Ярлыки

1 (26) 1 ударная армия (38) 10 армия (7) 11 армия (21) 13 армия (7) 14 армия (24) 16 армия (7) 19 армия (5) 2 ударная армия (42) 20 армия (7) 21 армия (5) 22 армия (5) 26 армия (11) 27 армия (4) 29 армия (3) 3 армия (23) 3 ударная армия (31) 30 армия (19) 31 армия (3) 32 армия (14) 33 армия (3) 34 армия (29) 38 армия (3) 39 армия (15) 4 армия (9) 4 ударная армия (27) 40 армия (9) 41 армия (1) 43 армия (13) 49 армия (6) 50 армия (6) 53 армия (11) 54 армия (14) 55 армия (2) 59 армия (8) 6 армия (1) 67 армия (2) 68 армия (7) 7 армия (8) 8 армия (3) 9 армия (1) Брянский фронт (27) Видео (16) Военные округа (6) Волховский фронт (56) Воронежский фронт (3) Западный фронт (69) Запасные лыжные части (78) Калининский фронт (91) Кандалакшская ОГ (5) Карельский фронт (49) Кемская ОГ (12) Книги (9) Ленинградский фронт (21) Лыжные батальоны (306) Лыжные бригады (68) Масельская ОГ (2) Медвежьегорская ОГ (3) Операции Красной Армии (20) Приказы (37) Северо-Западный фронт (99) Фото (23) Фотографии бойцов (32) Фотографии лыжников (7) Центральный фронт (9) Юго Западный Фронт (16) Южный фронт (4)

пятница, 28 июня 2013 г.

211 отдельный лыжный батальон Северо-Западного фронта




211 отдельный лыжный батальон Северо-Западного фронта
211 отдельный лыжный батальон в действующей армии с  5 февраля 1942 г. До 29 мая 1942г. В составе 34-й армии и Северо-Западного Фронта  участвовал в боях с Демянской группировкой противника. Расформирован 29 мая 1942г.

По некоторым данным 211 отдельный лыжный батальон был сформирован в городе Казани,  но большое количество  призывников из Молотовской области,  дает основания полагать, что он был сформирован в городе Молотов (Пермь).
Из города Ярославль  батальон ехал на фронт в одном эшелоне с 215 и 216  лыжными  батальонами.
19 января 1942 года в 15-45 штаб Северо-Западного Фронта отдал боевое распоряжение, согласно которому, начиная с 18 января 1942 года и по 21 января 1942 года со станции Тутаев, Ярославль, Рыбинск железной дорогой направляются  160, 161, 162, 211, 215, 216, 154, 155, 156, 157, 158, 159, 172, 173, 174, 134, 144  (всего 17) лыжных батальонов, станция выгрузки Чёрный Дор. Командующий войсками СЗФ приказал указанные лыжные Батальоны включить состав 3 ударной армии.
Район сбора лыжных батальонов Овинец, Дубровка, Заполье, Заплавье, Глебова, Заболотье.
- маршрут следования в район сбора Чёрный Дор, Лежнево, Заплавье.
Одновременно, штаб Северо - Западного Фронта заготовил приказ для каждого лыжного батальона, о выдвижении со станции выгрузки в район сосредоточения, определил место  сосредоточения  для каждого  лыжного батальона, для 211 ОЛБ место  сосредоточения было определенно - деревня Сосницы.

Однако,  передача 3 и 4 ударных армий в состав Калининского фронта,   внесла определенные изменения  в  план перевозок  лыжных батальонов.  Часть лыжных батальонов были переданы Волховскому и Калининскому фронтам.
27 января 1942 года штаб  Северо-Западного фронта  уже мог рассчитывать только  на 10  лыжных батальонов. По информации штаба фронта 211, 215, 216 ОЛБ выбыли из Ярославля в эшелоне №30375, 25 января эшелон находился в Рыбинске. Выгрузка 211, 215 и 216 лыжных батальонов намечалась на станции Крестцы.
Но уже 29 января  штаб Северо-Западного Фронта подкорректировал станцию  выгрузки  лыжных батальонов.  По всей видимости, это было вызвано перегрузкой железной дороги, которая не успевала перевезти войска и грузы снабжения для фронта.
29 января боевое распоряжение штаба фронта предписывало
- 211, 215, 216 лыжные батальоны выгрузить на станции Бологое, Едрово, после выгрузки направить в совхоз Красная Заря.
Район сбора после выгрузки на станции Бологое – Замостье, на станции Едрово – Едрово, маршрут следования в район сосредоточения Куженкино, Едрово, Валдай, Яжелбицы, Лутовенка, Ермошкино, Ямница
Другие боевые распоряжения выданные штабом Северо-Западного Фронта конкретизировали, что все лыжные батальоны поступают в резерв  фронта.
Батальоны выгруженные на станции Бологое должны были совершить марш в район сосредоточения за 4 ночных перехода, выгруженные на станции Едрово должны были совершить марш за три ночных перехода. Все батальоны зачислялись на все виды довольствия и снабжения в 34 армию.
В начале февраля 1942 года эшелон   с 211, 215, 216  лыжными батальонами прибыл на ст. Бологое, затем последовал двухдневный марш до г. Валдай. Затем марш на фронт, в полосу 26 СД.
211 отдельный лыжный батальон после прибытия на фронт 4 февраля 1942г прибыл в состав 34А и уже 6 февраля придан 26 СД.


Лыжные батальоны, прибывшие в 34 армию, были встречены работниками штаба, которые составили оценку лыжным батальонам. Работники штаба охарактеризовали 216, 215, 211, 144, 134, 220, 221 лыжные батальоны следующим образом.
Командиры лыжных батальонов были в званиях от младшего лейтенанта до старшего лейтенанта, все из запаса. Большинство из командиров рот и взводов в звании младший лейтенант, были выпускниками ускоренных курсов, закончив их во время войны. Опыта командной работы у командиров батальонов не было.
Партийный аппарат также был из запаса, опыта организации работы в военной обстановке не имел. Сработанность между командирами и политработниками была слабой.  Поэтому в батальоны были направлены политработники из штаба армии,  которые много сделали для налаживания взаимоотношений  между командирами и политработниками.
Младший командный состав был в основном из запаса, уволенный в долгосрочный отпуск в последние годы перед войной, многим уже были присвоены воинские звания, имел достаточную подготовку, значительный процент имеет подготовку школы младших командиров. Работники штаба армии предлагали в дальнейшем выдвигать их на средние командные должности. Слабым местом младшего командного состава работники штаба посчитали слабую требовательность к подчиненным. В последующем в политдонесениях 26 СД в штаб армии о первых боях указывалось, что «Низка военная подготовка командного состава. Чувствуется, что люди, недавно прибыли из гражданской обстановки, отсутствует воинская дисциплина, процветает излишняя демократия, что отражается на выполнении боевых задач».
Рядовой состав лыжных батальонов в основной массе в кадрах Красной Армии не служил, в большинстве своем 1921-23 года рождения, имеется незначительный процент старших возрастов до 1905 года включительно.
Политико-моральное состояние лыжных батальонов здоровое. Батальоны боеспособны. Плохое моральное настроение вызвано исключительно на почве плохой организации питания, которое было вызвано совершенной не подготовленностью и отсутствием всякого опыта в опросах ведение войскового хозяйства у хозаппаратов батальонов.
Боевая подготовка лыжных батальонов  оценивалась следующим образом.
Батальоны обучались два месяца (ноябрь-декабрь). Только единицы из состава лыжных батальонов имели опыт войны на Дальнем Востоке и во время войны с Финляндией, все остальные были необстрелянные.
Все лыжные батальоны за исключением 220 и 221 прибыли без актов проверки результатов боевой подготовки, только 220 и 221 лыжные батальоны прибыли в сопровождении представителей инспекции военной подготовки Генштаба и привезли с собою указанные выше акты.
Маршевая втянутость лыжных батальонов было плохой. Это заключалось в недостаточной дисциплине марша, во время марша было много отставших в период сосредоточения. Обеспеченность лыжами была стопроцентной,  но на лыжи наши лыжники становились только по команде сверху, остальные  марши, как правило, совершались пешком без лыж.
Работники штаба провели у двух произвольно выбранных лыжных батальонов проверку действий на тему «наступление» и «действия в тылу противника»,  и сочли, что эти темы ими отработаны плохо. Остальные лыжные батальоны не проверяли, решили, что они подготовлены примерно также.
Из стрелковой подготовки самым слабым местом была признана стрельба из ППШ и 82-мм минометов. Причиной было то, что в запасной части изучались минометы старой конструкции, в пути батальоны в Ярославле получили минометы нового образца, при этом дело осложнилось тем, что на некоторых минометах вместо прицельных приспособлений для минометов МН-2 были выданы квадранты для стрельбы из станкового пулемета «Максим». Также и  ППШ были получены батальонами в Ярославле и лыжники из них ещё не стреляли. Не все лыжники бросали боевую гранату, а также в запасных частях не изучалось использование бутылок с зажигательной смесью.
Хозяйственный аппарат совершенно неопытный в вопросах ведения и обеспечения войскового хозяйства, кухнями лыжные батальоны необеспеченны, взамен кухонь имеют котлы.
Обмундирование - весь личный состав обеспечен тёплым бельём и ватным обмундированием, полностью валенками и имеют с собой кожаную обувь.
Все лыжные батальоны имели  оружие  по  штату, в том числе 100 ППШ, 31 РПД,   15 минометов, в каждом батальоне.
Комиссия сделала следующие выводы - перед тем как посылать лыжные батальоны самостоятельно в тылу противника,  требовалось личный состав обстрелять, втягивая в боевые действия совместно с действующими частями армии.
Во время боёв изучить командный и политический состав лыжных батальонов, пересмотреть их и если потребуется заменить и поставить командовать имеющих уже боевой опыт командиров и комиссаров батальонов.
Провести в лыжных батальонах под руководством выделенных опытных командиров стрельбы из минометов, весь личный состав обучить практическому владению гранатами и бутылками с зажигательной смесью. Провести пристрелку и ремонт всего оружия.
Комиссия предлагала на первых порах подчинить лыжные батальоны в оперативном и хозяйственном положении стрелковым полкам, так как хозяйственные органы лыжных батальонов были абсолютно не подготовлены.
Практические действия армии не разошлись с предложениями комиссии. 
Под руководством начартснабжения 202 СД и инспектора артснабжения 34 А был проведен осмотр всего оружия у всех лыжников.
Типичными поломками оружия были у винтовок и карабинов (примерно по 50 на батальон) - качание прицельного рожка, качание и погнутость штыка, погнутость шомпола. Для ППШ (20-30 ППШ на батальон) типичными поломками оружия были – по вине завода изготовления диски были не подогнаны к автоматам, из-за чего диск нельзя было вставить в автомат, а также неправильно установлены отражатели.
Почти все неисправности были исправлены в мастерских 26 стрелковой дивизии и летучкой 20 ДАРМа, только один миномет пришлось отправить в армейские мастерские. Все оружие лыжников было приведено в  боевое состояние и пристреляно. Также было выдано недостающие оружие и боеприпасы. Был решен вопрос и с прицелами для минометов.
В бой лыжники пошли полностью вооруженными и оснащенными.
Забегая вперёд надо сказать, что в период боевых действий 26 СД приданные лыжные батальоны, на первых порах не бросались в бой на укрепленные пункты противника. Как правило, хотя бы на несколько дней лыжные батальоны использовались для смены собственных батальонов, которые посылались в бой, а лыжники оставались прикрывать  фронт, или на несколько дней оставались в резерве командира дивизии или командира полка, в ближайшем тылу. Тем самым у лыжников был хотя бы маленький, в несколько дней, период для того чтобы осмотреться. Кроме того, часто лыжные батальоны раздергивались поротно и передавались разным батальонам и полкам, что повышало эффективность ввода в бой лыжников, это вполне соответствовало сложившейся обстановке.


