Ярлыки

1 (26) 1 ударная армия (38) 10 армия (7) 11 армия (21) 13 армия (7) 14 армия (24) 16 армия (7) 19 армия (5) 2 ударная армия (42) 20 армия (7) 21 армия (5) 22 армия (5) 26 армия (11) 27 армия (4) 29 армия (3) 3 армия (23) 3 ударная армия (31) 30 армия (19) 31 армия (3) 32 армия (14) 33 армия (3) 34 армия (29) 38 армия (3) 39 армия (15) 4 армия (9) 4 ударная армия (27) 40 армия (9) 41 армия (1) 43 армия (13) 49 армия (6) 50 армия (6) 53 армия (11) 54 армия (14) 55 армия (2) 59 армия (8) 6 армия (1) 67 армия (2) 68 армия (7) 7 армия (8) 8 армия (3) 9 армия (1) Брянский фронт (27) Видео (16) Военные округа (6) Волховский фронт (56) Воронежский фронт (3) Западный фронт (69) Запасные лыжные части (78) Калининский фронт (91) Кандалакшская ОГ (5) Карельский фронт (49) Кемская ОГ (12) Книги (9) Ленинградский фронт (21) Лыжные батальоны (306) Лыжные бригады (68) Масельская ОГ (2) Медвежьегорская ОГ (3) Операции Красной Армии (20) Приказы (37) Северо-Западный фронт (99) Фото (23) Фотографии бойцов (32) Фотографии лыжников (7) Центральный фронт (9) Юго Западный Фронт (16) Южный фронт (4)

понедельник, 4 декабря 2017 г.

44 лыжная бригада



44 лыжная бригада


44 лыжная бригада, в составе Действующей армии с 10 сентября 1942 года до 15 мая 1943 года.
44 лыжная бригада вела бои на Калининском фронте, участвовала в боях на Холмском и Великолукском направлениях в составе войск 3 УА. Принимала участие в Великолукскойнаступательной операции.
Формировалась бригада согласно Постановления ГКО  № ГОКО-2219сс от 28 августа 1942 г. в рамках которого Калининскому фронту предстояло сформировать 4 лыжные бригады численностью 3 000 человек каждая, одна из этих бригад и была 44 отдельная лыжная бригада.
Командовал бригадой полковник Лобов Павел Федорович, опытный офицер, воевавший с июня 1941 года и имевшего три ранения.
После сформирования бригада вошла в состав 3 ударной армии, и заняла оборону прикрывая широкий разрыв между нашими частями южнее г Холм.
Бригада должна была сменить 65 ИО своим 2 батальоном 10 октября.
1 октября противник провел операцию против 65 ИО, немцы силами двух батальонов пехоты, 12 танков, при поддержке артиллерии внезапно атаковали опорные пункты которые занимали взводы 65 ИО. 65 ИО понес очень большие потери, противник проведя операцию и уничтожив населенные пункты вернулся в исходное положение. Поэтому выдвижение новой 44 лыжной бригады на этот рубеж было для противника как бы в «ответ» на его действия, но в реальности лыжники выполняли ранее поставленные задачи о которых речь пойдет ниже.

