Ярлыки

1 (26) 1 ударная армия (38) 10 армия (7) 11 армия (21) 13 армия (7) 14 армия (24) 16 армия (7) 19 армия (5) 2 ударная армия (42) 20 армия (7) 21 армия (5) 22 армия (5) 26 армия (11) 27 армия (4) 29 армия (3) 3 армия (23) 3 ударная армия (31) 30 армия (19) 31 армия (3) 32 армия (14) 33 армия (3) 34 армия (29) 38 армия (3) 39 армия (15) 4 армия (9) 4 ударная армия (27) 40 армия (9) 41 армия (1) 43 армия (13) 49 армия (6) 50 армия (6) 53 армия (11) 54 армия (14) 55 армия (2) 59 армия (8) 6 армия (1) 67 армия (2) 68 армия (7) 7 армия (8) 8 армия (3) 9 армия (1) Брянский фронт (27) Видео (16) Военные округа (6) Волховский фронт (56) Воронежский фронт (3) Западный фронт (69) Запасные лыжные части (78) Калининский фронт (91) Кандалакшская ОГ (5) Карельский фронт (49) Кемская ОГ (12) Книги (9) Ленинградский фронт (21) Лыжные батальоны (306) Лыжные бригады (68) Масельская ОГ (2) Медвежьегорская ОГ (3) Операции Красной Армии (20) Приказы (37) Северо-Западный фронт (99) Фото (23) Фотографии бойцов (32) Фотографии лыжников (7) Центральный фронт (9) Юго Западный Фронт (16) Южный фронт (4)

четверг, 27 июня 2013 г.

19 отдельный лыжный батальон 1 ударной армии



19 отдельный лыжный батальон 1 ударной армии


19 отдельный лыжный батальон 1 ударной армии  в действующей армии с 29 ноября 1941г. до 21 января 1942г. в составе 1-й ударной армии участвовал в Клинско-Солнечногорской наступательной операции/

 
20 ноября 1941 года директивой Верховного Главнокомандующего было определено формирование 1-й  ударной   армии  (первоначально именовавшейся 19-й  армией ) с непосредственным подчинением ее Верховному Главнокомандующему. Этой директивой предусматривалось, что в состав  армии  должны быть включены следующие соединения и части: 55, 47, 50 и 29-я стрелковые бригады с дислокацией в районе Дмитров; 43-я, 60-я стрелковые бригады в Загорске; 71-я стрелковая бригада в Яхроме; 44-я стрелковая бригада в Хотькове; 2, 3, 4, 17, 18, 19-й и 20-й лыжные батальоны в Загорске; 1, 5 и 7-й лыжные батальоны в Дмитрове; 6-й лыжный батальон в Яхроме; 8-й лыжный батальон в Хотькове и 517-й артиллерийский полк в Загорске.
   Сосредоточение соединений и частей  армии  в этих пунктах предлагалось закончить к 27 ноября
Сосредоточение лыжных батальонов 1 УА