Нужно хотя бы пару слов сказать об общей обстановке на этом участке фронта. 8 января 1942 года началась операция 34 армии по окружение Демянской группировки противника. Общая численность войск 34-й армии на 1 января 1942 г. составляла 36 700 человек (средняя укомплектованность дивизии 7241 человек) при 368 орудиях и минометах (105 орудий 76-мм и крупнее) и 22 танках в одном танковом батальоне. Такими силами 34 армии предстояло окружить 96000 солдат противника в районе Демянска. Первым этапом  операции было  окружение и уничтожение 290 пехотной дивизии противника. 11 армия получала задачу взять город Старая Русса и выйти на   тылы группы армии «Север», а также выделила часть сил для уничтожения 290 пехотной дивизии. Общая численность войск 11-й армии на 1 января 1942 г. составляла 37 022 человека (средняя укомплектованность дивизии 7825 человек) при 390 орудиях и минометах (133 орудия калибром 76 мм и крупнее) и 85 танках в трех танковых батальонах.
Большая часть 11 армия вела бои со старорусской группировкой противника и для уничтожения 290 пехотной дивизии выделила только часть сил,  180 и 254 стрелковые дивизии - примерно 15000 человек.
От 34 армии на первом этапе операции была выделена только 202 стрелковая дивизия, 3902 человек, в том числе 1017 человек  в составе стрелковых батальонов. 28 января 1942  года 254 стрелковая дивизия была сменена 26 стрелковой дивизией,  которая смогла выделить 5906 человек, в том числе 1255 человек в составе стрелковых батальонов. Таким образом, для ликвидации 290 ПД Красная Армия смогла выделить 19-20   тысячи человек. 290 ПД была одна из самых укомплектованных дивизий в демянской группировке противника и наименее пострадавшей в осенних боях. 290 ПД в составе восьми батальонов занимала 45-км участок фронта. Три пехотных полка этой дивизии удерживали 30-км сектор между Тулитово и Вершина, но последние 16 км до озера Ильмень - которые проходили по заболоченным устьям рек Ловать и Пола - прикрывались только подвижными патрулями и 290-м противотанковым батальоном в деревне Взвад. К месту боёв 202, а затем  и 26 СД, противник быстро подбросил подкрепления из состава 30 ПД, МД СС «Мертвая голова».  Таким образом, против 26 СД противник собрал 7 батальонов насчитывавших 4000 солдат, изначально Красная Армия не имела преимущества над противником в живой силе и тем более в артиллерии. Поэтому бои сразу же приняли затяжной и ожесточенный характер.
Погода и особенности местности также не благоприятствовали наступлению Красной Армии - снежный покров составлял от 45 до 80 см, снежный покров вдвое превышал среднегодовые показатели, что затрудняло действия пехоты без  лыж. Температура воздуха опускалась до -35 -40 градусов по Цельсию, но из-за снежного покрова болота примерзали не полностью и поэтому часто на поверхности грунта или льда выступала вода, что также затрудняло действия пехоты, артиллерия и транспорт также не могли продвигаться, их приходилось  перетаскивать на себе. Бывали случаи не только обморожений, но и замерзания раненых или выбившихся из сил бойцов. Условия были столь  тяжелые,  что фиксировалась гибель артиллерийских номеров от переутомления.
8 января 645 и 682 стрелковые полки  перешли в наступление и  просочились между опорными пунктами противника Вершина и Высочек, в направлении на посёлок Беглово. Также 1 батальон 1317 стрелкового полка и некоторые другие части 202 СД, также смогли обойти немецкие опорные пункты и выйти к немцам в тыл. Противник смог отрезать 645 стрелковый полк и остальные прорвавшиеся части от основных частей дивизии. Тем не менее  бойцы  и командиры 645 стрелкового полка и других частей взяли поселок и станцию Беглово.  Затем в течении двух недель сражался 645-й полк в условиях окружения, не имея никакой связи с вышестоящими штабами, принося немецкому командованию 30-й, 290-й пехотных и дивизии СС «Мертвая голова» много проблем. За это время было освобождено 16 населенных пунктов. 11 января батальон капитана Тупикова освободил Свинорой, в тот же день батальон старшего лейтенанта Кравченко выбил немцев из Кочанова. 14 января деревни Большое и Малое Ивановщино с боем взяло подразделение Кравцова.15 января бойцы капитана Тупикова заняли деревню Круглышево, а 18 января деревню Кузьминское. В январе и начале февраля бойцы 645-го полка освободили еще несколько населенных пунктов. Захватили дороги, по которым наиболее удобно было снабжать 290 пехотную дивизию, одновременно был вбит клин в стык между 30 и 290 ПД. Все попытки противника разгромить окруженных красноармейцев, отбивались с большими для него потерями. По данным противника, в атаках на окруженных, полностью погибали немецкие роты и батальоны. Поэтому 645-й полк по праву первым на Северо-Западном фронте будет награждён орденом Красного Знамени.
Командование Красной Армии понимаю что наличными силами выполнить задачу невозможно правила перегруппировка сил.
Совершив 45 километровый марш, 26 стрелковая дивизия в ночь с 22 на 23 января начала выход в тыл противника через болото Невий Мох.

С 25 января  74   морская и  52  стрелковые  бригады,  из состава 1 ГСК  начали наступать  на 290 ПД  с   запада.
Действия лыжников взаимодействующих с 26 СД, очень хорошо показывает, как в мемуарах лыжники оказываются в тени дивизий и корпусов. После войны командир дивизии Кузнецов П.Г.  написал мемуары. Мемуары хорошие, но лыжные батальоны упоминаются только один раз – «26-я стрелковая дивизия своим Новгородским полком, располагавшимся на левом фланге, выдвинулась на подступы к Верeтейке, а ее правый фланг, в том числе лыжный батальон, переданный нам из армии, находился в пятнадцати километрах севернее, у Лутовни.» и все. Это при том,  что по оперативным сводкам (которые кстати в 26 СД велись очень подробно, во многих дивизиях даже в оперативных сводках лыжники упоминаются только вскользь) с дивизией взаимодействовали 211, 215, 220, 221, 233 ОЛБ. Если учесть, что дивизия оставила на старом месте полк, часть артиллерии, истребительные отряды дивизии и полков и имела состав 6 стрелковых батальонов, то лыжники своим боевым составом были практически равны 26 СД. Что представляли части 26 СД на тот  момент видно из воспоминаний командира 312 СП «Комдив Кузнецов предложил мне вступить в командование 312-м Новгородским полком. Командарм его поддержал. Я согласился и доложил комдиву, что полк понес большие потери в боях за Демянск и Любецкое. Из тыла полка и дивизии набрали 30 человек, и из армии прибыло 40 человек, всех распределили по батальонам.». В боях за Веретейку лыжники принимали самое активное участие, также по воспоминаниям лыжников ими были освобождены Тополево, Малая Херенка, Большая Херенка. (Нужно отметить, что Тополево фигурирует в воспоминаниях бойцов разных лыжных батальонов, и в разные дни. Тополево, расположенное на единственной дороге,  которая оставалась у 290 ПД противника для отхода из Полы к основным силам Демянской группировки, стало ареной боев для многих лыжбатов, пытавшихся занять и удержать  Тополево, и окружить 290 ПД.)
 Перед 26 СД была поставлена задача — форсировать болото Невий Мох, переправиться с его восточного берега на западный, затем спуститься берегом на десять километров южнее и, снова развернувшись на запад, повести наступление на Любецкое, Веретейка.
Этим маневром, по мнению командарма 34, обходились и теряли свое тактическое значение опорные пункты Вершина и Высочек, за которые вела бои 202 СД.
После форсирования болота Невий Мох, дивизия вела бои за Малый Заход, Любецкое. 27 января 254 стрелковая дивизия вышла в новый район, и ее участок заняли части 26 стрелковой дивизии, одновременно продолжая выполнять прежнюю задачу.
В период с 23 января по 1 февраля 1942 года в боях за Малый Заход, Любецкое 26 стрелковая дивизия потеряла 1223 человек убитыми и ранеными из числа  подразделений батальонов и спецподразделений. Учитывая количество бойцов и командиров в батальонах к началу боевых действий,  ясно видно, что дивизия потеряла в неудачных боях почти весь личный состав  стрелковых батальонов. С 3 по 5 февраля наши части вели огневой бой с противником в Малый Заход, Любецкое.
6 февраля командующий 34 армии передал в подчинение 26 СД 215 и 211 лыжные батальоны. Командир дивизии приказал 215 лыжному батальону сменить 1 батальон 87 стрелкового полка на участке, откуда ушла 254 стрелковая дивизия, 1/87 вместе с 211 лыжным батальоном составили резерв дивизия.
В тот же день 202 СД на пополнение получила  216 лыжный батальон.
202 СД с 216 лыжным батальоном без 682 СП 7 февраля овладеть Малый Калинец и разъезд Заход и действуя в тыл противнику, к исходу 7 февраля овладеть Веретейка.  Одновременно прочно удерживать район Круглышево, Пожалеево, Беглово, поселок Беглово, Ольхи.
Командир 26 СД так описал прибытие лыжников в  дивизию «Я заверил командарма, что все его требования будут выполнены, и в то же время доложил ему, что меня сильно тревожит открытый правый фланг. К тому же на западном берегу болота, там, где дивизия должна сделать разворот к югу, находится опорный пункт противника Пустынька, который также может угрожать нашим тылам.
— Ко мне прибудет   лыжный   батальон, — сказал командарм. Направлю его для обеспечения стыка, а возможно, и подчиню вам. С Пустынькой же следует разделаться самим.».
Оперативная сводка Дивизии так показывает ее положение на 5 января
«ОС № 044. 05.02.42г. 24.00. Штадив 26, зап. опушка леса 800 м сев.-зап. отм. 82,7. К 50000-41г.
1. К исходу дня 04.02.42г. наметился отход из Пустынька. Пр-к мелкими группами сосредотачивался на зап. опушке леса, что 0,5 км к юго-вост. от Пустынка, между пр-ком и блокирующими группами завязалась перестрелка, продолжавшаяся всю ночь. в ночь на 05.02.42г. остатки гарнизона Пустынка, пытаясь отойти на запад к Шкварец, были встречены разведкой 1/87 СП. В результате обстрела группа, состоявшая из 18-20 солдат, потеряла убитыми и ранеными 11, захвачен в плен один раненый, который по дороге умер, захвачены документы и личные вещи. При обследовании Пустынка установлено: строений в Пустынка нет, в р-не обороны гарнизона Пустынка насчитывается свыше 30 свежих трупов солдат пр-ка, имеется 5-6 ДЗОТов с легким перекрытием, соединенных ходами сообщения. В течение дня пр-к вел арт. огонь из направлений Бол. Яблоново, Бол. Калинец, стремясь отсечь огнем наши подразделения, контролирующие огнем дорогу Бол. Калинец - Любецкое.
2. Части дивизии занимают прежнее положение, ведут подготовку к перегруппировке для выполнения приказа командарма № 006
Согласно приказа, командующего 34 армии, от 5 февраля войскам была поставлена задача.  26 СД с 211 и 215  лыжными  батальонами 7 февраля овладеть Большой Калинец, после чего овладеть Большое Яблоново и ударом с тыла 7 февраля овладеть Любецкое, в дальнейшем наступать в направлении Дворец, Рябинково,  Городок.
Первый бой 211 ОЛБ провёл 7 февраля. Боевой приказ 26 СД оставлял 2 роты в резерве командира дивизии,  а одну роту передавал подчинение 312 стрелкового полка. Приказ запрещал использовать роту лыжников для фронтальной атаки  Большой Калинец. После взятия деревня подразделениями 312,   рота лыжников и 1/87 СП,  должны были преследуя  противника выйти на отметку 53,0  и ударом с запада на восток к исходу дня овладеть Любецкое.
211  ОЛБ без одной роты сосредоточился в районе высоты 77,8 в 1 километре восточные от 349 СП, с тем чтобы в случае возможности развить успех 349 СП, путём перехвата  дорог Пестовка - Большое Яблоново, Большой Заход - Большое Яблоново, Дворец - Большое Яблоново, а также смену 312 СП в Любецкое, Большой Калинец.
В течение ночи 6 на 7 февраля  наша авиация наносила удары по Большой Калинец,  в это время 312 СП, 1/87 СП,   рота лыжников  занял исходное положение в  кустарники в 500 м юго-восточнее Большой Калинец. Однако из-за того что командир 2 батальона 312 СП вышел не на своем направлении на исходное положение,  сосредоточение закончилось не в 6-00,  а в 7-00, наступление было начато в 8-00. Противник встретил атакующие части сильным огнем,  пехота залегла   понеся большие потери. Для усиления удара в бой был  введен 1/87 СП.  Однако понесли большие потери он также залёг.  В 14:30  противник произвел  налет авиации  на передний край наших подразделений и Малый Калинец. Повторный налет  авиации состоялся в 15:00  на  Малый Калинец и  тылы 312 СП. А в 16:00 состоялся  третий налет  авиации  в  район высоты 83,0, в 16:00 по распоряжению командира дивизии наступление было остановлено.Части начали готовиться к ночному  бою  за овладение  Большой Калинец. Ночные бои  успеха не имели,  части понесли только существенные потери.  Несмотря на то, что участие в бою лыжников не отражено, ни в оперативных сводках  ни в других документах,  лыжники понесли  в этот день большие потери. Были убиты  командир роты,  политрук роты,  и 17 красноармейцев,  в тот же день, от ран в медсанбате в совхозе Красная Заря скончались два командира взвода. Учитывать что  рота лыжников, приданная 312 СП, находилось  буквально в нескольких  сот метрах  от атакующей  пехоты,  вероятно, лыжники  роты дважды попали под удар авиации противника.

