Ярлыки

1 (26) 1 ударная армия (38) 10 армия (7) 11 армия (21) 13 армия (7) 14 армия (24) 16 армия (7) 19 армия (5) 2 ударная армия (42) 20 армия (7) 21 армия (5) 22 армия (5) 26 армия (11) 27 армия (4) 29 армия (3) 3 армия (23) 3 ударная армия (31) 30 армия (19) 31 армия (3) 32 армия (14) 33 армия (3) 34 армия (29) 38 армия (3) 39 армия (15) 4 армия (9) 4 ударная армия (27) 40 армия (9) 41 армия (1) 43 армия (13) 49 армия (6) 50 армия (6) 53 армия (11) 54 армия (14) 55 армия (2) 59 армия (8) 6 армия (1) 67 армия (2) 68 армия (7) 7 армия (8) 8 армия (3) 9 армия (1) Брянский фронт (27) Видео (16) Военные округа (6) Волховский фронт (56) Воронежский фронт (3) Западный фронт (69) Запасные лыжные части (78) Калининский фронт (91) Кандалакшская ОГ (5) Карельский фронт (49) Кемская ОГ (12) Книги (9) Ленинградский фронт (21) Лыжные батальоны (306) Лыжные бригады (68) Масельская ОГ (2) Медвежьегорская ОГ (3) Операции Красной Армии (20) Приказы (37) Северо-Западный фронт (99) Фото (23) Фотографии бойцов (32) Фотографии лыжников (7) Центральный фронт (9) Юго Западный Фронт (16) Южный фронт (4)

понедельник, 4 декабря 2017 г.

49 лыжная бригада



49 лыжная бригада

49 лыжная бригада, в составе Действующей армии с 25 сентября 1942 года до 22 мая 1943 года. 49 лыжная бригада в составе войск 30 и 31 армии Западного фронта вела бои на ржевском направлении, участвовала в ликвидации Ржевско-Вяземского выступа.
Формировалась бригада согласно Постановления ГКО  № ГОКО-2219сс от 28 августа 1942 г. в рамках которого Западному фронту предстояло сформировать 4 лыжные бригады численностью 3 000 человек каждая, одна из этих бригад и была 49 отдельная лыжная бригада.
Начальник штаба бригады был полковник Кибальчич.
На Западном фронте поступили крайне разумно, начав формирование лыжных бригад на базе уже существующих частей. Тем самым у лыжных бригад  изначально был сколоченный  штаб уже имевший боевой опыт, а также большое количество личного состава  спаянного предыдущими боями, требовалось только пополнить ее и провести спецподготовку личного состава. 
49 лыжная бригада была сформирована на базе 132 СБР. К формированию49 ОЛБР приступили 17 октября 1942 года в Истрино, Старицкого района, в этот момент в составе 132 СБР насчитывалось 1136 человек. На укомплектование бригады было передано 1949 человек рядового и младшего командного состава. При этом по разным причинам из бригады было откомандировано 488 рядовых и 41 человек командно-начальствующего состава. В итоге на 1 декабря 1942 года в 49 ОЛБР было 2609 человек.
13 ноября 1942 года 49 ОЛБР выполняла распоряжение из штаба 30 армии от  8 ноября совершает марш в новый район  Гуцино, Крупцово, Мутягино.
14 ноября бригада пришла в заданный район и сразу же приступила к постройке блиндажей и боевой подготовке.


