Ярлыки

1 (28) 1 ударная армия (38) 10 армия (7) 11 армия (21) 13 армия (7) 14 армия (24) 16 армия (7) 19 армия (5) 2 ударная армия (42) 20 армия (7) 21 армия (3) 22 армия (5) 26 армия (11) 27 армия (4) 29 армия (3) 3 армия (23) 3 ударная армия (31) 30 армия (19) 31 армия (2) 32 армия (14) 33 армия (3) 34 армия (29) 38 армия (2) 39 армия (15) 4 армия (9) 4 ударная армия (27) 40 армия (6) 41 армия (1) 43 армия (13) 49 армия (6) 50 армия (6) 53 армия (11) 54 армия (12) 55 армия (2) 59 армия (8) 67 армия (2) 68 армия (7) 7 армия (8) 8 армия (3) 9 армия (1) Брянский фронт (27) Видео (16) Военные округа (6) Волховский фронт (56) Воронежский фронт (3) Западный фронт (69) Запасные лыжные части (78) Калининский фронт (90) Кандалакшская ОГ (5) Карельский фронт (49) Кемская ОГ (12) Книги (9) Ленинградский фронт (19) Лыжные батальоны (300) Лыжные бригады (68) Масельская ОГ (2) Медвежьегорская ОГ (3) Операции Красной Армии (20) Приказы (37) Северо-Западный фронт (99) Фото (23) Фотографии бойцов (32) Фотографии лыжников (7) Центральный фронт (9) Юго Западный Фронт (10) Южный фронт (4)

пятница, 28 июня 2013 г.

122 отдельный лыжный батальон Западного фронта



122 отдельный лыжный батальон Западного фронта




122 отдельный лыжный батальон в действующей армии с 3 января 1942г. до 12 августа 1942г. В составе Западного фронта участвовал в боях с Юхновской группировкой противника. Расформирован батальон 12 августа 1942г.

Батальон предположительно сформирован в г Казань. По некоторым признакам на фронт батальон прибыл слабо вооруженный. Перебрасывался на фронт совместно с 121 и 123 ОЛБ.

По прибытии на фронт, с 3 января 1942г 122 ОЛБ приданный 238 СД наступает на Калужском направлении, а затем на Юхновском направлении.
Батальон по прибытии имел численность 570 человек, неся большие потери полтора месяца не выходил из боев. В этот период батальон периодически придавался другим дивизиям 49 А -133 СД, 173 СД. 
17 января в сводном отряде из лыжбата и разведбата осталось 94 человека.
О боях в которых участвовал батальон довольно подробные воспоминания оставил артиллерист 238 СД - Волков Василий Юлианович. (Волков В. Ю. От Тулы до Курляндского полуострова. По боевому пути 30-й гвардейской Рижской Краснознаменной стрелковой дивизии).
Волков В. Ю.  - «Скоротав ночь, колонна снова двинулась вперед. Предстояло совершить десятикилометровый переход и быстрей занять исходные позиции на подступах к Мызгам. Немцы прочно укрепились в поселке. Каменные постройки были приспособлены к обороне: в них засели автоматчики, из окон и пробитых в стенах амбразурах виднелись стволы пулеметов. Наступать предстояло двумя стрелковыми полками. Артиллерийскую группу составляли три батареи 693-го полка, полковые 76-миллиметровые короткоствольные пушки, сорокапятки и минометные подразделения. 173-й гаубичный артиллерийский полк находила еще в пути на подходе к Недельному, а 843-й стрелковый полк продолжал оставаться в резерве, пополнял свои подразделения за счет прибывших маршевых рот.
Попытка с ходу выбить противника и овладеть Мызгами не удалась. Стрелковые батальоны отошли на исходные позиции. На другой день прибыло пополнение - свыше тысячи человек. Кроме того, дивизии был придан 122-й отдельный лыжный батальон, численностью 570 бойцов. Наступление было возобновлено. Под прикрытием артиллерийского и минометного огня наступавшие батальоны врывались в поселок, завязывались уличные бои. Немцы же, в свою очередь, подтягивали подкрепления, вводили свежие силы, переходили в контратаки и им удалось потеснить атакующих пехотинцев. Упорные бои не прекращались целую неделю. Поселок Мызги пять раз переходил из рук в руки.»
6 января батальон передан в 133 СД и переходит к Детчино. В .тот период в батальоне числилось 530 человек, в 133 СД батальон был частично довооружен.
Из формуляра 133 СД.
«6.01.1942 Прибывший на усиление 122 отдельный лыжный батальон в составе 530 человек с непригодным для боевых действий оружием (свт без магазинов, винтовки без мушек прицелов и штыков) без единого пулемета, был за счет изъятия из стрелковых частей дивизии довооружен . Первая рота лыжного батальона сменила особую роту дивизии, остальные две роты уступом за первой.

