Ярлыки

1 (26) 1 ударная армия (38) 10 армия (7) 11 армия (21) 13 армия (7) 14 армия (24) 16 армия (7) 19 армия (5) 2 ударная армия (42) 20 армия (7) 21 армия (5) 22 армия (5) 26 армия (11) 27 армия (4) 29 армия (3) 3 армия (23) 3 ударная армия (31) 30 армия (19) 31 армия (3) 32 армия (14) 33 армия (3) 34 армия (29) 38 армия (3) 39 армия (15) 4 армия (9) 4 ударная армия (27) 40 армия (9) 41 армия (1) 43 армия (13) 49 армия (6) 50 армия (6) 53 армия (11) 54 армия (14) 55 армия (2) 59 армия (8) 6 армия (1) 67 армия (2) 68 армия (7) 7 армия (8) 8 армия (3) 9 армия (1) Брянский фронт (27) Видео (16) Военные округа (6) Волховский фронт (56) Воронежский фронт (3) Западный фронт (69) Запасные лыжные части (78) Калининский фронт (91) Кандалакшская ОГ (5) Карельский фронт (49) Кемская ОГ (12) Книги (9) Ленинградский фронт (21) Лыжные батальоны (306) Лыжные бригады (68) Масельская ОГ (2) Медвежьегорская ОГ (3) Операции Красной Армии (20) Приказы (37) Северо-Западный фронт (99) Фото (23) Фотографии бойцов (32) Фотографии лыжников (7) Центральный фронт (9) Юго Западный Фронт (16) Южный фронт (4)

понедельник, 13 июня 2016 г.

6 лыжная бригада Карельского фронта


6 лыжная бригада Карельского фронта




6 лыжная бригада Карельского фронта в составе действующей армии с 7 апреля 1942 года по 25 сентября 1942 года.
6 лыжная бригада была переименованной 6 оленье лыжной бригадой.
Из воспоминаний командующего 14 армии Щербакова В. И. «Я получил также полезные сведения о 5-й и 6-й отдельные олене-лыжных бригадах, находившихся в составе армии. Это бригады особой организации, предназначенные для мобильных дей ствий в Заполярье, особенно зимой по бездорожью. Бригады были созданы распоряжением штаба фронта в начале 1942 года и лыжных батальонов, прибывших с Урала, Архангельской и Вологодской областей. Пока что они также себя ничем не проявили Но судя по высокой лыжной подготовке личного состава, наличию большого количества автоматов, что в 1942 году было еще редкостью, я пришел к заключению, что такие бригады, конечно при умелом их применении и при смелых инициативных командирах, представляют значительную силу.
С понятным интересом ехал в районы, где располагались лыжные бригады, - новое пополнение армии. Ближайшей на пути оказалась 6-я отдельная бригада. Ее командир майор Можайко, комиссар - лектор Мурманского обкома партии батальонный комиссар Малышев представили мне командиров батальонов и огневых подразделений. Доложили, чем занимается бригада, как готовится к наступлению.
Все это особых замечаний у меня не вызвало. Однако в ходе бесед с личным составом я почувствовал какую-то скованность и неуверенность у некоторых командиров и солдат, хотя, по обыкновению, я сразу же постарался придать беседе дружеский характер. Мне было ясно, что в боевых делах эти люди новички и над ними довлеет неизвестность первого боя. Пришлось без обиняков указать на это слабое место. Напомнить о святом долге беспощадно бить врага, привести знаменитое выражение адмирала Макарова "победа лишь там, где люди не боятся умереть".
В отдельном разговоре с командиром бригады и его комиссаром я высказал свое неудовольствие таким положением дел и обратил внимание на необходимость конкретных мер, срочных и эффективных, по улучшению политико-воспитательной работы с личным составом.»


Бригада принимала активнейшее участие в боях на Мурманском направлении, во время Мурманской наступательной операции.
 18 апреля  5 и 6 оленьи лыжные бригады находились на восточном берегу оз. Нож-Явр, восточный берег р. Заполица до Порог.
19 апреля Мурманская наступательная операция была отложена из-за ранней весны.

24 апреля бригада получила шифрограмму, согласно которой бригада к 26 апреля должна выдвинуться до начала летнего времени, в район леса юго восточнее отм 135,6, а в ночь на 27 апреля  выдвинуться в район исходного положения западнее озера Воро-Ярви.