28 октября 44 лыжная бригада вошла в состав 2 ГСК. «44 ЛБР и 26 СБР продолжают вести работы по созданию батальонных узлов сопротивления. Пр-к в 16.15 произвел артналет с направления Тарарыгино по Погореловка. Выпущено 16 снарядов, в результате ранен 1 чел.»
В последующий период  боевые действия бригады формулировались как «44 ЛБР продолжает работы по приспособлению населенных пунктов к обороне, эвакуации местного населения. С личным составом проводятся занятия по боевой подготовке.
30.10.42г. 44 ЛБР выслана группа в р-н дороги Ямы - Осиповка с диверсионными целями
Обстановка на фронте 3 УА была относительно спокойной. Это считался спокойный, второстепенный участок Восточного фронта. Не стоит только думать, что все было абсолютно спокойно. С конца января 1942 года по сентябрь 1942 года 3 УА на холмском и великолукском направлениях вела ожесточенейшие бои – окружение г Холм, три наступления противника с целью пробиться к окруженным, наступление противника на Поддорье, неудачная попытка наших войск окружить и взять Великие Луки, немецкий удар  на Торопец и почти полное уничтожение  немецкой ударной группы нашими частями, операция немецких войск против партизан и лыжников южнее Великих Лук, наступление наших войск на Великолукском направлении летом 1942 года– вот такой краткий перечень операций проведенных в полосе 3 УА, не считая выпадов противника , такого как против 65 ИО 1 октября 1942 года. Несмотря на затишье, наша разведка вскрыла подготовку противником нового крупного наступления.
Дело в том что 25 октября 1942 г. Э. фон Манштейн был вызван в штаб-квартиру Гитлера и получил приказ на переброску его армии в группу армий «Центр». Штаб армии вместе с управлением XXX армейского корпуса направлялся в район Великих Лук. В случае начала советского наступления в направлении Смоленска эти войска под руководством Манштейна должны были нанести удар на Торопец и тем самым во взаимодействии с 9-й армией Моделя окружить и разгромить их. Наступление предполагалось проводить из района Великих Лук и Холма. Операция получила кодовое наименование «Голубятня» (Taubenschlag). Для ее проведения собирались 8-я и 12-я танковые дивизии, 20-я моторизованная дивизия, 93-я и 291 -я пехотные дивизии (все из группы армий «Север»), 3-я горная дивизия из резерва.  Собственно в районе Великих Лук находился LIX армейский корпус. 83-я пехотная дивизия должна была в рамках общего наступления по плану «Голубятня» совместно с 291 -я пехотной дивизией провести наступление с целью захвата высот к востоку от Великих Лук. Эта частная операция получала название «Перелетная птица» (Zugvogel).
Подготовку этих операций и обнаружила наша разведка. В частности наша разведка обнаружила в районе Холм доукомплектование 8-й танковой дивизии. В районе Бежаницы было отмечено наличие автомашин с опознавательными знаками 25-й моторизованной дивизии. В районе Новосокольники, Великие Луки замечены новые части: 12-я танковая, 3-я горнострелковая и 269-я пехотная дивизии. 83-я пехотная дивизия, ранее занимавшая оборону на различных направлениях, была стянута в кулак в район Великих Лук. В районе Невеля было отмечено более пехотной дивизии и 40 танков.
Прорыв немцев не только приводил к разгрому основных сил  Калининского фронта, но и выводил немцев в тыл частям Северо-Западного фронта ведущим бои с Демянской группировкой противника.
Командование Красной Армии здраво рассудило, что нечего ждать пока противник подготовится и нанесет удар всеми силами, лучше начать наступление первыми и уничтожить противника. Одновременно решалось еще две задачи – 25 ноября начинался «Марс» - наступление Красной Армии на Ржевско-Вяземский выступ, наступление 3 УА таким образом привлекало к себе резервы противника и облегчало проведение «Марса», а также исключало немецкое наступление в тыл наступавшим на Ржев частям Калининского фронта. Одновременно Красная Армия пыталась овладеть стратегическим треугольником железных дорог – Великими Луками, Новосокольниками, Невелем, тем самым противник терял важную рокаду Брянск-Невель-Ленинград, благодаря которой он мог легко перебрасывать резервы между всеми тремя группами армий, в то же время овладение железнодорожными узлами Великие Луки и Новосокольники позволяло Красной Армии легче накапливать силы для действий в Прибалтике, Белоруссии, Смоленщине.

Поэтому 44 лыжная бригада строила оборону  на стыке двух группировок 3 УА Калининского фронта сосредоточенных на двух направлениях Холмском и Великолукском направлениях. Бригада своими действиями укрепляла оборону, тем более, что события 1-3 октября ясно продемонстрировали, что в этом направлении спокойно может ударить вся 8 ТД, демонстрировала чисто оборонительный характер работ, а заодно выполняла и другую задачу – ликвидацию разведгрупп противника которые пытались проникнуть в расположение наших войск и не дать противнику вскрыть сосредоточение наших резервов к Великим Лукам. Учитывая, что противник так и не узнал о том что к Великим Лукам подошли 2 мехкорпус, 5 гвардейский стрелковый корпус, 381 СД  и части усиления, задача лыжниками была выполнена полностью. Заняв оборону 44 ЛБр сменила полк 257 СД, который ушел к Великим Лукам уплотняя оборону в районе южнее города.

К 1 ноября 1942 года. 44 ЛБР занимает оборону: передовым отрядом в составе 2 ОЛБ, пульротой и батареей 76 мм пушек - р-н Ремжино, Пахомово, Язмище; 3 ОЛБ с двумя минротами (2 ОМБ) - р-н Ивановское, Большое Сосонье, Меньшово; 1 ОЛБ с минротой - р-н Краснодубье, Середка, Горбоватая.
Рота связи, медсанрота, взвод ПВО - р-н Галибицы.
Все инженерные сооружения в районе обороны бригады были закончены к 1 ноября. Но работы по усовершенствованию оборонительных сооружений и приспособлению к обороне населенных пунктов продолжались. Велись работы по постройке моста через р.Большой Тудер в районе д.Федулы.
Для противника не было секретом кто обороняется перед ним так в 13.00 31 октября 1942г. над расположением КП 44 ЛБР самолет пр-ка сбросил антисоветские листовки.
Весь период нахождения бригады в обороне активно действовала разведка бригады, как в ближнем тылу противника, так и уходя даже к Локне – крупной железнодорожной  станции в 70 км от г Холм, а также в районах Валуевская, Селевино и других. Так разведгруппой 44 ЛБР в районе Осипово Село в 2.00 6 ноября1942г. было захвачено три русских полицейских и доставлены на КП бригады. Несмотря на то, что сплошной линии фронта не было и разрыв между опорными пунктами противника можно было найти, действовать в тылу у противника было чрезвычайно трудно. Кроме многочисленных немецких подразделений, охраной немецкого тыла занимались и коллаборационисты – немцы создали несколько карательных отрядов примерно в 150-200 человек в каждом из местных жителей, дезертиров и бывших пленных. Отряды располагались  в Локне, Бежаницах и других крупных населенных пунктах. Эти отряды подчинялись непосредственно фельджандармерии, командный состав отрядов проходил спецподготовку в Германии, частью состоял из немецких военнослужащих. Каратели были хорошо вооружены, до минометов включительно, хорошо знали местность, были спаяны кровью, после проведения карательных акций против мирного населения, и регулярно отчитывались немцам  об уничтожении небольших групп наших армейских разведчиков и партизан в Холмском, Локнянском и других районах перед фронтом 3 УА. Несмотря на все сложности, лыжники как 44 ЛБР, так лыжных батальонов, например 65 ОЛБ,  успешно действовали в немецком тылу, как ближнем, так и дальнем, уничтожая линии связи, взрывая мосты и выполняя разведку противника.

