

Возможно, повторюсь, что части 3 ОЛБ  шедшие во втором эшелоне бригады вполне могли выйти в район Лобская Гора и вступить в бой, там, где должна была действовать вся бригада, западный берег залива крутой и лыжники могли сбросить лыжи, что бы взобраться на него, продвинулись вперед, маленькие потери при захвате склада противника может говорить о том, что батальон вместо второго эшелона бригады, он оказался единственным, будучи окруженным  вел бой. Что бы не допустить подхода других наших подразделений, финны подорвали лед у берега. То что основная масса финских войск была в районе Повенец, дало возможность батальону продержаться так долго. Но достоверно подтвердить или опровергнуть бой наших лыжников в районе Лобская Гора пока невозможно. Тем более что документы противника пока отсутствуют.  

После завершения операции лыжники продолжали вести бои в составе Медвежьегорской ОГ, возвратившись к обороне побережья и коммуникаций, а также прикрывая стыки между частями..

15.01.42  блокгаузы на берегу Повенецкого залива занимались 80 погранполком, 6 и 8 лыжбатами. 6 лыжный батальон в Челмужи 8 лыжный батальон в Семеновское. Финны часто прощупывали побережье и  группам лыжников приходилось выходить на их перехват. 


1 февраля командование констатировало, что сил для охраны побережья не хватает, некоторые блокгаузы на побережье стоят пустые, некоторые гарнизоны откровенно слабы. Требуется не менее полка для охраны побережья.

Из воспоминаний бойцов 1 лсбр  Пропустина Николая Алексеевича и Ивана Назаровича Кулакова. «Лыжные батальоны были отведены с передовых позиций и заняли оборону по берегу Повенецкого залива. По побережью залива были созданы четыре взводных опорных пункта, подходы к нему минировались. Оборонять побережье лыжникам помогал 8-й аэросанный батальон (по всей видимости 6 или 9 батальон аэросаней) и пулеметная рота. Высокая мобильность такой обороны позволяла успешно отражать набеги диверсионных отрядов противника, обеспечивать надежную защиту мирных поселков и деревень Карелии.»

Фраза по поводу мирных сел Карелии, отнюдь не пустой звук. Финские лыжные отряды активно действовали в нашем тылу, благо из-за нехватки оружия (прибывающее пополнение было без оружия) тыловые части были практически разоружены. Так в январе 1942 года после того, как финские диверсанты сожгли лесозавод в Майгуба. Штаб Карельского фронта, во время налета он находился в Сегежа, оценил противника в батальон диверсантов, некоторые послевоенные источники указывают, что отряд финнов состоял из двух батальонов, пехотного и егерского и составлял примерно 2000 человек. Преследовать их пришлось подразделению вооруженному учебными винтовками, благао финны не разобрались и  и постарались побыстрее уйти к своим даже бросив часть оружия. Печально известна судьба госпиталя в поселке Петровский Ям, на который напали финны в ночь на 12 февраля 1942 года, после дня подготовки, перебив раненых и медперсонал, досталось и мирным жителям поселка.


12 февраля 1 лыжная бригада сменила 7 лыжный батальон. 7 лыжный батальон сосредоточился в районе Колг-озеро, он включался в преследование финских диверсантов совершивших нападение на Петровский Ям.

Вечером 15 февраля командир 263 СД сообщил, что диверсионная группа финнов где то в районе Мати-озеро, шлюз №3. Для преследования и уничтожения  противника был послан 7 ЛБ. Задача лыжникам ставилась как «ни в коем случае не выпустить диверсантов обратно  к своим и полностью их уничтожить».
16 февраля наш патруль возвращаясь от Морская Масельская видел группу финнов в 100 – 150 человек в движении на восток. 7 Лыжный батальон получил задачу  от штаба лыжной бригады – преследовать и перекрыть пути отхода. Эта двойственная задача не была выполнена. Задачу батальона  подкорректировали и он начал преследование финнов, действовавших в нашем тылу.
 17 февраля 7 ЛБ прибыл в район 263 СД, но противник успел, разбившись на мелкие отряды смогли уйти к своим.
  