28 апреля началась Мурманская наступательная операция. В этой операции бригада получила задачу, обойти фланг проивника и продвинувшись вперед соединиться с морским десантом, тем самым окружить противника оборонявшегося перед 14 армией.
В тот же день, 6 лыжная бригада наступая в северо-восточном направлении к 18-00 вышла своими 6, 7, 8  батальонами на южные скаты выс. 264,2 (9 км юго-вост. оз. Чапр), имея фланги в 2 км восточнее и западнее этой высоты.
Командарм 14 армии Щербаков доложил в штаб фронта, что командир 6 бригады майор Можейко потерял управление бригадой. Командующий армией приказал оказать помощь Можейко путем высылки к нему толкового командира. Командующий фронтом также считал, что Можейко слаб в управлении бригадой. Забегая вперед, в конце мая отчет о боевых действиях бригады подписывал командир бригады полковник Александров, по всей видимости именно ео назначили командовать бригадой 2 мая.  Командарм считал, что следует подвинуть гвардию влево и совместно с 6 лыжной бригадой обтекать фланг противника и как можно быстрее выдвигать обходящую группу. Командующий фронтом согласился и предупредил Щербкова о возможном налете авиации противника на обходящую группу.
Сам Щербаков вспоминал первый день наступления так «На главном направлении частям 10-й гвардейской дивизии 72-й морской бригады лишь к исходу первого дня боев удала продвинуться на глубину один, два километра. 6-я отдельная олене-лыжная бригада, наступая левее гвардейской дивизии, совершила скоростной бросок по тундре и пыталась с ходу прорваться в тыл обороны противника. Однако не сумела уклониться от лобовой атаки опорного пункта на высоте 341,1 юго-западнее озера Чапр., неверно оценив его способность к сопротивлению. Лыжной бригаде пришлось вести тяжелые бои за высоту.»
Нужно отметить, что бросок по тундре был делом сложным по той причине, что местность хорошо контролировалась патрулями и постами противника. Наши диверсионные отряды не раз тревожили противника с этого направления и противник наладил не только охранение и оповещение, но и отработал выдвижение своих резервов на этот участок. С морскими десантниками происходило тоже самое, немцы не раз обнаруживали высадку наших небольших диверсионных отрядов и также  были готовы выслать резервы в этом направлении. Кроме того тундра Заполярья не новгородские леса, укрыться от авиации было негде, ранее действовавшие в немецком тылу диверсионные отряды лыжников преследовались вражеской авиацией, которая гонялась даже за отдельными лыжниками и их спасением была только полярная ночь, в конце апреля ночи были совсем короткие. Напомним в воздухе господствовала авиация врага. Таким образом, задача бригады была нетривиальной.  