Схема расположения частей 49 лыжной бригады
16 ноября отдел боевой подготовки штаба 30 арми проверила боевую подготовку 2 ОЛБ по огневой и тактической подготовке.
23.11.1942 года 49 лыжная бригада находилась на рубеже Крупцово. Мутягино, Терешково, Батюково, отм 202,5 и район Заревино, Акулинино, Дерибино. Бригада занималась боевой подготовкой и оборудовала батальонные районы обороны.
Пользуясь отсутствием непосредственного соприкосновения с противником, бригада день за днем активно училась, бойцы изучали матчасть оружия, учились вести бои в глубине обороны противника, действия в окружении и способы выхода из окружения, занимались лыжной подготовкой и изучали многое другое, необходимое для боя. Несмотря на отсутствие непосредственного соприкосновения с противником, фронт был рядом, бригаду от противника отделяло только боевое охранение, штаб и командиры подразделений проводили командирскую разведку и реконгцировки местности, проводили наблюдения за противником. Периодически противник вел редкий арт-мин огонь по позициям бригады.
Во время операции «Марс», 30 армия частью сил с 5 декабря способствовала наступлению соседней 39 армии Калининского фронта.
6 декабря 1942 года 49 ОЛБР вышла на участок 380 СД. Бригада сосредоточилась на рубеже отм 189,4 восточнее 400 м Литвиново. До 11-00 вела подготовку личного состава и вооружения, подтягивала боеприпасы.
В 11-00 1 и 2 лыжные батальоны бригады при поддержке артиллерии 380 СД, 542 тяжелого дивизиона ГРК, дивизиона РС М-13, начали наступление в направление высоты 203,3 и Малахово. Наступление 2 лыжного батальона было встречено контратакой  двух батальонов пехоты противника с тремя танками с направления выс 189,4. Завязался ожесточенный бой лыжного батальона  с превосходящими силами противника. В результате боя было уничтожено до 300 солдат противника, артиллерией был подбит один танк. Но продвинуться вперед второй лыжный батальон не смог.
Первый лыжный батальон бригады атаковал Малахово-Волжское. Батальон был встречен морем артиллерийско-минометного и ружейно-пулеметного огня, в результате продвинуться вперед не смог.  
Наступление 380 СД и 49 ОЛБР, имело задачу прикрыть с юга и юго-запада действия 375 СД. В целом 30 армия сковывала этими боями противника перед своим фронтом. Не допуская переброски его частей в полосу наступления 39 армии.
Топокарта района действий 49 ОЛБР
12 декабря 380 сд с 49-й лыж. бригадой занимали оборону на рубеже отм. 163,6, (иск.) Малахово-Волжское, далее по сев. берегу р. Волга, Гнездово, 1 км сев.-зап. Коромлино.
49 ОЛБР вела бои совместно с 380 СД, пока 14 декабря 3/1232 СП не  сменил части 49 ОЛБР на рубеже рота Круглая, Малахово-Волжское (иск).  
Эти бои дорого обошлись бригаде, если на 1 декабря 1942 года в составе бригаде было 2609 человек, то к 9 января 1943 года только 1681 человек. Общий результат наступления частей 30 армии можно считать захват небольшого плацдарма на южном берегу  Волги, между Литвиново и Малахово-Волжское, также было освобождено Литвиново.
Из воспоминаний бойца 49 ОЛБР Б.А. Шилова об этих боях.
"После лечения в госпиталях, в октябре 1942 г., я был зачислен в 49-ю лыжную бригаду, в разведывательную роту, с которой прошел с боями районы Калининской области, пока мы не встали в оборону под городом Ржевом, за рекой Волгой, у деревня Кокошкино. Почти ежедневно в конце ноября и начале декабря люди ходили в атаку на окопавшихся в низине фашистов. Так продолжалось до 10 декабря в неимоверно трудных условиях (сидели и стояли на морозе неделями, почти два месяца не зная и не ведая, где обогреться, ибо даже в траншеях курить ночью запрещалось). 10 декабря во время атаки меня ранило в голову, пролежав весь день в воронке я к ночи выбрался к своим, и снова — госпиталь, на этот раз в каком-то прифронтовом селении. Помню, лечили меня и поставили на ноги доктора Рольник и Калина. Получилось как в песне "18-летним парнем я дважды был ранен подо Ржевом — летом и зимой"."
2 февраля 1943 года 49 лыжная бригада находилась в ближнем тылу 30 армии в районе Рамено, Космариха, Дешевка, Наумово, Коршуново. Части бригады оборудовали батальонные узлы сопротивления и ежедневно занимались боевой, тактической  и лыжной подготовкой. Активно готовились снайпера в бригаде. Одновременно бригада готовилась действовать в направлении Полунино – Тимофеево.
21 февраля бригада частью сил перешла в новый район и стала занимать район Копекшино, Мишино, Шелково, Леонтьево, Космариха, Дешевка. В готовности к действиям Мишино –Бургино и Мишино – Гнездово. На старом месте остались 2 ОЛБ и минбатальон. После перегруппировки бригада продолжила оборудовать рубеж обороны и заниматься боевой, тактической и лыжной подготовкой.
В феврале начальник штаба бригады сменился, новым начштаба стал полковник Торопин. Эта передислокация была вызвана тем, что штаб 30 армии готовился к наступлению и лыжная бригада составляла 2 эшелон армии -  резервов армия почти не имела.