7.01.1942 Части 133 сд имея задачу пробить рубеж обороны занимали положение:
122 лыж.батальон -лес южн. Верхней Горки

Потери за ночь с 7.01.1942 на 8.01.1942 122 отдельный лыжный батальон убито-35, ранено-181.»  
Если сравнивать вооружение 66-71 ОЛБ, довооружившихся в Москве, и прибывших на СЗФ полностью вооруженными - с автоматами, минометами, 29 РПД, то 122 ОЛБ сильно проигрывал в огневой мощи, похоже начальство не вооружив в запасном полку батальон, рассчитывало довооружить батальон за счет Западного фронта. Похоже 122 ОЛб, вооружали как и 123 ОЛБ, в прифронтовом тылу оружием подобраным на поле боя.. Ни Западный фронт, ни 49А, ни 238 СД не смогли выделить достаточного количества вооружения. При этом всем негативе необходимо обратить внимание на то, что за несколько дней пребывания на фронте, в период напряженных боев, лыжники потеряли всего 40 человек убитыми и ранеными – в 238 СД прибыло 570 человек, в 133 СД 6 января 530 человек. Похоже командование КА не стало бросать невооруженный лыжбат сразу в бой, что бы не потерять его в первом же бою, а дало ему возможность вооружиться и немного «притереться» к боевой обстановке, что в период наступления сложно. Задачи батальона первоначально оборонительные, причина потери половины батальона в ночь с 7 на 8 января, скорее всего потери от артогня противника.  

Затем, после прорыва вражеского оборонительного рубежа, батальон снова передан в подчинение 238 СД. В воспоминаниях Волкова лыжбат чаще всего взаимодействует с другими подразделениями чаще всего с разведбатом, по всей видимости это результат как слабости вооружения лыжбата (сомнительно, что бы 133 СД выделила пулеметы для лыжников), так и понесенных потерь более 200 человек в составе 133 СД.
Волков В. Ю.  - «Враг в конце концов был измотан и в ночь на 9 января откатился на рубеж речки Суходрев. Отходя, гитлеровцы сжигали селения. Деревни Михеево, Лисенки и другие были объяты заревом пожаров. Догорали и деревянные строения в Мызгах, а каменные постройки фашисты взрывали, фугасы они заложили заранее.
Вступил в бой и подошедший из села Верх-Каменки 843-й стрелковый полк, находившийся на доукомплектовании. 10 января он выбил противника из железнодорожной станции Сляднево, а затем повел наступление на южную окраину села Торбеево, но успеха не добился и отошел назад к полотну железной дороги. Учитывая, что немцы создали в Торбеево прочный узел сопротивления, командир дивизии полковник Г. П. Коротков решил отказаться от лобовых атак и приказал 843-му полку совместно с 122-м отдельным лыжным батальоном совершить обходной маневр и атаковать Торбеево с тыла со стороны его северной окраины. 830-му стрелковому полку была поставлена задача продолжать бой за Торбеево с рубежа станции Сляднево, чтобы отвлечь внимание противника от обходного маневра.
Бои за Торбеево являлся замечательным примером обходного маневра. В ночь на 11 января подразделения 843-го полка обошли Торбеево по лесу с тыла, а "снежная кавалерия" 122-го отдельного лыжного батальона, скользя по снегу, двигалась впереди. В белых халатах, с автоматами в руках бойцы сводного отряда под командованием старшего лейтенанта Ю. К. Добрынского незаметно проникли на северную окраину села и внезапно открыли огонь. Услышав стрельбу на противоположном краю села, поднялась в атаку и подразделения 830-го полка майора В. И. Чижова. Они ворвались в Торбеево с юга. Немцы выскакивали из домов, но с обеих сторон попадали под автоматный огонь. Опасаясь оказаться в окружении, они огородами убегали из села. Дома от пожара удалось уберечь.