19 ОЛБ формировался в Горьковской области.
19 ОЛБ погружен 20.11.1941 на станции Горький, выгружен 25.11.1941 в Загорске.
 Все лыжные   батальоны  1-й ударной армии в начале Клинско-Солнечногорской операции  действовали в основном как стреловые батальоны, приданные стрелковым бригадам. За такое использование лыжбатов руководство Западного фронта получило нагоняй от Генштаба (Директива от 31.12.1941г.). Столь пристальное внимание Ставки ВГК к лыжбатам скорее всего объяснялось  тем, что 1УА была по сути единственной армией Западного фронта имеющей в своем составе лыжбаты (11 лыжбатов в составе Западного фронта на 1 декабря - все в 1УА; 12 лыжбатов в составе Западного фронта на 1 января - 10 в 1УА).   Однако командарма В.И. Кузнецова вряд ли стоит винить в таком использовании лыжбатов, мера эта была вынужденной по следующим причинам:
- все лыжные батальоны прибыли без своих хозвзводов, и не могли действовать как самостоятельные части (так 25 ноября 18 ОЛБ в течении суток не получал никакой пищи);
- лыжбаты в основной массе имели слабую лыжную подготовку (в 283 запасном лыжном  полку на лыжах марш броски не практиковались, ограничивались 5 км лыжными маршами), слабую тактическую и огневую подготовку;
- штаб армии, стрелковые бригады и лыжные батальоны, были свежесформироваными частями, и требовалось время для сколачивания подразделений и штабов;
- и самая главная причина противник – противник 1-й ударной в начале боев был неслабый (1,6,7 тд, 14 мд, 23пд с частями усиления) который сам наступал.
В таких условиях бросать лыжные батальоны в тыл немцев было нереально. Маршал Шапошников также отмечал «На московском направлении лыжникам пришлось действовать против сильного противника, умело использовавшего свое преимущество в тяжелом вооружении – прежде всего в артиллерии. Кроме того, густая сеть населенных пунктов Подмосковья затрудняла прорывы лыжников в тыл противника». Но уже с 9 декабря, после изменения обстановки, согласно приказу командарма лыжные батальоны приданные стрелковым бригадам стали их передовыми отрядами в наступлении с задачами «используя разрывы и промежутки в боевых порядках противника, проникать в глубь его обороны, нападать на транспортные колонны, тылы, узлы связи, сеять панику». Однако приказы надо было еще учиться выполнять, командиры боялись потерять «локоть соседа»  и действовали преимущественно фронтально.
С 29 ноября 1941 г. участвует в боях в районе Яхрома –Дмитров. К сожалению подробностей этих боев нет, в приказах фронта указываются бригады 1 УА, в воспоминаниях участников как правило тоже упоминаются боевые действия бригад, за действия лыжников упоминаний почти нет. Но лыжные батальоны действовали активно с самого прибытия на фронт. Враг наступал, и 1 УА задействовала все силы для отражения удара.
Карта с обстановкой в полосе 1 УА 1941.12.01-03_
Карта с обстановкой в полосе 1 УА 1941.12.03-04_

6 декабря 17 и 19 ОЛБ сосредоточились в деревне Ильинское , находясь в резерве командарма.

В последующем батальон участвовал в наступлении 30 А, в составе подвижной группы.
История включения батальона в подвижную группу не совсем понятна. Приказа о переподчинении батальона соседней армии пока не найдено.  Если учесть, что примерно в это же время еще два лыжных батальона из 1 УА ушло на Калининский фронт (3 и 6 ОЛБ), то можно предположить, что это был приказ Ставки. .А по мемуарам много нестыковок. Лелюшенко в своих мемуарах описал это решение так. «К вечеру 6 декабря армия прорвала оборону неприятеля на направлении главного удара в глубину до семнадцати километров, расширив участок прорыва до двадцати пяти километров по фронту. Настал и наш черед, по-настоящему бьем фашистов! В ночь на 7 декабря войска армии продолжали наступать и к исходу дня расширили прорыв до тридцати пяти, а в глубину до двадцати пяти километров, освободив ряд населенных пунктов.
Мощные удары обрушили сибиряки на вновь подошедшие 6-ю танковую и 14-ю моторизованную дивизии врага. Заодно мы добивали 86-ю пехотную и 36-ю моторизованную дивизии и захватили еще одно боевое знамя. Гитлеровцы оставили на поле боя около трех тысяч трупов (раненых было в три раза больше, чем убитых) и массу боевой техники (семьдесят два танка, до ста орудий, около трехсот автомашин).
На Военном совете армии обсуждался вопрос о дальнейшем наращивании темпов наступления. И было принято решение: для развития успеха ввести в бой в первом эшелоне прибывшую 379-ю стрелковую дивизию и вывести из боя 82-ю кавалерийскую, чтобы использовать ее в подвижной группе, в состав которой включались также 107-я мотодивизия, 145-й отдельный танковый,   19 - й  и 2-й  лыжные  батальоны. Группе ставилась задача: нанести удар по глубокому тылу клинской группировки немцев, в направлении Теряевой Слободы, чтобы заставить неприятеля отказаться от сопротивления под Клином, отрезать ему пути отхода на запад и не допустить подхода резервов к городу.» (Лелюшенко Д. Д. Заря победы. — М.: Воениздат, 1966.) Таким образом решение было принято в ночь на 7-е декабря.  В последующих мемуарах Лелюшенко уже в этот день не упоминает 145 тб, но перечисляет лыжбаты.
Командующий артиллерией 30 А в своих мемуарах  описывает следующее «В 30-й армии подвижная группа составилась из 107-й мотострелковой и 82-й кавалерийской дивизий, 145-го отдельного танкового, 2-го и 19-го лыжных батальонов. Возглавил ее полковник П. Г. Чанчибадзе. Перед ним стояла задача: развить удар в обход Клина с северо-запада, перехватить шоссе в районе Теряевой Слободы и отрезать противнику пути отхода на Волоколамск. Одновременно генерал Лелюшенко решил ввести в бой свежую 379-ю стрелковую дивизию под командованием полковника В. А. Чистова, находившуюся до того во втором эшелоне. Она стремительным броском захватила Завидово, Спас-Заулок, Решетниково и тем самым облегчила 107-й мотострелковой дивизии переправу по льду через Московское море. Однако перед Чанчибадзе возникли новые трудности. Приданные ему лыжные батальоны оказались недостаточно подготовленными, танки с трудом пробивались через снега метровой толщины и сплошные лесные массивы. Действия нашей подвижной группы проходили в замедленном темпе.» и происходящие события относит к 8 декабря 1941г