Формировались такие отряды из добровольцев, лучших лыжников и стрелков, по сути это были группы спецназа, а не просто подразделения финских пехотных дивизий. Преследовать и вести с ними бои было сложно, тем не менее, между нашими и финскими лыжниками разгорались упорные преследования, после обнаружения друг друга, при встрече вспыхивали яростные схватки. Нашим ответом на Петровский Ям стало уничтожение группы полковника Тойвонена. Этому предшествовали следующие события.
23 февраля партизаны засекли сосредоточение войск противника на Климовском полуострове с целью действий против Шала и нашего торгового флота в нем.
24 февраля начштаба Медвежьегорской ОГ генерал Брагин доложил о расположении 1 лыжной бригады - 6 км участок между 71 и 263 СД занимают 3 и 4 ЛБ, 5 ЛБ составляет первый эшелон. 7 ЛБ из района  Кондозеро перебрасывается для охраны восточного побережья Повенецкого залива на смену окружной школе начсостава войск НКВЛ, 1 ЛБ Губа Черная,  охраняет побережье залива, 2 ЛБ  Пигматка  - резерв командира 80 полка НКВД,  6 ЛБ  частично прикрывает наш флот у Шала. Указав одновременно на недостаточность сил для прикрытия направления Шала.

Генерал Брагин подробно доложил о несении патрульной службы лыжными батальонами, о контрольных лыжнях на флангах и в тылу  батальонов, контрольные лыжни проверялись каждые полчаса.
Начальник штаба фронта Сквирский обещал усилить группу одним-двумя аэросанными батальонами для охраны побережья.
  27 февраля на медвежьегорском направлении 5 и 3 ЛБ заняли новые районы.
9 - 10 марта прошло уничтожение группы полковника Тойвонена.
  Вот как описали этот бой пограничники "В ночь на 5 марта финская группа выступила с Большого Климецкого острова и двинулась в восточном направлении. Целью диверсантов был Шальский лесозавод и суда Онежского пароходства, стоявшие в Шальской гавани. На рассвете финны, преодолев 60 км пути, вышли на восточное побережье Онежского озера в устье реки Водла. Однако внезапного налета на объект не получилось. У Шальского лесозавода финскую группу встретили плотным огнем подразделения саперного батальона и бойцы пограничной заставы. Подпалив и заминировав некоторые постройки завода, финны начали быстро отходить по льду Онежского озера в направлении острова Василисин, находившегося в нейтральной зоне. Они надеялись укрыться на нем в лесу от атак советской авиации, которая начала преследовать группу примерно с половины пути от Шальского лесозавода до острова Василисин. Однако здесь диверсантов ждала засада. На остров с восточного берега был спешно переброшен один из отрядов 1-й партизанской бригады. Подпустив противника на близкое расстояние, партизаны открыли ураганный огонь. В результате группа Тойвонена была полностью разгромлена. Потери противника составили 51 убитый и 10 человек взятых в плен. В качестве трофеев было собрано 40 пистолетов-пулеметов и 16 винтовок. Пистолет командира диверсантов в качестве подарка был преподнесен члену Военного совета Карельского фронта Г. Н. Куприянову
О бое 5 марта в документаз Карельского фронта данных пока не найдено. Тем не менее сомневаться в истиности описываемых событий не стоит, доклад почти полностью повторяет доклад 32 армии, только дата не 5 а 10 марта, и имеет несколько отличий, но об этом позже. Пограничные части высоко оценивались командованием Карельского фронта. Пограничники были прекрасными солдатами, способных вести любой вид боя - обороняться, наступать, проводить глубиную разведку, охранять фланги и тыл частей Красной Армии, могли упорно и эффективно преследовать диверсионные отряды противника. Прекрасные лыжники и меткие стрелки пограничники часто взаимодействовали с лыжниками - штаб Карельского фронта требовал в каждый лыжный батальон выделить по 2-3 пограничника в качестве инструкторов, проводников, часто лыжные батальоны напрямую придавались пограничникам. Так было и с некоторыми батальонами 1 лыжной бригады. 
Надо сказать, что противник так же боялся встреч с пограничниками. Карельский фронт был единственным, где противник учитывая силы Красной Армии, учитывал пограничные полки наравне  со стрелковыми дивизиями.
Но судя по воспоминаниям лыжников, а также документам Карельского фронта, это был не единственный успешный бой с диверсантами.
Из воспоминаний А.Н. Борщева бойца 1 лыжной бригады об этом бое  "Партизаны-разведчики из тыла врага сообщили о подготовке финнов к походу на Пудоле(Пудож). Враг намеревался сжечь лесозавод в Шале, а также учинить разгром в поселке Пудоле. Один из батальонов нашей 1-й отдельной лыжной бригады по приказу быстро продвигался вперед. Но как только он дошел до берега озера, людей остановили, и они находились там дней 5-7 в полной боевой готовности. Им выдали патроны, по берегам реки были выставлены секреты с пулеметами и автоматами, были усилены все караулы, ночью бодрствовали, отдыхали дней. Там же оказалась и большая группа партизан. Все были готовы в любую минуту вступить в сражение с врагом.