6 ноября в полдень из штаба армии была отправлена телеграмма командиру 44-й лыжной бригады: «Передислоцировать части бригады в район севернее Великих Лук». Выступление было назначено на вечер 6 ноября. Генерал Галицкий сам предупредил командира бригады по телефону о предстоящем перемещении и добавил: «Ждите приказа». Командир бригады ждал телеграммы. Вечером командир лыжной бригады сообщил по телефону, в штаб армии что все еще не получил приказа о выступлении на новое место.
Смену частей 44 лыжной бригады проводили начиная с 8 ноября.
ОС № 554. 12.30 08.11.42г. Штакор-2. Карта 100000-39г.
В 24.00 44 ОЛБР выступила в р-н Лосево. 2/44 ОЛБР готовится для сдачи своего р-на 157 ЛБ
2 батальон 44 ЛБР был сменен 157 ОЛБ под контролем полковника Черникова из штаба 2 ГСК.
Но бригада быстро вернулась в полосу корпуса, уже 16 ноября в оперсводке 2 ГСК есть запись, что «В 10.30 с 44 ОЛБР установлена проводная связь
Вывод бригады в резерв и ее марши, вероятно, был связан с некоторой коррективой планов командования Красной Армии – в определенный момент было желание отказаться от наступления и перейти к прочной обороне, сосредоточив все усилия на проведении операции «Марс»,  но затем решили  наступление не отменять. Но план и наряд сил для наступления сильно изменился, если изначально как подвижную группу предполагалось использовать 184 ТБр, два танковых батальона, лыжные батальоны стрелковых дивизий и 44 ЛБр, то после прибытия 2 мехкорпуса имевшего в своем составе 13 тыс человек и 214 танков, состав подвижной группы пересмотрели. В последующем из состава корпуса в подвижную группу которая рванула к Новосокольникам вошла самая сильная брига 2 мехкорпуса – 18 механизированная бригада.
24 ноября 1942 года началась Великолукская наступательная операция наших войск.
Общий ход Великолукской наступательной операции.
Наше наступление развивалось успешно, и весь план немецкого наступления был сломан, немецкий гарнизон в г Великие Луки был окружен, гарнизоны опорных пунктов попавших в окружение юго-западнее Великих Лук были практически полностью уничтожены. Немецким частям пришлось срочно выступать к Великим Лукам и с ходу вступать в бой по частям, это облегчало войскам 3 УА борьбу с ними, тем более, что сильных резервов в армии пока не было. Учитывая прибытие 2 мехкорпуса, 44 ЛБр вместо того что бы войти в состав подвижной группы, начало наступления встретила на холмском направлении в составе 2 ГСК. Но когда 28 ноября стало известно о появлении частей противника ранее бывших на холмском направлении (8 ТД и 20 МД), 44 ЛБр и 26 стрелковая бригада получили приказ на выдвижение к Великим Лукам. 44 ЛБр предстояло пройти 60 км и с ходу вступить в бой, совместно с 381 СД и 31 СБр, прикрывая ударную группу армии с севера от наступления 8 ТД.
Пока в Великих Луках гарнизон состоявший из бывалых солдат - за плечами 83 ПД была не только Польша и Франция, но и успешная оборона Великих Лук и Велижа  зимой-весной 1942 года, в то время Велиж был довольно долго блокирован Красной Армией, но взять его не смогли, упорно оборонялся ожидая в очередной раз выручки, на внешнем фронте окружения начиналась многодневная битва.
 Ход боевых действий  25.11.1942-10.12.1942 года.