29 апреля 6 лыжная бригада отбрасывая на северо-восток мелкие группы противника к исходу дня продвинулась вперед на 3 км, вышла в район выс. 334,2 (18 км юго-западнее Большая Западная Лица), и заняла положение двумя батальонами фронтом на восток. Остальными двумя батальонами на рубеже квадрата /9252г/ фронтом на восток, имея перед собой до батальона пехоты  противника.
Авиаразведка засекла  переброску из Петсамо резервов противника автотранспортом. Как позже выяснится это был 136 ГЕП 2 ГЕД.
В тот же день стало ясно, что бригада встречает исключительные трудности – все приходится тащить на  лодках волокушах на себе. Лошади могут дотащить грузы только до определенного места. Необходимо подчеркнуть, что в документах фронта говорится именно о лошадях, в то время как командир бригады в отчете говорил, что все перевозки осуществлялись исключительно на оленях. Батальоны бригады непрерывно бомбили пикирующие бомбардировщики противника. Несмотря на бомбежки, потерь у бригады было мало - за весь апрель бригада потеряла 3 бойцов погибшими, но маневр в светлое время суток был скован, повторюсь в конце апреля, в преддверии полярного дня,  в Заполярье  сумерки длятся очень недолго.
6 ЛБР приказывалось приблизиться ближе к флангу 10 гв СД.
30 апреля 6 лыжная бригада выполняя приказ, отражая неоднократные контратаки противника, продолжает продвижение вперед в направлении юго-западных скатов выс. 341,1 и к исходу дня достиг рубежа:
10 и 7 батальоны – преодолевая сопротивление  мелких групп противника  к исходу дня вышли  в заданный квадрат фронтом на восток.
6 батальон заходя во фланг противнику с севера к исходу дня вышла на рубеж фронтом на восток.
 Командование оценивало силы противника перед 6 лыжной бригадой и 12 морской стрелковой бригадой  (12 МСБР была высажена с кораблей СФ и составляла вторую обходную группу) в 5 батальонов и резервы противника продолжали прибывать. Приказывалось ночью 30 апреля обоим обходным колонам обойти противника и разгромить его.
Надо понимать, что противник был сильный, скажем 2 ГЕД (2 ГСД) имела опыт боев в Польше и Норвегии, опыт боев 1941 года в Заполярье, 6 ГЕД (6 ГСД) имела опыт боев в Греции и с октября 1941 года под Мурманском. Так что для лыжников, которые в марте только выгрузились в Мурманске и в боях еще не участвовали, это был серьезный противник.
В ночь на 1 мая штаб армии передал приказ штабу бригады, оказать помощь 10 батальону остальными батальонами бригады, обойти высоту 341,1 с северо-запада. Подразделения  бригады на высотах  334,2, 265,2, 350,2 будут сменены подразделениями 5 лыжной бригады по мере подхода.   
1 мая 6 лыжная бригада обеспечивая себя с севера и отразив контратаку противника силою до пехотного батальона, вела бой за овладение высотой 341,1 на ее западных скатах.
Командир бригады Можейко все еще не смог восстановить управление бригадой. Документы Карельского фронта сообщают о переговорах командования 14 армии и Карельского фронта, в которых раздражение командиром бригады только нараствло. Штаб армии не имел ясного представления о положении бригады, виня в потере управления бригадой ее командира. Командующий фронтом был недоволен, тем что батальоны бригады ввязываются в  бой каждый по своему управлению и приказывал не допустить этого в 5 лыжной бригаде, которая в этот день вводилась в бой из-за левого фланга 6 лыжной бригады. Командующий фронтом предупредил, что если положение бригады не исправить, то дело закончится плохо. Основания для беспокойства были  серьезные, разведка отмечало, что противник маневрировал своми частями на переднем крае и тактическими резервами, было засечено прибытие 200 грузовиков из района Петсамо – Луостари, но в бой глубинные резервы, за исключением одного батальона 136 ГЕП 2 ГЕД еще не вступили.   
2 мая бригада продолжала наступать, 6 и 8 лыжные батальоны к ночи вышли в район  9252гв.
7 и 10 лыжные батальоны вели упорный бой фронтом на север.
Командование армии имело смутное представление о положении бригады.
Штаб армии причину путаных данных о положении частей объяснял тем, что командиры теряют ориентировку на однообразной местности.
Командование фронтом потребовало прислать к командирам частей пограничников в качестве проводников.
Вечером генерал Щербаков констатировал, что связи с бригадами нет, положение бригад неясное. Он располагал только неофициальными данными - рассказами раненых лыжников и пленного немца. Раненые из состава 7 и 10 лыжных батальонов говорили, что батальоны под давлением противника отошли. Пленный немец на допросе показал, что 10 лыжный батальон был окружен, частично уничтожен, а триста человек сдалось в плен.
В реальности 7 батальон понес большие потери и отошел к своим частям, 10 батальон был окружен и вел бой в окружении.
Реакция командующего фронтом была мгновенной, был отдан приказ - сменить командование обоих бригад, остановить наступление на день, привести бригады в порядок и только после этого продолжать наступление. Командующий фронтом соглашался, что бригадам, после приведения себя в порядок, придется уничтожать противника в этом районе, так как если бы в бригадах было больше порядка, можно было бы оставить заслон, а главными силами обойти противника.
Из воспоминаний Щербакова В.И. «6-я олене-лыжная бригада подверглась сильным контратакам резервов - частей 2-й гор егерской дивизии, подошедших из района Луостари.
Немцы серьезно опасались прорыва в свой тыл подвижных  подразделений олене-лыжной бригады. Для контратак была привлечена часть сил из вторых эшелонов полков, оборонявшихся в центре. Усилиями свежих резервов 10-й лыжный батальон был окружен, а 7-й батальон оттеснен к озеру Чапр. 3-й батальон понес большие потери. Впоследствии он был расформирван.
Итак, на левом фланге успеха нет. Более того, 10-й лыжный батальон оказался в окружении. Ослаблять давление наших воиск на этом направлении было недопустимо. Нарушался замысел  операции.
Я принял решение на ввод в бой армейского резерва - 5-й олене -лыжной бригады с задачей восстановить положение и активизировать ход боевых действий. Однако ввод в бой такого резерва никакого влияния на ход операции оказать не мог. Положение стабилизировалось, но не больше.
10-й лыжный батальон двое суток мужественно сражался в окружении. Командир батальона имел радиосвязь с бригадой и был в курсе всех событий. Появление 5-й олене-лыжной бригады придало батальону дополнительные силы и уверенность. Согласовав свои действия с командиром бригады, батальон вышел из окружения.
Соединения армии в боях уже трое суток. На исходе боеприпасы и сухой паек. Необходимо произвести перегруппировку войск и в том числе на направлении, где будет вводиться в бой 152-я дивизия. Быстрее освободить части, особенно олене-лыжные бригады, от раненых и больных. Принять действенные меры по восполнению боеприпасов и продовольствия. Кроме того, нужно было срочно исправить ошибки, допущенные некоторыми командирами в управлении и в поддержании взаимодействия на поле боя.» 
3 мая штаб армии ничего не знал о 10 лыжном батальоне, о 7 лыжном батальоне было известно, что осталась только треть личного состава. Командующий 14 армии доложил в командующему фронтом, что по непроверенным данным виновником разгрома 7 лыжного батальона  был командир батальона, который во время боя закричал «Спасайся кто может», тем самым посеяв панику. Командующий фронтом приказал провести расследование, и если этот факт подтвердится, и командир батальона остался жив, то судить и расстрелять его перед строем.
Вдобавок 3 мая погода резко испортилась.
Бывший командир минометного взвода лыжного батальона 6-ой олене-лыжной бригады лейтенант Г. Н. Шлема позднее вспоминал "Еще в ночь на 3 мая мы ощущали сильный ветер и поземку, что затрудняло не только маневры взвода, но и наблюдение за противником и результатами нашей стрельбы. Температура воздуха непрерывно понижалась, и мокрый снег залеплял и затруднял дыхание. Далее, с 3 мая, сила ветра резко возросла. Пелена снега, мчавшегося с бешеной скоростью, порой казалась нам каким-то чудовищем, опрокидывающим на нас сугробы снега, которые засыпают бойцов и минометы. О тепле нечего было и думать, кухня не работала. Спрятаться от снега и пронизывающего ветра негде. На взвод одна холодная без обогрева палатка, периодически срываемая мощными ударами ветра. Единственной радостью был глоток-другой древесного спирта, выжатого из пасты для пищи.
Материальную часть минометов и мины расчет носил на спинах, холодная тяжесть мощным прессом придавливала бойцов месте. Хотелось как можно быстрее расстрелять боезапас, чтобы как-то освободить тело от этих оков.
А двигаться нужно: подгоняли приказы и распоряжения командира батальона и сознание реальной опасности быть уничтоженными огнем противника по давно пристрелянным ориентирам или замерзнуть от непогоды. Положение осложнялось тем, что верхняя одежда была мокрой от снега, а усилившийся мороз сковывал шинели тяжелым ледяным панцирем. Люди, обессиленные борьбой с ураганом, замерзали. Помню, сам с большим трудом преодолевал собственную слабость. Еще с большим трудом поднимал в бой своих бойцов, буквально выгребая их из-под снега.
Хорошо помню последний для меня бой в апрельско-майской операции. Собрав остатки взвода, двинулись на опорный пункт на высоте 334,2. А приказ был - взять ее.
На наше счастье, здравый смысл восторжествовал. Атаку отменили. Мы отползли на исходные позиции под прицельным огнем его снайперов.
Я был ранен и лежал под снегом без сознания. Случайно на меня наткнулся боец Н. С. Корсаков. По сапогам опознал своего командира. Благодарность моему спасителю до сих пор ношу в своем сердце".