На следующий день части дивизии возобновили наступление. Враг сопротивлялся, но под ударами атакующих стрелковых батальонов и команд лыжников откатывался на запад.»
У маршала Шапошникова так же есть описание взятия Торбеева  «238-я стрелковая дивизия весь день 9 января вела упорный бой за Торбеево. Придавая этому пункту большое значение, немецко-фашистские части прилагали все усилия к тому, чтобы удержать его за собой. Командир 238-й стрелковой дивизии приказал своим войскам обходить Торбеево с севера, а часть сил бросил на Мокрищи с целью оказать содействие соседу справа – 173-й стрелковой дивизии.
Маневр этот имел успех, утром 11 января сопротивление немцев в районе Торбеева было сломлено, и части 238-й стрелковой дивизии развили наступление в направлении Полотняный Завод. С целью охвата Полотняного Завода с юго-востока был выслан отдельный лыжный батальон, который двигался по южному берегу реки Суходрев.»
Так же у маршала Шапошникова есть и такие строки
«19-я стрелковая бригада во взаимодействии с лыжным батальоном 133-й стрелковой дивизии 13 января заняла было район Мурзино, Жуино, Заполье (2 км южнее Бол. Болынтова), но сильной контратакой противника была выбита оттуда и отошла на исходное положение к Бол. Болынтову, где и закрепилась. С утра 14 января 19 стрелковая бригада вновь перешла в наступление и в результате боя вернула утраченное положение.» К сожалению маршал не указывал номера лыжных батальонов, что вносит некоторую путаницу.
Учитывая, что в армии в это время было только три лыжных батальона – 121,122,123 ОЛБ. 123 ОЛБ в это время вел бои за Маковцы, 121 ОЛБ был в районе Полотняного Завода,  122 ОЛБ так же был выслан к Полотняномк Заводу. Поэтому, какой именно лыжный батальон взаимодействовал с 19 СБР, пока не ясно, возможно это была только часть 121 или 122 ОЛБ.
Необходимо отметить, что лыжники часто маневрировали и передавались из дивизии в дивизию.
Волков В. Ю.  -  «14 января дивизия подошла к Полотняному Заводу. Ближайшие селения горели. Вся западная сторона небосклона была объята заревом пожара. К поселку вплотную подходил лесной массив. Воспользовавшись этим, 122-й отдельный лыжный батальон и санный отряд лейтенанта Р. П. Лачана скрытно по лесу приблизились к окраине поселка. 830-й и 843-я стрелковые полки следовали во втором эшелоне. Им предстояло развить успех передового отряда. 837-й полк был отведен на доукомплектование.
Стояла пасмурная погода, шел снег. Казалось, что ненастье будет благоприятствовать внезапной атаке: от опушки леса до крайних домов не более километра. Но как только лыжники вышли из леса и подготовились к броску, противник обнаружил их. Сильней пулеметный огонь с окраины поселка заставил лыжников отойти назад, но и в лесу они попали под огневой налет минометов, дважды поднимался в атаку лыжный батальон, но прорваться в поселок не удалось. Не добился успеха и санный отряд лейтенанта Р. П. Лачана, пытавшийся ворваться в Полотняный Завод через примыкавшую к нему деревню Устье. Гитлеровцы имели здесь подготовленные оборонительные позиции, подходы к ним держали под прицельным огнем пулеметов и минометных батарей.
Полотняный Завод - это узел дорог, связывающий позиции 4-й армии противника. Отсюда на Кондрово и далее на Медынь проходила вдоль линии фронта шоссейная дорога. По ней гитлеровцы перебрасывали свои войска и боевую технику с одного участка обороны на другой. Железная дорога на Вязьму обеспечивала связь с находившимися там базами снабжения. Вот почему гитлеровское командование создало на этом рубеже прочную оборону и требовало от своих частей любой ценой удержать Полотняный Завод.
Не добившись успеха лобовым ударом, командир дивизии решил отказаться от дальнейших попыток наступать на этом участке, а оставить здесь лишь 830-й стрелковый полк, чтобы сковать действия противника. Основные же силы дивизии должны были переместиться на 3-4 километра к югу, откуда по лесному массиву совершить обходной маневр и внезапно прорваться к Полотняному Заводу с тыла.
Сил же для осуществления глубокого прорыва было недостаточно, пришлось вернуть отправленный на доукомплектование 837-й стрелковый полк. В него были влиты ослабленные подразделения 843-го полка и из двух полков создан сводный батальон под командованием начальника разведки лейтенанта М. Т. Щербовского. Из 122-го лыжного и 312-го разведывательного батальонов был сформирован лыжный отряд, численностью 220 бойцов. В предыдущих боях части дивизии имели значительные потери, силы их были распылены. Теперь же они сводились в два укрупненных отряда, ударная мощь их нарастала. Рассчитывать на подход резервов или получение пополнения не приходилось. Выбить гитлеровцев из Полотняного Завода предстояло имеющимися силами.
Днем 16 января ударная группа дивизии переместилась на новый рубеж, где по лесному массиву начала продвигаться к полотну железной дороги. Впереди по глубокому следу пробивался отряд лыжников, за ним шел санный отряд лейтенанта Р. П. Лачана, а для наращивания удара в боевой готовности следовал сводный батальон лейтенанта М. Т. Щербовского.
Двое суток продолжался бой в тылу врага. Выбив гитлеровцев из опорных пунктов обороны на рубеже железнодорожного полотна, команды лыжников прорвались к деревне Бели, где вышли на дорогу, связывающую Полотняный завод с селом Дорохи и далее с Юхновым. Сводный батальон лейтенанта М. Т. Щербовского прочно закрепился на перехваченной дороге. Гитлеровцы в Полотняном Заводе очутились в западне. Опасаясь быть полностью отрезанными от своих тылов, противник начал отводить свои войска в направлении Варшавского шоссе. Преследуя врага, санный отряд лейтенанта Р. П. Лачана в одной из схваток уничтожил более десятка фашистов. Деревня Устье и Полотняный Завод горели. Перешел в наступление оставленный на подступах к поселку 830-й стрелковый полк. Развивая успех, на противоположную окраину Полотняного завода ворвался отряд лейтенанта М. Л. Щербовского.
К утру 18 января поселок Полотняный Завод был полностью очищен от врага. После этого немцы не могли удержаться в находившемся поблизости городе Кондрово. Оборона противника, созданная вдоль шоссе на Медынь, рухнула.»
 Во время боев за Полотняный Завод  122 ОЛБ ненадолго  придавался 173 СД.  Затем снова вернулся в 238 СД.
В ночь с 17 на 18 января 1942 года в ночном бою вместе с бойцами 173-й стрелковой дивизии, участвовал 122-й лыжный батальон – они атаковали с фронта.

