Ярлыки

1 (26) 1 ударная армия (38) 10 армия (7) 11 армия (21) 13 армия (7) 14 армия (24) 16 армия (7) 19 армия (5) 2 ударная армия (42) 20 армия (7) 21 армия (5) 22 армия (5) 26 армия (11) 27 армия (4) 29 армия (3) 3 армия (23) 3 ударная армия (31) 30 армия (19) 31 армия (3) 32 армия (14) 33 армия (3) 34 армия (29) 38 армия (3) 39 армия (15) 4 армия (9) 4 ударная армия (27) 40 армия (9) 41 армия (1) 43 армия (13) 49 армия (6) 50 армия (6) 53 армия (11) 54 армия (14) 55 армия (2) 59 армия (8) 6 армия (1) 67 армия (2) 68 армия (7) 7 армия (8) 8 армия (3) 9 армия (1) Брянский фронт (27) Видео (16) Военные округа (6) Волховский фронт (56) Воронежский фронт (3) Западный фронт (69) Запасные лыжные части (78) Калининский фронт (91) Кандалакшская ОГ (5) Карельский фронт (49) Кемская ОГ (12) Книги (9) Ленинградский фронт (21) Лыжные батальоны (306) Лыжные бригады (68) Масельская ОГ (2) Медвежьегорская ОГ (3) Операции Красной Армии (20) Приказы (37) Северо-Западный фронт (99) Фото (23) Фотографии бойцов (32) Фотографии лыжников (7) Центральный фронт (9) Юго Западный Фронт (16) Южный фронт (4)

воскресенье, 17 мая 2020 г.

102 отдельный лыжный батальон


102 отдельный лыжный батальон

102 отдельный лыжный батальон отсутствует в перечне лыжных батальонов, темнее менее он существовал и вел бои на Юго-Западном фронте в полосе 40 и 38 армии, взаимодействуя с 13 Гв СД и 6 СД.
102 лыжный батальон сформирован в Красноярском крае в составе 43  ЗЛБР. Убыл в г  Казань в состав 20 ЗЛБР. Затем 102 лыжный батальон  прибыл в состав 40 армии Юго-Западного фронта.
К моменту прибытия лыжников ситуация на фронте 40 армии сложилась следующая. 40 армия участвовала в общем наступлении Юго-Западного фронта, продвинулась на запад на 50 километров.
13 февраля 1942 года по данным разведки группировка противника состояла из 9 ТД, 16 МД, 530 ПП 299 ПД, 1,5 ПП 168 ПД,  245 ПП 88 ПД, 6 ТП 3 ТД, 217 ПП 57 ПД, 62 ПД без одного ПП, 199 ПП 57 ПД, 137 ГСП 148 ГСД в первой линии. Резервы противника располагались в г Курск до ПД, Обоянь до ПП, в разных населенных пунктах до 10 батальонов и в Щиграх части 3 ТД. Противостояла им 40 армия на фронте в 150 км, В первой линии стояли 13 Гв СД, 160 СД, 45 СД, 62 СД, 8 МСД НКВД, 293 СД, 169 СД. В резерве находилась 14 ТБР (на 18 февраля в 14 ТБР на ходу оставалось 4 Т-34, еще 29 танков нуждалось в заводском ремонте (3 КВ, 12 Т-34, 14 Т-26)).

20 февраля 40 армия прекратила наступление на прохоровском направлении, курская группировка противника продолжала угрожать стыку Юго-Западного и Брянского фронтов. Армия получила приказ прочно оборонять занимаемый рубеж, не допустить прорыва противника на Касторное, Тим, Липовец и Шуховское и изматывать противника действиями разведывательных и истребительных групп.
Левофланговые 293 и 169 СД были переданы в 21 армию. Для усиления 40 армии были направлены 101, 102,104, 105 ОЛБ из МВО.