У противника было большое преимущество в экипировке, так такая кажущаяся мелочь как темные очки, которые были у егерей и не было у наших войск, нанесли большие потери нашим частям.
Из воспоминаний Щербакова «Вдоль дороги двигалась вереница солдат, державшихся кто за лыжную палку впереди идущего, кто за полу полушубка, шли они неуверенно, осторожно ступая, а возглавлял группу... поводырь. Глаза у всех были прикрыты у кого шапкой, у кого полотенцем, шарфом, платком. "Так водят слепых", - осеняет догадка Максима Ивановича Старостина. И он прав. Яркое солнце, почти полное отражение его лучей от недавно выпавшего снега ярчайшей белизны вызвало временное, на несколько дней, ослепление людей. Каждый, у кого глаза не были защищены темными очками, находился в той или иной степени ослепления. Временная потеря зрения - высшая его форма.
Вот еще одно проявление специфики Заполярья, которое тоже нами не было учтено, хотя и не относилось к разряду полностью неожиданных.
Таких процессий, шедших с фронта, мы нагнали немало.»

4 мая бригада приводила себя в порядок. Командованием фронта констатировало появление перед армией 2 ГЕД и формулировало задачу армии, как «перемолоть части противника», в рамках приказа бригаде ставились задача активной разведки.
7 мая бригада получила приказ обеспечить левый фланг наступления 10 ГСД. 10 ГСД и 152 СД должны были наступать на участке в 6 км, как только закончится пурга.
Предписывалось вести непрерывную разведку в северо-западном направлении на оз Чапр. Одной ротой оборонять безымянную высоту и всеми остальными силами бригады прочно удерживать остальной фронт бригады.
8 мая на прямой вопрос командующего фронтом о судьбе 10 лыжного батальона командующий армией доложил, что 10 лыжный батальон надо считать погибшим. До сих пор из окружения выходят небольшие группы солдат из состава батальона. Пленные на допросах показывают, что 10 лыжный батальон был окружен  двумя батальонами 136 ГЕП, героически оборонялся, нанес противнику большие потери и был уничтожен. Также пленные сообщили, что противник понес огромные потери вследствие бурана который продолжался в течении нескольких дней.
11 мая бригада продолжала вести бои с противником на прежних рубежах. Противник активно использовал авиацию после бурана. В небе над частями 14 армии разгорались  воздушные бои в которых участвовало до 60 самолетов с обеих сторон одновременно. Не обходилось и без неожиданностей, так в документах Карельского фронта зафиксировано, что 30 бомбардировщиков противника отбомбилось по своим частям перед фронтом 6 лыжной бригады. По видимому, бомбардировщики противника запутались в однообразном ландшафте и нанесли удар по своим, но это показывает, какими сильными были остальные удары авиации противника по нашим частям.
12 мая 6 лыжная бригада получила приказ выйти в свой тыл, в район 61 км.