Оперсводка № 35 к 17.00 18.1.42 г.
   
«Штарм 49.
   Карта 50 000 и 100 000.
   1. Части Армии в течение дня 18.1.42 г. продолжали наступление. Имея успех в центре, овладели НОВ. УТКИНО, КУРСКИЙ и к 14.00 – ПОЛОТНЯНЫЙ ЗАВОД.
   4. 173 СД в 12.00 18.1.42 г. овладела вост. частью и центром ПОЛОТНЯНЫЙ ЗАВОД и к 14.00 вышла:
   1313 СП и 1315 СП на зап. окр. ПОЛОТНЯНЫЙ ЗАВОД.
   Приводит себя в порядок и совместно с 122 лыж. б-ном продолжает наступать в направлении СЛОБОДА, обходя ее с севера. Пр-к, прикрываясь группами автоматчиков, отходит на СЛОБОДА. Дома и улицы восточной окраины ПОЛОТНЯНЫЙ ЗАВОД минированы.
   Потери за 15.1.42 г.: убито – 7, ранено – 25; за 16.1.42 г.: убито – 55, ранено – 176, пропало без вести – 13.
   Штадив – РЕДЬКИНО.
»

Волков В.Ю. - «Уже две недели, начиная с 3 января, дивизия вела непрерывные бои, пробиваясь вперед без дорог, по глубокому снегу. Деревни противник сжигал дотла, бойцы круглосуточно находились на морозе, доходившего до 20-25 градусов. Отдохнуть, обогреться негде, люди были крайне утомлены. Теперь в Полотняном Заводе сводным отрядам дивизии предоставили короткий отдых. Бойцы разместились в уцелевших домах.

Днем, когда люди отдыхали в Полотняном Заводе, полковник Г. П. Коротков вместе с комиссаром С. В. Грудановым ездили на командный пункт 49-й армии. Нужно было уточнить дальнейшую задачу дивизии. По возвращении командиры частей и сводных отрядов были вызваны в штаб дивизии. Всем розданы подготовленные штабом карты.
- Полоса наступления дивизии, как видите на картах, - пояснял полковник Г. П. Коротков, - направлена на Юхнов, до него от Полотняного Завода около 50-ти километров, это напрямик.
- Впереди крупные лесные массивы, бездорожье, глубокий снег. Прямое как стрела Варшавское шоссе, идущее из Москвы на Смоленщину, - продолжал командир дивизии, - рассекает Юхнов. Однако это магистральное шоссе останется правее. Там будут наступать правофланговые соединения армии. Готовьте лыжи, сани, а завтра рано утром - вперед.
Вечером, ознакомившись еще раз с приказом, полковник Г. П. Коротков вместе с комиссаром С. В. Грудановым уточнил маршруты движения частей.
- Людей осталось совсем мало, - сказал командир дивизии, - особенно в сводном отряде лыжного и разведывательного батальонов, там всего 94 человека "снежной кавалерии". В батальоне лейтенанта М. Т. Щербовского насчитывается 175 активных штыков. Немного лучше укомплектован 830-й стрелковый полк майора В. И. Чижова.