Решающий бой за овладение Большой Калинец,  начался 9 февраля. Командир 26 СД  так описал этот бой.
"Гитлеровцы приспособили для обороны дома, разместились в полуподвалах н на чердаках, за всем наблюдали и поливали нас прицельным огнем. Нашим подразделениям не удалось преодолеть открытого заснеженного [78] поля, которое отделяло исходное положение от населенного пункта. Обычные приемы атаки не привели к успеху. Надо было искать что-то новое, более действенное.
Целый день мы с Шабановым, командиром полка и начартом изучали огневую систему противника, планировали новые варианты штурма. Всесторонне оценив обстановку, решили, что для успеха необходимо повысить действенность своего огня и сократить время броска в атаку.
К этому выводу мы пришли сами, другой нам подсказал генерал Берзарин, прибывший в дивизию на следующий после атаки день.
Я доложил командарму наш новый план. Если в предыдущей атаке участвовало шесть рот, то теперь число их сокращалось до трех. Зато исходное положение для броска мы при помощи отрытых в снегу траншей приблизили до ста метров. Артиллерийское обеспечение оставалось прежним, артиллерия подготавливала атаку с закрытых позиций.
Выслушав меня, командарм, хотя и не возразил против плана, но, как мне показалось, не совсем остался доволен им.
— Обидно, товарищ генерал, что мы никак не можем пробить брешь в обороне, — откровенно признался я.
— А сделать это все-таки надо, — заметил Берзарин.
— Да, но как?
— Пушками.
— Снарядов маловато, товарищ командующий, — вставил Иноходов.
— А вы пушки поближе подвиньте, тогда и снарядов потребуется меньше.
«Конечно, если вести огонь прямой наводкой, тогда, пожалуй, и можно было бы выкурить немцев», — подумал каждый из нас. Но в то же время эта мысль показалась странной. Применять дивизионную артиллерию для стрельбы прямой наводкой по противнику, засевшему в жилых постройках, нам еще не приходилось.
— Жалко построек, товарищ командующий. Наши крестьяне десятками лет строили, а мы разрушать станем, — сказал Иноходов.
— А вам людей не жалко? Сколько вы их здесь [79] потеряли? Останутся в живых люди, дома построят новые, а вот если людей не станет, то строить уже будет некому.
Казалось, и дело-то простое, а вот не додумались сами. Я поблагодарил командующего за совет.
...
Через два часа на опушку для стрельбы прямой наводкой выдвинулись дивизион капитана Нестерова (двенадцать пушек) и вся полковая артиллерия. Каждому орудийному расчету были указаны цели.
План артподготовки пришлось изменить. Он выглядел теперь совсем просто: орудия прямой наводки в течение пяти минут ведут самый напряженный огонь на разрушение и подавление.
Под прикрытием огня прямой наводкой пехоте предстояло сделать бросок и ворваться в населенный пункт. [80]
Артиллерия с закрытых позиций должна была отражать возможные контратаки, парализовать огонь соседних опорных пунктов и преследовать противника при отходе.
В четыре часа дня полк атаковал. С той же опушки, где несколько часов назад стоял Берзарин, я вместе с Шабановым, Черепановым и Егоровым наблюдал за ходом боя.
Это был прекрасно слаженный скоротечный бой.
Внезапный шквал огня в упор из двадцати дивизионных, полковых и батальонных орудий в сочетании с огнем пулеметов и автоматов быстро сделал свое дело. Рушились стены, валились чердаки и крыши; огонь и дым, пламя разрывов ошеломили противника. Не успел он опомниться, а пехота уж ворвалась на улицу. Тудa же, для закрепления успеха, артиллеристы покатили пушки.
После десятиминутного боя Большой Калинец был освобожден.
Так была пробита в обороне врага первая брешь. Ключом победы явилась прямая наводка. Три сотни снарядов в упор оказались действеннее тысячи снарядов, выброшенных ранее издалека, с закрытых позиций.
Берзарин, выслушав мой доклад, был удивлен той быстротой, с которой мы на этот раз разделались с опорным пунктом.
Всем участникам штурма Большого Калинца генерал объявил благодарность."
Документы 26 СД,  не так красочно,  но четко рисуют ход боя. Командующий армией  генерал Берзарин действительно отдал  ряд указаний как использовать артиллерию. Не стоит думать, что о прямой наводке не знали в 26 СД, в предыдущих боях она активно использовалась. Главное что сделал Берзарин - наладил взаимодействие пехоты с артиллерией, ведение артиллерийской разведки в ходе боя, и больше орудий  выделил для прямой наводки. 9 февраля  26 СД выкатила половину дивизионной и всю полковую и батальонную  артиллерию на прямую наводку,  в 9:00 начала  бой за деревню. Под прикрытием  артиллерии  в 9:30 3/312  занял сарай на северной окраине деревни. 2/312 и 1/87 опоздали с выдвижением на полчаса, и пехота попала под огонь противника,  но всё же, к 12-00 1/87 достиг северо-восточной окраины деревни.
Огонь артиллерии был точен, и противнику пришлось, покидая рушащиеся дома, срочно менять расположение огневых средств, непрерывно попадая под удар артиллерии. Противник пытался вызвать артиллерийско-минометный огонь на атакующую пехоту и артиллерию, которая  вела огонь прямой наводкой, из соседних опорных пунктов,  но артиллерия дивизии, оставленная  на закрытых позициях, успешно подавляла артиллерию противника.
В 12:35 3/312  достиг северной окраины деревни.
В 13:30  командир 312 СП приказал  ввести в бой свой резерв (рота автоматчиков саперная рота и огнеметная команда). Для боя в деревне артиллеристы на руках перетащили несколько орудий в саму деревню и активно уничтожали огневые точки противника, помогая пехоте.
В 16:30 резерв  пробился к окраине деревни и вступил в бой. Выжигая  противника,  резерв совместно  с 2-3/312, 1/87, 1/349 к 17:00  полностью очистил деревню от противника. Противник отдельными группами начал отступать в западном направлении,  эти группы преследовали  лыжники 211 ОЛБ. В этот день батальон потерял 2 красноармейцев убитыми.
Таким образом, бой  был  не скоротечным, но  успешным. Гарнизон противника, состоявший из частей 2/503 ПП 290 ПД и 3/46 ПП 30 ПД был разгромлен.


Пока шли бои за деревню Большой Калинец, 215 ОЛБ оборонял рубеж Большие Мясницы /иск/, Лутовня /иск/, Шкварец вост /иск/, Большой Заход /иск/, Малый Заход /иск/, Пустынька. 

7 февраля  в 7:00 1 и 2/1317 СП с 216 ОЛБ  выступил из Беглового,  в 9:00 передовыми подразделениями начал вести бой за Малый Калинец. Ломая сопротивление врага бойцы заняли 28 домов деревни. В 11-00 рота противника пыталась из Веретейки подойти к Малый Калинец, но была почти полностью уничтожена артогнем и ружейно-пулеметным огнем нашей пехоты. 216 ОЛБ в 6-30 одной ротой пересек дорогу Малый Калинец – Дуплянка, заняв оборону фронтом на Дуплянка. Две другие роты батальона составили резерв командира дивизии и остались в роще 2 км юго-восточнее Малый Калинец. В 15-00 две роты лыжников были введены в бой пытаясь развить успех 1317 СП. С 12:00 до  16-00  противник с направление разъезд Заход, Веретейка  контратаковал группами в 40-50 человек,  все контратаки были отбиты. Наши части также не смогли занять деревню,  авиация противника 6 самолетами  Ю-87 5 раз бомбила  боевые порядки наших войск, каждый раз делая по 3-4 захода, кроме того 5 самолетов Ю -88 дважды бомбили Беглово и тылы дивизии. 1317 СП и 216 ОЛБ только ранеными потеряли 90 человек.
8 февраля в 7-30 атаки  на Малый Калинец продолжились. Документы 202 говорят, что атаки вели 1317 СП  и 216 ОЛБ. Весь день в Малый Калинец шел бой, было занято 8 из 10 уцелевших домов в деревне. Противник группами по два-три самолёта несколько раз штурмовал наши войска. В 16-00  противник атаковал усиленной ротой подошедшей из  Веретейка с пятью танками, в том числе одним огнеметным, при сильном арт-минометном огне. Сжигая дома, противник медленно выдавливал наши части из деревни. Понеся большие потери наши части в 18-30 отступили из горящей деревни в исходное положение – 2-3/1317 СП 100 м севернее и 1/1317 СП и 216 ОЛБ 200 м восточнее деревни. Части приводили себя в порядок, выносили раненых, только ранеными 1317 СП и 216 ОЛБ в этот  день потеряли 368 человек. В темноте 14 и 15 истребительные отряды сменили полк и лыжников, которые отошли в лес восточнее деревни для приведения себя в порядок.  

Об этих боях есть свидетельства и с другой стороны.

Роттенфюрер СС Стански: «На зов о помощи местного гарнизона откликается боевая группа Модера и выдвигается для того, чтобы облегчить их положение. Мы, …, отправляемся из Веретейки в Малый Калинец. В 300 метрах от деревни мы попадаем под гранатомётный обстрел. Мы ненадолго отходим в укрытие, а затем врываемся в деревню. Кажется, что бомбы не произвели на русских должного впечатления, так как, когда мы снова атакуем деревню, сопротивление русских усиливается…»
В этом бою погиб командир ударной группы штурмбанфюрер СС, генерал-лейтенант полиции Модер. Большую часть эсэсовцев которых он привел из Веретейки были убиты или ранены, но к сожалению нашим стрелкам и лыжникам не удалось удержать деревню.
216 ОЛБ 7 и 8 февраля в бою и от авиации противника понес большие потери - 282 человека убитыми и ранеными. При этом «от авиации» в документ дописано ручкой работником штаба дивизии. Возможно, что по нему пришелся удар танков и пехоты противника, батальон закончил бой на восточной окраине Малый Калинец, действуя совместно с 1 батальоном 1317 СП. Наибольшие потери 1317 СП и 216 ОЛБ понесли 8 февраля, когда авиация противника действовала не очень активно, что дает основание полагать – наибольшие потери лыжники понесли во время контратаки противника. В бою погиб командир батальона, а также многие другие командиры батальона. Поэтому командир 202 СД уже 8 февраля просил командование - 216 ОЛБ, из-за отсутствия ком-начсостава, влить в 1317 СП.
Однако надо признать, что в 34 армии не было истребительной и штурмовой авиации, у армии были только У-2 и Р-5, которые использовались как ночные бомбардировщики и для снабжения окруженных, практически полностью отсутствовали зенитные средства в 26 и 202 СД.  Что позволило авиации противника действовать практически безнаказанно, прибытие зенитной батареи 163 СД кардинально не изменило ситуации. Противник ежедневно  штурмовал боевые порядки пехоты и огневые позиции артиллерии, снабжал окруженные гарнизоны боеприпасами, медикаментами и продовольствием. У противника было хорошо налажено взаимодействие пехоты с авиацией, немецкая авиация появлялась в самый критичный момент боя и своими действиями  срывала наши атаки.  Преимущественно противник использовал Ю-87, Ю-88, Ме-109. Как отмечал  штаб 34 армии,  точность бомбометания авиации противника была  плохой. Наибольшие потери нашей пехоте наносили удары пикирующих бомбардировщиков, которые пулеметным огнем расстреливали боевые порядки пехоты. Штаб 34 армии указывал, что лыжные батальоны понесли существенные потери от ударов авиации в первые дни боев.
9 февраля батальон приводил себя в порядок и в бою не участвовал.  Части 202 СД  продолжили атаки деревни,  но успеха не имели, под сильным пулеметным огнем залегли в 100 метрах от окраины деревни.



10 февраля 26 СД  поступила к ликвидации опорного пункта противника в деревне Любецкое.
215 ОЛБ получил задачу сковать противника ведя массированный огонь и имитируя наступление. В 14-30 РГ противника  в районе д Лутовня пыталась проникнуть в наш тыл, но огнем 215 ОЛБ была отброшена в исходное положение. Сам 215 ОЛБ вел активную разведку обороны противника.
312 СП имея всего 29 человек, остался оборонять Большой Калинец. Пулеметный взвод 3 роты и стрелковое отделение  211 ОЛБ заняли оборону у железнодорожной будки в 0,5 км южнее Большой Калинец, имея задачу отбивать контратаки противника со стороны Малый Калинец. Задача пулеметного взвода осложнилось тем, что 150 лыжников противника подойдя с запада выбили разведку 1317 СП  с разъезда Заход. Таким образом пулемётчикам приходилось не только  ожидать фронтальной атаки, но и опасаться удара во фланг и тыл. 2 рота 211 ОЛБ находилась в резерве командира 312 СП в кустарнике на опушке леса в 0,5 км восточнее Большой Калинец.
3 рота и спецподразделения  211 ОЛБ составили резерв командира дивизии и сосредоточились КП 312 СП в 1 км восточнее Большой Калинец в готовности отразить контратаки противника с направлений Малый Калинец и река Чёрная.
1 рота 211 ОЛБ была придана 349 СП, у которого к утру 10 февраля в трех батальонах осталось 199 бойцов и командиров, и сосредоточилась в долине реки Чёрная для атаки деревни Любецкое.
Общая атака началась в 14-00. Также как и в предыдущем бою, артиллерия прямой наводкой уничтожал огневые точки противника.
14:00  1 рота  211 ОЛБ под прикрытием артогня выдвинулась к западным  отрогам  оврага, впереди шёл взвод автоматчиков,  за ним повзводно стрелковые взводы.
15-00  на юго-западную окраину деревни ворвался взвод автоматчиков подавляя противника массой автоматного огня, за ним стрелковые взводы   короткими  бросками  ворвались в деревню и начали очищать  ее от противника. С других направлений в деревню ворвались другие подразделения 349 СП.
После упорного 4-х  часового боя, гарнизон противника был частично уничтожен,  остатки гарнизона мелкими группами отходили в направлении деревни Пестовка, наши лыжники преследовали их. 211 ОЛБ в этот  день потерял 3 бойцов погибшими. Группа солдат противника численностью в 30 человек, пытавшаяся отойти из Любецкое на Большое Яблоново, была перехвачена и полностью уничтожена.