Во время Мурманской наступательной операции и последующих боев 6 лыжная бригада понесла большие потери  - 1609 человек, в том числе 278 человек погибшими и  571 человека пропавшими без вести. В Мурманской операции большие потери понесли два батальона бригады - 7 и 10 лыжные батальоны. Однако бригада  не потеряла боеспособность и активно участвовала в последующих боях, нанося контрудары по флангу наступавшего противника.


По окончании Мурманской наступательной операции был составлен отчет о боях бригады, который стоит привести.
Доклад об опыте боевых действий 6-й отдельной лыжной бригады (ОЛБР) за период с 28.04. по 26.05.1942 г.

Мурманская область, Полярный район, у реки Большая Западная Лица
"I. Противник

А. Наименование частей

Перед фронтом бригады, действующей на левом фланге 14-й Армии, находились части противника: 68-й самокатный батальон 2 и 3/136 ГСП (7, 8, 9, 10 и 13 рота), усиленный минометами, станковыми пулеметами и поддерживаемый из глубины артиллерией. Непосредственно части противника артиллерии не имели. Помимо усиления минометами, пулеметами противник активно использовал перед фронтом бригады свою бомбардировочную, истребительную разведывательную авиацию.

Б. Численный состав

68 самокатный батальон противником был выдвинут из глубины во время наступления 14-й Армии для усиления своих частей, расположенных в районах главной полосы обороны и, главным образом, для усиления своего правого фланга.
Части 68 самокатного батальона (СБ) противника появились перед фронтом бригады 30.04-1.05.42.
Численный состав батальона точно не установлен.
2 и 3/136 ГСП были по тревоге переброшены из района Петсамо во время наступления наших войск, передовые части появились перед фронтом бригады в районе высоты 334,2 2-3.05.42. Численный состав батальонов, из показаний пленных, насчитывал до 1500 человек, каждый усилен станковыми пулеметами и минометами.

В. Вооружение

На вооружении 68 СБ и 2/136 ГСП состояло: автоматы, карабины, ручные и станковые пулеметы и минометы. К минометам у противника было очень мало боеприпасов, т.к. очень редко открывал минометный огонь по нашим частям.
Артиллерии, как было указано выше, части 68 СБ и 2/136 ГСП непосредственно сами не имели, а артиллерийским огнем их поддерживала батарея, которая вела огонь, главным образом, из-за высоты 341,1, в начале двумя орудиями горной пушки, а в последствии огонь велся из полевых орудий, которые, по всей вероятности, противник подвез к концу действия и установил их на ОП в районе высоты 341,1.

Г. Описание укрепления, наличие огневых точек

Противник особых укреплений и, вместе с тем, противопехотных заграждений в полосе действия бригады не имел. Имелись простые каменные окопы и смежные. Дзотов обнаружено не было. Противник исключительно применял огонь из станковых пулеметов.

Д. Моральное состояние

Пленные, захваченные на безымянной высоте, что западнее 1 км высоты 334,2, показали, что питание у них в части неважное, ходят грязные, офицерский состав ругается, часто ко всему придирается. Обмундированы плохо. Вообще, в гитлеровской армии чувствуется недовольство, солдаты имеют желание скорее попасть домой.
II. Подготовительные мероприятия к наступлению

А. Обеспеченность частей

К 28.04.42. части бригады и отдельные подразделения продовольствием снабжены были полностью, на снабжении имели исключительно сухой паек, и в дальнейшем особых требований в снабжении не было. За время боевых действий горячей пищи бойцы, за исключением второй операции (в конце) не получали.

Б. Фураж

В отношении фуражного довольствия дело обстояло несколько хуже, как до начала операции, так и в процессе самих боевых действий.
Бригада для подвоза продовольствия и боеприпасов, в виду бездорожья, пользовалась исключительно оленьим транспортом.
До начала боевой деятельности подкормка оленей производилась на пастбищах. Пастбища от мест расположения частей и подразделений бригады отстояли далеко (20-30 км), вблизи же расположения пастбища были слишком бедны кормом (ягель). Помимо этого, те места, где имелся хороший ягельник, были опасны для выпаса оленей в виду их минирования. Немаловажным фактом плохого фуражного довольствия оленей служил факт большой трудности извлечения оленями корма (ягеля) из-под снега, т.к. снег имел 3 слоя наста, и олени, разбивая ногами первый, встречали второй наст, не доходя до ягеля, переходили на другое место в силу своей привычки, т.к. на родине подобных явлений они не встречали.