Тем не менее, штаб 107 МСД, только 11-00 10.12.1941 года издал приказ в котором указывалось, что штаб дивизии совместно с 20 ОРБ и 41 батальоном связи убывает для выполнения приказа командования..
11 декабря штаб 107 МСД издал приказ в котором указывал что части 107 МСД, 82 КД, отрядом лыжников сосредотачивается к 12-00 в Минино, Селевино, Березино  и решительным ударом в направлении Решетниково прорывает фронт, выйдя в район Борихино – Павельцово, препятствуя отходу частей противника в западном направлении и подходу резервов к г Клин.
Лыжники совместно с 82 КД, без одного кавполка, составили отряд развития успеха первого эшелона. Отряд сосредоточился  в лесу юго-западнее Березино, перешел в наступление в 13-00 11 декабря.
ОС № 289 Генерального Штаба Красной Армии на 8.00 12.12.41 г.
«Подвижная группа в составе 82 кд, сводного полка 107 мсд, 2-го и 19-го отд. лыжных батальонов, пройдя ж. д. южнее РЕШЕТНИКОВО, продолжала развивать наступление в юго-западном направлении
Таким образом, ясно, что в подвижную группу 30 А  2 и 19 ОЛБ были включены 10 декабря. При этом почему то 2 и 19 ОЛБ в документах 107 МСД часто указываются как 19 и 20 лыжные батальоны, сложно сказать почему так происходило. Возможно происходила стандартная ошибка 2 отдельный лыжный батальон – 2 ОЛБ, трансформировался в 20 лыжный батальон 20 - ЛБ. Иногда лыжники фигурируют как сводный батальон лыжников и только один раз как 2 лыжный батальон.
12 декабря лыжный батальон, который именно не указан, но скорее всего сводный лыжный из 2 и 19 ОЛБ, составил резерв командира отряда и двигался непосредственно за штабом группы, будучи готовым действовать в любом направлении.
ОС № 290 Генерального Штаба Красной Армии на 8.00 13.12.41 г.
«379 сд вышла на рубеж КОПЫЛОВО — СЕМЧИНО (18 км северо-западнее г. КЛИН);
82 кд с приданными частями из района КОПЫЛОВО — СЕМЧИНО продолжала выполнять поставленную ей задачу

Приказ от 7-30 13 декабря приказывал командиру 82 КД всеми силами дивизии совместно с 19 и 2 (20) лыжными батальонами и танковым батальоном не ввязываясь в бои с противником прикрывшись справа перехватить дорогу Клин – Волоколамск.
13 декабря в 19-00 сводный батальон лыжников, получил приказ двигаться  непосредственно за штабом группы, в готовности действовать в южном и восточном направлениях, движение предписывалось проводить пешком, без лыж. Маршрут был от опушки леса южнее Семино в район Чащ (деревня Чащь).
ОС № 291 Генерального Штаба Красной Армии на 8.00 14.12.41 г.
«82 кд с приданными частями вышла в район КРУТЦЫ — КОМЛЕВО»
13 декабря 2 ОЛБ вел бой за д Некрасино, 19 ОЛБ вел бои за д Подорки.
Деревня Некрасино расположена всего в 3 км от д Крутцы, куда подвижная группа вышла 13 декабря. Деревня Подорки расположена в 3-4 км от Некрасино.


