Ярлыки

1 (28) 1 ударная армия (38) 10 армия (7) 11 армия (21) 13 армия (7) 14 армия (24) 16 армия (7) 19 армия (5) 2 ударная армия (42) 20 армия (7) 21 армия (3) 22 армия (5) 26 армия (11) 27 армия (4) 29 армия (3) 3 армия (23) 3 ударная армия (31) 30 армия (19) 31 армия (2) 32 армия (14) 33 армия (3) 34 армия (29) 38 армия (2) 39 армия (15) 4 армия (9) 4 ударная армия (27) 40 армия (6) 41 армия (1) 43 армия (13) 49 армия (6) 50 армия (6) 53 армия (11) 54 армия (12) 55 армия (2) 59 армия (8) 67 армия (2) 68 армия (7) 7 армия (8) 8 армия (3) 9 армия (1) Брянский фронт (27) Видео (16) Военные округа (6) Волховский фронт (56) Воронежский фронт (3) Западный фронт (69) Запасные лыжные части (78) Калининский фронт (90) Кандалакшская ОГ (5) Карельский фронт (49) Кемская ОГ (12) Книги (9) Ленинградский фронт (19) Лыжные батальоны (300) Лыжные бригады (68) Масельская ОГ (2) Медвежьегорская ОГ (3) Операции Красной Армии (20) Приказы (37) Северо-Западный фронт (99) Фото (23) Фотографии бойцов (32) Фотографии лыжников (7) Центральный фронт (9) Юго Западный Фронт (10) Южный фронт (4)

четверг, 27 июня 2013 г.

66 отдельный лыжный батальон 4 ударной армии





66 отдельный лыжный батальон 4 ударной армии


66 отдельный лыжный батальон в действующей армии с 7 января 1942г. до 20 апреля 1942г. В составе 4-й ударной армии участвовал в Торопецко-Холмской наступательной  операции, боях в районе г. Сураж, Велиж. Расформирован батальон 20 апреля 1942г.
Батальон сформирован в Московском военном округе в Горьковской области в г Горький в 7 запасном лыжном полку. В батальоне было много жителей г. Яхромы и окрестностей. По приказу Ставки 19 декабря 1941г. отправлен на Северо-Западный Фронт. Во время движения к фронта 66  лыжный батальон совершил, трудный марш, от ст Сходня к линии фронта, порядка 350 км.
Изначально 66 лыжным батальоном командовал капитан Ветров Н.С , комиссаром старший политрук Персиянов В.Я. Но в связи со  сложным маршем - 350 км в походном порядке, при плохом снабжении в сжатые сроки - 66 лыжный батальон перемешался с 67 ОЛБ. В результате командование батальона было сменено, но об этом позже. В боях командовал 66 лыжным батальоном капитан Андреев

Политруком батальона во время  боев был капитан Нилов Николай Андреевич
Политрук батальона капитан Нилов Николай Андреевич (пропал без вести в феврале 1942г)