1 марта противник начал отводить свои войска с Ржевско-Вяземского выступа.
2 марта 30 армия перешла в наступление.

Ликвидация Ржевско-Вяземского выступа с точки зрения Красной армии и Вермахта март 1943 года.

3 марта, наконец-то был окончательно освобожден Ржев.

 Кинохроника освобождения Ржева. Взгляды на освобождение Ржева с нашей и немецкой стороны диаметрально разные. Тем не менее, на кинохронике стоит обратить внимание на некоторые моменты вкопанные танки и укрепления, а так же на труппы солдат противника. Не все прикрывающие отряды успевали благополучно уйти, многим это не удалось. Вкопанные танки дают понимание, откуда 30 армия смогла в качестве трофеев заявить 102 танка.   

Немецкий взгляд на отступлениеот Ржева
«27 февраля армия назначила начало отступление на 1 марта. Тронулись в путь обозы. 28 февраля поступил приказ: отход основной части войск начать 1 марта в 19 часов. Арьергардные отряды остаются на позиции до вечера 2 марта. Пленные, взятые 28 февраля в районе 251-й дивизии, дали показания: 20 русских танков и 1000 солдат стояли, готовые к преследованию, против правого крыла 206-й дивизии. Подготовку неприятеля к наступлению наблюдало и левое крыло 251-й дивизии (459-й полк).
И вот наступило 1 марта. Продолжало таять. Телефонная связь была разобрана. Быстро проведено минирование. В 19 часов основная масса войск отошла. Перед врагом остались одни отряды прикрытия. На дорогах образовалась наледь, стало морозить и поднялась вьюга. Такой погоде соответствовали только сани. Впереди ни одного выстрела. …
Теперь, когда войска тронулись в путь, должно было выясниться, насколько точно и последовательно продуман план передвижения. Надо отдать должное: он работал как часовой механизм. Противник еще долго оставался в неведении о моменте отхода и значительно позднее него начал осторожное преследование. 2 марта тыльные отряды по частям должны были отражать атаки вражеских штурмовых групп, одна из которых насчитывала даже до 200 человек. Там, где раньше стояли 9 отделений, теперь было только 3. Но благодаря постоянному изменению позиции они удачно «симулировали» сильную оборону и своей хорошей стрельбой отбивали русских. 2 марта в 18.00 тыльные отряды оставили, согласно приказу, старый передний край обороны, а с ним также и Ржев.
В докладе 9-й армии об этом говорилось следующее:
«Вечером 2 марта 1943 года последние немецкие арьергарды, не вытесненные врагом, покинули уже давно оставленный город. В интересах общей операции в полной боевой готовности тем самым армия без всякого вражеского давления сдала территорию, завоеванную в тяжелой борьбе, об успешную оборону которой более года кроваво разбивались массовые натиски бесчисленных вражеских подразделений и для завоевания которой у противника сегодня еще нет сил. Таким образом, бойцы за Ржев покинули непобежденными тот участок фронта, чье одно только название осталось для них воплощением солдатского испытания и в будущем стало стимулом к боевому самопожертвованию».
В сравнении с этим — русский военный доклад от 3 марта 1943 года гласил: «Несколько дней назад наши войска начали решительное наступление на Ржев. Сегодня после длительных и тяжелых боев они взяли город».
Сразу после взрыва волжского моста русские принялись осторожно «зондировать почву». Своей добычей они считали только что покинутые и оставленные позиции, а у вокзала — кучи железного лома. Гитлер хотел слышать взрыв волжского моста в своем штабе. Для этого была включена телефонная связь из штаба фюрера к подрывной команде. Все прошло согласно программе и Гитлер слышал по своему телефону грохот взлетевшего в воздух моста.
Наше минирование заставляло русских быть осторожными. 206-я дивизия перехватила следующую радиограмму: «Я отвожу свою лошадь в конюшню, иду в дом, и вдруг — раздается грохот и нет уже ни лошади, ни конюшни. Проклятые фрицы! Они заложили свои мины там, где мы и не ожидали». И так было по всему фронту. В этом случае подрывной заряд был вложен в дверь, в другом — в печь или на стремянку, или еще в другое место. Взрывы следовали один за другим. Исключительно плодотворно работала радиоразведка.
