Ярлыки

1 (26) 1 ударная армия (38) 10 армия (7) 11 армия (21) 13 армия (7) 14 армия (24) 16 армия (7) 19 армия (5) 2 ударная армия (42) 20 армия (7) 21 армия (5) 22 армия (5) 26 армия (11) 27 армия (4) 29 армия (3) 3 армия (23) 3 ударная армия (31) 30 армия (19) 31 армия (3) 32 армия (14) 33 армия (3) 34 армия (29) 38 армия (3) 39 армия (15) 4 армия (9) 4 ударная армия (27) 40 армия (9) 41 армия (1) 43 армия (13) 49 армия (6) 50 армия (6) 53 армия (11) 54 армия (14) 55 армия (2) 59 армия (8) 6 армия (1) 67 армия (2) 68 армия (7) 7 армия (8) 8 армия (3) 9 армия (1) Брянский фронт (27) Видео (16) Военные округа (6) Волховский фронт (56) Воронежский фронт (3) Западный фронт (69) Запасные лыжные части (78) Калининский фронт (91) Кандалакшская ОГ (5) Карельский фронт (49) Кемская ОГ (12) Книги (9) Ленинградский фронт (21) Лыжные батальоны (306) Лыжные бригады (68) Масельская ОГ (2) Медвежьегорская ОГ (3) Операции Красной Армии (20) Приказы (37) Северо-Западный фронт (99) Фото (23) Фотографии бойцов (32) Фотографии лыжников (7) Центральный фронт (9) Юго Западный Фронт (16) Южный фронт (4)

воскресенье, 15 мая 2016 г.

44 отдельный лыжный батальон 2 ударной армии



44 отдельный лыжный батальон 2 ударной армии

 
44 отдельный лыжный батальон в действующей армии с  1 января 1942 г. до 1 апреля 1942г. В составе 2-й ударной армии участвовал в боях на р Волхов и Любаньской операции.


Сформирован батальон в Уральском Военном Округе в Челябинской области, в  составе 21  ЗЛБР, в 26 ЗЛП. Затем 44 ОЛБ погрузился на станции г Челябинск передислоцирован в г Свердловск и затем в г Ярославль для довооружения. Комбатом был  капитан Ф. В. Валовой и комиссаром И. Т. Носов.
Пока не совсем понятно из кого был скоплектован лыжный батальон. Из воспоминаний Н.Чмыхун следует, что личный состав батальона был «физически крепкий, все жители Урала, в основном рабочие уральских заводов, половина из них участвовали в боях с японцами на озере Хасан и в Монголии на р. Халхин-Гол и были награждены орденами и медалями.». Наличие большого количества бойцов с боевым опытом, крайне удивительно, в основном лыжные батальоны 2 УА 39, 40, 41, 42, 43 ОЛБ были в основном комсомолько-молодежными, из уроженцев Урали и частично Дальнего Востока. Кроме того другие лыжники не вспоминают о наличии ветеранов боев с японцами.

Директива Ставки ВГК от 13 декабря 1941 г. 23 ч 55 мин
«Ставка Верховного Главнокомандования приказала:

1. Шесть лыжных батальонов № 39, 40, 41, 42, 43, 44 направить в распоряжение командующего 2-й ударной армией. Погрузка—ст. Ярославль, 14.00 17.12.1941 г. выгрузка—ст. Красенка.

2. Отправляемых обеспечить вооружением, снаряжением, специмуществом до отправки к пункту нового назначения.

3. Батальоны обеспечить, боеприпасами— 1,5 боекомплекта, горючим— 2 заправки, продовольствием—на одни сутки пути следования и 3-суточным выгрузочным запасом.