Батальон по прибытию на Северо-Западный Фронт был включен в состав 3-й УА

29.12.41 №001252
Следующие войсковые части выгрузить на ст. Горовастица, Фирово, и направить их в районы сосредоточения по маршруту.
Прибывающие 66,67 лыжные батальоны направить в распоряжение командующего 3А (штарм Красуха) район сосредоточения Плосково, Озерово, Гачки.
Прибывающие 68,69 лыжные батальоны направить в распоряжение командующего 4А в район Семеново Село, Куряево.
22.12.41 №001189
Маршрут – ст. Горовастица, Лукьяново, Щучье, Мошенка, Лежнево, Сорога, Верх. Рудины, Замошье, Семеново Село.
Район сосредоточения 66 ОЛБ Семеново Село, Хамово. 67 – Нехино, 68 – Коммуна, 69- Куряево.»
2 января,  батальон был передан  в состав 4-й УА (бывшей 27-й А). Вызнано это было перенарезкой полос в предстоящем наступлении и перераспределением наряда сил для  них.
3.01.1942г.
«Прибыли 66 и 67 ЛБ и с наступлением темноты выступают из Лощины в район сосредоточения – Куряево.»
4 января 66 лыжный батальон сосредоточился в полосе 4 УА.
Командарм 4 УА район действий армии описал следующим образом. «Армии предстояло действовать на территории трех областей. Операция началась в Калининской области, а развивалась в Смоленской и Витебской. Местность, в основном лесисто-болотистая и лесисто-озерная, была трудной для действия войск. Кроме того, в этом районе много рек. В северной и центральной части района, именно там, где действовала армия, местность была покрыта лесными массивами, занимавшими до 85 % площади, причем территория вокруг истоков рек была заповедной, и леса ограждались от каких бы то ни было порубок со всей строгостью  закона. Здесь не делали даже просек. Действовать войскам в таких условиях было чрезвычайно трудно. Надо помнить, что операция проходила зимой 1941/42 г., отличавшейся суровостью. Стояли морозы свыше 30°. Глубина снежного покрова была от 70 см до 1,5 м.» ( Еременко А.И. В начале войны. — М.: Нaука, 1965) Вообще Еременко оставил самые подробное  описание событий, П.Карель и другие историки как отечественные так и зарубежные  также опирается на его мемуары.
Все лыжбаты 4-й ударной армии со станции выгрузки в районы сосредоточения выдвигались своим ходом.
«Сосредоточение войск являлось чрезвычайно сложным делом. Во избежание чрезмерной загрузки оперативными перевозками единственной железной дороги основная масса войск (332, 334, 358, 360-я стрелковые дивизии) следовала из Москвы на автомашинах по дороге Торжок — Кувшиново — Осташков. По железной дороге перевозились все стрелковые бригады, артиллерийские и танковые части. Все лыжные батальоны двигались в район сосредоточения своим ходом. Это было для них хорошей тренировкой к предстоящим боевым действиям. Не обошлось, однако, без курьезов. Так, один лыжный батальон прибыл без лыж, растеряв их по дороге. Сказался формальный, чиновничий подбор людей в спецподразделения. В батальон попали жители южных районов страны, никогда даже не видевшие лыж, которые были для них обузой»
Эта байка от Еременко прочно обосновалась как на страницах военной прозы «лыжный батальон был сформирован в Ташкенте из узбеков лыж никогда не видевших». Так и на страницах некоторых исследователей «Наиболее ценными спецподразделениями в таких условиях являлись лыжные батальоны, которых у немцев не было. Однако в силу специфического «рассейско-огульного» подхода к их формированию фронтовые командиры с удивлением порой узнавали, что прибывший в их распоряжение батальон лыжников состоит сплошь из чистокровных азиатов, лыж никогда в жизни не видевших.»
Странно, почему Еременко это написал. Лыжбаты осенью-зимой 1941-1942гг не формировались в САВО, переброска контингентов призывников между округами также не было, кроме случаев, когда из районов перед самой оккупацией противником призывников направляли на восток во внутренние округа. 
4 УА получила 61,62,64,66,67,68,69 ОЛБ, три из которых были сформированы в Кировской области - 61,62,64, а остальные в Горьковской области 66,67,68,69 ОЛБ.

Следует все таки отметить, что в лыжных частях зимой 1941-1942г.г. служили казахи, и др национальности, но в незначительном числе. При этом  отзывы о  них были очень даже неплохие. 
 Разгадка "лыжных батальонов из Ташкента" лежит в другой плоскости - ими оказались 66 и 67 ОЛБ. Понятное дело, что батальоны были укомплектованы не жителями Средней Азии, а жителями Подмосковья, Горьковской области и жителями других областей Европейской части СССР.
«Настоящее боевое крещение батальон, который на 50% состоял из яхромчан, получил в районе Осташкова. Также батальон воевал под Андреаполем,
Торопцом и Витебском. Очень многие наши земляки погибли и до сих пор числятся без вести пропавшими. В суровых зимних условиях лыжники показали себя смелыми, закалёнными бойцами и до конца выполнили свой долг перед Родиной.».

66 ОЛБ в дороге сломал 280 пар лыж. Сразу же по прибытию в 4 ударную армию, командование провело расследование  причин того что батальон потерял столько много лыж. В приказе от 4 января 1942г прямо говорилось о причинах утери лыж - "Совершенный лыжными батальонами марш из района ст Сходня (под Москвой)  до места сосредоточения проходил неорганизовано. Дисциплина марша не соблюдалась, люди и подразделения перемешались, Кухня отстала.
Предоставленные сами себе бойцы и даже командиры самостоятельно цеплялись и садились на мимо проходившие машины, ломали, теряли и  меняли на табак - ценное государственное имущество - лыжи."
 По результатам расследования 7 января 1942 г командир 67 лыжного батальона ст лейтенант Лотов Алексей Дмитриевич был приговорен к ВМН. Комиссар 67 ОЛБ так же был предан суду военного трибунала, но в списках ВМН он не значится, командование 66 ОЛБ отделалось понижением в должности.
Армейский приказ о наказании виновных, командование предписывало довести до ведома всего командного состава армии, до командиров взводов включительно, с целью предотвращения  потери любого имущества и оружия.
 Но нельзя все валить на командира батальона, была и вторая причина утери лыж.