10 февраля 220 и 221 ОЛБ прибыли в Охта, где побывали в бане и пристреляли оружие.
11 февраля 26 СД оставалась на прежних рубежах приводя части в порядок. 1 рота лыжников 211 ОЛБ занимала оборону в пятистах метрах юго-западнее Пестовка, в этот день рота потеряла трех красноармейцев убитыми.
2 рота 211 ОЛБ находилась Большоя  Калинец с 312 СП. 3  рота 211 ОЛБ  находилась в резерве командира дивизии в районе отметки 91,1.  Вечером был обнаружен отход противника из наметившегося окружения.
216 ОЛБ получил приказ командира  202 СД сменить второй батальон 645 СП  на рубеже  Свинорой, Кузьминское, Пожалеево.
12 февраля 26 СД получила приказ взять  Веретейка. Дивизия получила на усиление 220 и 221 ОЛБ, к 24-00 12 февраля батальоны прибыли на п дивизии. Выполняя приказ,  дивизия произвела перегруппировку частей, проводила разведку. Дивизия прочно закрепляла занятые рубежи, для обеспечения направления Малый Заход 2/349 СП с 20  лыжниками занял рубеж в районе «Курган с самолетом». 1  рота 211 ОЛБ (без одного взвода) совместно  с 3/349 СП,  заняли оборону в районе отметки 53, 0. В 12:35 авиация противника произвела штурмовку  высоты 53,0. После штурмовки авиация противника сбросила 8 парашютных контейнеров гарнизону Большое Яблоново, пять из которых приземлились на позициях батальона и лыжников. 3 рота и спецподразделения  211 ОЛБ составили резерв командира дивизии и оставались в районе отм 91,1. 3 рота 211 ОЛБ во второй половине дня была переподчинена 3/312 СП  и выполняя приказ начали выдвигаться к разъезду Заход имея задачи блокировать дороги к Веретейка,  имея блокировочные группы на опушках леса у дорог Веретейка - Большое Яблоново, Веретейка – Любецкое, Веретейка – Борки. Пройдя разъезд Заход наши части (3/312 СП, мин рота, сап взвод, 3 р 211 ОЛБ, истребительный отряд  26 СД, 1 орудие ПТО) к 12-00 13 февраля сосредоточились на исходном рубеже атаки, на южной опушке рощи между двумя дорогами 500 - 600 м от Веретейка. Имея задачу к исходу дня взять Веретейка. 220 ОЛБ составляли второй эшелон для развития успеха 3/312 СП. 221 ОЛБ  оставался в резерве командира дивизии имея 570 человек.
220 ОЛБ  было приказано разделить, выделив одну роту для занятия разъезда Заход, с задачей сменить части которые его  занимают, ещё роту было приказано расположить на насыпи железной дороги у будки, там же где располагался пулеметный взвод и стрелковое отделение 211 ОЛБ, имея задачу не допустить контратаки противника во фланг наступающим на Веретейка частям со стороны Малый Калинец, а также отхода противника из Малый Калинец на Веретейка. Сам Малый Калинец должны были атаковать части 202 СД. К этому времени 2 и 3 батальоны 312 СП  насчитывали 125  человек,  вместе с 220 ОЛБ 435 человек.  211 ОЛБ  к этому времени насчитывал 437 человек.
Разведка выявила накопление сил противника у высоты 57,0. Первые атаки на Веретейка столкнулись с тем, что противник фланговым огнём из Малый Калинец срывал атаки. Поэтому план дивизии был изменён. По инициативе комдива, одобренной штармом, 26 СД  должна была взять Малый Калинец, а 202 СД  двигалась южнее и атаковала Дуплянка и Чёрную. Атака на Малый Калинец 26 СД началась утром 14 февраля.
Командир 26 СД  так описал ее в своих мемуарах.
«Наутро я был на НП командира Новгородского полка и наблюдал за атакой Малого Калинца.
Атаковал батальон Чуприна. Его целиком поставили на лыжи, собрав их со всего полка, чтобы совершить пятисотметровый бросок от железной дороги по чистому полю как можно быстрее.
Атака была проведена образцово. Великолепно показала себя артиллерия Нестерова, прекрасно действовала и пехота Чуприна, а сам комбат выглядел настоящим орлом.
В освобожденном Калинце я поздравил Чуприна с успехом и объявил благодарность.»
Из оперсводки за 14 февраля
«Дивизия продолжала выполнять поставленную задачу, правым флангом сковывает пр-ка на фронте Лутовня - Шкварец, Бол. и Мал. Заход, центром удерживала Любецкое, Бол. Калинец, отм. 53,0, раз. Заход, ведя разведку в направлении Лутовня, Шкварец, Бол. Заход, отм. 53,7.
В 18.00 подразделения 312 СП, преодолевая упорное сопротивление пр-ка, овладели Мал. Калинец. 312 СП ведет бой за овладение Веретейка.
в/ 312 СП с 2 и 3/211 ОЛБ, 220 и 221 ОЛБ, удерживая Бол. Калинец, раз. Заход и Мал. Калинец, ведет наступательные бои за овладение Веретейка.»
Численность стрелковых батальонов 312 СП, оперсводка ясно показывает, что «батальон поставленный на  лыжи» это лыжники 2 и 3 роты 211 ОЛБ совместно с 3/312 СП. При взятии опорного пункта Малый Калинец, бой закончился рукопашной схваткой, гарнизон противника был почти полностью уничтожен, из 240 солдат гарнизона уцелело только 14. Полный разгром гарнизона предопределило выдвижение групп лыжников из состава 220 ОЛБ на дорогу Малый Калинец – Веретейка, где наши лыжники уничтожили отходившего противника. Были взяты трофеи 2 танка и 3 орудия и многое другое. В 211 ОЛБ при штурме Малого Калинца погибло 6 красноармейцев, командир взвода и командир роты. Нужно отметить, что 1317 СП содействовал взятию Малого Калинца, при этом они взяли пленного, который показал, что он принадлежит 30 велоэскадрону из расформированного 46 погранполка, пленый прибыл вместе с подкреплением в группе 60-70 человек утром 14 февраля в Малый Калининец. В тот же день продолжились атаки на Веретейка.

Описание обороны противника в селе Веретейка в мемуарах командира 26 СД выглядело так. «Веретейка расположена на возвышенности и командует над окружающей местностью. В разных направлениях от нее расходятся восемь дорог на Любецкое, Большое Яблоново, Полу, Тополево, Подбело, Горчицы, Гривку, Дуплянку.
Гитлеровцы, учтя нашу тактику коротких огневых ударов прямой наводкой и быстротечных атак, создали вокруг Веретейки внешний оборонительный обвод. С трех угрожаемых сторон они опоясали ее двухметровым снежным валом с амбразурами для стрельбы из автоматов и пулеметов.
Высокий снежный вал, удаленный от построек на двести-триста метров, хорошо маскировал огневые средства, позволял немцам скрытно маневрировать вдоль фронта живой силой и таким образом создавать преувеличенное впечатление о своих силах и огневой мощи. С населенным пунктом вал был соединен прорытыми в снегу траншеями
Документы 34 армии, составленные по горячим следам проведенной операции, в целом подтверждают оценку данную командиром дивизии в своих мемуарах. Из документов армии следует, что  деревня Веретейка господствовала над местностью. Практически со всех сторон местность была безлесная, которая позволяла противнику на 400-500 м перед  своим передним краем просматривать и простреливать всю местность постоянным, действительным, фланкирующий и перекрестным огнём. Восточнее и западнее деревни располагались безымянные высоты, которые были заняты противником и использовались им как передовые позиции, преграждающие подступы к деревне Веретейка. По направлению к деревне Борки и высоте 68, 8 имелись безымянные высоты, хорошо оборудованные и насыщенные автоматическим оружием, которые представляли из себя опорные пункты, прилегающие к деревне и прочно связанные друг с другом огнём.
Именно это была новинка во вражеской тактике. Немцы и ранее делали снежные валы и оборудовали в них  дерево-снежные стрелковые ячейки, дно ячейки устилали соломой  и в ячейке  хранился запас  патронов и гранат. Вражеские пулеметы и  группы Автоматчиков  перемещались вдоль вала, вели огонь и создавая видимость больших сил. Но новинка  вражеской тактики состояла в том, что опорные пункты. были вынесены из деревни на высоты, где не было строений. Таким образом, вместо штурма одной деревни приходилось иметь дело с мини полевым укрепрайоном.
Ввиду того, что лес западнее и северо-западнее разъезда Заход был занят противником, последний часто появлялся мелкими группами автоматчиков у высот с отметкой 53,7 и 53,0 и держал под огнём единственную дорогу, идущую от Большой Калинец на разъезд Заход, Веретейка. С воздуха местность была открытой и позволяла противнику хорошо просматривать боевые порядки пехоты и огневые позиции артиллерии и наносить по ним удары авиацией.
Напротив, подходы к Веретейка с юга и юго-запада были хорошими и с нашей стороны не просматривались, а следовательно всякая перегруппировка противника и подход свежих сил для усиления гарнизона для нас были незаметными. Чем противник часто пользовался, подводя резервы в деревню в самый критичный момент боя, что и решало исход боя в свою пользу.
Во время боёв за деревню Веретейка, стояли морозы -16 -20 градусов, погода была преимущественно ясной, проходили метели и умеренные снегопады, что создавало заносы на дорогах, снежный покров увеличился и на полях достигал 52-60 см, а в лесу 60 - 80 см. Противник также умело использовал погодные условия,  в боях за Веретейка противник применил следующую тактику - подпускал нашу пехоту на 100 - 200 м,  после чего открывал сильный ружейно-автоматно-пулеметный огонь. Внакладку открывался огонь из минометов и артиллерии. Глубокий снег сковывал действия пехоты и находясь под действенным не только пулеметным, но и автоматным огнем  пехота несла значительные потери.
Сложности боёв добавляла  нехватка боеприпасов. Самым дефицитным боеприпасам были снаряды для 76-мм полковых пушек - их имелось всего 0,1 б/комплект. Для остальных видов боеприпасов даже для винтовочных патронов их наличие составляло 0,7-1,2  боекомплект. Самыми обеспеченными боеприпасами оказались снаряды 45 мм орудий и мины для 50 мм минометов. Для овладения Веретейка Красная Армия задействовала 35 орудий (из них 11 – 45 мм орудий) и 39 минометов (из них 13 – 50 мм).
Гарнизон деревни Веретейка, командование Красной Армии, определяло как батальон 4 ротного состава из состава 503 ПП  и  резервной роты. Кроме орудий и минометов непосредственной поддержки находившихся в деревне, противника поддерживал дивизион 105 мм орудий из района Берёзка, и 2 батареи  81 мм минометов из района  Херенка, Тополево. а также противника поддерживало большое количество бомбардировочной авиации. Нужно отметить, что командование Красной Армии  занизило силу гарнизона деревни Веретейка. Кроме подразделений  1 и 3/503 ПП,  в гарнизон деревни влились оставшиеся части группы Модера, уже без командира, убитого в Малом Калинце (подразделения эсэсовцев, в основном 3/3 ПП, усиленные двумя инженерными ротами из 55-го инженерного полка.), а также остатки 2/368 ПП. 