  

 Начальник Генерального штаба Б ШАПОШНИКОВ»

 44  отдельный лыжный батальон вошел в состав 2 УА. 2 УА, как и 59 А прибывала из резерва Ставки на Волховский фронт, для участия в наступлении с целью разгромить группу армий «Север» и прорвать блокаду Ленинграда.
2 УА была близнецом 1 УА и представляла собой усиленный корпус, она имела такую же бригадную структуру, усиленную лыжными батальонами. Части 2 УА еще не были в боях, более того, кроме лыжников, все остальные части 2 УА были укомплектованы жителями степных районов. Тем не менее, уроженцы Сталино и Ворошиловграда, Сталинграда и Воронежа, воевали храбро и отважно, они упорно оборонялись и настойчиво наступали, быстро учась воевать в лесах и болотах. В бой им пришлось вступать практически с ходу, не успев толком отдохнуть и организовать разведку, подтянуть боеприпасы и наладить взаимодействие между частями. Первый командующий 2 УА был генерал-лейтенант Соколов Григорий Григорьевич. За 20 лет службы он прошел путь от рядового до генерал-лейтенанта в погранвойсках, побывав на всех границах СССР и участвовал во многих пограничных конфликтах и боях в Средней Азии, на Дальнем Востоке, на западных и северных границах. Тем не менее  руководить армией в сложных условиях он не смог и быстро был отозван с фронта.
Новым командующим стал генерал-лейтенант Клыков Николай Кузьмич, талантливый военачальник, но к сожалению в апреле 1942г убыл в тыл по болезни, с ним армия форсировала р Волхов и прорвала оборону противника.

Нельзя не упомянуть и последнего командующего 2 УА в Любаньской операции генерал-лейтенанта Власова Андрея Андреевича, который командовал армией с 16 апреля и до последнего дня боев под Любанью. Он смог сохранить управляемость армией в окружении, но вывести части 2 УА из кольца он не смог. Армия была разгромлена, а сам он попал в плен. Командармы Красной Армии часто попадали в окружение, кто то как генерал-лейтенант Кузнецов В. И. прорывался вместе с частями из окружения; кто то как генерал-майор Ракутин К.И. погиб ведя бои в окружении; кто то как генерал-лейтенант Ершаков Ф.А. попал в плен и погиб в плену не изменив присяге, но только один командарм -  Власов,  встал на путь предательства. Его имя стало нарицательным для всех предателей Родины в этой войне. Своим поступком он предал и всех солдат 2 УА, и выживших и тех кто погиб в неравных боях с противником. Каковы бы ни были мотивы его поступка, тем самым он стал соучастником уничтожения миллионов советских людей, как мирных граждан, так и солдат, и тысячи сожженных сел, также и на его совести. 
 
У Красной Армии просто не было времени нормально готовиться к наступлению – Ленинград ждал прорыва блокады, от голода в нем умирало каждый день несколько тысяч человек - первая блокадная зима была очень тяжелая. 
Противник так же готовился к нашему наступлению, как описывал Мерецков «Немецкой разведке удалось обнаружить не только подготовку фронта к
наступлению, но и довольно точно установить основное направление наступления. Приведу здесь запись из попавшего в наши руки журнала боевых действий группы армий "Север" за январь: "Разведка ясно показывает направление главного удара противника перед фронтом 126-й пехотной дивизии и перед правым флангом 215-й пехотной дивизии. Кроме того, крупные приготовления к наступлению отмечаются возле плацдармов Грузино и Кириши, а также на северо-восточном участке армии, по обе стороны от Погостья".» Задержка с нашим наступлением позволило бы противнику усилить оборону, подтянуть резервы. Кроме того Северо-Западный Фронт переходил в наступление 7 января, поэтому нельзя было затягивать наступление волховчанам. Не стоит забывать и того, что наступление наших войск, начатое под Тихвином фактически не прекращалось, документы Волховского фронта с 1 января обстановку описывали словами – «Войска Волховского фронта продолжили наступательные бои  на всем фронте» или «Войска Волховского фронта продолжали вести упорные бои» Так что 7 января наступление продолжилось, но уже с участием основной массы войск 2 УА и 59 А.


