Ярлыки

1 (26) 1 ударная армия (38) 10 армия (7) 11 армия (21) 13 армия (7) 14 армия (24) 16 армия (7) 19 армия (5) 2 ударная армия (42) 20 армия (7) 21 армия (5) 22 армия (5) 26 армия (11) 27 армия (4) 29 армия (3) 3 армия (23) 3 ударная армия (31) 30 армия (19) 31 армия (3) 32 армия (14) 33 армия (3) 34 армия (29) 38 армия (3) 39 армия (15) 4 армия (9) 4 ударная армия (27) 40 армия (9) 41 армия (1) 43 армия (13) 49 армия (6) 50 армия (6) 53 армия (11) 54 армия (14) 55 армия (2) 59 армия (8) 6 армия (1) 67 армия (2) 68 армия (7) 7 армия (8) 8 армия (3) 9 армия (1) Брянский фронт (27) Видео (16) Военные округа (6) Волховский фронт (56) Воронежский фронт (3) Западный фронт (69) Запасные лыжные части (78) Калининский фронт (91) Кандалакшская ОГ (5) Карельский фронт (49) Кемская ОГ (12) Книги (9) Ленинградский фронт (21) Лыжные батальоны (306) Лыжные бригады (68) Масельская ОГ (2) Медвежьегорская ОГ (3) Операции Красной Армии (20) Приказы (37) Северо-Западный фронт (99) Фото (23) Фотографии бойцов (32) Фотографии лыжников (7) Центральный фронт (9) Юго Западный Фронт (16) Южный фронт (4)

понедельник, 4 декабря 2017 г.

41 лыжная бригада



41 лыжная бригада

41 лыжная бригада, в составе Действующей армии с 8 сентября 1942 года до 25 апреля 1943 года. Вела бои на Северо-Западном Фронте. Бригада участвовала во многих боях в том числе в Демьянской и Старорусской наступательных операциях.
Формировалась бригада согласно Постановления ГКО  № ГОКО-2219сс от 28 августа 1942 г. в рамках которого Северо-Западному фронту предстояло сформировать 4 лыжные бригады численностью 3 000 человек каждая, одна из этих бригад и была 41 отдельная лыжная бригада.
Командовали 41 ЛБР командир бригады майор  Абдулхаликов  Ахмет-Галей  Мухаметович, начальник штаба  майор Сорокин Александр Васильевич, начальник оперчасти капитан Кулешов Семен Семенович.
В бригаде имелось 15  снайперов, 16 января, в основном в 1 ОЛБ.
1 февраля 41 ЛБР находилась в резерве 53 армии в районе Глибошце, Старое Гучево.
3 февраля 41 ЛБР приступила к маршу в полосу 1 УА.
5 февраля 41 ЛБР сосредоточилась в лесу 6-7 км восточнее Рыто.
20 февраля 41 лбр - после марша сосредоточилась в районе Олимпиева Горушка, Погорелово и лес южнее этих пунктов. Положение остальных частей армии оставалось без изменений.
26 февраля 41 лбр - сосредоточилась в районе севернее Подол, лес западнее Медушка, лес северо-западнее Астратово.
28 февраля 41 лбр - вводилась в бой в стык между 4 ВДД и 397 сд. К исходу дня одним батальоном вели бой в лесу 600 м. северо-восточнее Пески и одним батальоном вышла к дорожной отметке 1,5 км. северо-восточнее Ужин.
1 марта 41 ЛБР вела огневой бой на рубеже северо-западной окраина к/х Просвещение, южн. опушка леса (400 м сев.-вост. Пески), лес 500-600 м юго-вост. Пески.
2 марта части 41 ЛБР удерживали прежние позиции.
3 марта 41 ЛБР выведена в район леса (1 км юго-восточнее Пески).
В боях с 26 февраля по 4 марта бригада понесла немалые потери – 217 человек убитыми и 359 человек ранеными.
8 марта 41 ЛБР продолжала занимать прежний участок.
С 20.00 08 марта 41 ЛБР на марше в район Телятино.
9 марта 41 ЛБР к 14.00 сосредоточилась в районе Теляткино и лесах, прилегающих к этому пункту.
14 марта 41 ЛБР, передав личный состав 53 гв. СД, находится в лесу северо-западнее Теляткино. Штабриг - лес 1 км северо-западнее Теляткино.
4 апреля в оперсводках  СЗФ указывалось что 41 лбр расформирована, личный состав передан на пополнение других соединений, но официально только 25 апреля бригада была исключена из состава Действующей Армии.