Ежедневно сообщала она о приближении, группировке и силе неприятеля, его настроении после утомительных походов, трудностях в обеспечении, оценке немецкого положения и русских планов. Это делало возможным проверить (дополнительно) собственную позицию, усилить ее в определенном месте, правильно вывести резервы на исходные рубежи и сосредотачивать собственный огонь на угрожающих моментах. Русские открыто передавали по радио условные названия населенных пунктов, которые наши радисты очень скоро изучили. Однажды один их командир жаловался на скопление чужих подразделений в его деревне. Как только он назвал деревню вся артиллерия 6-й дивизии послала ему туда «салют».
На каждом заградительном месте в полной готовности стояли саперы. Они ждали ухода последнего пехотинца, чтобы быстро заложить мины или произвести взрыв. Часто свою тяжелую и полную опасности работу они вынуждены были выполнять на глазах у врага и под его огнем. Они следовали одному приказу: спешить! По завершении дела торопливо переходили к следующему оборонительному рубежу. Там, где вражеские разведывательные отряды пытались наносить удар, они были отбиты и несли большие потери. В условиях быстрого перехода к бою дивизии занимали сначала только каждую вторую позицию. Вследствие этого они выделяли больше времени на обустройство оборонительного рубежа и получали немного больше отдыха, чем это было необходимо. Но так затягивать операцию нельзя, ведь дивизии должны были сдавать уже другие участки фронта.
5 марта войска достигли оборонительного рубежа Сычевка-Белый. Его они удерживали до 7 марта. Разгорелись сильные боевые действия, но они не принесли русским успеха. Здесь противник впервые ввел в бой аэросани: 7-метровой длины, впереди бронированные, оснащенные двумя пулеметами, сзади снабженные пропеллером. Эти ревущие машины направились на роты.
После короткого изумления перед этим новым средством борьбы наши истребительно-противотанковые орудия уничтожили аэросани одни за другими, поскольку пулеметная прислуга экипажа и незабронированные стороны саней успешно простреливались. Перед одним полком лежали семь, перед другим восемь разрушенных выстрелами саней. Восемь раз атаковали русские. И все безуспешно.
Возникли местные кризисы. Тактическая обстановка в большом, подобном девственному лесу бору западнее Сычевки, в котором действовали русские лыжные подразделения, была особенно сложной. Заметные неприятности причиняли партизаны, уничтожая наши телефонные линии и обстреливая» отдельные машины и шедшие впереди отряды.
Как выглядели оборонительные рубежи? Блиндажи отсутствовали, снежные насыпи заменяли стрелковые окопы, а там, где не было населенного пункта, выручали снежные «хижины». Люди каждодневно лежали на снегу при пятнадцатиградусном морозе в метель и вьюгу. Площадь обстрела была очень незначительной. Ночные переходы вошли уже в правило. Усталые и переутомленные отходили стрелки назад от одного оборонительного рубежа к другому, пытаясь каждый раз немного улучшить позицию. Тяжело давили зимнее обмундирование и валенки и с большим трудом тащились пехотинцы с оружием и боеприпасами. А днем начинались вражеские атаки, нередко с участием танков, поддерживаемые сначала минометным, позднее дополнительным артиллерийским огнем. Войска отражали их. Но были и случаи прорыва русских. Во время контрудара 13 марта погиб храбрый обладатель «Рыцарского креста» старший фельдфебель Шнитгер из 18-го пехотного полка, о чьей смерти глубоко скорбила вся дивизия. ... При отводе войск вечером 13 марта русские упорно устремились вслед. Но они не добились успеха, как впрочем, и 14 марта, когда атаковали 10 раз. Все больше дивизий было выведено из района Ржева, часть из них — на позицию «Бюффель», часть в другие армии. Большие потери последних дней заставили врага еще осторожнее преследовать немецкие части, которые продолжали отход в полном порядке и с удивительно незначительными потерями. Наконец, позиция «Бюффель» была занята. Она была готова к обороне. В течение 7 недель была проведена разведка местности по ширине позиции более чем на 100 км. Она была выстроена и оборудована 29000 саперами, строительными частями и прочими вспомогательными рабочими силами, обеспечена проволочными заграждениями и минными полями и усилена огневыми точками и блиндажами. Войска могли теперь с уверенностью ожидать вражеские атаки. Русские, напротив, боязливо «зондировали почву». Они находились, как сами выражались, «перед настоящей крепостью». Затем наступила весенняя распутица. На этот раз она доставила больше хлопот противнику, чем немецким солдатам.