Как вспоминал командир 5 ГСК А. П. Белобородов
«Штурм опорных пунктов (Ширипино и другие) было решено начать вечером 2 декабря. Еще днем я приехал в деревню Креплянка, на НП генерала Простякова, проверил на месте, как идет подготовка к штурму, связался с артиллеристами. Казалось, все складывалось хорошо. Примерно за полчаса до артподготовки, когда я уже собрался выехать в штаб корпуса, оттуда позвонил полковник Бибиков. Он доложил, что фашисты предприняли сильные атаки на внешнем фронте окружения, 508-й полк дивизии Карапетяна ведет тяжелый бой.
Из всего, что я видел и слышал, было ясно: противник, прорвав правый фланг дивизии Карапетяна, вышел в район наблюдательного пункта Простякова и вот-вот соединится с ширипинской группировкой. А возможно, уже соединился. Опасность нависла над всем центром боевых порядков корпуса.
Докладываю командующему армией. Неприятное это дело — докладывать обстановку, которая самому тебе недостаточно ясна. … 
Выслушав мой доклад, генерал Галицкий сказал, что корпусу придается 44-я лыжная бригада полковника П. Ф. Лобова. Спросили, как я намерен ее использовать. План у меня был, но я попросил разрешения повременить с докладом, пока обстановка прояснится.
Эта напряженная ночь казалась долгой. Было еще далеко до рассвета, когда я доложил командарму о прояснившейся обстановке.
Противнику, прорвавшему внешний фронт окружения, удалось выйти с юга к району опорных пунктов и соединиться с ширипинской группировкой. Однако дальнейшее его продвижение было остановлено. Командиры полков — и Романов, и Кондратенко, и Белев, — потеряв связь со штабом дивизии, [185] действовали четко и смело. Не дожидаясь указаний, они предприняли ряд контратак и не позволили противнику выйти за границы района опорных пунктов. Полковник Витевский, восстановив управление полками и связавшись с 41-м гвардейским артполком, принял все меры для того, чтобы вновь захлестнуть горловину мешка вместе с прорвавшимися к ширипинской группировке извне танками и пехотой гитлеровцев.
С целью помочь в этом дивизии и ускорить развязку я выдвинул 44-ю лыжную бригаду Лобова далеко за правый фланг, нацелив ее с запада на горловину мешка. Командарм одобрил это решение.
Перед рассветом артиллеристы полковника Викторова выкатили все свои пушки и гаубицы на прямую наводку. Пехота и танки противника, попытавшиеся с утра развить прорыв на северо-восток, в сторону Великих Лук, были сметены шквалом артиллерийского огня и отброшены назад, к опорным пунктам. Охватывая их с запада, севера и востока, 44-я лыжная бригада и 9-я гвардейская дивизия начали штурм укреплений.
Так закончился последний бой с ширипинской группировкой. Она была полностью ликвидирована. Бежать на юг, к станции Чернозем, удалось лишь отдельным мелким группам фашистов. Захваченные вскоре пленные показали: 1 — и учебный минометный химический полк потерял всю материальную часть (шестиствольные минометы) и почти весь личный состав. Прекратили свое существование охранный и саперный батальоны. В 251-м пехотном полку из 2000 солдат и офицеров осталось лишь 120.
Гвардейцы захватили много трофеев. Только в Федьково и Марково в их руки попали 32 исправных орудия, 7 шестиствольных минометов, самоходная пушка и более 50 автомашин.
С ликвидацией ширипинской группировки и ее опорных пунктов провалилась также и первая попытка фашистского командования деблокировать свой великолукский гарнизон. Большую  роль в срыве этой попытки сыграли помимо 5-го гвардейского корпуса и другие соединения 3-й ударной армии
Как видим из воспоминаний Белобородова, кризис на его участке заставил перенацелить 44 ЛБр, вместо боев совместно с 31 СБр, бригада действовала совместно с 5 ГСК. Есть основания считать что к исходу 1 декабря бригада сосредоточилась после 60 км марша в Гороховье, 2 декабря ее застал приказ идти на помощь гвардейцам. Маневр бригады, решительные и умелые действия гвардейцев ликвидировали угрозу прорыва к гарнизону Великих Лук, а заодно практически уничтожили 5 батальонов противника (3 пехотных, саперный и охранный). По данным противника от трех пехотных батальонов 83 ПД вырвалось всего 20, 50, 70 человек соответственно. Опорные пункты ширипинской группировки были взяты.

Лыжное подразделение на марше в районе Великих Лук возможно это подразделения 44 или 45 ЛБР

Пулеметчики занимают огневой рубеж, фото где то в районе Великих Лук
Известны некоторые подробности боев которые вела бригада в последующие дни.
4 декабря 1942 года группа разведчиков 44-й лыжной бригады под руководством и. о. командира по политчасти разведывательной роты, капитана Перцева Василия Афанасьевича ушла в рейд, чтобы установить наличие частей немецкой 291-й пехотной дивизии в населенных пунктах Сенькина гора, Плосково и Ловно. В районе Сенькина гора разведчики обнаружили передвижение роты немецких солдат, скрытно заходящих в тыл 1-го отдельного лыжного батальона, дислоцированного в деревне Лешаково. Капитан Перцев приказал разведгруппе занять оборону на пути немцев у деревни Корино и открыть огонь по врагу. Противник понес большие потери, было предотвращено внезапное нападение на наш батальон.

6 декабря на деревню Лешаково противник пошел крупными силами. 1-й отдельный лыжный батальон успешно отбил первую атаку, за ней – следующую. Командир Лобов направил на опасный участок своего заместителя, майора Кондрацкого Владимира Ивановича, который вселил в бойцов бодрость и уверенность в своих силах. Порой, были случаи, когда «…3 бойца отражали атаки противника численностью до взвода и более».

После ранения командира 1-го лыжного батальона, командование на себя принял заместитель командира по политчасти, капитан Гарусов Борис Александрович. Возглавив группу бойцов из тридцати человек на одном из участков, он организовал прочную оборону, отбил несколько атак противника, уничтожив до 140 человек немцев. И все же деревни Лешаково и Башмаково пришлось оставить. 7 декабря при наступлении на Башмаково капитан Гарусов во главе роты первым ворвался в деревню, личным примером воодушевлял бойцов на подвиги.