Из воспоминаний Анатолия Мошнина бойца 41 ОЛБР
«После призыва зачислили его в отдельныйлыжныйбатальон 41-ой лыжной бригады. Время было трудное, поэтому, подучив новобранцев недели две, отправили на фронт. Попал Толя под Ленинград на Северо-Западный фронт. По географическому рельефу местности это один из тяжелейших фронтов. Большое количество озер и болот – сплошная топь, не позволяло применять танки и тяжелую артиллерию. Нелегкая обстановка была тогда под Ленинградом. Зима выдалась снежная и суровая. Освобождали города и села пехотные стрелковые части, неся большие потери. За сутки приходилось делать рейды по 50 км в тыл противника и там вступать с ним в бой. Много было боев , но каждый оставлял в памяти свой след.
Вот один из них. Комбат отдал приказ: взять небольшую возвышенность, на которой укрепились немцы. В  батальоне  было около тысячи молодых ребят. Все отличные лыжники и стрелки. Вооружены были винтовками и 6-ю пулеметами. Враг поливал шквальным огнем из пулеметов и минометов, которые были оснащены прицельным приспособлением. Как косой косил. Место павших занимали живые, и атака продолжалась. Шесть пулеметов недолго стреляли, а замолчали под прицельным огнем вражеской артиллерии. Все же к вечеру они взяли эту
проклятую возвышенность. А когда бой утих, и бойцы оглянулись назад, то их взял ужас. Все поле чернело от наших убитых солдат. Нелегко далась им эта победа.
Одеты бойцы были обычно в солдатские шинели, валенки, шапки-ушанки, маскировочные халаты. В походе и в бою жарко, на отдыхе мороз пробирает. Целыми неделями жили в снегу. Костры разводить было опасно – рядом враг. Прибегали к маскировке. Обкладывали ветками костерок и варили на нем пищу, грели руки. Однажды, проголодались, решили сварить похлебку из концентратов. Пошел Толя с солдатом Поповым костер разжигать. Попов говорит:
- Лучше бы на старом кострище, скорей разгорится, чем в глубоком снегу.
А тут еще солдат встречный идет с готовым варевом в котелке и говорит:
- Вы, хлопцы, вон туда идите, на край поляны, там костер старый еще тлеет…
Попов пошел на поляну, а Толя в лесу остался. Разгреб глубокий снег до мерзлой земли, наломал веток, разжег костер, в то время, как костер Попова уже разгорелся. Вдруг немцы по нему из миномета: «Вжик, вжик…»
- Попов, иди сюда! Убьют там! – крикнул Анатолий.
А он сидит у костра, затем поднялся и упал. Погиб Попов. А было ему всего 18 лет. Каша потом не елась – комок в горле стоял.
Спали в снегу, подложив хворост или ветки, прижимаясь друг к другу. Вдруг кого-нибудь начнет колотить, как в лихорадке, на 15-20 сантиметров подпрыгивает от снега. Разбудят, растолкают: «Погрейся, браток», и побежит солдат греться. Взад-вперед побегает и снова спать ложится.
Однажды перед боем уснул Толя в снегу у костра. Чувствует сквозь сон, что пальцы у одной ноги покалывает, а проснуться не может. Ребята растолкали. Смотрит Толя, а у него носок валенка обгорел. Что делать? Отрезал полы у шинели, достал иглу, нитки, починил. Ребята смеялись: «У Мошнина фриц отгрыз носок валенка».
С воздуха, не переставая, бомбила авиация. Однажды,  батальон  шел на передний край для наступления. Утренний рассвет заставил остановиться в редколесье, чтобы не заметили немцы. Налетели 12 самолетов и стали бомбить. Вокруг падали раненые, убитые. Толе в правую ногу прилетел осколок, прошил валенок, но сделал только синяк, ногу не ранил.
Во второй половине февраля 1943 года началась оттепель, появились лужи. Трудно стало воевать в зимнем обмундировании. В это время полк Толи участвовал в окружении и уничтожении 16 немецких дивизий. Шли через речку. Лед рыхлый, солдаты проваливались, их вытаскивали. Лыжи побросали. Валенки промокли. У Толи заплата с носка валенка оторвалась, полваленка набилось грязи.