Группа армий «Центр» сообщала после завершения «Бюффеля»: «Движение прошло планомерно. Враг не смог помешать отводу войск. Но он никоим образом не должен считать себя победителем. Наши войска понесли незначительные потери. Благодаря планомерному течению событий и частичным местным успехам над врагом, они чувствуют себя полностью победителями. Они вышли из движения с большим моральным удовлетворением. Сражение выиграно».
Все сооружения военного назначения (мосты, вокзалы, водонапорные башни, рельсовые пути, дорожные покрытия автострады) были разрушены. Цель операции полностью достигнута. Фронтовая дуга, «прыгнувшая» на вражескую территорию на 160 км в глубину и представляющая собой постоянную мучительную опасность, была устранена. Фронт сократился с 530 до 200 км. Высвободились такие резервы, которых уже давно не было, а именно: 1 штаб армии, 4 штаба корпуса, 15 пехотных, 2 моторизованные, 3 танковые дивизии и 1 кавалерийская дивизия СС. Враг потерял во время отхода свыше 42000 убитыми и ранеными. Эти потери соответствуют силе примерно 6 стрелковых дивизий.» Гроссман Х. «Ржев – краеугольный камень Восточного фронта»
Однако с нашей стороны взгляд на эти бои был несколько иной, и для противника не все было так гладко, как он описывает.
49 ЛБР начала операцию имея 1710 солдат и офицеров (на 1 марта 1943 года). 30 армия срочно перешла в преследование 6, 87, 129 ПД противника, 30 армия имела в своем составе 5 стрелковых дивизий, 49 ЛБР и 196 ТБР, в резерве армии был только 2 гв мцп.
30 армия начала наступление 2 марта, имея 4 СД в первом эшелоне и 1 СД и 49 ЛБР во втором эшелоне. Второй эшелон располагался на флангах армии, в резерве был только мотоциклетный полк.
Утром 3 марта 49 ЛБР получила приказ войти в прорыв в направлении Бургово, Мончалово, Окороково, Афанасево, овладеть узлом дорог Афанасево, Свететелево, в дальнейшем закрыть узел дорог Осуйское. 
 Наступление 30 армии 5-9 марта 1943 года, ввод 49 ЛБР в сражение
В этих боях личный состав  проявил массовый героизм, в бою участвовали все от стрелков лыжных батальонов до артмастеров и особистов. Несмотря на сильный огонь противника, саперы снимали мины и строили переправы. Так сапер Пинигин И. Ф. за день боя снял 40 мин разных типов. 
6 марта бригада вела бои в районе деревни Рязанцево и Осуйское, в районе д  Гаврилово. Так в районе д Гаврилово сержант Омельченко И. И.  уничтожил разведгруппу противника в составе 10 солдат.
7 марта бригада вела бои в районе Михайлики, в этом бою сержант Омельченко И. И. уничтожил орудие противника с расчетом.
Противник также упоминает наших лыжников в этом районе.
«5 марта войска достигли оборонительного рубежа Сычевка-Белый. Его они удерживали до 7 марта. Разгорелись сильные боевые действия, но они не принесли русским успеха. … Возникли местные кризисы. Тактическая обстановка в большом, подобном девственному лесу бору западнее Сычевки, в котором действовали русские лыжные подразделения, была особенно сложной. Заметные неприятности причиняли партизаны, уничтожая наши телефонные линии и обстреливая» отдельные машины и шедшие впереди отряды
Нужно отметить, что противник несколько месяцев готовился к отступлению, со всей тщательностью, на которую был способен  Вермахт. Заранее было разрушено все, что только можно, все, что возможно вывезено или угнано. Все что возможно заминировано. Противник в основном  использовал в боях мелкие группы пехоты, которые устраивали засады и после короткого боя отходили. Но очень скоро Красная Армия стала наступать на пятки противнику и в бой вступали более крупные силы противника от роты до батальона от каждого полка. Кроме того в полосу 30 армии стали попадать части противника «вытолкнутые» из полосы 31 армии. 39 армия периодически отставала и 30 армии пришлось растягивать свой фланг.