10 декабря немцы вновь атаковали наши позиции в деревне Башмаково. Ответственный секретарь партийного бюро 1-го отдельного батальона, капитан Шакин Василий Федорович, участвуя в оборонительных боях, находился с бойцами в окопах, лично уничтожил пятерых гитлеровцев, одного взял в плен.
 Ход боевых действий 10.12.1942- 06.01.1943 года

А. П. Белобородов вспоминал «10 декабря командование 3-й ударной армии готовило к решительному штурму (он был намечен на 12 декабря) соединения, блокирующие великолукский гарнизон фашистов. В связи с этим наша 357-я дивизия перешла в непосредственное подчинение командарма. 44-я лыжная бригада передавалась в состав 2-го механизированного корпуса, в нашем же корпусе остались только две дивизии — 9-я и 46-я гвардейские с приданным первой из них 27-м танковым полком.
Итак, противник стягивал силы для нового удара на Великие Луки. Факт этот был тем более настораживающим, если учесть, что 44-я лыжная бригада выходила из состава корпуса и прикрыть плотно ее участок мы могли только за счет растягивания и без того широкой полосы обороны 9-й гвардейской дивизии.
Фронтовики знают, что в подобной обстановке смена частей на переднем крае всегда чревата неожиданностями. Так случилось и у нас. В ночь на 11 декабря 3-й батальон 22-го полка сменил 44-ю лыжную бригаду на участке Сурагино, Изосимово, Башмаково, выставив боевое охранение в Кожине. Сдача и прием этого 4-километрового участка были закончены в 8.30 утра, а шесть часов спустя именно здесь противник нанес первый удар
11 декабря бригада получила приказ сосредоточиться в районе Борщанка.
Вывод бригады в резерв был вызван тем, что 3 УА не имея достаточного количества резервов была вынуждена активно маневрировать наличными силами. Как указывал командарм в условиях отсутствия достаточных резервов решающую роль играл быстрый маневр силами и средствами с второстепенных на наиболее важные участки фронта. Кроме того бригада понесла очень большие потери в этих боях. Но об этом несколько позже.

По видимому вывод бригады в тыл был краткосрочным.
Так 14 декабря немецкая 291-я пехотная дивизия захватила Громово. Завязались кровопролитные бои. И уже 15 декабря 1942 года противник прорвался к деревне Пупково, деревня была занята тыловиками лыжной бригады. Службу обеспечения 44-й лыжной бригады, которой командовал гвардии интендант 3 ранга Прохоров Семен Григорьевич. Благодаря усилиям С. Г. Прохорова личный состав 44-й лыжной бригады и ранее своевременно обеспечивался боеприпасами и продовольствием. При прорыве противника Прохоров быстро мобилизовал всех находящихся в деревне бойцов и командиров, навел порядок, и противник был отброшен. В течение нескольких дней деревня удерживалась малыми силами, вплоть до подхода подкрепления.

Судя по карте и остальные части 44 ЛБр вели бой 14 декабря.

За время нахождения в резерве, П. Ф. Лобов подписал документы на представление к наградам бойцов и командиров. Вносилось предложение наградить орденами Красного Знамени
- Заместителя командира 44-й отдельной лыжной бригады, майора Кондрацкого Владимира Ивановича,
- Начальника штаба 44-й отдельной лыжной бригады, майора Горяйнова Александр Тихоновича,
орденом Красной Звезды – заместителя командира 44-й отдельной лыжной бригады по тылу, гвардии интенданта 3 ранга Прохорова Семена Григорьевича,

17 декабря  44 лыжная бригада вела упорный бой отбив за день две атаки противника, со  стороны Пожарища и со стороны Сурагино.
В последующем бригада 19 декабря 1942 года была подчинена 8 эстонскому корпусу и от командующего 3 УА получила приказ на выдвижение в новый район.  20 декабря бригада состояла из трех лыжных и одного минометного батальона противотанкового дивизиона, бригадной батареи  и имела 160 активных штыков. Бригада была сосредоточена Шелково, Баталиха, занимая оборону фронтом на юго-запад.
Как вспоминал командующий 3 УА К. Н. Галицкий «21 декабря, противник перегруппировал свои силы и нанес мощный удар из района Борщапка, Чернозем, Ловно. Ему удалось захватить Алексейково, но продвинулся он не более чем на 2—3 км.
Эстонские части в этом ожесточенном бою проявили высокое мужество и отвагу. Совместными усилиями двух полков 249 эстонской стрелковой дивизии  с подоспевшими 44-й, 45-й лыжными бригадами и 45-м отдельным танковым полком противник и здесь был остановлен.»