ОС № 292 Генерального Штаба Красной Армии на 8.00 15.12.41 г.
«82 кд с приданными частями вышла в район 3 км северо-восточнее ДЯТЛОВО и продолжала наступление в направлении района ТЕРЯЕВА СЛОБОДА»
Подвижная группа (82-я кавалерийская дивизия, сводный полк 107-й мотострелковой дивизии, 2-й и 19-й  лыжные  батальоны) из района Дятлово (13 км северо-восточнее Теряевой Слободы) продолжала движение на Теряеву Слободу, имея задачей перерезать шоссе и перехватить пути отхода противника на запад.»
Теряева Слобода была важным узлом коммуникаций на пути из Клина в Волоколамск. После охвата Клина оба танковых корпуса 3-й танковой группы оказались лишены возможности отступить тем же маршрутом, каким они шли  к Москве в ноябре 1941 г. Соответственно и XLI, и LVI корпуса отходили по одной дороге. С захватом Теряевой Слободы войска 30-й армии могли перехватить маршрут для отхода основных сил 3-й танковой группы. Поэтому в районе Теряевой Слободы разгорелись ожесточенные бои. Подвижная группа была слишком слаба, что бы окружить и сдержать два немецких корпуса. 1-я танковая дивизия немцев самая сильная на этом участке фронта, стала основным противником нашим частям в районе Теряевой Слободы. Значение Теряевой Слободы было столь важно что наше командование для поддержки подвижной группы выбросило в районе Теряевой Слободы небольшой десант – 147 десантников. А противник применил против десантников химические снаряды, в результате чего пострадало 7 десантников. Командование 30 армии доложило о применении немцами химических снарядов и послало специалистов для определения, что именно применяли немцы.

15 декабря 1941 г город Клин был освобожден. В этот день вечером 19 и 2 ОЛБ, 20 ОРБ, с двумя орудиями 76 и 2 орудиями 45 мм, получили приказ с исходного рубежа опушки леса южнее Карбатово, наступать на юг, энергичными действиями обеспечить от противника Фадеево, Смольниково, Покровское. Оседлать шоссе в 1,5 км восточнее Теряева Слобода и района леспромхоз. Не допуская отхода противника из Клина и подхода резервов.  
Уже 16 декабря 30А передается в состав Калининского фронта. Но лыжный батальон остался в подвижной группе.
ОС № 294 Генерального Штаба Красной Армии на 8.00 17.12.41 г.
«Подвижная группа (82 кд и полк 107 мсд) вела бой на подступах к району ТЕРЯЕВА СЛОБОДА»

ОС № 296 Генерального Штаба Красной Армии на 8.00 19.12.41 г.
«группа Чанчибадзе (82 кд, полк 107 мсд и два лыжных батальона) в 13.00 18.12 овладела районом ТЕРЯЕВА СЛОБОДА и вела бой за овладение районом ТЕЛЕШОВО»
Вечером 18 декабря командир 82 КД получил приказ оставшимися частями дивизии совместно с 19 и 2 (20) ОЛБ, 20 ОРБ удерживать Теряеву Слободу и удерживать шоссе Клин – Волоколамск, не пропуская противника ни на запад ни на восток.
19 декабря 19 и 2 (20)  ОЛБ совместно с 20 ОРБ и другими частями получили приказ составить авангард подвижного отряда. Двигаться по маршруту Кузьминское, Покровское, Бородино, Ошейкино, Мармыш, Теребово, Ново-Костино, Волково, Хмелевичи, Ильинское, Вяхерево, Себудово, Сомотово, Нестерево с задачей уничтожения по пути следования отходящих частей противника, воспретить отход на юг и юго-запад.
С исходу 20 декабря сосредоточится в районе Калистово и перехватить дорогу Минулино – Городище -  Лотошино.



Как результат боев подвижной группы (а равно и остальных войск 1УА и 30А) Кроме освобождения Клина и Солнечногорска противник понес очень большие потери в живой силе и технике. «Положение осложнялось еще тем, что ударной группе 30-й армии постоянно удавалось, несмотря на контратаки немецких войск, перекрывать шоссейную дорогу. Следствием этого явились значительные потери. 6-я танковая дивизия насчитывала 13 декабря всего лишь 2350 человек, были потеряны все танки. Штаб 7-й танковой дивизии тремя днями позже сообщал о том, что в дивизии осталось только 200 человек. В 6-й танковой дивизии боевой состав сократился за эти дни до 180 человек. В 14-й моторизованной пехотной дивизии осталось всего два батальона.»
«Боевой состав 3-й группы во время боев при отходе так сократился, что на 19 декабря в 56-м танковом корпусе насчитывалось только 900, а в 41-м армейском корпусе только 1821 человек. Что касается артиллерии, то во всей танковой группе имелось всего только 63 легкие и 21 тяжелая полевые гаубицы и одна 100-мм пушка. Для борьбы с танками 56-й танковый корпус располагал всего 12 противотанковыми пушками. Танковый парк всех четырех танковых дивизий сократился до 34 танков, готовых к использованию.» Рейнгардт К. Поворот под Москвой. Крах гитлеровской стратегии зимой 1941/42 года. — М.: Воениздат, 1980