Прибыв на фронт 44 ОЛБ высадился на станции Малая Вишера и совершив переход сосредоточился в деревне Глужино, где занимался огневой и горной лыжной подготовкой.
1 января 1942 года лейтенант Галынский из штаба 44-го ОЛБ коротко сообщал: «Батальон расположен в деревне Глужно. Расквартирован по квартирам, баням и блиндажам. Охрана обеспечена».
В последующем совместно с 40 и 43 ОЛБ выступил на фронт в район Красного Поселка.
7 января сосредоточился в полосе 327 СД.
 Карта с нанесенной обстановкой частей 2 Уд. А на 7.1.42 г.
10 января 44 ОЛБ сосредоточился в деревне  Александровская колония.
13 января 1942 г лыжники 44 ОЛБ в первой волне форсировали р Волхов и завязали бои за Красный Поселок. Лыжники захватив плацдарм на р Волхове дали возможность бойцам 327 СД переправиться на  плацдарм и завершить прорыв первой полосы немецкой обороны. Лыжникам приходилось наступать через Волхов по простой причине –  пехоте без лыж наступать было трудно. Глубокий снег, часто по пояс, задерживал движение. Пехотинцы быстро уставали, останавливались для передышки, затем снова двигались вперёд. На зеркале Волхова под перекрестным огнем это означало просто избиение пехоты.
Из воспоминаний бойца 44-го лыжного батальона, А.А. Абакумова «В начале декабря 1941 года эшелоном из Челябинска нас отправили на фронт. Доехали до Волхова, разгрузились в лесу и только успели укрыться, как налетели немецкие бомбардировщики. Мы чудом тогда уцелели. А на следующий день батальон вступил в бой. Всё наше оружие – винтовка со штыком да несколько гранат. В одном из боёв, помню, фрицы прижали нас ко льду, да так, что не шелохнуться. Ох, и полегло тогда наших!..»



Зубарев Степан Савельевич боец 44 ОЛБ


Из воспоминаний С. С. Зубарева, рядового 44-го лыжного батальона «Наш 44 лыжный батальон прошел двух месячную подготовку в конце 1941 года в городе Челябинске в Красных казармах. В начале декабря был получен приказ: «Совершить переход на лыжах до Кыштыма и там погрузиться в эшелон». Комбатом был Валовой и комиссаром И. Т. Носов.

          Начался переход, целью которого была задача закалка выносливости при переходах. Шли целый день, ночевали в поселке Верхние Мелюки. Утром приготовили в ведрах на кострах завтрак, и по быстрому позавтракали. Снова длинная белоснежная лыжня лесами, с искрящимися снежинками в глазах. Часов в 11 батальон догнал посыльный и вручил другое предписание. Батальон повернул обратно в расположение. Шли быстрым маршем и вскоре стали чувствовать, как по телу поползла усталость, а впереди была длинная, утомительная дорога и обстоятельства неизвестности, в которых заключалась причина изменения маршрута.наконец подошли к Челябинску и вышли на мостовую. Лыжи взяли на плечо и двинулись в расположение. Чувствовалась огромная усталость, и ноги отказывались повелеваться воли хозяина. До ворот оставалось не более двух километров, как нас встретили с духовым оркестром. Этот момент запомнился на всю жизнь. Неведомо откуда появились силы и казалось ноги сами несли нас в расположение. В запасном полку пробыли двое суток и на вторые утром нам сказали, что вечером поедим на фронт. Часов в 9 вечера мы вышли пешком и шли, спустившись вниз по улице Кирова до погрузочной военной платформы. Эшелон стоял на месте. Мы погрузились в вагоны пульманы, где по обоим концам стояла почугунной печки, и были двухъярусные нары. Вскоре поезд поставили под пары, и эшелон отправился. Утром прибыли в Свердловск. Вначале после отправления из Свердловска ехали быстро, но затем были длительные остановки. В Ярославле простояли трое суток. Получили автоматы, патроны и теплое обмундирование с иголочки. Здесь стало известно, что батальон вошел в состав 2-й ударной армии. Эшелон более не задерживали, он шел с большей скоростью, мимо проплывали поселки, города, а в лесах мелькали величественные ели, обвешанные крупными, продолговатыми шишками и казались украшенными специально перед новым 1942 годом. Наконец поезд 30 декабря прибыл в Малую Вишеру. Вскоре эшелон поставили в тупик и батальон, как по тревоге за 15 минут покинул вагоны и маршем на лыжах пошли по прочищенной, лесной дороге. Перед вечером прибыли в поселок Глутно. Там встретили новый год. В поселке находились несколько дней, а затем ушли в леса. Жили в шалашах, трижды меняли места стоянок. Меня командование батальона назначило замполитом роты, политруком был Н. И. Тарасов.