Описание боя в селе Веретейка в  мемуарах командира 26 СД выглядело так. «Попытка Новгородского полка овладеть Веретейкой с ходу оказалась неудачной. Снежный вал явился дополнительным препятствием, помешавшим нашей атаке.
Черепанов готовил новую атаку: бойцы разгребали снег, сближались с противником, подкатывали поближе к валу орудия.
Под утро полк атаковал вторично, однако опять безуспешно. Правда, пехоте удалось проникнуть через вал и захватить на окраинах несколько домов, но закрепиться там она не смогла. Ожесточенными контратаками гитлеровцы восстановили положение.
Утром мне предстояло отчитаться за неудачную ночную атаку и принять другое, более действенное решение.
Кто командовал, тот знает, как тяжело докладывать старшему начальнику о неуспехе, объяснять, почему не выполнен приказ. Выслушав мой доклад, Берзарин огорчился, но упрекать меня не стал.
— Помочь вам я уже больше не смогу ничем, — сказал он. — Принимайте меры сами, а Веретейка должна быть взята. И как можно скорее. Этого требуют фронт и Ставка.
Да, эти требования были справедливы. Веретейский узел тормозил наше продвижение навстречу южной ударной группировке армии, и захватить его надо было во что бы то ни стало. От этого во многом зависел успех не только армейской, но и всей фронтовой операции. Мучительно долго не приходило решение. Новгородский полк ни днем, ни ночью не справился со своей задачей, сил и средств у него оказалось мало. А где же взять новые силы? Может быть, использовать Казанский полк? Но ведь он решает свои задачи.
После долгих колебаний я все-таки решил снять Казанский полк со старого направления и перебросить его под Веретейку. При этом возникала одна серьезная опасность: противник мог с оголенного участка нанести нам удар в спину и отрезать нас от коммуникаций. Но выхода другого не было, приходилось идти на риск.
Я отдал приказ ночью атаковать Веретейку всеми наличными силами дивизии: Новгородским полком — с севера, Казанским- с юга. На старом направлении Казанский полк для маскировки оставлял лишь одну роту. Наступила третья, последняя, ночь нашей борьбы за Веретейку. Казанский полк, оставив свой участок у Любецкого и незаметно оторвавшись от противника, двинулся через Большой Калинец в направлении на Веретейку. Ему предстояло проскользнуть мимо занятого гитлеровцами опорного пункта, расположенного на высоком холме, пересечь дороги из Верстейки на Гривку и Горчицы, по которым противник маневрировал резервами, поддерживал связь между опорными пунктами и обеспечивал снабжение своих частей, и занять исходное положение.
Малейшая неосторожность могла привести к потере внезапности и срыву всего намеченного плана. На это я и обратил внимание командира полка и двух его комбатов, явившихся ко мне за получением задачи.
По своему характеру и командирским качествам комбаты Казанского полка резко отличались один от другого. Командир первого батальона старший лейтенант Седячко во всем был исключительно осторожен, очень дисциплинирован и упорен в достижении цели.
Командиру второго батальона старшему лейтенанту Каминскому недавно исполнился 21 год. Для солидности он отпустил пышный чуб и маленькие усики. За чуб, за удаль друзья называли его донским казаком.

Проводил Казанский полк до Малого Калинца и долго смотрел ему вслед, пока последние ряды не растаяли в темноте...
Потянулись часы и минуты, полные тревог и ожиданий.
Мой наблюдательный пункт — в Большом Калинце. Со мной комиссар, начарт, адъютант и по одному командиру от отделов штаба: оперативного, разведки, связи.
Размешаемся мы вместе с узлом связи в полуподвале одного из полуразрушенных домов. Сюда загнал нас холод, и спрятаться от него больше негде: прямая наводка сделала свое дело.
Из Калинца хорошо просматриваются и Веретейка, где развернулся бой Новгородского полка, и Дуплянка, за которую дерется дивизия Штыкова, и правый фланг в сторону Любецкого, Пeстовки. Большого Яблоново, куда наступал ранее Казанский полк.
Где идут бои — легко определить по звукам и пожарам. В небо тянутся густые столбы дыма, а затем, расплывшись, стелятся над населенным пунктом. Ночью зарево пожаров, отблески разрывов и искрящиеся потоки трассирующих пуль еще резче обозначают места боев.
Каждые десять минут из полвала поочередно вылезают командиры штаба и, забравшись на разбитый чердак, смотрят, не появится ли что-нибудь новое. Особенно беспокоит маневр Казанского полка. Как бы не наскочил он на кого-либо и раньше времени не обнаружил себя. Но пока всё идет по намеченному плану.
Новгородский полк атаковал северную окраину Веретейки несколько раньше Казанского, чтобы все внимание противника, как и раньше, привлечь на себя. Медленно вгрызался в оборону батальон Крелина. Штурмом брался каждый дом. Завершали дело автоматы и ручные гранаты, а когда не помогали и они, то подкатывались пушки.
Батальону старшего лейтенанта Балабанова, который атаковал левее крелинцев, также удалось преодолеть снежный вал, но приблизиться к постройкам ему мешал автоматный огонь. Пришлось глубоко зарыться в снег и сближаться ползком. Уходило дорогое время, однако другого выхода не было.
Около четырех часов от Черепанова стали поступать тревожные вести: к противнику с запада, со стороны Херенок и Тополево, подходят подкрепления.
Приближался кризис ночного боя. Надо было спешить, чтобы упредить врага в последнем и решительном ударе. И как назло молчал Казанский полк.
«Где же Каминский, неужели подвел? — неотвязно сверлила мысль. — Нет, не может быть!»
А бой становился все ожесточеннее. Пожары, ракеты и трассирующие пули освещали подступы к Веретейке, а сама она на фоне темной ночи казалась горящим факелом.
Но вот грохот и треск захватили и южную окраину. «Значит, и казанцы начали». Минут через десять по проводу донесся радостный и возбужденный голос Каминского:
— Товарищ первый! Захватил семь домов... штурмую дальше!..
Голос оборвался, растворившись в грохоте. Но вскоре послышался снова, такой же взволнованный:
— Товарищ первый! Захватил еще семь домов. Мало карандашиков. Выручайте! Противник контратакует...
И опять голос пропал.
По наследству от Герасименко бойцы кодировались у Каминского карандашиками.
Батальон Каминского, захватив четырнадцать домов, понес потери и стал выдыхаться.
Надо было немедленно помочь ему и развить достигнутый успех. Это сделал сам командир полка без моего вмешательства. Он ввел в бой свой второй эшелон — батальон Седячко.

Последовал удар и с востока батальоном Балабанова, который вместе с пушками ворвался в центр Вeретейки.
Никакие ожесточенные контратаки гитлеровцев не могли уже исправить положения — судьба Всретейки была решена. К утру наши войска полностью уничтожили веретейский гарнизон.
Под ударами соседних частей не выдержала и Пола. Остатки разбитой немецкой дивизии предстояло уничтожить на рокаде западнее Веретейки, в опорных пунктах Херенки, Тополево, Горчицы. Сюда и направились части дивизии
Документы 26 СД и 34 А картину боя за деревню Веретейка рисуют следующим образом.
15 февраля 215 ОЛБ занял Городок, Лутовня, Шкварец и перешел к их прочной обороне, вёл разведку в направлении Преслянка, Мотыренка.
312 СП с 2 и 3/211 ОЛБ, 220 и 221 ОЛБ, удерживая Бол. Калинец, раз. Заход и Мал. Калинец, вел наступательные бои за овладение Веретейка.
Взвод 220 ОЛБ остался оборонять Малый Калинец.
220 ОЛБ без одной роты под командованием старшего лейтенанта Жаброва оборонял разъезд Заход от атак противника со стороны выс 53,7 на Веретейка, Мал и Бол Калинец. Утром разведка обнаружила 500 солдат противника в районе выс 53,7, которым авиация противника сбросила 200 контейнеров, часть из которых взорвалась.
3/312 СП с 3 ротой 211 ОЛБ и истребительным отрядом дивизии сосредоточился на опушке кустарника в 500 м северо-восточней Веретейка. Атаки 3/312 СП 3/211, 221 и вероятно роты 220 ОЛБ на Веретейка начались в 13-00 после 45 минутной артподготовки, атаки продолжались весь день, но отбивались огнем противника.  Потери в бою 312 СП 10 убито, 3 пропало без вести, 23 ранеными, 211 ОЛБ потерял 47 человек ранеными, 220 ОЛБ потерял 11 человек ранеными, 221 ОЛБ потерял 40 человек ранеными.  К исходу дня по оперсводке дивизии пехота и лыжники залегли в 200 метрах от окраины деревни. Нужно отметить, что армейский отчет, говорит, что части 26 СД смогли взять высоту в 300 м западнее отм 68,8, прикрывавшую восточную окраину деревни и занять 8 домов. Все контратаки противника были отбиты, но развить успех не получилось.
16 февраля бои продолжились, 215 ОЛБ освободил Бабки,  Преслянка, Мотыренка, все три  Шкварец, Бол и Мал Ларинка, Рябинкино, Большой Заход. Батальон, уничтожая группы противника и захватывая большие трофеи подвигался на юг. 
Рота стрелков 349 СП и 1/211 ОЛБ взяли Большое Яблоново. Это позволило привлечь к боям за Веретейка 349 СП.
Прибывший 134 ОЛБ пока оставался в резерве. 
312 СП с 2 и 3/211 ОЛБ, 220 и 221 ОЛБ, вели наступательные бои за овладение Веретейка. 220 ОЛБ атаковал с северо-запада. 3/312 СП с северо-востока, 221 ОЛБ с севера. Неоднократные атаки отбивались огнем противника.
К 15-00 атакующие находились в 50-60 метрах от  Веретейки, но противник смог подбросить резервную роту и зенитную батарею (3 орудия 37 мм) в Веретейку.
В 18-00 до двух рот противника контратаковали со стороны отм 53,7, во фланг и тыл атакующим. 60 немцев провались в Веретейку, 40 были убиты, остальные отошли в лес. Бой продолжался в 20-00 в бой была введена 1 рота 134 ОЛБ, две другие роты сменили 1/87 СП в Большой Калинец. К 21-00 3/312 СП захватил сарай, а 221 ОЛБ один дом.
В 7-00 17 февраля на штурм Веретейки пошли курсы младших командиров и совместно с 221 ОЛБ и 1/87 СП.  Бой не утихал весь день, но продвижения вперед не было. Авиация противника весь день группами по 6-8 самолётов наносила удары по нашим войскам. Зенитная батарея, прикрывая наши войска, смогла даже сбить один «Хейнкель».
В 16:00  была подтянута артиллерия для стрельбы прямой наводкой, 45 мм орудия были выдвинуты на 200-300 м от ОТ противника, всего на прямую наводку было выставлено 27 из 35 орудий дивизии, также было выдвинуто три машины (по документам 34 армии было пять машин) с счетверенными пулеметными зенитными установками. При поддержке их огня пехота снова пошла на штурм деревни.
На правом фланге наступал 312 СП, имея 221 ОЛБ правея себя,  целью атаки было действуя в обход с северо-запада сковать противника и совместно с левой группировкой овладеть северо-западная окраина деревни. 211 ОЛБ, 1/87 СП, 1/134 ОЛБ и 220 ОЛБ (в резерве) наносили главный удар с юго-востока и должны были взять деревню и в последующем выйти на реку Пола.
Тем временем, сдав свой участок 180 стрелковой дивизии, 349 СП вышел в район 2 км восточнее Веретейки, составляя резерв командира дивизии. К этому времени 215 ОЛБ закончил очистку от противника Шершавка, Турий Двор, Дворец, Козино и также сдав свой участок 180 стрелковой дивизии форсированным маршем вышел и сосредоточился в районе отметки 91,1.
Бой за Ветерейку развернулся ожесточенный,  периодически вспыхивали рукопашные схватки, пехота смогла продвинуться вперед, заняв пять домов на северо-западной окраине деревни и один дом на северо-восточной окраине деревни. Дальнейшее продвижение пехоты было остановлено сильным ружейно-пулеметным и минометным огнем.
Мелкие группы пехоты противника, пользуясь укрытиями, вышли на левый фланг 1/134 ОЛБ. В результате 35 минутного боя 1/134 ОЛБ смог отбить группы противника, и медленно стал продвигаться вперёд. 1/134 ОЛБ и 1/87 СП смогли занять ещё несколько домов, группы наиболее решительных бойцов проникали в центр деревни, наша артиллерия, боясь поразит своих перенесла огонь дальше, но оставшиеся группы противника упорно сопротивлялись. Артиллеристы смогли перетащить 2 «сорокопятки» на юго-восточную окраину деревни и поставив их стреляли вдоль улицы уничтожая огневые точки противника и по домам которые были расположены за обратным скатом.
В это время противник бросил в контратаку свой резерв, силой в 100 - 120 человек, который с шумом, пытались повлиять на психику бойцов, выходил во фланг и тыл 1/134 ОЛБ. Наша артиллерия вела заградительный огонь, но это не могло остановить противника. 2 «сорокопятки»  подтянутые на южную окраину повели огонь по противнику, но не смогли его остановить, противник, несмотря на большие потери распространялся дальше. В этот момент подошли наши счетверенные пулеметные зенитные установки на машинах,  которые открыли огонь через голову своей пехоты, используя трассеры для корректировки стрельбы. Зенитчики помогли отбить контратаку противника, но 1/134 ОЛБ и 1/87 СП оставили часть занятых домов.
В 20-00 в бой с опозданием, выдвижение затянулось  из-за глубокого снега, вступили 349 СП и 2 и 3/220 ОЛБ, зенитчики усилили огонь, расстреливая контратакующую пехоту противника. Огонь противника стал значительно слабее, воспользовавшись этим, кроме ударной группы в атаку перешли все остальные части. К полуночи разгорелся упорный уличный бой. Это был первый ночной бой на этом участке фронта. Зенитчики уничтожали огневые точки на чердаках,  артиллеристы разбивали  огневые точки в домах,  пехота гранатами уничтожала огневые точки в подвалах.