Сбивая заслоны противника, части дивизии за два дня продвинулись на двадцать километров и 21 января вышли на подступы к селу Дорохи, раскинувшемуся на холмистой местности.
Дорохи - крупное когда-то торговое село, в нем было не мало кирпичных домов и построек из камня. Немцы превратили село в мощный опорный пункт обороны, прикрывавший подходы к Юхнову, создали в нем надежную систему огня. Огневые точки расположили преимущественно в кирпичных домах, в каменных амбарах и даже в печах, откуда через устроенные бойницы вели обстрел. Пулеметы располагались на разных уровнях - за каменными фундаментами и на чердаках. Это позволяло простреливать как ближние, так и дальние подступы местности. Помимо этого, подходы к селу подвергались артиллерийскому и минометному обстрелу, а дороги и лощины были заминированы.
Преодолев лесной массив, части дивизии после короткой артиллерийской подготовки атаковали гитлеровцев в селе Дорохи. Сводный батальон лейтенанта М. Т. Щербовского наступал с опушки леса, а лыжники и санный отряд лейтенанта Р. П. Лачана обошли село с запада, чтобы ворваться в Дорохи с тыла. Во время артиллерийской подготовки огневые точки противника полностью подавить не удалось и наступавшие подразделения попали под сильный пулеметный огонь, а также подверглись обстрелу вражеской артиллерией и минометами. Не добившись успеха, атакующие подразделения были отведены назад в соседнюю деревню Ярцево.
В последующие дни снова предпринимались попытки овладеть селом Дорохи. Сводному батальону лейтенанта М. Т. Щербовского удалось ворваться на окраину села, занять крайние дома, но противник ввел резервы, создал перевес в силе и батальон вынужден был отойти на исходные позиции. Бои приняли затяжной характер и продолжались пять дней.
Опыт боев еще раз подтвердил, что оборона противника в селе Дорохи опирается на многочисленные огневые точки, укрытые в каменных постройках. Учитывая это, командир дивизии поставил артиллеристам задачу - огнем орудий разрушить каменные постройки в селе, а обломками стен и кирпича завалить вражеские пулеметы. Только таким путем можно было рассчитывать на успех и добиться разгрома противника в селе Дорохи.
Батареи 2-го дивизиона 69З-го артиллерийского полка выдвинулись вперед и заняли огневые позиции перед селом. Подошли и подготовились к бою мощные орудия 173-го гаубичного артиллерийского полка. Активно подключились к разгрому вражеской обороны артиллерийские разведчики. С наблюдательных пунктов, оборудованных на опушке леса, они не отрывая глаз от стереотруб, зорко следили за действиями противника. По вспышкам выстрелов обнаруживали амбразуры в каменных строениях, где укрылись гитлеровские пулеметчики, выявляли искусно замаскированные орудия прямой наводки. Артиллерийские топографы производили засечки, выявленных разведчиками огневых точек, готовили данные для стрельбы. В артиллерийских штабах также кипела работа. По уточненной разведсхеме огневые точки вражеской обороны были распределены по батареям, и теперь перед ними стояла задача - прямыми попаданиями снарядов разрушить оборонительные сооружения противника.
26 января части дивизии подготовились к решительному штурму. Стрелковые подразделения накануне были пополнены за счет тыловых служб, кроме того 254 бойца поступили из подошедшей маршевой роты. День выдался морозный, видимость была хорошая. Артиллеристы и минометчики имели возможность корректировать огонь своих батарей. В условленный час взвилась сигнальная ракета и батареи начали артиллерийскую подготовку. Несколько часов продолжалась канонада. Снаряды прямыми попаданиями разбивали стены каменных построек, взлетали вверх битый кирпичи, обломки бревен и комья мерзлой земли. Снег почернел от разрывов снарядов и мин, а когда пехотинцы поднялись в атаку и ворвались на окраину села, артиллерия перенесла огонь на юго-западную часть Дорохи, где еще уцелели отдельные огневые точки. Бойцы стрелковых подразделений уничтожали ручными гранатами фашистов, укрывавшихся в подвалах, погребах и блиндажах. рассыпавшиеся по селу автоматчики, завершили разгром вражеского гарнизона. К вечеру опорный пункт обороны немцев в селе Дорохи перестал существовать. В его разгроме сказалась сила артиллерийского огня, а саперы, обезвреживая упрятанные в снегу мины, оказали неоценимую помощь атакующим пехотинцам быстро преодолеть зону минных заграждений и стремительно ворваться в село.
Дорохи сильно пострадало от огня артиллерии, и редкий дом избежал прямых попаданий снарядов. Под обломками построек и на улицах немцы оставили не мало своих убитых солдат и офицеров.
Отступая, гитлеровцы совершали неслыханные злодеяния над мирным населением. Недалеко от Торбеево лыжный батальон внезапно ворвался в деревню Корюхино, где обнаружил подожженный немцами дом. Двери и окна были наглухо заколочены досками, а изнутри доносились крики и плач. Языки пламени подбирались к крыше. Лыжники оторвали доски, открыли дверь и успели вывести задыхающихся в дыму людей. Оказалось, что гитлеровские варвары согнали в деревне Корюхино до 70-ти человек - женщин, детей, стариков и заперли их в доме. Отступая, фашисты подожгли дом и лишь подоспевшие бойцы лыжного отряда спасли жизнь обреченных на гибель ни в чем неповинных мирных жителей.