Некоторые подробности действий батальона описаны в воспоминаниях бывшего лыжника Владимира Константиновича Кузьмичева «1941 год он встретил студентом Московского инженерно-строительного института. В сентябре, перейдя на четвертый курс, на комсомольском собрании будущий строитель объявил о своем намерении идти на фронт. Немцы подходили к Москве, и после небольшой военной подготовки Владимир Кузьмичев был мобилизован в лыжный батальон Первой ударной армии, защищавшей столицу. Московские студенты – сталинские стипендиаты, спортсмены и просто отличные ребята – вот состав батальона. Спортивная подготовка была на уровне далеко не у всех, экипировка оставляла желать много лучшего, но патриотизм и желание победить врага вели их в смертельный бой.
Первая военная операция лыжного батальона на станции Морозки, по Савеловской дороге, не удалась. Новоиспеченные солдаты должны были перейти канал имени Москвы и проникнуть в расположение немцев. Второй бой состоялся через несколько дней под Дмитровом. Лыжникам нужно было ночью съехать с огромной горы и захватить мост. Но высоту огромного склона могли одолеть лишь опытные горнолыжники. Немцы в упор расстреливали вчерашних студентов. Снег густо обагрился кровью…
И лишь третья операция была организована по всем правилам военного искусства: лыжному батальону удалось застать врасплох немцев, ночующих в деревне Настасьино. Это был первый успех молодых бойцов. После этого батальону поручили выполнение особого задания в немецком тылу. Марш-бросок продолжался два дня, и на станции Решетниково Владимир Константинович впервые близко столкнулся с теми зверствами, которые учиняли оккупанты.
На следующий день батальон получил приказ освободить от немцев другую деревню – Подорки. Из 560 человек 234 остались лежать на снегу, но солдаты выполнили боевое задание.
После этого две недели жили солдаты в лесу, чтобы блокировать лесные дороги, не давая уйти немцам. Те шли оборванные, грязные и замерзшие, но в патриотизме не уступали советским солдатам: «Хайль Гитлер!» – повторяли германцы и, даже сдаваясь в плен, не сомневались в победе. Столь же упорны были и наши солдаты, несмотря на ужасные условия: лютый мороз, вместо крыши – небо.  Поспать удавалось самую малость – один-два часа на лапнике… Единственное, что удалось съесть за это время - найденную в снегу лошадь, то ли убитую, то ли сдохшую. Ее ели сырой, никто и не задумывался, насколько это может быть опасно. 
Тем временем батальон потерял уже три четверти своего состава. Промерзшие и обессиленные солдаты вошли в деревню Теряева Слобода и, попав в теплые дома, буквально свалились с ног от усталости. А проснулись от автоматных очередей и исступленных воплей немцев. Кто успел, бежал под пулями в ближайший лес. На следующее утро бойцы отбили поселок у немцев и увидели своих мертвых товарищей. Они были не просто убиты, а по-садистски изрезаны – немцы пытались вырезать на груди солдат звезду.
Кстати, вспоминая о немцах, Владимир Константинович отмечал не только их жестокость, но и неистовую жадность. Однажды нашим солдатам удалось  захватить немецкую машину, набитую… детскими носочками. В следующий раз среди вражеских «трофеев» оказалось хозяйственное мыло, обладавшее чудовищным запахом. Словом, немцы успевали грабить все, что попадалось на их пути…
Сильно поредевший батальон двинулся дальше. На пути его следования оказалась деревня, расположенная на возвышенности. Тогда несколько солдат подползли к школе, где находился штаб немцев. Они заглянули в окна, и картина, представшая перед солдатами, была словно из далекого мирного времени – в избе горели свечи, а немцы наряжали елку. Но любоваться «рождественской сказкой» было некогда – перед ними были враги. Первым «очнулся» самый сильный  в отряде парень. Он прицелился и бросил в окно противотанковую гранату. Раздался взрыв, но… Граната попала в раму, лишь потревожив фашистов. Те принялись расстреливать убегающих солдат, и Владимиру не повезло – ранило осколком. Так закончилась для него битва под Москвой»