Нужно некоторое пояснение во избежание кривотолков. По данным противника  эстонцы массово перебегали на сторону противника, но это точка зрения противника, вторая точка зрения со стороны Красной Армии несколько иная.
Майор Арнольд Константинович Мери - первый эстонец, удостоенный звания Героя Советского Союза.
«Что же произошло с этим батальоном? Накануне вечером, когда они впервые вышли туда, им отвели позицию и сказали, что до фронта, до передовой остаётся 3 километра. Фронт держится, но те части, которые держат фронт, на исходе своих сил и, по-видимому, через день через два будут вынуждены отступить. Поэтому 921-й полк и в частности этот второй батальон должен иметь в виду, что за сутки двое они должны на этом месте подготовить твёрдую оборону против наступающих немцев. Люди были совершенно измождены, абсолютно измождены, и поэтому возникло решение, можно, конечно, осуждать, правильно или неправильно, что людям, во-первых, нужно отоспаться и завтра с утра начинать создавать уже окопы, оборону и так далее и такое прочее. Поэтому, натянули плащ-палатки между кустиками и завалились спать. Утром, перед рассветом, немецкие танки уже прошли мимо них и оказались у них в тылу, а в расположении этого батальона ходили уже немецкие автоматчики и вытаскивали уже из плащ-палаток бойцов. Ну и тут началась, конечно, сумятица, никто ничего не разберётся и так далее и такое прочее. Вот это и была история перехода. Я, конечно, говорю со слов командира полка и комиссара полка. Но, поскольку там были другие, мы тоже переспрашивали, проверяли: вешают нам лапшу на уши или это действительно происходило так. Всякие опросы от кого бы то ни было, подтверждали, что всё происходило именно так. Но так ли было или не так - говорят другие обстоятельства. Во-первых, уже, когда мы были там, в тылу у немцев шла непрерывная стрельба. Следовательно, не было там никакого успокоения. И затем, в течении последующих пяти-шести дней мелкими группами прорывались через немецкий фронт и выходили к нам части этого второго батальона, вышло немножко меньше половины, значит, из 700 человек чего-то порядка 250 человек. В течение недели мелкими группами выходили. Второе дело. Ведь то, что мы туда ходили, разбирались, под утро мы пошли назад, доложили корпусному начальству о положении, что дырка заткнута и временных катастроф не намечено. Но дело в том, что это мы там разбирались. Но ведь после этого разбирался и СМЕРШ, и вся прокуратура, и так далее и такое прочее. Если бы был переход, то последовали бы санкции. Но санкций-то абсолютно никаких не было! Значит, не было и перехода. Теперь, что касается перехода. Ну, во-первых. Не мало же такого народа, который воспринял всю эту ситуацию как избавление от войны. Господи, сейчас отправят их по домам и всё спокойно! Затем, когда они появились в Эстонии, они говорили, что добровольно перешли. Так а какой же дурак не будет этого говорить? Ведь, если он скажет, что он перешёл добровольно, его отпустят домой. Если он скажет, что попал в плен, его отправят в лагерь для военнопленных. Так что, разговоры о том, что они перешли добровольно, это вполне естественно. Вот это и был тот самый переход, на котором сейчас спекулируют
Но прорыв есть прорыв и бои продолжились с новой силой.
Положение частей 8 эстонского стрелкового корпуса 22-23 декабря 1942 года

Как вспоминал командующий 3 УА К. Н. Галицкий «22 декабря обстановка на этом направлении еще более обострилась. К тому времени здесь против нас действовали четыре пехотные, моторизованная и авиаполевая дивизии, эсэсовская пехотная бригада, до восьми отдельных батальонов, а также отдельные танковые части численностью до бригады10.
Враг бешено рвался вперед. В результате на обороняемых войсками армии юго-западных подступах к Великим Лукам сложилось напряженное и опасное положение. Несмотря на большие потери противник вперед почти не продвинулся. Подошла 360 СД из резерва фронта.
Вместе с тем теперь появилась возможность попытаться перехватить на этом участке инициативу. Особенно важно было выбить врага из Алексейково и овладеть высотами, расположенными западнее этого населенного пункта. Такую задачу я и поставил 360-й стрелковой дивизии, усилив ее 44-й, 45-й лыжными бригадами и 45-м отдельным танковым полком.
Утром 24 декабря дивизия под командованием полковника В.  Г. Позняка с частями усиления нанесла удар на Алексейково. Одновременно начал наступление и противник. Завязались ожесточенные встречные бои, переходившие в рукопашные схватки. К 15 часам 44-я лыжная бригада под командованием полковника П. Ф. Лобова, ломая сопротивление врага, продвинулась вперед на 3 км. После упорного боя она заняла Алексейково. Затем наши части устремились на высоты, где гитлеровцы успели основательно укрепиться. Противник яростно оборонялся, непрерывно контратаковал. Высоты неоднократно переходили из рук в руки.
Вражеское командование всячески усиливало свою ударную группировку. Так, когда во избежание окружения своих частей в пореченском «мешке» оно вывело оттуда 1-ю пехотную бригаду СС и 5-й егерский батальон, то сразу же перебросило их к северу от Алексейково. Туда прибыла и 6-я авиаполевая дивизия.
Мы же не имели возможности для значительного наращивания своих сил на этом направлении. Удалось лишь сменить понесшие в упорных боях значительные потери 44-ю и 45-ю лыжные бригады 26-й стрелковой, а также 184-й танковой, высвободившимися в связи с отходом пореченской группировки противника. Тем не менее последовавшие новые попытки врага прорваться к окруженному в Великих Луках гарнизону не имели успеха.
Атаки, в которых участвовало по 30—40 танков с пехотой, поддерживаемых авиацией, были отбиты благодаря стойкости наших войск. Хорошо помогла штурмовая и бомбардировочная авиация 3-й воздушной армии, возобновившая боевые вылеты в связи с улучшением погоды. Потеряв еще до 25 танков и сотни солдат и офицеров, противник вынужден был прекратить атаки, однако, как показал дальнейший ход событий, лишь для того, чтобы подготовить новое наступление
Об ожесточенности боев вспоминал А. П. Белобородов «В полдень 23 декабря, после суточного перерыва, противник возобновил наступление. Все свои силы он бросил в северном направлении, к железной дороге. Ожесточенный бой продолжался до темноты. Вечером треугольник местности между деревнями Пупкова (вост.), Бурцево и Алексейково был освещен факелами горящих фашистских танков. Стрелки и артиллеристы 19-й гвардейской дивизии полковника И. Д. Васильева, 44-й и 45-й лыжных бригад полковников П. Ф. Лобова и А. И. Серебрякова сожгли и подбили 17 танков. 36-я танковая бригада подполковника М. И. Пахомова стремительной контратакой отбросила врага в исходное положение. В итоге фашисты ни на метр не продвинулись в тот день.»
Ожесточенность боев подтверждает и начальник оперативного отдела штаба 3 УА Г. Г. Семенов – «24 декабря были введены в сражение 44-я и 45-я лыжные бригады и 360-я стрелковая дивизия. Наступление их вылилось в ряд встречных боев, доходивших до рукопашных схваток.»
Командующий 3 УА констатировал «Маневр 44-й и 45-й лыжных бригад и развертывание их севернее Алексейково не позволил врагу развить достигнутый им успех при наступлении па Великие Луки с юго-запада