После разгрома гитлеровского узла сопротивления в селе Дорохи был расчищен путь на Юхнов. Перед дивизией стояла теперь задача пробиться через лесной массив, а затем внезапной атакой освободить город от врага. Перед наступлением была произведена перегруппировка сил. Вперед выдвинулся для нанесения главного удара 830-й стрелковый полк, в него вошел рядовой состав 843-го полка, а командный состав был отведен во второй эшелон на доукомплектование. Правее подготовился к наступлению 837-й стрелковый полк. Продвижение вперед затруднялось из-за многочисленных препятствий, которые противник создавал на пути своего отхода. Лесные завалы и упрятанные в снегу мины преграждали дорогу. Требовалось немало времени, чтобы расчистить проходы. Колонна артиллерийских батарей и обозы подолгу простаивали, пока саперы разбирали поваленные на дорогу толстые кряжи сосен и сучковатых елей, а также сложат в сторону извлеченные из-под снега мины. В голове колонны шли лыжники, за ними протаптывал в глубоком снегу дорогу санный отряд с автоматчиками и установленными на санях станковыми пулеметами. Изредка встречались небольшие селения. Эти деревушки обходили стороной, а затем внезапно врывались в них из леса. Застигнутые врасплох заслоны противника спешили побыстрей удрать, не успевая сжечь дома. В уцелевших селениях бойцы могли обогреться, просушить одежду и обледеневшие валенки, которые стучали об пол как деревянные.
Более недели колонна главных сил дивизии по бездорожью пробивались от села Дорохи на подступы к Юхнову. Возле деревни Угольница переправились по льду через Угру, а затем по глубокому снегу преодолели большой лесной массив и 7 февраля 830-й стрелковый полк вышел к сожженной дотла небольшой усадьбе, называвшейся Коммуной Савонина. Здесь маршрут полка пересекала хорошо расчищенная от снега дорога из Устиновки в Пречистое. Противник производил по ней переброску своих войск с одного участка на другой. Следовавший правее 837-й стрелковый полк сосредоточился в двух километрах к северу возле уничтоженной пожаром деревни Савонино. Он должен был прикрывать правый фланг дивизии в случае контратак противника со стороны деревни Устиновки.
Батареи второго артиллерийского дивизиона капитана П. А. Фуфаева следовали в колонне главных сил дивизии, а 173-й гаубичный артиллерийский полк подполковника Т. Е. Ткаченко остался за Угрой в районе Дорохи. Продвижение его тяжеловесных орудий задерживало бездорожье, разрушенные мосты, глубокий снег.
Днем 830-й стрелковый полк расположился возле Коммуны Савонино в роще, рядом с фруктовым садом. Поблизости оказались заброшенные блиндажи, где люди могли укрыться от зимней стужи, а заодно немного отдохнуть. Тем, кому не хватило места в блиндажах, рыли в снегу ямы, закрывали их сверху плащ-палатками, спасаясь, таким образом, от пронизывающего ветра. Ночью командир 830-го полка майор В. И. Чижов отдал приказ поднять батальоны и выступить вперед. До Юхнова оставалось около шести километров. Головным шел батальон лейтенанта А. А. Булахова, а батальон старшего лейтенанта М. Н. Капустянского прикрывал его с тыла. Шли по глубокому снегу, пробивая тропу между вековыми соснами. Минометы и боеприпасы несли на себе, а станковые пулеметы везли, установив их на лыжи. Ночь была на исходе, когда батальон лейтенанта А. А. Булахова подошел к окраине Юхнова. Колонна остановилась, но прежде чем ворваться в город, необходимо было разведать оборону противника, выявить его сторожевое охранение. Разведчики еще до рассвета замаскировались в кустах и весь день наблюдали за противником. Они установили место сторожевых постов, обнаружили, что дома заполнены немцами. Бойцы же батальона, зарывшись в снег ждали когда немцы расположатся на ночлег, чтобы глухой ночью внезапно ворваться в город.
Наконец морозная февральская ночь опустилась над лесом, лейтенант А. А. Булахов отобрал самых отважных бойцов и приказал:
- Снять часовых противника. Старшим группы будет заместитель политрука А. И. Иванов!
Вскоре поисковая группа вместе с разведчиками, наблюдавшими днем за городом, исчезла во мгле. Вслед за ними ползком пробирался взвод лейтенанта К. И. Горбунова, а позади, приняв боевой порядок, шли остальные силы батальона. Вот послышался предсмертный хрип немецких часовых и батальон ворвался в крайние кварталы города. Ночную тишину всколыхнули разрывы - это бойцы бросали в окна ручные гранаты. Из домов выскакивали обезумевшие от страха немцы, их били прикладами, расстреливали в упор, прикалывали штыками. В ночном налете были очищены от противника 24 дома, уничтожено много гитлеровцев, освобождены из плена 60 красноармейцев.
Все же немцы опомнились, в центре города раздался протяжный вой сирены. Находившийся в Юхнове вражеский гарнизон был поднят по тревоге. Гитлеровцы большими группами начали обходить ворвавшийся в город батальон с флангов, намереваясь окружить его и уничтожить. Создав значительное превосходство в силах, немцы предприняли контратаки, пытаясь замкнуть кольцо окружения. Лейтенант А. А. Булахов был ранен, но не оставил батальона, а продолжал руководить боем. Послышался гул разогреваемых двигателей.
"Немцы вводят, резервы, готовят танки, - оценил обстановку лейтенант А. А. Булахов, - сил же у нас маловато. Закрепиться в отбитых домах и отразить в уличном бою натиск врага батальону не под силу".
- Подать сигнальную ракету на отход в лес, - приказал командир батальона, - лейтенанту К. И. Горбунову прикрывать бойцов при выходе из города.
Немцы преследовали по пятам отходивших из города бойцов лейтенанта А. А. Булахова, но вскоре подошел батальон старшего лейтенанта М. Н. Капустянского и гитлеровцы были встречены пулеметным и автоматным огнем. Прекратив преследование, противник откатился назад в Юхнов. 830-й полк, сгруппировав силы, занял круговую оборону среди лесного массива в трех километрах от города. Здесь сосредоточились оба батальона, лыжные команды, полковая артиллерия. Прибыл сюда и штаб полка. Осажденные в лесу передовые силы 830-го полка пополнились также за счет прорвавшихся вперед подразделений и групп из состава 217-й стрелковой дивизии генерал-майора К. П. Трубникова. Осуществляя взаимодействие с пехотой, сюда же в лес прибыл взвод управления и командный пункт 4-й батареи 693-го артиллерийского полка. Оказался в окружении со своими разведчиками командир дивизиона одного из артиллерийских полков наступающих на Юхнов - сын легендарного героя гражданской войны В. И. Чапаева - майор Александр Васильевич Чапаев вместе с комиссаром дивизиона старшим политруком Н. И. Шаховым.