«Ставка Верховного Главнокомандования приказала:
1.  Направить 66, 67, 68, 69, 70 и 71-й лыжные батальоны железной дорогой в распоряжение ком. войсками Северо-Зап. фронта. Погрузка — ст. Горький, с 20.00 19.12.1941 г., выгрузка—ст. Крюково, откуда по указанию представителя Генерального штаба походным порядком до ст. Кулицкая и далее по ж. д. до ст. Осташков.
2. Батальоны отправить с имеющимся вооружением, снаряжением, имуществом. Довооружение будет произведено в Москве (Красная Пресня).».
66 ОЛБ должен был маршем идти от Москвы до ст Кулицкая, а дальше двигвться по железной дороге, но из за загрузки железной дороги совершил марш от Москвы до Осташкова - марш примерно в 350 км, вдоль фронта, с полной выкладкой и тяжелым вооружением, периодически подвергаясь бомбежкам вражеской авиации. 
Командование 66 и 67 ОЛБ с организацией марша не справилось и было наказано, два других батальона из Горьковской области в этот приказ не попали, что означает, что их марш прошел организовано. 
Для наглядности трудности марша лыжных батальонов к фронту можно привести воспоминания Жемаева "В конце декабря 1941 года 66-й отдельный лыжный батальон был поднят по тревоге и погружен в железнодорожный эшелон для отправки на фронт. Прибыв в Москву, мы получили приказ покинуть эшелон, получить 82-мм минометы, станковые пулеметы, противотанковые ружья, боеприпасы и через два дня выступить на передний край. Боевой путь наш батальон начал на станции Сходня и закончил под городом Сураж, в 45 км от Витебска. Двигались мы через Солнечногорск, Клин, Завидово, Калинин, Селижарово, Осташков. Батальон не имел лошадей с повозками, ни тем более автомашин. Двигались по глубокому снегу на лыжах. Минометы и станковые пулеметы были уложены на волокуши (напоминают маленькие лодочки-байдарки), которые мы тянули по снегу за парусиновые лямки.
Вооружение, боеприпасы, запас продовольствия: сухари, пищевые концентраты, сахар несли в вещмешках. Марш совершали под обстрелом и бомбежкой немецких самолетов."

Кроме того надо отдать должное лыжникам, несмотря на утерю лыж, оружие никто не бросил и по домам никто не разбежался, батальоны прибыли в район сосредоточения вовремя и в полном составе.  
Надо отдать должное и командованию 4 УА и СЗФ, они придавали огромное значение спецподразделениям, которыми были лыжные батальоны - после показательного наказания, в кратчайшие сроки батальоны получили лыжи и 66 ОЛБ прошел с боями до Суража.

66 ОЛБ был хорошо вооружен, примерно на уровне остальных батальонов из г Горький.
По данным ЖБД 4 УА от 5.01.1942г. 69 лыжный батальон сосредоточился в районе д Сороги и насчитывал 523 человека, имел на вооружении  29 РПД, 159 ППШ, 135 СВТ, 64 АВС, 64 СВТ, 15 минометов, 95 винтовок. Обращает на себя внимание как небольшие отличия от вооружения 70 и 71 ОЛБ (9 минометов калибра – 50 мм 4 миномета калибра 82 мм, 31 – РПД, 150-180 автоматов), и очень большие отличия в вооружении с лыжбатами соседней 3 УА и вероятно  61, 62, 64 ОЛБ (2 миномета, 31 РПД, автоматов и личного оружия у командиров нет, автоматических винтовок нет). Можно предположить, что все лыжные батальоны  прибывшие из  Горьковской области были вооружены  на таком же уровне.   Еременко было грех жаловаться на хорошо оснащенные, вооруженные и обученные лыжные батальоны (4 из 6 лыжбатов прибывших из Горького были сформированы из курсантов полковых школ). То что два лыжбата прибыли без лыж, это исключение из правил, вызваное стечением субъективных и объективных причин.

Противник также не заметил лыжных батальонов без лыж - 3 января противник отмечал в ОС№202 Главного командования сухопутных войск Вермахта
«На левом фланге заметны приготовления к атакам в райо­не г. Осташков.
В последние дни перед фронтом группы армий появилось не­сколько лыжных батальонов численностью 500 человек каждый. Личный состав батальонов хорошо оснащен и вооружен.»
Всем лыжбатам 4-й УА действовать пришлось активно - лыжники использовались и как передовые отряды частей, и как разведчики  «большую роль в деле разведки на всем протяжении наступательных операций играли лыжные батальоны. Широко используя свою маневренность, небольшие отряды лыжников входили по лесным массивам в тылы противника, захватывали пленных и документы, что давало командованию и штабу армии возможность своевременно разгадывать замыслы противника, особенно попытки его подбросить резервы или уйти из-под удара на новый рубеж.». 66 лыжбату как и остальным лыжбатам  пришлось еще выполнять и роль агитаторов среди противника «рассказанное Е. К. Дзозом о работе среди войск противника можно дополнить еще несколькими фактами. Лыжники и разведчики только одной 334-й стрелковой дивизии разбросали в расположении противника 350 тыс. листовок и газет.». Кроме того слабость технического оснащения средствами связи Красной Армии в этот период также добавила на плечи лыжников еще одну задачу – поддержание связи между штабами «иногда лб использовались поротно или повзводно как средства связи. В  этом отношении много положительных образцов в период наступления 4УА в общем направлении Пенно- Такая активность действий лыжных батальонов не в последнюю очередь зависела от личности командарма Еременко А.И., нрав у него был крутой, он мог любого  заставить выполнять его приказы, кроме того он был кавалеристом, поэтому в отличии от пехотных командиров прекрасно понимал маневренную войну, игнорируя угрозы флангам. Потому и атак в лоб лыжными батальонами старался избегать, также не наблюдается во время маневренных действий просьб расформировать лыжные батальоны для пополнения стрелковых дивизий, как это бывало на других фронтах. Командарм по максимуму использовал разреженность оперативного построения противника. Да и попав в подчинение своего бывшего подчиненного (Курочкина П.А.) он постарался добыть победу, а победа была возможна только в маневре.  