Нужно отметить еще одну нестыковку 17.12.1941 г штаб 1 УА издал приказ согласно которому 2 ОЛБ придавался 56 СБР с задачей наступать в направлении Веригино – Алферьево. Но 19 ОЛБ в приказе армии не было. Непонятно как 2 ОЛБ, бывший в подвижной группе, одновременно наступал на участке другой армии, и другого фронта? И где был в это время 19 ОЛБ?
И кроме того группу Чанчибадзе никто не расформировывал, правда и подробно ее состав не перечислялся.
ОС № 298 Генерального Штаба Красной Армии на 8.00 21.12.41 г.
«Группа Чанчибадзе действовала по тылам противника в направлении ЛОТОШИНО.»
ОС № 300 Генерального Штаба Красной Армии на 8.00 23.12.41 г.
«Группа Чанчибадзе продолжала преследовать противника в направлении района ВЕРЕЙКИ.»
ОС № 301 Генерального Штаба Красной Армии на 8.00 24.12.41 г.
«группа Чанчибадзе наступала из района леса южнее ШЕСТАКОВО в западном направлении, результаты уточняются.»
ОС № 302 Генерального Штаба Красной Армии на 8.00 25.12.41 г.
«Группа Чанчибадзе приводила себя в порядок в районе МЕЩЕРСКОЕ.»
ОС № 304 Генерального Штаба Красной Армии на 8.00 27.12.41 г.
«танковая группа овладела районом ЧАПАЕВО (5 км севернее ЛОТОШИНО) и наступала в направлении района ИВАНОВСКОЕ;
группа Чанчибадзе овладела районом ТЕРЕБЕТОВО и вела бой за овладение районом МАЛЕЕВО.»
ОС № 305 Генерального Штаба Красной Армии на 8.00 28.12.41 г.
«Группа Чанчибадае продолжала вести бои за овладение районом МАЛЕЕВО.»
ОС № 306 Генерального Штаба Красной Армии на 8.00 29.12.41 г.
«30-я армия вела боевую разведку и подготовку к прорыву оборонительной полосы противника.
363 сд заняла район ГУРЬЕВО — ШИЛОВКА.
В положении остальных частей армии существенных изменений не произошло.»

Выйдя в район Лотошино, войска натолкнулись на упорное сопротивление противника, и подвижная группа исчерпала себя и была расформирована.


Согласно боевого состава войск на 1 января 1942г. 19 ОЛБ числился в 1 УА.
Батальон вернулся в состав 1 УА, по крайней мере документально.

В начале января 1942г штаб 1 УА провел работу по укрупнению лыжных батальонов, которые понесли к этому времени очень большие потери. Несколько лыжных батальонов было расформировано. В приказе было указано в составе армии  считать 4,7,8,17,18,20 ОЛБ. 19 ОЛБ  нет в составе армии, его нет даже в перечне  на перемещение личного состава в другой лыжбат. Можно предположить, что 19 лыжбат до начала января вел бои в составе подвижной группы Чанчибадзе, в составе 30 А и в состав 1 УА не прибыл, а оставался в 30 А Калининского фронта, где и был расформирован после больших потерь.
18 января по приказу ставки 1-ю ударную армию к исходу 19 января вывести из боя в резерв Верховного Главнокомандования для доукомплектования и довооружения. В приказе на вывод армии в резерв упоминается и 19 ОЛБ.
КОМАНДУЮЩЕМУ ЗАПАДНЫМ ФРОНТОМ КОМАНДУЮЩЕМУ 1-й УДАРНОЙ АРМИЕЙ
Ставка Верховного Главнокомандования приказала:
1. 1-ю ударную армию к исходу 19 января вывести из боя в резерв Верховного Главнокомандования для доукомплектования и до-вооружения.
2. Армию вывести в составе: 2-й гвард. стр. бригады, 44-й, 47-й, 50-й, 56-й, 46-й и 41-й стр. бригад, 62-й и 84-й морских бригад, 123-го танкбата, 1-го, 2-го, 4-го, 5-го, 7-го, 8-го, 17-го, 18-го, 19-го и 20-го лыжных батальонов, 701 пап, 1-го, 3-го и 38-го гвард. минометных дивизионов, управление армии со всеми армейскими частями и к исходу 21.1.42 г. походом сосредоточить в районе Завидово — Решетникове — Клин — Покровка — Высоковское.
Штаб армии — Клин.
3. Командующему 1-й ударной армией представить:
а) к 18.00 20.1.42 г. —- заявки на некомплект личного состава по категориям,
 на лошадей по сортам и на недостающее вооружение, транспорт и имущество,
отдельно на каждое соединение и отдельную часть — в соответствующие центральные управления и копии в Генштаб;
б) к 15.00 22.1.42 г. дислокацию соединений и частей армии в районе сосредоточения — в Оперативное управление Генштаба.
По поручению Ставки Верховного Главнокомандования Зам. начальника Генерального штаба Красной Армии
ВАСИЛЕВСКИЙ 5 час. 10 мин. 18 января 1942 г. № 170022
ЦА МО РФ, ф. 48а, оп. 1640, д. 179, л. 15. Подлинник. 15