Остановка в лесу, где прорвавшийся к Юхнову 830-й полк занимал круговою оборону, с часу на час все более осложнялась. Дело в том, что наступавшие рядом 133-я стрелковая дивизия генерал-майора Ф. Д. Захарова и 217-я генерал-майора К. П. Трубникова отстали, в результате чего вклинившийся далеко вперед 830-й стрелковый полк оказался незащищенным с флангов. Воспользовавшись этим гитлеровцы начали накапливать силы, чтобы отрезать сосредоточившийся в лесу передовой отряд дивизии. Утром 9 февраля фашисты бросили со стороны Устиновки и Пречистого навстречу друг другу значительные силы пехоты, танки, автоматчиков. Оборонявшийся на этом участке 837-й стрелковый полк был сбит. Он отошел в лес и соединился с 830-м полком, фашистские автоматчики с тремя танками ворвались в Коммуну Савонина. Теперь дорога на всем протяжении из Устиновки в Пречистое была захвачена и находилась в руках противника. Оборонявшийся на подходе к Юхнову 830-й стрелковый полк вместе со своим штабом, обозами и подразделениями других частей оказался отрезанным от основных сил дивизии. Общее командование частями и подразделениями, оказавшимися в окружении принял на себя командир 830-го стрелкового полка майор В. И. Чижов. Связь с командным пунктом дивизии поддерживалась только по радио. Район, где занимали круговую оборону, достигал в ширину около километра. Каждому подразделению был назначен участок обороны. Бойцы приступили к сооружению окопов, строили блиндажи с накатами из бревен. Лес был под рукой, кругом возвышались вековые сосны.
Гитлеровцы прилагали все усилия, чтобы уничтожить осажденную в лесу под Юхновым группу подразделений наших войск. Пытаясь сжать кольцо окружения, предпринимали одну атаку за другой. Только в ночь на 12 февраля были отбиты две атаки противника силою в 400-500 человек. Небольшой клочок земли в лесу, в тылу врага, где находились в окружении части дивизии, подвергался яростному обстрелу артиллерийским и минометным огнем. Пулеметными очередями простреливалась также вся территория насквозь. Немцы не жалели боеприпасов. Потери в батальонах росли. Эвакуировать раненых было некуда; для них построили блиндажи. Медицинский пункт остался позади и врачебную помощь оказывать было некому. Убитые оставались в снегу, где их настигал осколок снаряда или пуля.
Вскоре кончились продукты, но это не сломило стойкости воинов. Стали питаться мясом убитых лошадей, без соли. Посланный самолет сбросил пакеты с продовольствием, но, к сожалению, лишь два мешка сухарей упали в расположение окруженных подразделений. Летчику трудно было отыскать среди сплошного лесного массива небольшой участок, где оборонялись осажденные бойцы. Сброшенные сухари распределялись только среди раненных. При всей тяжести положения, никто из находившихся в окружении воинов не падал духом. Все были уверены, что помощь придет, кольцо вражеской осады будет прорвано и их выручат.