В предстоящей Торопецко-Холмской  наступательной операции 66-й лыжному батальону предстояло взаимодействовать с 48-й СБр, задача бригады и  батальона формулировалась следующим образом «48-й стрелковой бригаде с 64-м и 66-м лыжными батальонами при поддержке дивизиона 270-го артиллерийского полка наступать в направлении Жуково, с тем чтобы лыжные батальоны на рассвете 9 января захватили Жуково. В дальнейшем лыжные батальоны, продвигаясь на Пихтень и Орлинку, должны были не допустить отхода противника на запад.». По воспоминаниям Еременко «но так как 48 СБр запаздывала с вышодом к переднему краю, её задачу передали 51 СБр». Тем не меннее в документах 4 УА есть строки за 8 января 1942г «48 СБр. с 64 и 66 лыжными батальонами заканчивая сосредоточение изучает направление действия.»

Следует также отметить, что противник также, как и под Старой Руссой, знал о готовящемся наступлении, но ошибся в сроках и направлении удара. 26 декабря противник отмечал в ОС№194 Главного командования сухопутных войск Вермахта
«Б. Группа армий «Центр»:
Есть предположение, что на северном участке фронта ГА в рай­он Осташков — Вышний Волочек по железной дореге вчера при­была 1 стрелковая дивизия, а на грузовиках 2 бригады.
Переброска войск по железной дороге как в направлении разгранлинии между группами армий «Центр» и «Север», так и в на­правлении г. Тихвин, а также подслушанные телефонные разгово­ры между Москвой и Ленинградом и имеющие место слухи позво­ляют предположить подготовку к крупной наступательной операции с Валдайской возвышенности.
Предполагается, что силы восточнее г. Осташков нанесут удар в глубокий фланг 9-й армии, а силы в районе г. Тихвин и южнее про­рвут кольцо окружения и деблокируют Ленинград.
Крупное наступление русских из района г. Осташков в юго-за­падном направлении маловероятно, если принять во внимание не­благоприятные условия местности, время года и число имеющихся и распоряжении боеспособных соединений.»
 Противник не допускал и мысли, что наступление может начаться еще до полного сосредоточения всех сил, и резервы для парирования нашего наступления вовремя не успели прибыть к месту событий (189-й ПП 81 ПД высадился в Адреанополе 5 января 1942г. на подходе была 218 ПД и 83 ПД). «Наше наступление началось не во второй половине января, как предполагало вражеское командование, а 9 января 1942 г. и было внезапным для противника.» Наступление, начатое до полного сосредоточения войск попросту упредило противника и не дало ему возможности уплотнить оборону, да и с направлением главного удара противник ошибся.
 9 января 1942г «64 и 66 ЛБ в 13.00 (час.) начали наступление в направлении Бол. Жданское. После 18.00 (час.) главные силы бригады перешли в наступление в общем направлении на Бол. Жданское и, не встречая сопротивления в течение ночи, продолжала продвигаться вперед»
Тем не менее из воспоминаний Жемаева "Настоящее боевое крещение батальон получил в районе Осташкова. Батальону была поставлена задача поздно вечером, с ходу, атаковать деревню Жуково, разгромить штаб немецкой дивизии и обеспечить успешное наступление частей и соединений 4-й Ударной армии в направлении на Андриаполь. В наступление на фашистов батальон перешел с ходу без артподготовки. Удар батальона по врагу был внезапным. Фашисты выскакивали из домов без оружия, босиком, в одном нижнем белье. Отдельных фашистов, которые укрылись в подвалах домов, мы выкуривали ручными гранатами, остатки немецкого гарнизона в беспорядке отступали в лес. После разгрома немецкого штаба батальон был отведен на восток от деревни Жуково, где находился всю ночь. Мороз достигал 30 градусов. Многие бойцы ложились в снег и засыпали, многие минометчики обморозила щеки, уши, пальцы на ногах и руках. Выстоял тот, кто еще до войны был закален, не боялся лыжных прогулок и походов. Как тут не вспомнить нашего преподавателя физкультуры Антона  Сергеевича  Никитина, который требовал от нас строго выполнять нормативы на лыжных тренировках. Яхромчане в этом бою показали себя смелыми, закаленными бойцами." Как видим из воспоминаний и документов можно сделать вывод, что вечером 9 января  66 ОЛБ начал наступление на  гарнизон противника в д Жуково, которое было расположено довольно далеко от передовой, для противника удар был внезапным, и потому для лыжников успешным.  Лыжники внезапными нападениями на тыловые объекты (штабы и т.д.) закладывали успех наступлению основных частей. Нужно отметить еще два момента 1 - в воспоминаниях еще нескольких лыжников из других батальонов упоминаются внезапные нападения на немецкие опорные пункты в районе Осташкова (немцы выскакивали на снег в одном белье), т.е. нападения лыжников перед самым началом общего наступления на вражеские тылы, были не единичными. 2 - Ясно что штаб 123 ПД не мог находится в Жуково, но "по показаниям пленных, под Заберечье (западнее Жуково) было разгромлено управление 123 пехотной дивизии немцев", вероятно  переводчик при допросе пленного ошибся или пленный что то напутал, ясно только что какой-то немецкий штаб под удар лыжников попал. По немецким данным в Жуково находился штаб 416 ПП, и полковые службы,  немцы в своих отчетах не отмечали разгрома штаба 416 полка. Впрочем, из воспоминаний Жемаева видно, что при внезапном нападении немцы убежали в лес, учитывая что лыжники уничтожив тех кто не успел убежать, в деревне не задержались и немцев не преследовали, можно предположить, что службы штаба понесли потери, но полного разгрома штаба полка не было. Показания пленного о разгроме штаба в Заберечье может означать, что при отходе к Холму штаб еще раз попал под удар.
 Фрагмент карты - наступления 39 СБР.