По какой местности пришлось идти нашим войскам, что они видели в освобожденных населенных пунктах, можно понять посмотрев кинохронику освобождения Вязьмы.
Наступление 30 армии 15 марта 1943 года
Следующее упоминание о 49 ОЛБР относится к 15 марта когда 30 армия провела бой по освобождению Холм-Жирковский. 46 ОЛБР была придана 359 СД, которая наносила один из охватывающих ударов, еще одна дивизия наносила второй охватывающий удар. В результате охватывающих ударов Холм-Жирковский был быстро освобожден. В дальнейшем до 20 марта 49 ОЛБР взаимодействовала с 359 СД.
20 марта 49 лыжная бригада продолжала преследовать противника, противник упорно сопротивлялся на рубеже Коровья, Новое Степанкино ведя сильный артиллерийско-минометный огонь. Бригада, находясь в оперативном подчинении 359 СД, наступала мелкими группами,  обходя узлы сопротивления справа и слева. Несмотря на обстрел подразделений бригады артиллерийским и минометным и пулеметным огнем, потерь у лыжников не было.
В этих боях начальником штаба бригады был подполковник Погудин.
22 марта бригада, взаимодействуя с 359 СД, продолжала преследовать противника, который оборонялся на рубеже Бобровницы, Брехачи, Копыровщина. Лыжники снова решили исход боя, продолжая действовать мелкими группами, обходя справа и слева опорные пункты противника, они создали угрозу окружения и противник оставил опорные пункты которые он упорно оборонял. Высылая разведгруппы в тыл противника. Тылы бригады подтягивались по плохим дорогам. Авиация противника проводила налеты на части бригады.
К исходу 23 марта бригада взаимодействуя с 359 СД, продолжала преследовать противника, который оборонялся на рубеже Труханово, выс 220,4 севернее Труханово 500 м, выс 219,9 северо-восточнее Труханово, Батыево, Городня, Сельково, Старая Нефедовщина. Лыжники продолжали действовать мелкими группами обходя справа и слева опорные пункты противника. Авиация противника проводила налеты на части бригады.
24 марта в 14-00 1 и 3 ОЛБ на подходах к Труханово были встречены сильным арт-мин и пулеметным огнем. Во избежание потерь батальоны ушли правее Труханово, усиленные разведгруппы ушли в тыл противника. Они установили что противник готовит оборону в районе свх Зайцево, Городня, правом берегу реки Лойня. Расположение минометных и артбатарей противника.
 25 марта бригада взаимодействуя с 359 СД, продолжала преследовать противника, который оборонялся на рубеже свх Зайцево, Городня, Сельково, Нефедовщина. Лыжники продолжали действовать мелкими группами обходя справа и слева опорные пункты противника, 1 и 3 ОЛБ наступали на Городна, Нефедовщина. Разведгруппы лыжников продолжали выявлять огневые точки противника и начертание главной полосы обороны противника. Авиация противника проводила налеты на части бригады, обстреливая их из пулеметов и сбрасывая мины. Во время преследования противника, как правило, бригада действовала мелкими группами, что позволяло ей избегать больших потерь, несмотря на то, что противник постоянно накрывал части бригады сильным арт-минометным и пулеметным огнем.