Противник подтянул новые части, в частности 205 ПД.
Из воспоминаний командарма К. Н. Галицкого «Как мы и ожидали, утром 6 января 331-я пехотная дивизия была введена в бой. Одновременно противник бросил в атаку только что прибывшие 2, 6 и 8-й отдельные егерские батальоны. Но они совместно с ранее действовавшими здесь фашистскими войсками, в том числе и танковыми, наступая на узком участке, смогли лишь еще немного продвинуться вперед и овладеть деревнями Печище и Демя. Цели же своей, состоявшей в том, чтобы расширить вклинение, не достигли, так как их атака в направлении Ширипина была отбита нашими частями.
Здесь врагу противостояли воины 19-й гвардейской и 360-й стрелковых дивизий, 44-й лыжной и 100-й стрелковой бригад. В жестоком бою, не прекращавшемся в течение всего дня, они проявили величайшую самоотверженность и стойкость. Противнику дорого обошлись те несколько сот метров, на которые он смог продвинуться. Он оставил там множество трупов своих солдат и офицеров. Немалые потери понесли и наши части. В этом бою пал смертью героя командир 44-й лыжной бригады полковник П. Ф. Лобов, был тяжело ранен командир 100-й стрелковой бригады полковник Е. В. Воронков

Гибель командира лыжной бригады произошла на командном пункте 100 СБр, один немецкий танк прорвался к КП и его снаряд попал в дом где располагалось КП. Этим же снарядом был смертельно ранен и командир 100 СБр, и ряд командиров. Буквально в туже ночь лыжная бригада заняла новый рубеж.

26 января 1943 года Командующий войсками 3-й Ударной Армии, генерал-майор Галицкий в представлении к награждению Лобова Павла Федоровича, писал «…За время Великолукской операции противник понес от 44-й лыжной бригады потери убитыми более 2 тысяч человек и пленными 31 человек. Уничтожено 7 станковых пулеметов и 18 автомашин с грузами. Захвачено в качестве трофеев 4 танка и 22 автомашины. На фоне героической бригады сочной, колоритной фигурой выступает личность командира бригады, пламенного большевика, полковника Лобова. Он достоин награждения посмертно орденом Ленина».
Не стоит считать заявку в 2000 убитых немецких солдат слишком завышенной, противник сам признает гибель 12 000 солдат из состава деблокирующей группировки, количество раненых неизвестно, но вероятно около 36000 солдат. Потери немцев были исключительно высоки, а лыжники постоянно «успевали» в самое пекло боев.

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 30 января 1943 года орденами Красного Знамени награждены майор Горяйнов Александр Тихонович, майор Кондрацкий Владимир Иванович, орденом «Красная Звезда» - гвардии интендант 3 ранга Прохоров Семен Григорьевич.

Приказом Войскам 3-й Ударной Армии от 17 февраля 1943 года по 44-й отдельной лыжной бригаде были награждены
Орденом Отечественной войны 1 степени – капитан Гарусов Борис Александрович, заместитель командира батальона по политчасти.