Попытки пехоты противника переходить в контратаки отражались массой огня зенитных пулеметов. Противник начал вести артогонь по деревне,  при этом начал применять болванки, которые своим шумом заглушали шум ночного боя и оказывали сильное психологическое воздействие на бойцов. К 8-00 18 февраля бой продолжался, в деревню были притащены орудия ПТО, ПА, трофейные горные орудия и совместно с машинами с счетверенными пулеметными зенитными установками, массируя их огонь,  уничтожались очаги сопротивления противника и вскорости деревня Веретейка в основном была очищена от противника.
На поле боя осталось 400 трупов солдат противника,  был  убит командир  вражеского гарнизона. В Веретейке были взяты трофеи -  3  зенитных орудия  37 мм, 2  орудия 75 мм, 3 орудия 45 мм, 3 миномета 81 мм,  20 пулеметов, 9  легковых автомашин и другие  трофеи.

Свидетельства с той стороны довольно скупы. 16 и 17 февраля неоднократные атаки пехоты 26-й стрелковой дивизии успеха русской стороне не принесли. На помощь немцам подоспели «Штуки». Красноармейцы смогли прорваться до середины деревни, но были контратакованы и отступили. Веретейка находится под мощным артиллерийским обстрелом. Тяжелые орудия немецкого гарнизона разбиты. Телефонная связь обрывается. Боеприпасы на исходе. Утром 18 февраля русские подразделения овладели Веретейкой.

После зачистки деревни от остатков групп противника 220 и 211 ОЛБ заняли оборону на северной и северо-западной окраине Веретейки. 1/87 СП  и 3/312 СП заняли оборону на  северо-восточной окраине. 349 СП без одного батальона на западной и юго-западной окраине Веретейки.



К этому времени противник ещё не успел отвести все свои силы на юг, с 29 января части 52 СБР и 180 СД вели бои за райцентр Пола,  и медленно уничтожая опорные пункты противника отжимали его на юг. Части 180 СД освободили Полу только 21 февраля. 202 СД вела бой за Горчицы, 144 ОЛБ занял Тополево и Чапово. Гитлер долго запрещал отход 290 ПД, и только 18 февраля Гитлер лично разрешил отход 290 ПД, понимая, что после падения Веретейки и Тополево возникла реальная угроза полного уничтожения 290 ПД. Кроме того, у противника оставались опорные пункты  Вершина и Высочек. Командованию 34 армии приходилось считаться с возможностью прорыва противника, как на восток, так и на юг. Части 26 стрелковой дивизии 18 февраля приводили себя в порядок, начали вести силовую разведку по линии железной дороги от отметки 53,7 на запад и на Подбелы с задачей установить численность противника. В последующем дивизия должна была нанести удар и отрезать 290 ПД.

Одна рота 220 ОЛБ обороняла разъезд Заход. В 14.30 рота противника с направления высоты 53,7 атаковала разъезд Заход, однако заслон 220 ОЛБ встретил  их огнём и заставил залечь в снег. Лыжники, пытаясь окружить противника, заставили его отступить.
215 ОЛБ оборонял Любецкое.
К 19-00 1/349 СП с 1 ротой 211 ОЛБ  выдвинулся на 1 км восточнее Веретейка.
221 ОЛБ, 2/220 ОЛБ, 2,3/211 ОЛБ оседлали дороги Веретейка – Яблоново, Веретейка – Любецкое.
1/220 ОЛБ оседлала ж/д в районе будки, после боя за Веретейка приводила себя в порядок и начала вести силовую разведку по линии железной дороги от отметки 53,7 на запад.


Весь день авиация противника группами в 12-18 самолетов наносила удары по Веретейке.

 18 февраля 134 ОЛБ убыл в распоряжении 202 СД.
 
 



Дальнейшие  бои по окружению 290 ПД командир 26 СД вспоминал следующим образом. «Новгородский полк получил задачу овладеть Херенками, затем, развернувшись на юг, захватить Тополево и выйти на берег реки Пола на соединение с частями южной ударной группы.
Казанский полк повел наступление на юго-запад с задачей овладеть Подбело и Горчицы.
Лучше всех со своей задачей справился Новгородский полк. Сломив ожесточенное сопротивление врага в лесу западнее Веретейки и захватив там склады с продовольствием и боеприпасами, он вышел на подступы к Херенкам. Гитлеровцы, почувствовав приближение советских войск, заперли пленных в колхозном сарае, а также в бане и подожгли.
В разгар боя из объятых пламенем построек неслись душераздирающие крики и мольбы о помощи. Когда новгородцы захватили Херeнки, враг уже сделал свое подлое дело.
Рядами лежали на снегу обуглившиеся трупы, и каждый боец, проходя мимо, невольно срывал с головы шапку и клялся отомстить врагу.
Взволнованные трагической гибелью советских людей и охваченные благородной яростью, бойцы стремительно рвались вперед: батальон Крелина — на Тополево, батальон Балабанова -правее, на высоту 49,4.
Ни огонь, ни снежный вал, опоясывавший Тополево, не смогли сдержать натиска. Отрадно было наблюдать, как дружно и самоотверженно управляли своими подразделениями командир и комиссар полка.
Черепанова и батальонного комиссара Егорова я застал на временном НП по дороге из Херенок на Тополево. Цепи по заснеженному полю продвигались к Тополеву, а командир и комиссар в широких полушубках, с расстегнутыми белыми воротниками, в больших валенках спорили у телефона. Жестикулируя, они то поднимались со снега, то вновь опускались, наклоняясь к телефонному аппарату.

Боевое возбуждение наступающих передавалось всем: и телефонистам, и посыльным, и ездовым. Каждому хотелось как можно скорее овладеть последними опорными пунктами врага и соединиться с частями, действующими с юга.
Еще один бросок — пехота стремительно преодолевает снежный вал и врывается в Тополево. На окраине села, в старинном тенистом парке с аллеями из вековых лип, в бункерах с обшитыми тесом стенами и красивой раскладной мебелью располагался штаб немецкого полка. Поспешно удирая, гитлеровцы не смогли вывезти ни роскошной мебели, ни даже штабных документов.
В Тополево Новгородский полк захватил пленных, оружие, тяжелую батарею и два портфеля со штабной перепиской и картами.

Развивая успех, батальон Балабанова спустился с высоты 49,4 на восточный берег Полы, овладел Кошелево и вошел в соприкосновение с пехотой и лыжниками 1-го гвардейского стрелкового корпуса, занявшими к этому времени Черный Ручей и Чапово. В этот же день (20 февраля) произошло соединение южной ударной группировки 34-й армии с частями того же гвардейского корпуса в районе Залучье.

Так, после многодневных напряженных боев сомкнулись клещи вокруг демянской группировки врага

Документы 26 СД и 34 А дополняют картину боев, которые были крайне ожесточенными – каждый опорный пункт приходилось брать с боем, истребляя практически полностью гарнизон.
19 февраля 26 СД начала наступать,  имея задачу к исходу дня  овладеть рубежом Обша-3, Обша-2, Обша-1 и в дальнейшем развивать наступление в общем направлении Пола.
349 СП с 215 ОЛБ, ротой 211 ОЛБ наступал двумя эшелонами. К 12-00 2/349 СП и 3/215 ОЛБ вступили в огневой бой с противником, численностью около батальона, одновременно ведя разведку на Выползово. К 16.00 атаковали наступающего противника, опрокинув его, уничтожили до 50 солдат противника, ворвались на его плечах в расположение обороны противника и овладели безымяной высотой 1,5 км западнее отметки 53,7, затем продолжили движение на запад, обтекая с севера и юга район КЗ к 24.00 достигли западной опушки рощи, что в 800 м сев.-вост. от Обша-3, встретив сильный автоматный и минометный огонь из Обша-3 - Сельцо.  Наша блокировочная группа в районе КЗ уничтожила 60 солдат противника, захватила два орудия, 4 пулемета.   1/349 СП шел во втором эшелоне. 3/349 СП - резерв командира дивизии, оборонял раз. Заход.
312 СП достиг западной опушки рощи 500 м от отм. 6,0. Противник оказывал сильное огневое сопротивление из направления Обша-1 - Нов. Херенка.
180 СД наступала из р-на Дубки на ж/д мост через р. Пола и Пола к исходу дня мостом не овладела. 202 СД наступала на Горчицы, к исходу дня Горчицы не овладела.
20 февраля 26 СД имела крайне малочисленный  боевой состав  в своих  батальонах.
1/87 –  37 человек, 1/349 – 89 человек, 2/349 –  57 человек, 3/349 –  24 человек, 2/312 – 24 человек, 3/312 – 16 человек, 211 ОЛБ – 112 человек, 215 ОЛБ – 290 человек, 220 ОЛБ –  154 человек, 221 ОЛБ – 69 человек.
Авиация противника группами от 4 до 6 самолетов в течение дня 10 раз производила налеты на боевые порядки пехоты и огневые позиции артиллерии.
Противник из района Обша 1,2,3, Сельцо Новая Херенка повел усиленный артиллерийский, минометный, пулеметный огонь, создав огневой мешок для наступающих частей. Наступающие несли большие потери. К 12-00 2/312 СП с минометной ротой 221 ОЛБ вышел на северную опушку леса, 1 км северо-восточнее Новая Херенка. При поддержке артиллерии поставленной на прямую наводку, гарнизон КЗ (остатки 5, 7, 9, 13 рот 368 ПП с 20 РП, 4 станковыми пулеметами, 1 миномет и 1 орудие) по большей части был уничтожен в штыковом бою 1 батальоном 349 СП,  было уничтожено 70 солдат противника, остатки гарнизона 20-25 солдат засели в одном здании на территории КЗ.
Противник, снова ввёл новинку в тактику обороны.  Противник начал выдвигать группы солдат на фланги наших частей и переходил  в контратаки во фланг нашим частям, когда те переходили в атаки. В течение дня противник несколько раз переходил в контратаки с направлений Новая Херенка, Обша - 3, все контратаки были отбиты. 
В тот же день противник оставил опорный пункт Вершина в тылу наших войск и отошел в Высечки. 