25 февраля в подчинение 13 ГСД прибыли 102 и 105 ОЛБ которые были расквартированы в Липовское, Баклановка, Синчуково.
В 13 Гв СД прибывшим лыжникам рассказали об истории дивизии и с лыжниками были начаты занятия по боевой подготовке.
В ночь на 28 февраля 102 ОЛБ из 13 ГСД был передан в оперативное подчинение 6 СД.
К вечеру 28 февраля 84 СП 6 СД из Успенка был выдвинут в первую линию. В резерв дивизии из Липовское в Успенка выдвигался 102 ОЛБ.
1 марта 40 армия получила приказ для обеспечения наступления на Харьковскую группировку противника войсками Юго-Западного фронта, прочно оборонять центр и правое крыло, левым крылом армии с утра 7 марта нанести удар по противнику в направлении Ржава, Троицкое, Обоянь.
Выполняя приказ с 1 марта части 62 СД и 8 МСД НКВД проводили силовую разведку, а в последующем и вела наступление усиленными отрядами.
На остальных участках армии характерными были действия наших и вражеских газведгруп. О действиях лыжников ничего не известно, возможно, хорошо подготовленные группы лыжников также участвовали в разведпоисках.
В данном случае противник понял, что Красная Армия не способна нанести сильный удар на этом участке фронта и начал энергичные перегруппировки, некоторые части выводились в Курск для пополнения, но главное в район Харькова начали выводить 3 ТД для пополнения и переформирования. В дальнейшем во время мартовского наступления на Харьков именно 3 ТД и другие части 2 Армии принесли немало неприятностей войскам ЮЗФ.
1 марта 102 ОЛБ прибыл в 6 СД и занял оборону в Успенка.

До 17 марта 102 лыжный батальон находился в обороне в населенном пункте Успенка.
17 марта в командование армии вступил генерал-лейтенант Парсегов М. А., командованием 40 армии было получено боевое распоряжение Юго-Западного Фронта о передаче 13 ГСД в подчинение 38 армии. Выполняя это распоряжение, 13 ГСД готовилась к погрузке на станции Мармыжи. Обороняемый рубеж был передан 121 СД.
В этот же день, находившийся в оперативном подчинении командир 6 СД 102 лыжный батальон с 13.00 из Успенка выдвинулся на Красная Поляна.

Боевым распоряжением номер 0129 штарма 40 от 18 марта 102 ОЛБ был передан в подчинение 13 ГСД к 6-00 20 марта. 105 лыжный батальон и батальон ПТР к 15:00 20 марта были выведены в армейский резерв в район Сиделевка.

19 марта к 20:00 102 ОЛБ и 75 огнеметная рота заняли оборону на рубеже 42 ГСП 13 ГСД.
13 ГСД к 23-00, передав занимаемый рубеж 121 СД, была в движении в район погрузки станция Мармыжи.
20 марта к 5-00 утра 102 ОЛБ был сменен 1/705 СП 121 СД и начал движение на погрузку на станцию Мармыжи.
К 5-00 утра 21 марта 102 ОЛБ прибыл на погрузку, на станцию Мармыжи.