И вот такая минута настала. Внезапно в абсолютной тишине раздались два выстрела часового. Все быстро поднялись. Оказалось, что пришли на лыжах много финнов и вошли на лед реки, продвигаясь к Пудолу. Тут "заговорили" наши пулеметы и автоматы по берегам; путь дальше и пути отхода для финнов оказались отрезанными. Нам оставалось только при свете луны расстрелять непрошеных гостей, что и было сделано. Из 90 "гостей" ушли восвояси только 5-6 человек, да столько же было взято в плен. Остальные оказались убитыми и раненными на льду реки. Мы потеряли 2 часовых, убитых финскими ножами…".

Документы штаба Карельского Фронта довольно неплохо описывают этот бой.


Утром 9 марта группа финнов, численностью около 80 человек, пересекла Онежское озеро и вышла к берегу у мыса Бесов Нос, где наскочила на наше минное поле. Часть группы, подобрав убитых, вернулась назад, а остальные углубились на нашу территорию. В преследование включилась рота 8 ЛБ, у Бесов Нос сосредоточился наш аэросанный батальон, для преследования противника, если бы диверсанты вышли на лед.
Диверсионная группа финнов, в ночь на 10 марта была уничтожена  подразделениями  8 ЛБ и партизанами в районе  Шала  (западнее Пудож). Указанная группа  имела задачу поджечь баржи в районе Шала.
Комфронту доложили, о разгроме диверсантов, было убито 43 финна, 3 ранены, 12 попали в плен, остальные разбежались по лесу. У нас потери 4 убитых , в том числе командир 8 ЛБ и 12 раненых, один пропал без вести.
Пленые показали, что финский отряд готовился к этой задаче / сжечь и потопить наш флот/ две недели в специальной школе и отряд принадлежал к заонежской бригаде финнов.
Что касается документов 32 армии, то описание боя очень похоже на описание боя пограничниками. Однако указывается, что до 30 финнов напало на стоянку барж в Шала, подожгло одну баржу, но нашими подразделениями были отогнаны от стоянки судов. Далее наши части преследовали противника до острова Василисин, куда заранее был выдвинут 8 лыжный батальон и саперы. Но потери противника 32 армия указала также как и фронт - 43 убитых финнов, 10 пленными, в том числе и врач.
Как видим пусть и с некоторыми различиями, но результат боя однозначен, финский отряд был разгромлен, флот был сохранен и лыжники активно участвовали в поиске и уничтожении диверсионной группы. Также можно наглядно увидеть, что оборона побережья была налажена хорошо. Взаимодействие армейских частей, партизан, пограничников, авиации было неплохо налажено.
 Это был не единственный бой с финскими лыжниками, большой бой вели лыжники 25 февраля, и много мелких стычек с противником в январе и феврале, марте.


2 марта после ликвидации Масельской и Медвежьегорской оперативных групп и создания 32 армии 1 лыжная бригада осталась в составе 32 армии.


7 марта в Медвежьегорской ОГ проведена частная перегруппировка с целью усиления правого фланга группы. 2 ЛБ,3 ЛБ  перешли в новые районы.
 9 марта 5 и 4 ОЛБ заняли свои районы (). 3 и 197 ОЛБ сосредоточились в районе Бараки Колгозеро. 2 ОЛБ в районе Лейкозеро. Штаб бригады находился в бараках Колгозера.
10 марта 6, 7, 8 ОЛБ обороняли свой прежний участок берега на Заонежском участке.
12 марта 1942 года лыжная стрелковая бригада Медвежьегорской оперативной группы войск была переименована в 1-ю лыжную стрелковую бригаду.

В последующем статья о лыжной стрелковой бригаде Медвежьегорской оперативной группы будет дополнена 

Комментариев нет:

Отправка комментария