10 января батальон сосредоточен в районе Заборья, с задачей прикрытия создания переправ через озеро Селигер для пропуска 360 СД, 48 СБр и частей усиления, и последующих совместных действий. (Как ни странно, но суровой зимой лед пришлось наращивать, он не выдерживал веса легких танков, вероятно глубокий снег не дал льду окрепнуть). Подполковник Быков А.М. так описал ситуацию в батальоне «Нашел батальон в Заборье. Люди голодные, но настроение боевое. К половине дня батальон вышел в свой район, где он должен был получить продукты питания. Машины же с продовольствием застряли в снегу на льду озера, и к моменту выступления батальон продукты не получил. Действуя именем командующего армией (подтверждая важность мероприятий вездеходом, который к этому времени был знаком не только командирам соединений и частей, но и многим рядовым), я добился у командира саперного батальона грузовых саней с лошадьми под продукты, организовав перегрузку, сам с двумя солдатами выехал вперед к батальону. Проехав через остров и выехав на западный берег озера, мы с оглядкой двинулись по тропе, которую, очевидно, проложили немецкие патрули. Батальон лыжников я застал сосредоточенным у небольшой лесной сторожки восточнее Заборья. Здесь командир батальона, очень молодой капитан Андреев объявил задачу командирам рот и отдал боевой приказ на выступление. Не было ни слова сказано о том, что солдаты, да и командиры, голодны и продуктов нет, не было разговора о продуктах и в подразделениях. И командиры, и солдаты приказ выслушали с полным вниманием и решимостью выполнить его. Несвоевременная доставка продуктов, по заявлению комбата, очевидно, вызвана какими-то непредвиденными обстоятельствами. «Я уверен, — сказал комбат, — что продукты нас скоро догонят».
Батальон прекрасно справился со своей задачей, комбат же погиб славной смертью при попытке перехватить дорогу Сураж-Витебский — Витебск»
 11 января по воспоминаниям Еременко с подходом 48 СБр, 51 СБр выходит в резерв и далее наступление ведет 48 СБр.
13 января 48 СБр продолжала преследование
«Штаб 48 ударной стрелковой бригады 14.01.42.
Военному совету 4-й ударной армии. Сорога.
Командиру 3 батальона 48 отдельной стрелковой бригады Столярчук Феодосий Захарович рождения 1905 года беспартийный, в РККА с 1927 года ходатайствую о награждении орденом «Красная звезда». За инициативное, решительное руководство усиленным стрелковым батальоном, в результате чего в ночном бою с 16-00 13.1.42г до 5-00 14.1.42г под Заберечье и по дороге до деревни Слобода разгромил отряд немецких фашистов, состоящий из около 150-200 повозок и саней, 300-400 лошадей, и истребил 250-300 немецких солдат и офицеров, захватив противотанковое орудие-1, минометов -3, пулеметов и автоматов до 20 и много другого военного имущества при этом потерял из состава своего батальона 12 человек ранеными, из них один умер.
Командир бригады полковник Куприянов Комиссар бригады ст. батальонный комиссар Паденко.»
15.01.1942г.
48 СБр. с 64 и 66 ЛБ, преследуя отходящего противника, к исходу суток 15.01 вышли на фронт Сельцо, Дудино, Загозье.
Командарм Еременко был не в восторге от действий бригады и лыжников «48-я стрелковая бригада, наступая на Жабье, разбила в этом районе подразделения 416-го пехотного полка, в ночь на 13 января ликвидировала арьергарды этого полка, пытавшиеся уйти на Заречье, и к исходу 16-го вышла в район Залозье, где остановилась, чтобы подтянуть обозы, так как у нее совершенно не осталось продовольствия.
По нашему замыслу 48-я стрелковая бригада должна была полностью уничтожить 416-й пехотный полк противника, но ее командование, к сожалению, не сумело использовать лыжные батальоны для глубокого обхода этого полка, и гитлеровцам удалось вывести из-под удара часть своих сил и техники.».