После перехода остановились на привал. Решили сварить горяченького. Взял Толя котелок, пошел искать, где костер разжечь. Бойцы подсказали:»Иди на берег, там лыжи наломаны, быстро разгорится». Разжег костерок, а немцы по нему из пулемета. Нырнул под берег в какую-то воронку и свалился на немецкую плащпалатку. Слышу – под ней кто-то копошится, немецкий лазутчик оказался. Осмотрелся, увидел невдалеке большую воронку, полез в нее и фашиста вперед толкаю. А в воронке оказались командир  батальона  с заместителем и ординарцем. Сдал Толя лазутчика и занялся своим валенком, надо было его чинить. На дне воронки валялась куча немецких противогазов. Снял валенок, промыл в луже от грязи, отжал портянку, обулся. Оторвал от немецкого противогаза лишнее и натянул маску на валенок очками назад. Ловко получилось, только валенки стали разные. Взял второй противогаз и натянул на целый валенок. Бойцы спрашивали:
- Ты где такие калоши раздобыл?
- Вон в том леске немецкий универмаг торгует, - отвечал Толя.
Как бы зверски не огрызалась вражеская артиллерия, советские солдаты гнали со своей территории лютого врага. Какую боль и отчаяние испытывали солдаты, когда не хватало снарядов, гранат, патронов. Ждали и беспрестанно думали солдаты: «Хоть бы тыл подбросил побольше боеприпасов и оружия».
28 февраля 1943 года был тяжелый бой, много было убитых и раненых наших солдат. Толю ранило осколком разорвавшегося снаряда в плечо. На плече от ранения остался большой шрам в виде шестиконечной звезды.
Тяжело раненых несли на носилках к машинам. Толя шел на ногах. Машины шли, лавируя между воронками. Дорога испортилась. Машины с трудом преодолели 50 километров до первой деревни, где от домов остались почерневшие печи и дымоходы, которые, как живые существа вытягивали трубы к небу, как шеи, и взывали к мщению. Уцелели только два скотных двора, в которых и организовали полевой госпиталь. Каждый двор голов на 200 крупного рогатого скота. Подъехали. Толя спрыгнул с машины и открыл дверь. В помещении все было вымыто, выскоблено, установлены нары в 2 яруса, матрасы, простыни, подушки, а тяжелый запах спирал дух. Все помещение было переполнено ранеными, среди которых были тяжелые, отовсюду крики, стоны. Мест не было. Повезли в другую сожженную дотла соседнюю деревню, там три таких заполненных до отказа двора. Повезли в третью деревню, стали выгружать. Солдаты крича, стонут: «Скорей, умираю, сестричка, помоги…». Тяжелораненых выгружали и осматривали первыми. Потом дошла очередь до Толи. Врач что-то записывает, а сам командует:
- Снимай, перчатки.
Смотрит Толя на свои руки, ничего не понимает, а тот кричит:
- Снимай перчатки, говорю.
- Да это руки у меня такие, товарищ доктор, от костров за год почернели и загрубели.
- А это что за маскарад? – показывает на Толины валенки в противогазах.
Толя сбросил валенки. А доктор дает уже команду санитарам:
- В баню его, в горячую баню и переобмундировать.
Никто не испытывал, наверное, такого блаженства, какое испытал
Толя, вымывшись в бане после нескольких месяцев фронтовой зимовки в снегу и грязи. Словно пять пудов с него свалилось, так было легко после бани. А солдатское чистое белье так приятно касалось тела, будто шелковое. На ноги надели новые ботинки с обмотками, и снова на прием к врачу. Врач осмотрел внимательно, прослушал и, к удивлению Толи, снова отдал приказ:
- В баню его! В горячую баню!»
Снова Толя мылся в бане и снова его переобмундировали. А затем погрузили в машину и повезли на станцию Осташково. Вот и станция. Толя выскочил из машины и вошел в помещение маленькой станции. Он склонился к окну, и его поразила тишина и непривычность мирной жизни, которую он разглядывал из окна. Не верилось, что есть уголки, где нет страхов и ужасов войны, где не хозяйничает смерть, нет грохота орудий и стрельбы, где никто в него не целится, чтобы убить.
Вдруг за здоровую руку его кто-то потрогал. Оглянулся – и увидел ординарца и комбата – оба раненые. Комбат говорит:
- Ты, Мошнин, от нас не отставай.
Так и ехал Толя в офицерском вагоне. Комбата с ординарцем сняли раньше, а Толю увезли в город Бежецк, в госпиталь, встретиться с боевыми друзьями больше не пришлось.
Немногим больше 2-х месяцев провалялся Толя в госпитале, а потом снова на фронт в 26-ой стрелковый полк 7-ой гвардейской дивизии.»

Это не оконченная статья о 41 лыжной бригаде, в последующем статья будет дополнена.

Комментариев нет:

Отправка комментария