Г. Боеприпасы

Винтовочными патронами части и подразделения бригады до начала боевых действий были обеспечены в достаточном количестве, т.е. до полной нормы.
Часть запаса носили бойцы, часть возилась на оленьем транспорте и подвозилась за все время операции полностью до полного обеспечения. Особых перерывов в снабжении боеприпасами части и подразделения не имели, за исключением одного случая, 1.05.42., когда противник пытался окружить и уничтожить разведроту, одну роту 7-го батальона. Подразделения в этот момент вели напряженный бой, в конце боя стал ощущаться недостаток в боеприпасах. Штаб бригады имел полные данные о ходе боя, своевременно организовал подвоз боеприпасов и полностью обеспечил боеприпасами подразделения, ведущие бой. Боеприпасами (минами) к 50 и 82-мм минометам стрелковые части снабжены были в норме и недостатка не ощущали. Минометный батальон в двух случаях ощущал недостаток в 82-мм минах, но в обоих случаях штабом бригады недостаток мин пополнялся.
Как общий вывод, части и подразделения за время боевых действий недостатка в боеприпасах не ощущали.

Д. Инженерное имущество

Инженерным имуществом части и подразделения снабжены не были, если не считать несколько больших и малых саперных лопат, несколько топоров и поперечных пил. Кирок, мотыг, ломов и т.п. не было совершенно.
Саперная рота совершенно ничего не имела, и как спецчасть, те или иные работы производить не могла.

Е. Вещевое имущество

Части снабжены были полностью, за исключением небольшого процента изношенных валенок, которые в частях были приведены в годное состояние для носки. Маскхалатами обеспечены были все.

Ж. Вооружение

Части и подразделения были вооружены согласно табелям, за исключением некоторого недостатка автоматов ППШ в стрелковых батальонах. Минометные стрелковые части, кроме минометного батальона, (50-мм минометами) вооружены были полностью, в минометном батальоне не хватало до штата 65%. Вооружение все было новое, пристрелянное. Ручными пулеметами вооружены до штата.
III. Средства усиления

Бригада до начала и во время боевых действий средств усиления не имела.

IV. Организация разведки

Бригада в своем составе имела 1 разведроту в полном составе. Стрелковые батальоны разведывательных подразделений не имели, и бригада за время действий и до начала вела разведывательную работу исключительно силами разведроты. Разведрота в основном за время боевых действий задачи выполняла.


V. Управление

Управление бригады комначсоставом было сформировано на 70-80% до штата. Комначсостав в основном с работой по должностям был знаком, что показали учения, проведенные до начала операции, и смог справиться с поставленной задачей во время боевых действий бригады.
Комначсостав батальонов до некоторой степени был слаб в управлении батальоном в силу того, что в практической боевой работе не участвовал, и в первых боях была некоторая неувязка, выправлялась на местах работниками штабов, что давало большую перегрузку штабу бригады.
Следует отметить слабую подготовку комначсостава в знании топографии, хождении по азимуту, что и служило причиной неправильной ориентировки на местности.

VI. Взаимодействие между родами войск

Бригада разнообразия в родах войск в своем составе почти не имела. Между минометными и стрелковыми начальными войсками увязка вопросов взаимодействия среди них была. Вопросы взаимодействия между ними разрешались, во-первых, из общего приказа, где конкретно указывались задачи и тем и другим, во-вторых, личным их общением, как до боя, так и во время боя.

1.    Условия и начало наступления

Местность, в которой пришлось действовать бригаде, представляет из себя гористую, сплошь пересеченную, насыщенную болотами, реками и озерами с редкими местами кустарника. Бригада действовала на лыжах вне всяких дорог при глубоком снежном покрове. Погода во время действий по температуре, осадкам, ветрам была весьма разнообразной. Были морозы, сильные ветры, много осадков, мокрый снег, дождь, пурга; температура также резко менялась – то тепло, то холодно, что сильно влияло на ход… и на сам личный состав в целом.

2. Задачи соединений и частей

Задача бригады в основном была следующей: действуя на открытом левом фланге Армии, сбить и уничтожить части прикрытия противника, его правый фланг, прикрыть слева действия 10 Гвардейской стрелковой дивизии (ГСД) и выйти на основную дорогу в тыл противника с целью отрезать отступление его части. Задачи частям были поставлены в разрезе задачи бригады.

3. Насыщенность средствами усиления

Как было сказано выше, бригада средств усиления не имела никаких. Встречающийся противник был усилен особенно станковыми пулеметами, в остальном никаких усилений не имел. Артиллерийским огнем противник свои действия поддерживал из глубины. Необходимо отметить, что противник особенно применял перед фронтом с самого начала боевых действий авиацию – разведка, истребление, бомбежки, которая резко снижала маневры и действия наших частей.