В дальнейшем подразделения этого полка встречались в составе гарнизона Торопца, а позже даже в районе Витебска (согласно Карелю «В сложившейся обстановке генерал фон дер Шеваллери, командовавший 59-м корпусом, получил приказ заделать Витебскую брешь тремя дивизиями. Приказывать легко - ни одна из этих трех дивизий не прибыла в Россию в полном составе. Единственными, кто прибыл к месту назначения, были остатки 416-го пехотного полка берлинско-бранденбургской 123-й пехотной дивизии, прошедшие через ад на озере Селигер.»), и отошедшими в район Молвотиц «перекатившись» по тылам 3УА через весь её фронт («Но в пути, на одном из перекрестков дорог, мы чуть не столкнулись с группой противника численностью до двухсот человек, поспешно отходившей из района Рвениц в северо-западном направлении. Не доехав до перекрестка, мы остановились и изготовились к бою, но гитлеровцы не заметили нас. Ну а нам не было смысла связываться с ними. Слишком неравными были силы. Двух немецких солдат, отставших от своей группы, нам удалось захватить в плен. Тут-то и выяснилось, что остатки 416-го пехотного полка отходят в район Молвотиц.» Семенов «Наступает ударная»). Так же 416 ПП составил основу гарнизона г Холм «Оберст Кристоф Стенгел, командир 416 ПП от 123. ПД  возглавил отступление от южной оконечности озера Селигер и был первым высокопоставленным немецким офицером, который прибыл в Холм 16 января. Он привел  два батальона численностью в 1200-1500 человек, Стенгел тот час же подчинил себе роту из 53 резервного полицейского батальона и весь 65 резервный полицейский батальон. Войска Стенгела были уставшими и было много обмороженных, кроме того они бросили  большую часть своего тяжелого оружия при отступлении. Стендгел  немедленно взял на себя командование всеми этими единицами» (18 января 1942 г. партизаны попытались взять г Холм, но им это не удалось, как видим не в последнюю очередь из-за того что противник смог отступить из полосы 360 СД, 48 СБр и партизанам кроме полицейских пришлось иметь дело с фронтовыми частями.) Ни снег, ни бездорожье противнику не помешали осуществить отход, как к Торопцу, так и к Молвотицам и Холму. Поэтому претензии Еременко к командованию бригады были обоснованы.
Однако остается смутное сомнение, получается, что 2 лыжных батальона начав наступление с целью предотвратить отход противника, (по сути, они должны были заблокировать межозерное дефиле, со всеми частями противника которые обороняли северный фас Осташковского выступа) и 66 ОЛБ был почти сразу остановлен и возвращен назад, для прикрытия переправы, не стоит забывать, что из двух батальонов 64 и 66 по огневой мощи 66 ОЛБ резко превосходил 64 ОЛБ. Возможно, эта остановка и позволила противнику отойти в г Холм.
В дальнейшем в ЖБД 4 УА батальон упоминается единожды.
26.01.1942г.
«66 ЛБ в 12.00 (час.) прошел Стар. Торопа на Ильино.»
К сожалению, пока неизвестно в каких боях батальон участвовал и с какими частями взаимодействовал до конца Торопецко-Холмской и Велижской наступательных операций. Можно только предположить, что батальон взаимодействовал с 48 СБр до окончания Торопецко –Холмской операции, воевал в районе Ильино, в дальнейшем с началом боев за Велиж был переброшен под Сураж с целью глубоко обойдя Сураж перерезать дорогу на Витебск.
Можно только сказать, что при перечислении частей, которые были под Суражем, 31 января 1942г 66 ОЛБ не было.
(ЦАМО РФ, фонд 16 гв.сд, опись 1, дело 25):
«31 января 1942 года. 249-я ударная стрелковая дивизия со 141-м отдельным танковым батальоном, 109-м отдельным гвардейским миномётным дивизионом реактивной артиллерии, 67-м и 68-м лыжными батальонами, 51-й стрелковой бригадой к утру 1.2.1942 года сосредоточились в районе Суража. В Витебске сосредоточено до 2500 солдат и офицеров противника.»
Вероятно, он подошел к Суражу позже с задачей перехватить дорогу Сураж-Витебск, но операция провалилась, также пока неизвестно когда она проводилась, логичнее всего в первой половине февраля 1942г. до вывода 249 СД в резерв, пока у командования 4УА была надежда, захватив Сураж, более плотно блокировать Велиж и в последующем освободить его. Во второй половине февраля после стабилизации фронта под Суражем и вывода  в армейский резерв проводить такую операцию смысла не было.
Судя по воспоминаниям Жемаева перехватить шоссе Сураж – Витебск батальон пытался недалеко от г Яновичи, а так же батальон участвовал в непосредственном штурме г Сураж. «Тяжелые испытания выпали на долю наших бойцов и командиров за деревню Юшково (здесь погиб в бою Ваня Лапшин). Во время штурма Суража Витебского пали смертью храбрых Леонид Жигулев и Михаил Лобанов. Недалеко от г. Яновичи в неравном бою был сражен пулей фашистского снайпера Александр Золотов. Среди яхромчан были значительные потери во времена кровопролитной ночной контратаки под Рауковинами.»
В марте 66 ОЛБ был переброшен на Демидовское направление и вел ожесточенные встречные бои с противником, который сняв блокаду со своего гарнизона в Демидово отжимал наши части к Велижу, подальше от железной и шоссейных дорог Витебск – Смоленск.