Три уральских лыжных батальона шли маршем к фронту. Небо темнело, и звёзды сверкали остро. Силуэты деревьев едва проступали из тьмы. Но вот подул сильный ветер. Берёзы, наклоняясь, казалось, плакали... Лунный свет высвечивал дорогу, по обе стороны которой попадались указатели: «Мины».

Часа через два осторожного пути лыжники вышли на опушку леса. Совсем рядом – посёлок Александровка. Ветер внезапно стих. Лыжники застыли в оцепенении. Несколько хат сиротливо маячили у дороги. Уцелели, родимые! От остальных же остались печные трубы, пепел да обуглившиеся стропила и балки, торчащие в разные стороны, как орудийные стволы. Бойцы молча прошли ещё несколько метров, и неподалеку от дороги смогли разглядеть в лунном свете ряды могил с берёзовыми крестами и насаженными на них касками. Фашистские могилы.

– По заслугам получил фриц!

Стали располагаться на ночлег. Кто-то успел занять уцелевшие хаты, остальные лыжники, а их было большинство, спешно делали шалаши из еловых и берёзовых ветвей, осторожно разжигали костры. Мороз заползал под полушубки, даже в валенки. Попеременно отогревая руки у огня, лыжники доставали из вещмешков сухари. Кончался трёхдневный запас «НЗ». Спали по очереди, так как надо было следить за костром. Мне было поручено провести политинформацию, уже было известно, что в ночь идем на передовую. Утром следующего дня перед первым для многих его земляков боем провели партийно-комсомольское собрание. Выступили я, несколько бойцов и командиров. Потом было зачитано «Обращение» ленинградцев к воинам Волховского фронта о помощи осаждённому городу.



На рассвете батальон пришел на исходную позицию. Внизу, под ледовым панцирем лежала река Волхов, а за ней на высоком плато притаилось в темноте небольшое село Красный Поселок. От него к Волхову тянулся крутой берег, по откосу которого были установлены фашины, обсыпанные снегом и залитые водой. Ледяная гора-крепость! Там укрылись фашисты. Слева бетонный дзот, а справа – двух-этажная силосная башня из кирпича в несколько рядов с окнами-проёмами, из которых неумолчно били немецкие пулемёты. Ещё правее, на бугре, миномёт, который пытался нащупать передовые роты 44-го лыжбата.

Медленно поднимался рассвет, бойцы думали, что принесет им новый день с цифрой 13, исстари считавшейся неудачной. Солдаты не знали, что наступление, которое начнется 13 января сыграет огромное значение, сорвав планы фашистов о штурме города Ленинграда, прикует около себя крупные силы противника. Наконец стало совсем светло и вскоре перешли в наступление две роты батальона. Висевшая над рекой Волхов таинственная тишина была распорота длинными очередями пулеметов и автоматов. Затем небосвод был разорван эхом взрывов мин и снарядов. Две роты находились в резерве и я лежал и фиксировал своим взглядом и памятью весь ход атак. Но пока мы были в резерве. Это лыжники чувствовали нутром и готовились. Кто-то торопливо огрызком карандаша царапал письмо домой, кто-то считал лихорадочно патроны, кто-то чистил автомат...

Первая и третья рота по команде пошли в атаку.