4. Описание боевых действий

Бригада в полном своем составе перешла реку Западная Лица у озера Ном-Ярви 27.04.42. Марш совершила на лыжах вне дорог. Двумя колоннами. Противника не встречала до высоты 253,5 и 334,2. При выходе 6 батальона к высоте 253,5 батальон резко обстрелян организованным ружейно-пулеметным и минометным огнем противника и стал медленно продвигаться. 3 батальон, идущий левее, также встретил на невыгодном для себя рубеже сильный огонь противника, где и понес большие потери в виду неожиданности, а неожиданность произошла из-за отсутствия должной разведки. 3-й батальон, понеся потери, отошел немного назад и прочно закрепился на выгодном для себя рубеже.
7-й батальон, продвигаясь в голове 2-й колонны, встретил противника на высоте 334,2, сбил его и занял высоты: 334,2 и безымянную высоту. Это восточнее 1 км высоты 334,2. 10-й батальон шел во 2-м эшелоне уступом влево.
29.04.42. было получено распоряжение ШтАрма 14: двумя батальонами обходом с Запада и с Севера занять высоту 341,1. Для этой цели было направлены 10-й батальон и две роты 7-го батальона. До 1.05.42. батальоны успешно продвигались вперед и вышли к высоте 341,1. Утром 1.05.42. противник силою в 2 батальона окружил наши батальоны и пытался их уничтожить. Батальоны приняли бой и, не имея поддержки с фронта 10-й ГСД, прорвали окружение и стали с боем отходить в западном направлении. Противник все время преследовал батальоны, батальоны понесли большие потери, во время боя рассыпались на группы, и часть бойцов и командиров вышли из боя – часть раненых, часть нераненых, судьба остальных неизвестна.
В этот же день 1.05.42. противник силою до батальона попытался занять безымянную высоту 334,2, но силами разведроты и одной роты 7-го батальона был с большими потерями отброшен.
Бригада наступление вперед прекратила и до 14.05.42. удерживала рубеж на безымянной высоте, что восточнее 1 км высоты 334,2, и безымянной высоте, западнее 1,5-2 км высоты 334,2
В период до 14.05.42. части бригады вели 2 раза разведку боем впереди своего фронта, но оба раза встречали сильный организованный огонь противника. В основном задачу разведки боем выполняли.
Противник за этот же период несколько раз пытался вклиниться в расположение бригады, но все его попытки встречали упорное сопротивление наших частей, и отбрасывался с большим для него потерями.
14.05.42. бригада получила приказ на отход в район Пороги, на восточный берег р. Западная Лица, совершила марш, отрыв от противника прошел организованно, преследования противником не было. Части бригады до 16.05.42. приводили себя в порядок.
16.05.42. был получен приказ (устный, по телефону): бригаде выступать в С-З направлении и отбросить встретившегося противника, тем самым дать возможность 10-й ГСД вновь занять безымянную высоту с горизонталью 230. Поставленная задача бригадой была выполнена. Часть сил противника была притянута на себя, и он, противник, опасаясь за свой правый фланг, отошел и оставил безымянную высоту с горизонталью 230, которая и была занята вновь частями 10-й ГСД.
Бригада находилась на вновь занятом рубеже до 23.05.42. и прикрывала работы 10-й ГСД по закреплению безымянной высоты с горизонталью 230. 23.05.42. вновь выступила и отошла в старый район сосредоточения в район Пороги на восточном берегу Западной Лицы, оставив для прикрытия 8-й батальон, усиленный одной минометной ротой на высоте 221,6.

5. Характерные приемы и действия противника в оборонительном и наступательном бою

Противник, обороняя тот или иной рубеж, всегда прикрывал его частью живой силы и большим количеством станковых пулеметов, взаимно поддерживающих друг друга, а также авиацией. При наступлении применил старый способ вклинивания автоматчиками, наступление которых поддерживал сильным огнем станковых пулеметов из глубины, при успехе автоматчиков за ними следом выдвигал пехотные части.

6. Выводы

Бригада по своей организации вполне способна выполнять любые боевые задачи, легко подвижна и управляема.
Одним недостатком (и крупным) необходимо считать, что подтверждают прошедшие бои, первое, в бригаде не положено по штату тяжелых пулеметов (станковых), и она при ведении (особенно наступательного) боя лишена возможности поддерживать наступающие части массированным огнем из глубины.
Вторым немаловажным недостатком является отсутствие артиллерии и последним, третьим недостатком, - отсутствие вьючного транспорта.
Как предложение: крайне необходимо для устойчивости и насыщения ее боевыми средствами для ведения огня с дальних дистанций включить на вооружение: станковые пулеметы, горную вьючную артиллерию и вьючный транспорт, что даст бригаде возможность совершенно свободно действовать по бездорожью и вести наступательные бои. Причинами невыполнения задачи послужило: во-первых, отсутствие станковых пулеметов, горной артиллерии и вьючного транспорта.
Во-вторых, это действие бригады в одиночку без активной поддержки соседа справа, т.е. 10-й ГСД, которая слишком далеко отстала во время исполнения первой задачи, а части бригады вырвались вперед и оказались одни, в-третьих, опоздание 5 ОЛБР.