16 марта батальон упоминался в оперативной сводке Генерального штаба КА
«39 сбр с сб 332 сд и 66 лб вели бой с противником за овладение районом Тычка — Рацковины фронтом на юг и юго-запад.»
У противника за этот день имеется запись «Бригада «Вальденфельд»: 547-й пп атакует группу домов 2 км севернее нп Бардадыны. Атака слабых сил при поддержке 3 танков с востока на населенный пункт 2 км восточнее нп Тычка захлебнулась в огне нашей артиллерии.
С 15 час. 00 мин. 1 б-он 358 пп атакует населенный пункт 3,5 км северо-восточное Тычка.
183-й самокатный эскадрон ворвался с юга и юго-востока в Булино. Обстановка пока не выяснена.»
Что за н п Тычка неизвестно, но Бордадыкино и Булино в Рудненском районе, там же рядом есть неревня Ратьковина (возможно она же Рауковины  Рацковины).
Документы противника, в отличии от мемуаров, хорошо показывают, что противник был сильным и хорошо оснашенным. Атака нашей бригады с частями усиления противником была расценена как «атака слабых сил», и легко отбивалась артогнем. Отсюда и ночные контратаки наших лыжников.
Также пока неизвестно, где они сражались до апреля 1942г. Они могли действовать как на всем фронте 4-й УА, так и выполнять  задания за линией фронта. Опять же можно только предположить, что после стабилизации фронта под Суражем батальон был переброшен под Велиж, где сосредоточились основные части 4УА. Вероятно 66 ОЛБ часто придавался разным частям, потому как в марте была награждена группа бойцов и командиров 4 УА более 350 человек, среди награжденных бойцов 66 ОЛБ нет, хотя награжден даже журналист, по видимому частая смена в подчинении отразилась и на наградах.
20 апреля 1942г. 66 отдельный лыжный батальон был официально расформирован, личный состав передан в 39 СБр.
«Я, Анатолий Жемаев, родился 19 октября 1923 года в селе Перемилово (в настоящее время улица Перемиловская д.91) в семье рабочих Яхромской прядильно-ткацкой фабрики.
Отец работал прядильщиком, мать – ткачихой. Восьми лет пошел в школу. Сначала учился в Перемиловской начальной школе, затем в Яхромской (Починковской) неполно-средней школе, а с 1938 года в Яхромской образцовой средней школе №1. В 1938 году вступил в ряды ВЛКСМ.
В начале октября 1941 г. меня срочно вызвали в Дмитровский райвоенкомат для отправки в составе маршевой роты в г. Горький. Расстояние в 400 км мы одолели пешком, минуя Костино, Загорск, Александров, Ковров.
В 7-м запасном лыжном полку  приняли военную присягу. В ноябре был сформирован 66-й отдельный лыжный батальон, состоящий на 50 процентов из яхромчан. 
Вместе со мной в роту были назначены Александр Золотов (бывший преподаватель физкультуры Яхромской средней школы №1), Леонид Жигулев (выпускник этой школы 1940 года), Миша Лобанов (из деревни Непейно Дмитровского района). В стрелковую роту батальона зачислили Ваню Лапшина (из Починок) и других яхромчан.
В конце декабря 1941 года 66-й отдельный лыжный батальон был поднят по тревоге и погружен в железнодорожный эшелон для отправки на фронт. Прибыв в Москву, мы получили приказ покинуть эшелон, получить 82-мм минометы, станковые пулеметы, противотанковые ружья, боеприпасы и через два дня выступить на передний край. Боевой путь наш батальон начал на станции Сходня и закончил под городом Сураж, в 45 км от Витебска. Двигались мы через Солнечногорск, Клин, Завидово, Калинин, Селижарово, Осташков. Батальон не имел лошадей с повозками, ни тем более автомашин. Двигались по глубокому снегу на лыжах. Минометы и станковые пулеметы были уложены на волокуши (напоминают маленькие лодочки-байдарки), которые мы тянули по снегу за парусиновые лямки.