Медалью «За отвагу»
- Капитан Перцев Василий Афанасьевич, исполняющий должность заместителя командира разведывательной роты по политчасти;
- Капитан Шакин Василий Федорович, ответственный секретарь партийного бюро 1-го отдельного лыжного батальона.
К 7.00 16 января последний опорный пункт гарнизона Великих Лук - крепость пала. К концу января 1943 года постепенно затихли бои и на внешнем фронте окружения, закончившиеся ликвидацией клина в сторону Великих Лук. Из Гарнизона Великих Лук в 7500 солдат и офицеров к своим вышло 150 человек, немцы скромно указывают это подразделение как «рота легкой пехоты» которая специально прорвалась на танках в г Великие Луки 10 января, с целью организовать «выход раненых»,  а затем пешком вырвалась обратно, приведя с собой всего несколько раненых из состава гарнизона. Один из немцев воевавших в этой роте прямо говорит, что это была рота полка «Брандербург» в срочном порядке переброшенная в Великие Луки из Велижа. Таким образом гарнизон Великих Лук практически полностью был уничтожен – 3 УА сполна рассчиталась и за Холм и за Велиж и за Великие Луки, за неудачные штурмы этих городов в январе-мае 1942 года частями 3 и 4 УА.
Косвенно операция оказала немалое влияние на ход боевых действий на юге – 8 ТД и 20 МД, вместо того что бы грузиться в эшелоны и спешить к Дону, вели бои под Великими Луками. 3 ГСД, одним полком убыла на юг, а остальные части еще долго не могли отправиться на юг. Даже для отражения «Марса» была задействована только 12 ТД. Все немецкие дивизии понесли большие потери. Железнодорожный узел Великие Луки оказался в руках Красной Армии. Великие Луки, наравне с Демянском и Ржевом поглотили резервы группы армий "Север", что способствовало успеху в прорыве блокады Ленинграда Красной Армией в январе 1943 года.
Лыжники 44 отдельной лыжной бригады, до конца выполнили свой солдатский долг сдерживая совместно с другими частями 3  УА деблокирующую группировку противника.
Иногда считается, что 44 и 45 лыжные бригады использовались в операции  неправильно, вместо рейдовых действий в тылу врага, они использовались как пехота.
По этому поводу нужно обратить внимание на следующие обстоятельства.
Первое, как подвижную группу для броска на Новосокольники, использовали 18 мехбригаду, которая имела сил значительно больше чем лыжные бригады. Мехбригада вышла к Новосокольникам и вела бой с 3 ГСД, но город взять не смогла, лыжники тем более не смогли бы взять Новосокольники.
Второе, сражение развернулось на не очень большой площади, вокруг города Великие Луки, плотности войск противника при этом были огромные,  и рейды к противнику в тыл были попросту не возможны.
Третье, противник описывал местность на которой шли бои как всхолмленную, практически безлесную равнину, где большинство ранее существовавших сел было сожжено при проведении антипартизанских акций. Лыжники бы просто не смогли бы действовать в немецком тылу на безлесой местности, не имея возможности укрыться от наблюдения и ударов с воздуха  ни в лесу ни в населенных пунктах. Тем более, что авиации с обеих сторон в воздухе было много – иногда в воздухе разгорались бои в которых участвовало до 300 самолетов с обеих сторон, многие вспоминали, что за всю войну такого больше нигде не видели.

Лыжные бригады все время использовались как мобильный резерв, трижды они появлялись в самый решающий момент, в нужной точке и переламывали ситуацию в пользу Красной Армии. Не стоит забывать, что противник непрерывно вводил в бой новые части, так если операция началась против одной 83 ПД с частями усиления, то очень скоро противник ввел в бой 8 ТД, танковый батальон 11 ТД,танковый батальон 18 ТД, 197-й батальон штурмовых орудий, 20 МД, 3 ГСД, 6 АПД, 1 пехотную бригаду СС, 3 охранный полк, 291, 331, 205, 707(707 ПД указывает Белобородов, Галицкий указывает ее как 708 ПД) ПД и около 10 отдельных батальонов (егерские, охранные, строительные). В общем около 11 дивизий. Нужно отметить, что командарм 3 УА маневрировал мастерски своими частями и действия лыжников только подтверждают это.

После завершения Великолукской наступательной операции 44 лыжную бригаду несмотря на потери расформировывать не стали, а приняли меры к восстановлению ее боеспособности.
Так 1 февраля 3 ОЛБ 44 Лбр стал лыжный батальон 257 СД. Лыжный батальон 257 ОЛБ имел свою историю, изначально это был 226 ОЛБ с февраля 1942 года воевавшего  совместно с 31 СБр, в районе Великих Лук. В последующем 226 ОЛБ был переименован в 226 ОИБ, который 15 сентября стан отдельным лыжным батальоном 257 СД, который провел немало успешных боев в прошедшей операции.

Это не оконченная статья о 44 лыжной бригаде, в последующем статья будет дополнена.


3 комментария:

  1. Здравствуйте!
    Наверное здесь ошиба: "К 7.00 16 января последний опорный пункт гарнизона Великих Лук - крепость пала. К концу января 1942 года постепенно затихли бои и на внешнем фронте окружения, закончившиеся ликвидацией клина в сторону Великих Лук."
    Скорее всего речь идёт о конце января 1943-го года.

    ОтветитьУдалить
  2. Искал информацию по 33-й тбр. 11 декабря 1942 года одному из батальонов 44-й олбр, действующей в районе Островиты, были приданы 7 танков Т-34 33ТБ, 33 ТБР. Атакой 12 декабря противник был выбит из деревни Островиты. Во время этой атаки провалился под лет и затонул Т-34 "Смелый", поднятый со дна озера 7 мая 2009 года. В настоящее время нас.пункта Островиты на карте нет. Сохранилась д.Малахово, от которой шли в атаку танки 33ТБ

    ОтветитьУдалить