Я наблюдал за ходом боя, попросив у политрука бинокль. Отдельные цепи лыжников прорывались к берегу, но их останавливал огонь врага. С каждой захлебнувшейся атакой лыжников становилось всё меньше и меньше. Многие остались лежать на ледяном панцире, окрасив его кровью. Только после двадцати безуспешных атак комбат ввёл в бой две резервные роты.

Смеркалось, перешли в наступление и наши две роты. Каких-нибудь через сто метров я увидел солдата, лежавшего на спине. Он был мертв, видимо крупный осколок срезал ему лицо до бровей. Этот солдат мне запомнился на всю жизнь. Продолжая быстрое скольжение, мы оказались на льду, который был вспахан взрывами, а между воронками лежало множество  глыб льда и идти на лыжах было очень трудно. Но мы преодолели эти трудности и оказались на наносной ровной поверхности, покрытой глубоким снегом. – Перебежками, вперёд! – скомандовал комроты.

Пробежав несколько метров, бойцы залегли, но когда попытались встать, завязли в глубоком и рыхлом снегу.

– Бросай лыжи! – последовала отрывистая команда.

Увязая по пояс в снегу и проклиная всех и вся, лыжники под прикрытием бугра медленно обходили Красный посёлок справа. Фашисты изредка постреливали, считая, что русские выдохлись и больше не сунутся. Но лыжники появились оттуда, откуда их не ждали. Атаковали внезапно и смяли первую линию укреплений. Тогда гитлеровцы отошли на вторую. Мы ворвались на улицы Красного Поселка и быстро продвигались вперед, не встречая никакого сопротивления. Меня догнал командир роты и велел передать команду вперед о занятии обороны на окраине.

Впереди меня бежало не более четырех человек и они приняли команду к исполнению и мы заняли оборону. Минут через сорок противник перешел в контратаку. В течение часа они, как ошалелые, рвались, чтобы вернуть прежние позиции. Но оставшиеся лыжники стояли насмерть, до последнего патрона, не отступив ни на шаг, отбили атаку противника. Во время этого боя я был ранен в грудь на вылет. Когда я доложил командиру роты о ранении, он велел идти мне в землянку, метрах в семидесяти от передового рубежа. Осторожно дошел до землянки и по ступенькам сполз на руках вперед ногами. Из землянки раненые услышали шорох, и открыв двери помогли мне войти и уложили на нары. Я быстро заснул и проспал сутки без перевязки. Проснулся, санинструктор мне сделал перевязку прямо на морозе. Затем я пошел в медпункт, на расстоянии трех километров. Шел всю ночь, осторожно ступая, так как каждая неровность под ногой вызывала страшную боль в груди. С медпункта в медсанбат, а затем в госпиталь.

          Я не знал тогда, что наш батальон первым начал боевые действия, выполняя задачу занятия передового рубежа и удержание до подхода основных частей. К 12 часам были атакованы и другие населенные пункты: Ямно – 40-м лыжным батальоном, Плотично и совхоз «Ударник» - 43-м лыжным батальоном с участием стрелковых частей. О задаче, которую мы выполняли я узнал в сентябре 1982 года, когда на местах боев посещал музеи школ. В поселке Трегубово в воспоминаниях ветерана 18 артполка резерва Главного командования Н. И. Клыкова указывается: «Задача была выполнена, и нам на подкрепление пришел 1100 полк 327-й стрелковой дивизии».

    В дальнейшем 44-й лыжный батальон дошел с боями до Любани. В боях за Любань комиссар Носов Иван Тимофеевич был награжден орденом «Красной звезды». Дальнейший путь батальона мне не известен.»