По директиве Ставки ВГК  от 19 января 1942г. к передислокации на Северо-Западный Фронт 19 ОЛБ не предназначался. Легко заметить, что к передислокации не предназначался и 2 ОЛБ, который совместно с 19 ОЛБ участвовал в боях в составе 30 А,вероятно это была констатация факта, что оба лыжбата выведены в резерв Ставки не были.
При подготовке лыжбатов 1 УА к передислокации на СЗФ метаморфозы. 72 и 91 ОЛБ просто стали 8 и 17 ОЛБ соответственно и отправились на Северо-Западный Фронт. 175 и 176 ОЛБ стали 1 и 5 ОЛБ и  так же отправились на Северо-Западный Фронт. Часть личного состава лыжных батальонов перемещалась между батальонами, для сохранения их как боевых единиц, но 19 ОЛБ нигде не упоминается.

КОМАНДУЮЩЕМУ СЕВЕРО-ЗАПАДНЫМ ФРОНТОМ ЧЛЕНУ ВОЕННОГО СОВЕТА т. БУЛГАНИНУ №170034 20ч40м 19 января 1942г
Ставка Верховного Главнокомандования приказывает:
...
2. Дополнительно включить в состав войск Северо-Западного фронта 1-ю ударную армию в составе 201-й латышской стр. дивизии, 129-й стр. дивизии, 2-й гвард. стр. бригады, 44-й, 47-й, 50-й, 56-й, 46-й и 41-й стр. бригад, 62-й и 84-й морских бригад, 701-го армейского артполка, 1-го, 3-го и 38-го гвард. минометных дивизионов, 123-го танк-бата, 1-го, 4-го, 5-го, 7-го, 8-го, 17-го, 18-го и 20-го лыжбатов, 797-го авто- и 36-го гужевого б-нов подвоза.
Ставка Верховного Главнокомандования И. СТАЛИН А. ВАСИЛЕВСКИЙ
Доложено тов. Сталину по телефону и утверждено 19.1.42 г. в 20 ч. 40 м.
ЦА МО РФ, ф. 132а, оп. 2642, д. 233, л 13-14. Подлинник.

Дальнейшая судьба батальона остается неизвестной. Как видим 19 ОЛБ к передислокации не предполагался, но тем не менее согласно перечня лыжных батальонов 19 лыжный батальон был в действующей армии с 2 февраля 1942г и расформирован только 1 июня 1942г. Согласно состава Действующей армии батальон  числился в составе 1 УА до июня 1942г  в армейском подчинении, но при этом, ни в одной оперсводке армии батальон не упоминался. Почему так произошло непонятно, упоминаний о батальоне больше нет.
Возможно батальон погиб под Москвой полностью , в составе 30А, что не соответствует как перечню лыжных батальонов, согласно которому батальон  вновь в действующей армии с 2 февраля, что соответствует остальным лыжным батальонам 1 УА прибывшим на СЗФ. Так и составу действующей армии, где батальон отражался ежемесячно, до июня 1942г в армейском подчинении.
Официально батальон расформирован 1 июня 1942г.
Это неоконченная статья о боевом пути 19 отдельного лыжного батальона, в последующем она будет дополнена.

Комментариев нет:

Отправка комментария