21 февраля 312 СП с 3/349 СП  220, 221 и 2,3/211 ОЛБ произвели перегруппировку. И к 7-00 одним батальоном прочно оседлали дорогу Веретейка-Борки  в районе леса, что 500 - 600 м юго-восточнее отметки 6,0, тремя батальонами построили боевой порядок в три эшелона, для того чтобы овладеть Новая Херенка и в последующем быть в готовности ударить с юга для овладения  Обша-1. Группа Жаброва продолжала оборонять деревню Веретейка для парирования контратак с направления Горчицы, Подбелы, Тополево.
1/87 СП со школой младших командиров 1 ср 221 ОЛБ и орудием ПТО оседлали дорогу Веретейка-Борки в районе леса что 500 -600 м в юго-восточнее отметки 6,0 и имел задачу не допустить контратаки противника из Обши во фланг наступающим подразделениям полка. 3/312 с 1 ср 211 ОЛБ и орудием ПТО к 8-00 занял исходное положение для наступления юго-восточнее опушки рощи 0,5 км юго-восточнее Новой Херенки имея задачи во взаимодействии с 2/312 и 3/349 овладеть северной окраиной Новая Херенка и прочно удерживать ее.
2/312 СП с минометной ротой 221 ОЛБ занял исходное положение за 3/312 СП, имея задачу развивать успех 3/312 СП и овладеть юго-восточной окраиной Новой Херенки.
3/349 СП к 9:30 занял исходное положение за 2/312 СП имеет задачу во взаимодействии с 2/312 СП наступать на Новую Херенку и овладеть ею.
После продолжительного боя наши подразделения овладели Новой Херенкой и сосредоточились 3/312 СП на северо-западной окраине Новая Херенка и оседлал дорогу Обша – 1, 2 - Новая Херенка.
 2/312 СП вышел на западную окраину Новой Херенки оседлал дорогу, где и занял прочную оборону.
3/349 СП овладел южной окраиной Новой Херенки вышел в ложбину 0,5 км в юго-западной Новой Херенки продолжая наступать на Херенку.
1/87 СП, после занятия подразделениями 312 СП Новой Херенки, начал наступление по дороге Веретейка-Борки, очищая опушку леса от засевшего в ней противника.
Противник после упорного боя оставил Новую Херенку и отошел в направлении Херенки. Противник пытался силой до 100 человек контратаковать наши подразделения в Новой Херенке, но огнем артиллерии и ружейно-пулеметным огнем контратака была отбита.
В 17-00 19 бомбардировщиков произвели налёт на Обша, Новая Херенка,  Веретейка, КЗ.
К 19-00 Новая Херенка была полностью очищена от противника.
К тому времени 180 СД освободила райцентр Пола,  противник, понимая, что  скоро будет уничтожен,  начал мелкими группами прорываться в разных направлениях. Из гарнизона деревни Сельцо, противник тремя группами по 20 человек в каждой пытался прорваться на юго-восток,  ещё 70 человек из Обша-3 попыталась прорваться на восток,  но встреченные огнём и понеся потери немцы были оттеснены назад.
1/349 СП с ротой лыжников снова повел наступление на Обша-1 с юго-востока.  2/349  повел наступление на Обша-3 с северо-востока.
22 февраля 2/349 СП и рота лыжников 211 ОЛБ очищали лес восточнее Обша от разрозненных групп противника, которые отошли от Обша. Курсами младших командиров содействовали 180 СД в овладении Обша-3 и Обша-1. Лес в р-не КЗ был полностью очищен от противника. В 19-00 участок 180 СД перешел в полосу 34 армии, сама 180 СД убыла в состав 1 УА. 26 СД предписывалось занять полосу 180 СД.
1/349 СП и 215 ОЛБ наступали на Подбелы в районе высоты 35,2.
3/349 СП и рота лыжников вели бой за овладение Херенка.
2/312 СП и минрота 221 ОЛБ и 3/312 СП обороняли Нов. Херенка, остальными силами 312 СП и 220, 221 ОЛБ действуя в направлении Тополево, с целью овладения Тополево - Подбело и перехвата путей отхода противника на юг, обходили  с юго-востока Тополево и Подбело, в 19-00 подошли к выслте 30,6. К исходу дня 220 ОЛБ был передан в 349 СП.
Разведвзвод разведроты Штадива, рота ПТ ружей и минрота 211 ОЛБ без матчасти обороняют Веретейка. Только в этот день противник оставил Высочек и отошел на юг.
23 февраля части дивизии к 10.00 овладели Херенка, при этом были захвачены большие трофеи,  в том числе 7 орудий,  и получили задачу блокировать Тополево, Подбело и Новая Деревня, Никольское, одновременно к исходу 23 февраля овладеть Большие Роги.
3/349 СП и рота лыжников после ожесточенного боя овладел Херенка и перешел к обороне. 1/87 СП в пути на подступах к Пола. 2/312 СП седлает дорогу Веретейка - Борки по зап. опушке леса Нов. Херенка. 3/312 СП обороняет Нов. Херенка.
1/349 СП и группа Жаброва с лыжными подразделениями (220, 215 ОЛБ), встретив упорное сопротивление из Подбелы, оставив в заслоне 20 чел., обтекали Подбелы с востока. Противник огневыми точками прикрывал дорогу Тополево - Подбело, Подбело - Горчицы. 23 февраля 211 ОЛБ потерял два человека раненых, 215 ОЛБ 23 февраля потерял убитыми 4 и ранеными 12 человек.
2/349 СП, закончив ликвидацию противника в районе КЗ в движении на Подбелы, головой - северная окраина Веретейка.
Заградотряд и химрота дивизии обороняют Обша. Рота ПТ ружей, минрота 211 ОЛБ, взвод разведроты обороняют Веретейка.
После взятия Херенка 215 ОЛБ начал движение на Большие Роги, туда же должны были выйти и части 1 ГСК, с 21-00 связь с ним пропала и дивизия приняла срочные меры для восстановления связи.
Боевой состав  лыжных батальонов к 24 февраля  составлял в 211 ОЛБ -  87 человек, 215 ОЛБ - 196 человек, 220 ОЛБ - 106 человек, 221 ОЛБ - 51 человек. В 6 батальонах 26 СД  боевой состав составил всего 166 человек.
24 февраля 3/349 СП и рота лыжников блокирует Тополево. Группа Жаброва 215 ОЛБ обошел Новую Деревню и сосредоточился в лесу южнее Новой Деревни. Дивизии удалось наладить с батальоном связь по радио, но связь работала с перебоями. 1/349 СП с ротой 211 ОЛБ западнее высоты 48,5, встретив сильное огневое воздействие с высоты 48,5, перешли к обороне. Во второй половине дня батальон выбил противника с высоты 48,5 и вел бой за безымянную высоту южнее высоты 48,5, пытаясь расчистить коммуникации 215 лыжного батальона.
2/349 СП с ротой 215 ОЛБ в 2,5 км севернее Горчицы.
25 февраля 215 ОЛБ начал продвигаться к Большие Роги, связь с ним снова прервалась, к исходу 25 февраля, батальон оседлал дорогу у отм 4,0 в 1 км северо-восточнее Налючи.
1/349 СП с 220 ОЛБ обеспечивал коммуникации 215 ОЛБ у развилки дорог 300 м севернее Новой Деревни.
2 и 3/312 СП с 221 ОЛБ в готовности к наступлению на Тополево, в 1,5 км юго-западнее Херенка. В 221 ОЛБ ещё оставалось 51 человек боевого состава. Полк не имел ни снарядов, ни мин, поэтому было затишье. Во время затишья, разведчики устанавливали огневую систему противника, установили наличие минных полей, также было время подтянуть саперное подразделение для создания проходов в минных полях.
В 211 ОЛБ к исходу дня на обороне Веретейки остался только один минвзвод. По всей видимости, остальные минометчики были переданы для укомплектования лыжных рот. Батальон продолжал действовать несколькими группами, 1 рота действовала с 349  полком, 2 и 3 роты действовали с 312 полком. В этот же день лыжные батальоны получили пополнение. В 211 ОЛБ  стало числится 260 человек.


 26 февраля 1/349 СП, 220 и 215 ОЛБ были отрезаны от наших частей и действовали южнее Новая Деревня, Налючи, в течение ночи их удалось снабдить боеприпасами и продовольствием. связи с ними почти не было. Больших боёв у них не было,  периодически появлялись  группы  противника  в 5-9 человек. Наши стрелки и лыжники без труда уничтожали их.

В 12-30  совместным ударом 312 и 349 СП с 221 ОЛБ при помощи 5 танков 202 СД (85 ОТБ) были взяты Подбелы, а затем и Тополево. Появление танков и решительность 2 роты 349 СП вызвало у противника панику, это и предопределило быстрое взятие сильных опорных пунктов, их гарнизоны были по большей части уничтожены, остатки гарнизонов отошли на Кошелево. В Тополево были захвачены 2 крупнокалиберных орудия и штабные документы.
На этом операцию по окружению 290 ПД можно было считать завершенной. Каковы же были итоги операции? Окружить и полностью уничтожить 290 ПД не удалось. Однако противник понес серьезные потери.
За период с 8 января по 20 февраля в боях с 34 армией 290 ПД потеряла убитыми и ранеными 3441 человек, захвачено в плен 60 немцев. Взяты трофеи - 3 танка, орудий 150мм -5, орудий 105мм – 4, орудий ПТО – 8, пушек 37 мм – 9, горных орудий – 2, зенитных орудий – 4, орудий 75мм – 12, минометов – 28, ручных пулеметов – 201 штук и много других трофеев.
Уничтожено техники противника самолётов – 5, пулеметов – 25, минометов 13, орудий зенитной артиллерии 2, орудий ПТО -5, орудие полевых – 4 штуки.
Немалые потери противник понес в боях со 180 СД и 52, 74 бригадами. Большие потери противника подтверждается тем, что 290 ПД считалась наиболее  потрёпанной в «Демянском котле», наравне со 123 ПД. Немалые потери понесли 30 ПД и дивизия СС «Мертвая голова».


Красная Армия также понесла немалые потери. В феврале 1942 года 26 СД с 211, 215,220, 221 ОЛБ потеряли 708 убитыми, 1819 ранеными, 68 пропавшими без вести. 202 СД с 216, 134, 144 ОЛБ в феврале 1942 года потеряли 1321 убитыми, 2591 ранеными, 271 пропавшими без вести. С 1 января по 28 февраля 26, 202 СД и лыжники в боях по окружению 290 ПД потеряли 8603 человека убитыми, ранеными, пропавшими без вести, заболевшими, обмороженными, не боевых потерь.
Одной из особенностей этой операции было то, что окружение противника проводилась практически нашими окруженными частями, которые имели всего одну дорогу снабжения. Маневр силами и средствами в тылу врага был на грани фола, тем более, что Красная Армия  не располагала численным преимуществом,  противник при этом вел себя очень активно. У противника была авиация и танки. Противник непрерывно совершенствовал тактику своей обороны, приспосабливая ее к изменяющимся приемам наших атак, не ограничиваясь пассивной обороной, противник часто переходил в контратаки и наносил контрудары. Особенно эффективно в первой половине февраля противник применял танки, которые у него были, по нашим данным фигурировало 5 танков, в том числе 1 огнеметный, сам противник указывал, что у него было несколько штурмовых орудий. Однако,  следует учесть, что противник находясь долгое время в обороне на данном рубеже, аккуратно собрал все подбитые и брошенные танки, как наши так и свои, оставшиеся с боев лета-осени 1941 года, отремонтировал их и активно использовал, как неподвижные огневые точки, а также в контратаках. По некоторым данным в 6 немецких дивизиях в «Демянском котле» немцы имели около 100 таких танков, которые были не предусмотренные штатом, также как и французская бронетехника в дивизии СС «Мертвая голова» - трофеи Французской кампании.
В боях 26 СД освободила 25 населенных пунктов, 202 СД освободила 18 населенных пунктов. Была освобождена очень важная территория, без освобождения которой продолжение  наступления 11 армии и в целом Северо-Западного Фронта не могло осуществляться в дальнейшем.
Следует отметить, что успешные бои 26 и 202 СД в феврале в немалой степени были обусловлены прибытием лыжных батальонов, а также твердым руководством командования 34 армии. Несмотря на то, что лыжные батальоны использовались как стрелковые, в данном случае это было оправданно, другого выхода просто не было. Боевой состав 26 СД в феврале редко превышал штатного батальона, без использования лыжников как стрелков, дивизия не смогла бы выполнить задачу.
27 февраля дивизия получила приказ овладеть Новая Деревня, совместно с 202 СД овладеть Никольское и двигаясь вслед за 202 СД к 18.00 27 февраля овладеть Вязовка. Приказ 34 армии требовал выбросить вперёд лыжный батальон и занять Вязовка до подхода пехоты, с целью перехватить пути снабжения Налючской группировки противника,  в дальнейшем лыжный батальон предписывалось выдвинуть в район Иломля с той же задачей - перехват дорог снабжения противника (в последующем штаб армии учёл малочисленность подразделений и задачи лыжного батальона поручил армейскому истребительному отряду,  который выдвинулся к Вязовке). При этом 312 СП с 221 ОЛБ должен был обороняться и удерживать занятый рубежи. Для этого 2/312 СП с минометной ротой 221 ОЛБ, с одной установкой взвода ПВО сменили части 349 СП и заняли оборону в районе Подбелы. 1/87 СП с курсами младших командиров 2 и 3/221 ОЛБ, ротой НКВД обороняли район Пола. 3/312 с ротой 221 ОЛБ,минометной ротой полка и орудием ПТО заняли оборону в Херенка. Минометная рота 211 ОЛБ продолжала оборонять Веретейка. 349 СП с 220 и 215 ОЛБ должны были построить боевой порядок в три эшелона и вести наступление, чтобы к исходу дня овладеть Вязовка. Выполняя приказ к исходу дня 220 ОЛБ и 1/349 СП вели бой на западной окраине Новая Деревня.
28 февраля бой за овладение Новая Деревня продолжился,  220 ОЛБ атаковал с юго-запада, 1 и 2/349 СП с запада. Однако под сильным огнем противника атаки захлебывались,  части отходили и снова атаковали. К исходу дня наши части так и не смогли взять Новая Деревня,  отошли и готовились снова пойти в атаку.
312 СП с 221 ОЛБ и  минометной ротой 211 ОЛБ выступили в марш по маршруту Подбелы - Зорянка – Кругляшево – Бочарово – Свинорой -  Пожалеево – Норы – Вязовка.
Головной отряд полка в составе 3/312 СП и минометная рота 211 ОЛБ с горной батареей и орудиями ПТО  к 24-00 подошли к Свинорой.
1 марта 312 СП с 221 и 211 ОЛБ получил приказ к исходу дня взять Вязовка. Полк получил пополнение личным составом и готовился к выполнению поставленной задачи в районе недалеко от Норы.
 349 СП, 215 и 220 ОЛБ сдав свой участок 370 СД начал выдвигаться вслед за 312 стрелковым полком в район Норы.
Этот приказ был  требованиями Фронта и Ставки. Считалось, что противник уже не имеет силы для обороны. По всей видимости, были неправильно интерпретированы отход противника с рубежа реки Ловать на восток,  отход 290 дивизии, отход противника  из Высочек,  а также активность транспортной авиации противника. Доставка пополнений и вывоз раненых по воздушному мосту были интерпретированы как попытка вывести из котла  наиболее ценную живую силу. Предполагалось, что противник попытается в ближайшее время вырваться к своим войскам из окружения. Поэтому задачи ставились решительные, так 3 марта должен был быть освобожден Демянск.  26 и 202 СД должны были ударом дойти до Белого Бора и Лычково, разгромив противостоящего противника. Однако эти планы были не осуществимы в данной обстановке и при существующем положении наших частей.
2 марта приказ 34 армии, который требовал выбросить вперёд лыжный батальон и занять Вязовка до подхода пехоты, с целью перехватить пути снабжения Налючской группировки противника, и в дальнейшем лыжный батальон предписывалось выдвинуть в район Иломля с той же задачей - перехват дорог снабжения противника был изменен. Предписывалось передать 202 СД 211, 215, 220 ОЛБ для формирования лыжной группы. Задача лыжной группы была 2 марта действовать в направлении Запрудно, Грязная Новинка, Выдерка, Лычково. Командиру 202 СД предписывалось обеспечить лыжников приличной радиостанцией. В тот же день батальоны выбыли в 202 СД.