А. И. Родимцев в своей книге «Твои, Отечество, сыны» вспоминал о передислокации так.
«В середине марта из штаба 40-й армии был получен приказ: распоряжением командующего Юго-Западным фронтом дивизия переходила в подчинение командующему 38-й армией. Станция погрузки — Мармыжи; станция выгрузки — Великий Бурлук. Нас перебрасывали на харьковское направление.
Давно уже пользовались мы железнодорожным транспортом, чаще тряслись по ухабистым дорогам на машинах, повозках или шагали пешком. Случалось, приходилось и ползти.
А теперь — вагоны. Самые настоящие железнодорожные вагоны! И что за прелесть — теплушка! Чисто, уютно, светло. Есть койки, и можно прилечь. В железной печурке розово светится жар. Его не погасит дождь и не задует ветер. Просто невероятно, что нет сквозняков. Так, пожалуй, избалуешься за дорогу.
А дорога у нас, по времени, дальняя. Восемь-девять суток в пути. Возможно, и все двенадцать. Это при условии, что все будет обстоять благополучно.
Признаться, я мало верил в благополучный путь. Для переброски дивизии требовалось пятнадцать эшелонов. Было более чем сомнительно, чтобы авиация противника не заметила эти пятнадцать поездов. Однако нам ли опасаться авиации противника? Это не первое бомбовое крещение. Теперь мы близко познакомились и с «юнкерсами» и с «фокке-вульфами». Опыт многому учит, а военный опыт — особенно. У нас давно уже исчезла робость и перед одиночными, и перед массированными налетами врага. Мы научились отбиваться, и немецкие летчики хорошо знали, какая это неприятная штука — групповой огонь.
В дороге, однако, необходима большая осмотрительность. На совещании командиров и комиссаров полков было решено комплектовать эшелоны с таким расчетом, чтобы при необходимости начальник эшелона мог развернуть подразделения в боевой порядок и сражаться самостоятельно до подхода следующего поезда.
С первым маршрутом я приказал отправить лыжные батальоны. Правда, они не входили в состав дивизий, но были обучены у нас, прославились в боях и по праву считали себя гвардейцами.
Возможно, думал я, новый командующий 40-й армией генерал Парсегов выразит недовольство в связи с отъездом лыжников? Но ведь он получает большие свежие пополнения и с наступлением весны лыжники не очень-то ему понадобятся.
С частью офицеров штаба я выехал восьмым эшелоном. Как и следовало ожидать, вражеская авиация неоднократно пыталась пересечь нам путь, разрушить мосты, обстреливать и бомбить эшелоны.
Из-за этих неприятностей выгрузку трех маршрутов пришлось произвести на других станциях, откуда люди со своей материальной частью немедленно уходили в отведенные для них районы сосредоточения.
Наш восьмой эшелон проследовал в основном благополучно. Были, конечно, и неприятности, однако в военное время без них не обойтись. После обстрела из пулеметов и бомбежки у нас загорелся вагон с боеприпасами, но пожар мы быстро потушили.
Штаб армии располагался на окраине села Шевченково, и, когда я прибыл сюда, комиссар Зубков доложил мне, что все три полка вместе с артиллерийским и лыжными батальонами — по сути, вся боевая часть дивизии, уже закончили выгрузку.
— Отлично, Сергей Николаевич!.. Ну, какие еще новости?..
Он немного замялся:
— Почти никаких…
— А все же?
— Я виделся с новым командующим 40-й армией генералом Парсеговым.
— Он передал привет?
— Нет, он жалел, что вы уехали. Очень хотелось ему вас «расчехвостить» за самовольный увоз двух лыжных батальонов. Даже хотел оставить у себя наш 34-й гвардейский полк, который только приступал к погрузке. Долго кричал и под конец заявил: «Ничего. Где-нибудь он мне попадется, этот родимец Родимцев! Я покажу ему, как увозить чужие батальоны…»
(Замечу в порядке дополнения: ни во время войны, ни в послевоенное время я так и не встретил Михаила Артемьевича Парсегова. Думаю, что если бы мы встретились, оба вспомнили бы добрым словом эти лыжные батальоны, ибо они были достойны нашего гвардейского знамени, под которым сражались с беззаветной отвагой).»
102 ОЛБ участвовал в боях на Харьковском направлении совместно с 13 Гв СД, это подтверждается еще и тем, что в апреле 1942 года несколько лыжников погибло и попало в плен под Старым Салтовом.
Однако Родимцев упоминает о нескольких лыжных батальонах, по видимому, кроме 102 ОЛБ который убыл с дивизией вполне официально, были еще какие то лыжные подразделения, которые Родимцев забрал с собой. (подробнее 1 ОЛБ 40 армии).

Это неоконченная статья о 102 отдельном лыжном батальоне, в последующем статья будет дополнена.

Комментариев нет:

Отправка комментария