Приложение: схемы 1, 2, 3, 4

Командир бригады, полковник /Александров/
Военный комиссар бригады, старший батальонный комиссар
/Чапаев/
Начальник штаба бригады, майор /Сыров/
"

Стоит также привести и описание боев со стороны противника, оставленное Пулем Карелем.

"Прелюдией наступления стала фронтальная атака советских 10-й гвардейской и 14-й стрелковой дивизий на Лицкий плацдарм. После сосредоточенного огня артиллерии в 03.00 в молочном свете полярной ночи русские атаковали нескончаемыми волнами. Сначала они шли молча, потом загремело "Ура!".
Под разрывами снарядов, ослепленные метелью, снижавшей видимость до 10 метров, австрийские 143 и 141-й стрелковые полки стояли на своих позициях, не сдавая врагу ни пяди земли. Повсюду, где русские, несмотря на пулеметный и ружейный огонь, прорывались на опорные пункты, австрийцы отражали атаку в жестоких рукопашных.
Три дня советские 14 и 10-я дивизии ломились вперед как бешеные, потом их натиск ослабел. Они не продвинулись ни на шаг. Но генерал Фролов не сдавался. У него имелся еще один козырь. 1 мая шесть лыжных бригад, включая знаменитую 31-ю бригаду на оленьих упряжках, обогнули южный фланг линии немецких опорных пунктов и совершили охватный маневр с выходом в тыл 6-й горнострелковой дивизии.
Одновременно доукомплектованная и переформированная советская 12-я морская бригада численностью от 10 000 до 12 000 человек высадилась на западном берегу Мотовского залива. Под прикрытием огня советских торпедных катеров морская пехота прорвала рубеж, обороняемый всего двумя немецкими ротами, и продолжила продвижение к артерии снабжения Парккина-Западная Лица. "Отомстим за 28 декабря" - таков был лозунг русских, и казалось, им вот-вот удастся воплотить в жизнь свое стремление.
Сложилась чрезвычайно критическая ситуация. Генерал Шёрнер лично привел тыловые части и личный состав штаба к угрожаемому пути. Командир с карабином в руках возглавлял своих стрелков, организовывал контратаки и без конца повторял солдатам:
– Держитесь! Держитесь! Нам надо выиграть время!
Получилось. Немцам удалось выиграть время, чтобы им на помощь из Киркенеса перебросили наскоро собранные батальоны 2-й горнострелковой дивизии. 3 мая, перед полуночью части 136 и 143-го стрелковых полков вступили в бой.
Тяжелые кровопролитные бои продолжались до 10 мая, когда морской пехоте генерала Фролова пришлось отступить. Советские морские суда в Мотовском заливе эвакуировали уцелевших солдат. Немцы разгромили северный клин наступления противника.
Южный клин с 31-й бригадой на оленьих упряжках в центре столкнулся с линией застав 139-го стрелкового полка по реке Титовка. Опорные пункты, обороняемые закаленными в боях солдатами, прошедшими сражение за Нарвик, держались. Но советские войска просачивались через линию фронта, их части на оленьих упряжках угрожали дороге к Северному Ледовитому океану, аэродромам и никелевыми рудникам.
Шёрнер развернул удачную контратаку. Батальоны 137 и 141-го стрелковых полков вместе со смешанной боевой группой, состоявшей из 112-го разведывательного подразделения и 91-го инженерного батальона, остановили и разгромили врага.
... Так или иначе, несмотря на успешную оборону, результаты кампании на Крайнем Севере выглядели удручающе. Из-за нехватки численности наступление действовавших на трех направлениях германо-финских войск увязло в бескрайней тундре между границей Финляндии и Мурманской железной дорогой.
... Фронты на Крайнем Севере вмерзли в лед. Овладеть Мурманском, что являлось главной задачей кампании на данном участке, не удалось. А Архангельск, конечная точка в планах войны на Востоке, лежал еще очень и очень далеко
."

Несмотря на прекращение операции, бои не прекратились. Противник, собрав силы, действовавшие против 12 МСБр, 15 мая нанес удар по 10 ГСД. Гвардейцы стойко держались и контратаковали. Для оказания давления на фланг наступавшего противника были выдвинуты 5 и 6 лыжные бригады. К вечеру 16 мая 6 лыжная бригада, частью сил атаковала противника, но безрезультатно.
17 мая бои продолжились части 10 ГСД, смогла отбить у противника безымянную высоту (всы 230), которую обороняли 67 самокатый батальон и подразделения 136 ГЕП и отбросить их на север. Успеху гвардейцев способствовала 6 лыжная бригада, которая смогла выйти в район 8452 и северо-западнее, где в межозерных дефиле противник упорно сопротивляясь остановил продвижение бригады. 
 Нестеров Владимир Илларионович - боец 6 ОЛБр КарФ

В дальнейшем бригада продолжала вести бои в Заполярье.
6 лыжная бригада 25 сентября 1942 года была переформирована в 31 лыжную бригаду и продолжала воевать на Карельском фронте.

Комментариев нет:

Отправка комментария