Командование 49-й армии принимало необходимые меры к проведению операции по быстрейшему выводу из окружения 830-го, 837-го стрелковых полков и подразделений других дивизий. Произведена была перегруппировка сил. С рубежа реки Угра и Варшавского шоссе перемещались к деревне Савонино 34-я отдельная стрелковая бригада и 765-й стрелковый полк. Левее, в направлении Коммуна Савонина, заняли позиции части 133-й и 217-й стрелковых дивизий.
В полосу действия 238-й стрелковой дивизии начали прибывать резервные силы. Находившийся на доукомплектовании в деревне Угольница 843-й стрелковый полк получил пополнение 1038 человек и был выведен на опушку леса перед Коммуной Савонина, где занял исходные позиции для наступления. В ночь на 13 февраля на автомашинах был подвезен 38-й отдельный лыжный батальон, а по дороге к Коммуне Савонина, поднимая снежную пыль с грохотом промчалась рота танков "Т-34". Становилось очевидным, что силы для прорыва наращиваются и близился час освобождения 830-го, 837-го полков и других подразделений, оказавшихся в окружении при попытке прорваться в Юхнов.
Утром 14 февраля пополненный свежими силами 843-й стрелковый полк с 38-м отдельным лыжным батальоном перешел в наступление на участке деревни Савонино. Разгорелся ожесточенный бой. Беглый огонь артиллерийских и минометных батарей сливался с протяжными пулеметными и автоматными очередями, со стрельбой из винтовок. Одновременно на левом фланге прорыва части 133-й и 217-й стрелковых дивизии предприняли наступление на Коммуну Савонина с юга. Навстречу наступавшим войскам атаковали противника блокированные в лесу бойцы 238-й стрелковой дивизии и других частей.
Бой гремел до вечера. Несмотря на проявленную советскими воинами отвагу, успеха достичь не удалось. Атаковавшие войска были отведены назад, в лес.
На другой день 15 февраля наступление по прорыву блокады возобновилось. В 7 часов утра артиллерийские и минометные батареи, участвовавшие в прорыве соединений, обрушили всю мощь своего огня на позиции противника. В первую очередь разрывами снарядов и мин разрушен был снежный вал вдоль дороги из Устиновки в Пречистое, за которым укрывались вражеские автоматчики. А когда огонь батарей был перенесен в глубину и на фланги прорыва, бойцы 843-го стрелкового полка, 312-го отдельного разведывательного батальона вместе с лыжниками 38-го отдельного батальона при поддержке танков выбили врага из Коммуны Савонина. Их атаку поддержали части 133-й и 217-й стрелковых дивизий, наступавшие на Коммуну Савонина с фланга.
Из леса навстречу наступавшим войскам прорывались из окружения стрелковые батальоны 830-го и 837-го полков, а вместе с ними подразделения и группы других частей. Теперь, когда помощь была рядом, находившиеся в окружении бойцы дружно бросились на врага. Они стремились быстрее разорвать кольцо блокады и соединиться с наступавшими войсками.
Немцы не выдержали одновременного удара с двух сторон, проход был пробит и к 11-ти часам в образовавшуюся брешь начали выводить осажденных в лесу бойцов. Впереди прорывалась ударная группа, за ней двигался санный обоз с ранеными. Увидев возле Коммуны Савонина воинов, прорывавших кольцо вражеского окружения, раненые приветливо махали рукой, у многих на глазах были слезы. Но это были слезы радости: тяжелые дни пребывания в окружении остались позади и им, наконец, будет оказана медицинская помощь. Следом шли сани, груженные вооружением и имуществом. Отстреливаясь от врага, бойцы одновременно помогали обессилившим от бескормицы лошадям быстрее протащить груженые сани по занесенной снегом дороге, замыкала колонну группа автоматчиков..
К 15-ти часам выход частей из окружения был закончен, все раненые эвакуированы, а вооружение и имущество полностью вывезены. В лесу кроме пустых землянок ничего не осталось. В бессильной злобе гитлеровцы открыли ураганный огонь из орудий и тяжелых минометов по району Коммуна Савонина. Мины рвались вокруг командного пункта. Одна из них угодила в дерево, возле которого стоял командир дивизии. Его отбросило взрывной волной. Полковник Г. П. Коротков получил тяжелую контузию и очнулся лишь в медсанбате. Контужен был и стоявший поблизости командир 843-го стрелкового полка подполковник А. В. Воробьев, недавно сменивший старшего лейтенанта Ю. К. Добрынского.
По приказу командующего 49-й армии, вышедшие из окружения 830-й и 837-й стрелковые полки были выведены в резерв и отошли на отдых в расположение своих тылов в двух-трех километрах позади огневых позиций артиллерийских батарей.»
О последующих боях 122 ОЛБ пока ничего достоверно не известно. Пропавший без вести в феврале 1942г.  командир разведвзвода, числится как командир разведвзвода 122 ОЛБ 18 Гв СД 49А, еще один пропавший без вести лыжник числился как боец 122 ОЛБ 238 СД.
Но в боях 49 армии за Юхнов со второй половины февраля и в марте 122 лыжный батальон не упоминался в документах и оперсводках. Можно предположить, что 20 января, когда из 49 армии ушли 173 СД и 12 Гв СД, армию покинули  так же и лыжники –122,123 ОЛБ. Оба лыжбата числились до августа во фронтовом подчинении. Возможно лыжбат не стали расформировывать и вливать в стрелковые части, а использовали как отдельную часть, где то на другом участке Западного фронта.

12 августа 1942г. 122  отдельный лыжный батальон был официально расформирован.
 Это неоконченная статья о боевом пути 122 отдельного лыжного батальона в последующем статья будет дополнена.

Комментариев нет:

Отправить комментарий