Вооружение, боеприпасы, запас продовольствия: сухари, пищевые концентраты, сахар несли в вещмешках. Марш совершали под обстрелом и бомбежкой немецких самолетов. Настоящее боевое крещение батальон получил в районе Осташкова. Батальону была поставлена задача поздно вечером, с ходу, атаковать деревню Жуково, разгромить штаб немецкой дивизии и обеспечить успешное наступление частей и соединений 4-й Ударной армии в направлении на Андриаполь. В наступление на фашистов батальон перешел с ходу без артподготовки. Удар батальона по врагу был внезапным. Фашисты выскакивали из домов без оружия, босиком, в одном нижнем белье. Отдельных фашистов, которые укрылись в подвалах домов, мы выкуривали ручными гранатами, остатки немецкого гарнизона в беспорядке отступали в лес. После разгрома немецкого штаба батальон был отведен на восток от деревни Жуково, где находился всю ночь. Мороз достигал 30 градусов. Многие бойцы ложились в снег и засыпали, многие минометчики обморозила щеки, уши, пальцы на ногах и руках. Выстоял тот, кто еще до войны был закален, не боялся лыжных прогулок и походов. Как тут не вспомнить нашего преподавателя физкультуры Антона  Сергеевича  Никитина, который требовал от нас строго выполнять нормативы на лыжных тренировках. Яхромчане в этом бою показали себя смелыми, закаленными бойцами. Тяжелые испытания выпали на долю наших бойцов и командиров за деревню Юшково (здесь погиб в бою Ваня Лапшин). Во время штурма Суража Витебского пали смертью храбрых Леонид Жигулев и Михаил Лобанов. Недалеко от г. Яновичи в неравном бою был сражен пулей фашистского снайпера Александр Золотов. Среди яхромчан были значительные потери во времена кровопролитной ночной контратаки под Рауковинами.
Остатки 66 отдельного лыжного батальона были переданы 39 отдельной стрелковой бригаде. Я не случайно так подробно описал боевой путь батальона, костяком которого являлись яхромчане. Группа «Поиск» Яхромской школы №1 могла бы, совершить поход по местам боев своих земляков - яхромчан из 66ЛБ. По оценке маршала Советского Союза Еременко А.И. бойцы лыжного батальона проявили в боях мужество и стойкость. Мне же в период Великой Отечественной войны довелось участвовать в боях с немецко-фашистскими захватчиками на Калининском, Западном, Сталинградском, Донском и 1-м Украинском фронтах, вначале в качестве рядового, затем командира танка и командира взвода. Имею правительственные награды: ордена Отечественной войны, Красной Звезды, медаль «За отвагу», две медали «За боевые заслуги» и 15 других медалей. Принимал участие в битвах за Москву и Сталинград, освобождал Польшу, Германию и Чехословакию. Во время войны окончил Полтавское танковое училище. День Победы я встретил вместе со своими друзьями - кантемировцами в Праге. После войны окончил Военно-политическую академию им. В.И. Ленина, работал в частях и соединениях Советской Армии. После демобилизации из рядов Советской Армии в звании полковника длительное время работал в Центральном аппарате Министерства нефтяной промышленности. В связи с ухудшением состояния здоровья в 1983 году ушел на пенсию. Однако, после ухода на пенсию, я, как и многие другие ветераны войны, принимаю участие в военно-патриотической работе по воспитанию советской молодежи, активно участвую в работе Совета ветеранов ряда частей и соединений.»
 Из автобиографии А. Жемаева,  выпускника 1941 года Яхромской средней школы №1
Это неоконченная статья о боевом пути 66 ОЛБ, позже она будет дополнена.

Комментариев нет:

Отправить комментарий