26 марта противник отошел на свою основную линию обороны, 49 лыжная бригада к 14-00 1 и 3 ОЛБ достигли рубежа хутор южнее Труханово 500м, опушку леса, что юго-западнее Труханово 500 м. Встреченные сильным арт-минометным и пулеметным огнем части бригады закрепились на этом рубеже. К этому времени в бригаде оставалось 1234 солдат и офицеров.
27 марта бригада, войдя в оперативное подчинение 215 СД, удерживала рубеж свх Зайцево, Нефедовщина, Городна. Противник накрывал части бригады сильным арт-минометным и пулеметным огнем. Усиленные разведгруппы выявляли огневые точки противника и характер его обороны. Бригада готовилась наступать на р Царевич, имея соседями 178 и 215 СД, с ближайшей задачей овладеть рубежом реки Царевич и с последующей задачей освободить д Петрово..
29 марта бригада удерживала рубеж в 1,5 км юго-западнее Городна, обстреливалась противником. Разведгруппы изучали оборону противника и уходили для захвата пленных. В лоб таранить оборону противника лыжники не пытались, потерь в бригаде не было.
30 марта бригада на прежнем рубеже готовилась к наступлению.
31 марта 49 ЛБР совместно с 215 СД преодолевая сильное огневое сопротивление противника достигли рубежа 800 м севернее Колковичи, юго-восточная окраина Нефедовщина, несмотря на сильный огонь противника, бригада за день боя потеряла двух человек ранеными.
Надо отметить, что за месяц боев бригада потеряла 94 человека убитыми и  и 296 ранеными. В целом 30 армия потеряла за этот период, с 1 по 31 марта 1943 года,  2623 человека убитыми и 6960 человек ранеными.
 1 апреля в ночном бою части бригады освободили Нефедино, потеряв двух бойцов ранеными. Совместно с другими частями 30 армии в этом районе от противника полностью очистили восточный берег реки Царевич. На этом наступление закончилось, обе стороны перешли к обороне.
За время наступления части 30 армии продвинулись вперед на 165 – 200 км, в условиях лесисто-болотистой местности и распутицы.
В последующие дни части бригады закреплялись, вели разведку, противник держал позиции бригады под непрерывным арт-минометным огнем.
4 апреля бригада оставаясь в подчинении 215 СД обороняла рубеж Нефедовщина, лес южнее Городна, выс 220,4, проводила инженерное оборудование рубежей, вела усиленную разведку противника.
15 апреля бригада оставалась на прежних позициях, в ее составе насчитывалось 1122 бойца и командира. Наибольшие потери понес 2 ОЛБ, в его составе осталось всего 70, в 1 и 3 ОЛБ оставалось  194 и 173 бойца и командира. С тяжелым вооружением было не густо, 7 – 45 мм орудий, 5 минометов – 82 мм, 9 РПД и 7 станковых пулеметов, 241 ППШ.  По видимому большие потери в личном составе заставили большую часть оружия сдать на склад.
К концу апреля лыжники укрепляя рубеж обороны оборудовали 5,5 км траншей полного профиля, 30 пулеметных площадок, 3 км ходов сообщения полного профиля, много других оборонных сооружений, лыжники выставили около 3 тысяч мин.




Шарапов Александр Андриянович боец 49 ОЛБр
Мясников Серафим Семенович, сержант 49 олбр, убит под Литвиново 9 декабря 1942г

Официально 49 лыжная бригада была расформирована 22 мая 1943 года.
Это не оконченная статья о 49 лыжной бригаде, в последующем статья будет дополнена.

Комментариев нет:

Отправка комментария