В начальный период прорыва с 13 по 17 января наступление войск в сильно укрепленной полосе развивалось медленно, что объясняется наличием у противника сильно развитой системы укреплений, упорным сопротивлением его частей, бездорожной лесистой местностью и глубоким снежным покровом. 
14 января 44 ОЛБ вел бои в совместно  с 59,53,22 СБР - им была поставлена общая боевая задача. В последующем 44 ОЛБ взаимодействовал с 58 СБр и 327 СД, лыжников бросали на самые горячие участки, как говорится, в самое пекло. Лыжники вели бои в районе Мясной Бор, Спасская Полисть, Ольховские Хутора, в последующем в районе Красной Горки.
27 января 44-й от-дельный лыжный батальон продолжал взаимодействие с  23-й и 58-й СБр, которые имели задачу: наступать сначала в южном и юго-западном направлениях на Земтицы (в 1,5 км западнее Любцев на дороге Некохово-Мясной Бор) и Земтицкие хутора (Земтицы северные). Последние находились в 1 км севернее Земтиц на западной стороне той же дороги и граничили с Теремецкими хуторами. 
1 февраля 44, 167 и 168 ОЛБ вошли в подчинение 58 СБр.
44 ОЛБ участвовал как во фронтальных боях, так и в рейдах по вражеским тылам. 
 Из письма сержанта Владимира Александровича Медведева командира взвода 44 ОЛБ. «Стоят суровые морозы. Большие снега. Но мы хорошо одеты. Иногда забрасывают в тыл к немцам. Ведём напряжённые бои, громя вражеские тылы и гарнизоны. Береги детей. Воспитывай их достойными людьми...»
9 февраля 1942 г 44 ОЛБ совместно с 58 СБР и 168 ОЛБ участвовал в боях за Ольховские Хутора. 168 ОЛБ атаковал Сенную Кересть и вел уличный бой, 44 ОЛБ в это время блокировал дорогу Сенная Кересть - Ольховские Хутора
В еще одном донесении Военному Совету фронта командование 2-й Ударной армии докладывало: «58-я стрелковая бригада с 44-м лыжным батальоном ведут бои юго-западнее Красной Горки и подошли к грунтовой дороге Красная Горка – Глубочка».




Носов Иван Тимофеевич комиссар 44 ОЛБ


 Комиссар 44-го батальона Иван Тимофеевич Носов вспоминает об одном рейде в тыл врага: «Группа лыжников в составе 47 человек контролировала дорогу в тылу немцев, вскоре показались две автомашины с немецкими солдатами, завязался бой. На машинах были установлены пулемёты. Немцев уничтожили, но и нас в живых осталось только пять человек».
Несмотря на то, что Любань взять не удалось, противник понес большие потери и удержался только благодаря огромному напряжению сил. Взгляд на эти бои с вражеской стороны отнюдь не оптимистичен.

Немецкая карта боев в районе Красной Горки


Противник о боях в районе восточнее Красной Горки около деревень Сустье Конец, Коровий Ручей, Дубовое, Малая Бронница и Апраксин Бор. "Снег высотой до 1,4 м, жуткий мороз и ледяной ветер в начале года, затем снежная каша, превращающаяся в лед и опять новый снег в виде метели из «ветряных углов», потом жижа, грязь и вязкий ил до полной бездонности. Ной сейчас на Волхове была глубокая зима с морозами около -30° С.

Хроникер дивизиона, д-р Пихлер, врач дивизиона, сообщает:

«10 марта он перебазировался по шоссе на юг через Коркино и Сустье Конец в район Залесья. По пути во многих местах снег не был белым. Бомбы и снаряды в деревнях выворотили грязь и превратили дома в развалины. Дивизион прошел мимо 11-й батареи, которая уже давно стояла на своих позициях и на которую за одну ночь сбросили до 15 бомб. После деревень в лесах опять начались болота. Везде на пути попадались солдатские могилы нашей и других дивизий, которые сражались здесь. С началом сумерек дивизион со всеми орудиями, связными и обозными машинами шел в области железной дороги, идущей параллельно фронту, вдоль передовой линии, лишь на метры удаляясь от  нее. Дивизион проследовал без обстрела. Уже на следующий день русские снова перекрыли дорогу. Затем без всякого шума от самолетов в деревню Залесье, в которой ночью штаб дивизиона и штаб батареи устроили квартиры и хотели оборудовать КП, упали 4 бомбы. Русские пилоты шли планирующим полетом и сбрасывали свои бомбы на малейшие проблески света.

Утром 11.3 были подготовлены огневые позиции, проложены линии связи, установлены цели и рубежи для заградительного огня. Дивизион был готов открыть огонь.

Русские стреляли отовсюду из минометов и пушек «ратч-бум» . Было такое впечатление, что русские скрывались везде в лесах. Когда выявляли их расположение и обстреливали действенным огнем, русские сразу же меняли позицию. Теперь мы подчинялись 254 ПД.

15 марта. Русские атакуют во всю мощь. Атака следует за атакой. Перед позициями убитые русские лежат уже сотнями. Они хотят изо всех сил сделать здесь прорыв и разорвать котел. Залесье теперь находится всего лишь в 1 км за передовой, и здесь появляются раненые от стрелкового оружия. Деревня Коровий Ручей сегодня опять перешла в другие руки.

Каждый раз на русскую атаку следует контрудар. Как обычно в таких случаях, пехота составлена в спешке из обозников и тыловиков.

16.3. атаки продолжаются. В пехоте после выхода из строя офицеров роты возглавляют фельдфебели. Со вчерашнего вечера русские ведут обстрел из своего «чертова орг'ана» . В русских избушках уже никто не живет, все попрятались в погребы и подвалы, говоря при этом: «Лучше быть мокрым, чем мертвым!» Транспортировку раненых приходится  осуществлять на открытых санях при -20° С мороза на расстояние 15 км.

17.3. Игра под названием «Кто хочет из котла?» продолжается. Ежедневно она шла до 24 марта. Массированные атаки русских большей частью прерываются заградительным огнем дивизиона. Маленькие группы, которым удается пробиться за нашу передовую линию, наносят урон огневым позициям или обозам. В соседней деревне в эти сутки вследствие ночной бомбардировки 41 убитый и много раненых.

24.3. Залесье, от которого почти ничего не осталось, очищено от русских. КП дивизиона перенесен в лесной лагерь. Здесь обстрел менее сильный, так как русские пока не установили наше положение. Уже несколько дней как установилась теплая погода, пути снабжения стали непроезжими для обычных автомашин. У противника в котле очевидно тоже проблемы с боеприпасами, он теперь почти не стреляет.

28.3. На фронте стало заметно спокойнее. Атаки русских значительно ослабли. Перед позициями лежат около 3500 убитых. В ночь с 29 на 30.3 русские нанесли по лесу и нашим огневым позициям очень сильный огневой налет. Снабжение опять сократилось.

3 апреля. Всю прошедшую ночь наши пехотные позиции находились под мощнейшим артиллерийским огнем, а с 6.00 утра этого же дня обстрелу подверглись и наши огневые позиции и КП дивизиона. По временам обстрел усиливался, переходя в ураганный огонь из снарядов реактивных минометов – «Сталинских органов» - и артиллерии всех калибров, включая зенитные и противотанковые орудия, минометы и неприцельный пулеметный огонь. Это был самый страшный из до сих пор пережитых обстрелов нашего дивизиона. То усиливаясь, то стихая, он продолжался весь день, прерываемый только атаками русской пехоты на всех участках фронта. Эта страстная пятница никогда не забудется. Но противнику не удалось прорваться и на этот раз.

7.4. Русские опять обстреливают нас очень сильным огнем изо всех калибров. Наши батареи все время меняют позиции. В большинстве случаев противник накрывает снарядами уже покинутые позиции. Русские снова и снова атакуют…

Оттепель сменилась морозом – наше снабжение снова улучшилось. Если русским удастся захватить Любань с обеих сторон, мы окажемся в котле. От Залесья, которое мы вынуждены недавно оставить, видны только обугленные бревна в бомбовых и снарядных воронках.

11.4. С позавчерашнего дня на фронте опять спокойно – по крайней мере в сравнении с тем, что было. Тает довольно сильно и дороги превратились в полоски моря воды и топи по колено. Кажется, что русские атаки увязли в бесконечной грязи и топях. Вода течет через крыши блиндажей и стоит на земле. Все время ее приходится откачивать. Сапоги, форма, одеяла – все мокрое или, по меньшей мере, влажное и холодит.

13.4. Слева от нас, немного южнее, местность несколько лучше, или русские танки ездят не только по глубокому снегу и льду, но и по грязи, поскольку противник смог прорваться на танках в Ручьи и захватить деревню. Немедленным контрударом, но только с помощью пикирующих бомбардировщиков, артиллерии и противотанковых орудий удалось отбросить его на старые позиции. По-видимому, здесь образовался новый центр тяжести боев».
Как видно, даже в апреле 1942 года все еще не было предопределено. До Любани оставалось всего несколько километров, в иные дни была слышна канонада Ленинградского фронта который шел навстречу, разведчики Волховского фронта встречались с разведчиками Ленинградского фронта. К сожалению взять Любань и разгромить противника не удалось, но 18 армия противника была настолько обескровлена, что самостоятельно уже не могла взять Ленинград.

Более подробно о боях, в которых участвовал 44 лыжный батальон пока неизвестно.

Нужно прямо сказать - бои Волховского фронта в январе-июне 1942 г в которых, были не совсем удачными, в этих боях участвовало около 40 отдельных лыжных батальонов и много маршевых лыжных рот – практически каждый четвертый батальон пехоты во 2 УА был лыжным. Лыжники участвовали во всех крупных боях 2 УА, многие лыжные батальоны погибли до последнего человека выполняя боевые задачи. После расформирования лыжники передавались на пополнение стрелковых частей и они до конца разделили судьбу армии. Наши части не смогли прорвать блокаду Ленинграда, не смогли разгромить группу армий "Север", более того 2 УА сама была разгромлена. Но бои в этих сложнейших условиях, в лесах и болотах, в зимнюю стужу и весеннюю распутицу, без продовольствия, с минимумом боеприпасов, были коллективным подвигом наших солдат и командиров. Ни о каких массовых сдачах в плен наших солдат не было и речи, ни голод, ни лишения не сломили их решимости.  Немцы сами признают, что наши солдаты сражались до последнего патрона, до последней возможности,  многие погибали в своих окопах,  случаи измен были единичными. Немцы с удивлением обнаруживали деревья с обгрызенной корой, раненых и  изможденных от голода солдат, которые предпочитали спрятаться при прочесывании, но не попадать в плен. Некоторые смогли пройти по немецким тылам до 300 км, лишь бы выйти к своим.  



Подвиг солдат и офицеров 2 УА сложно оценить. Они смогли отстоять Ленинград, чем спасли жизнь трех миллионов ленинградцев - пока в окружении последний солдат 2 УА мог держать в руках оружие, противник не мог начать штурм города. Бойцам и командирам Волховского фронта удалось отстоять не только Ленинград, но и Кавказ, противник понес столь существенные потери, что в группе  армий "Север" можно наблюдать целую россыпь добровольческих легионов СС, которые прибыли для ее усиления,  а так же под Ленинград прибыла 11 немецкая армия. Заслуга волховчан в том, что 11 армия вместо высадки на Тамани, в полном составе, в рамках операции «Блюхер», она погрузилась в эшелоны и прибыла под Ленинград.
 


Марков Андрей Тихонович боец 44 ОЛБ
Официально 44 отдельный лыжный батальон был расформирован 1 апреля 1942г.
Это неоконченная статья о боевом пути 44 отдельного лыжного батальона, в последующем статья будет дополнена.



2 комментария:

  1. https://pomni.is74.ru/person/3458/Корсун+Григорий+Фёдорович Боец 44 олб.

    ОтветитьУдалить
  2. Этот комментарий был удален автором.

    ОтветитьУдалить