 Положение частей 202 СД 3-9 марта 1942 года. .

Несмотря на малое расстояние, батальон в 202 СД прибыл только 5 марта, когда 202 СД вела бои за Пустыня.
Пустыня, небольшая, в 20-30 домов деревенька, находилась в трех километрах к востоку от Кузьминского, дорога между ними проходила по узкому перешейку болота Гажий Мох. От Пустыни, лежащей на возвышенности, наши боевые порядки просматривались в глубину до десяти километров. Следующий немецкий опорный пункт располагался через шесть километров в деревне Запрудно. Места эти были глухие, болота да непроходимые леса. Именно здесь проходила граница между 30-й и 290-й пехотными дивизиями противника. Для нас Пустыня закрывала дорогу на Лычково.
В 202 СД вместе с приданным 901 СП и приданными лыжными батальонами на 5 марта имелось 10 стрелковых батальонов, общей численностью 1841 человек, при общей численности дивизии 6071 человек. Эти силы занимали позиции на фронте Выдерка - Кневицы - Пустыня - Свинорой - Пожалеево – Кузьминское, всего 25 км. При этом 645 и 1317 СП представляли из себя сводные батальоны, крайне малочисленного состава, то же касалось 134, 144, 216 ОЛБ.  К сожалению, в марте по какой-то причине, из оперативных сводок начисто исчезают сведения о численности боевого состава в батальонах и понесенных потерях.
Что касается танков, то 34 армия имела всего 1 танковый батальон на фронте в несколько сотен километров. 85 ОТБ имел на вооружении не только танки старых типов (БТ-2 1 шт, БТ-5 5 шт, БТ-7 7 шт, Т-37-38 5 шт, Т-34 5 шт,  БА-20 2 шт, БА-10 10 шт), но и просто старые, которые приходилось чаще ремонтировать, чем они были на ходу. Поэтому нечего удивляться, что в атаках принимало участие всего два танка, и то один сломался, не дойдя до окопов противника.
Артиллерия кроме своей малочисленности ещё и испытывала недостаток боеприпасов.
По результатам зимних боёв, штаб 34 армии составил справку, в которой указал, что для ликвидации узла сопротивление противника, в населённом пункте, который имеет до 40 домов, требуется средний расход боеприпасов: калибра 45 мм 1500-2000, калибра 76 мм ПА 1 000-1 500, калибра 76-мм ДА 1 800 - 2 500, калибра 122мм 1200-1500 снарядов. При этом эффективность артиллерийского огня обеспечивалось использованием большого количества дивизионной артиллерии на открытых позициях. Особая роль при этом отводилась гаубицам, которые своим огнём подавляли минометные батареи, разрушали снежные валы, подавляли НП. В реальности, за 10 дней с 6 по 17 марта 202 СД смогла выделить только лишь 330 снарядов калибра 122мм и порядка 400 снарядов калибра 76 мм для дивизионной артиллерии, не только для боёв за Пустыню, но и для остальных участков, где велись бои дивизией вообще. В иные дни расход снарядов в дивизии за день составлял 14-16 снарядов калибра 76-122 мм. Такой мизерный расход снарядов и объясняет устойчивость немецких опорных пунктов.
В районе Пустыня противник был довольно силён. Командование Красной Армии в Пустыне определило гарнизон как усиленная рота с пятью станковыми пулеметами, тремя минометами и двумя-тремя 37мм орудиями. Противник кроме самой деревни также оборонял высоты восточные Пустыня. Гарнизон поддерживался огнём тяжёлой артиллерии из глубины обороны противника, а также действиями бомбардировочной и транспортной авиации.
Но из воспоминаний парашютистов видно, что кроме парашютистов Пустыня оборонялась солдатами 30 ПД и солдатами войск СС, под командованием командира батальона, что означает, что сил у противника было если не на полный батальон, то по крайней мере на несколько рот. У противника было несколько недель для инженерного оборудования оборонительного узла, чем немцы и воспользовались. Так что, перед Красной Армией находился неплохо укреплённый опорный пункт противника.
Надо отметить, что 30 ПД занимала не такой уж широкий фронт, но противник, учитывая важность Лычково, ещё до нашего наступления усилил ее пехотным полком. Таким образом, в 30 ПД оказалось 11 пехотных батальонов. Конечно, 30 ПД пришлось выделить часть сил в состав боевых групп действовавших в полосе 290 ПД, а также на участке эсэсовцев на реке Ловать, Но по большей части это были вспомогательные подразделения - инженерно-саперные, понтонные и так далее. Поэтому Лычковская группа противника оказалось  многочисленной и опиралась на передний край, хорошо оборудованный в инженерном отношении.
В течение дня 5 марта немецкая авиация 7 самолетами Ю-88 бомбила боевые порядки дивизии, Наша артиллерия за день разрушила 10 и  сожгла 3 дома в Пустыня.
645 СП к 16-00 достиг рубежа роща перед дорогой Замошка - Запрудно приводил себя в порядок, ведя разведку дороги и проходов, готовился с наступлением темноты продолжать движение, с задачей к утру 6 марта сосредоточиться южнее Выдерка. Противник из Замошка  обстрелял расположение полка пулеметно-минометным огнем.
216 ОЛБ к 16:00 вышел на дорогу Замошка – Запрудно, находился от неё в 500 м у отметки 92,0. 215 ОЛБ достиг 200 м западнее дороги Замошка – Запрудно, готовится с наступлением темноты продолжить выполнение поставленной задачи.
Нашими подразделениями убит патруль на дороге Замошка – Запрудно.
682 СП продолжал вести наступательные бои перед полотном железной дороги
1317 СП атаковал Пустыня в 19:00 и 21- 00, но безуспешно.
211 ОЛБ сосредоточился в районе КП  дивизия и приводил себя в порядок, имея 100 человек боевого состава.
К 5 часам утра 6 марта 211 ОЛБ находился в 4 километрах южнее Беглово, приводя себя в порядок и готовясь к выполнению задачи.
7 марта в 8:00 внезапным ударом 645 СП освободил деревню Грязная Новинка,  одновременно 215 и 216 ОЛБ  завязали бой за Заболотье. 645 СП  смог отбить три контратаки противника, но в 11:00 началась 4 контратака противника.  Противник подтянул 340 человек пехоты из Кневицы, Выдерка, при поддержке артиллерии и минометов из Заболотье, перешёл в атаку. 645 СП полк понеся большие потери, оставил горящую деревню и отошел на опушку леса западне Грязная Новинка. В полку полностью отсутствовали продовольствие, и заканчивались боеприпасы.
215 и 216 ОЛБ весь день вели бой с противником на юго-западных подступах к Заболотье, но не имея поддержки артиллерии и минометов успеха не имели, понесли большие потери. К вечеру боеприпасы были на исходе, а противник оказывал ожесточенное сопротивление минометами, артиллерией и пулеметами.
7 марта должно было состояться наступление 87 стрелкового полка,  а также других частей дивизии. Таким образом, должно было состояться концентрическое наступление на противника, при одновременном ударе с тыла. Наступление с фронта успеха не имело, 87 и 901 СП остались на прежних позициях, 682 СП пересек линию железной дороги, но продвинулся лишь на 150 м, попав под сильный перекрестный огонь. 1317 СП и рота 211 ОЛБ в течение дня дважды атаковал Пустыня, но безуспешно. Причина неуспеха атаки была очевидной, отсутствие боеприпасов. Атакуя сильные укрепления противника, 202 СД потратила снарядов 122 мм – 51 шт, 76 мм – 106 шт, 45 мм – 0 шт, мин было потрачено 82 мм – 55 шт, 50 мм -50 шт. За день боя артиллеристы разбили в Пустыня 3 ДЗОТа, к концу дня в дивизии осталось только 32 снаряда калибра 122 мм.
8 марта 211 ОЛБ одной ротой совместно с 1317 СП вел безуспешный бой за опорный пункт противника Пустыня. Артиллеристы отмечали, что противник вел методический огонь дальнобойной артиллерией по нашим боевым порядкам. Подавить оборону противника они не могли из-за недостатка снарядов, так израсходовав 52 снаряда калибра 122 мм и 50 снаряда калибра 76 мм, уничтожив 1 пулемет и подавив 2 пулеметные точки. К исходу дня в дивизии осталось всего 8 снаряда калибра 122 мм.
 
9 марта 1317 СП и рота 211 ОЛБ во время атаки смогли захватить три дома на западной окраине Пустыня, удерживая дома в течение дня, вели огневой бой с противником.  На развитие успеха было решено вечером ввести в бой пополнение прибывшее в полк. Артполк огня практически не вела ни 9 ни 10 марта из-за отсутствия боеприпасов, снарядов было всего 26 штук на артполк.
В тот же день дивизия была усилена тремя лыжными батальонами 26, 28, 29 которые должны были ввести в бой 10 марта. Штармом задача батальонам формулировалась - "отрезать Лычково с юга", но командование 202 СД все же использовало их для штурма опорных пунктов.
В тот же день командование 202 СД решило 134 ОЛБ слить с 211 ОЛБ под командованием командира 211 ОЛБ.


Положение частей 202 СД 10-13 марта 1942 года.


10 марта 211 ОЛБ одной ротой ворвался в Пустыня и захватил 6 домов на западной окраине, и прочно их удерживал, батальон готовился после наступления темноты после залпа РС захватить деревню, 29 ОЛБ должен был ударом с востока способствовать атаке.
С 11 по 23 марта 211 ОЛБ в документах не упоминается, по всей видимости вел бой совместно с 1317 СП.
11 марта безуспешные бои за полное овладение Пустыня продолжались.
12 марта 26 и 28 ОЛБ совместно с 1317 СП, после залпа РС, в 15-30 атаковали Пустыня, заняли несколько домов на восточной окраине. Противник кроме минометно-пулеметного огня воздействовал на наши атакующие части штурмовкой авиации, в дивизии зенитных средств не было, и противопоставить противнику было нечего. В 15-45 авиация противника (9 самолетов) начала штурмовку, наша пехота залегла, налёт продолжался полчаса, воспользовавшись этим, противник вернул занятые дома назад. К концу дня наши части занимали положение 26 ОЛБ 100 м восточнее, 28 ОЛБ 100 м юго-западнее, 1317 СП 100 м западнее Пустыня.
13 марта в 7.30 после двух залпов РС 1317 СП, 26, 28, 29 ОЛБ атаковали Пустыня, но безуспешно, противник упорно оборонялся, отбивая атаки пулеметно-минометным огнем. Артиллерия смогла выпустить 92 снаряда калибра 76 мм, при этом был уничтожен 1 пулемет, 1 пулемет подавлен, артилеристы выкатив 2 76 мм орудия смогли добиться прямого попадания в ДЗОТ, откуда противник вел сильный пулеметно-автоматный огонь, силой взрыва блиндаж разметало на части. Но снаряды закончились, к исходу дня в дивизии осталось 18 снаряда калибра 76 мм.
В 16.00 26, 28, 29 ОЛБ выводятся из боя за Пустыня и перебрасываются к Запрудно, с задачей к утру сосредоточится в лесу юго-восточнее Запрудно и после залпа РС в 6.30 14 марта атаковать Запрудно, с востока Запрудно должны были атаковать 645 СП и 215, 216 ОЛБ. 1317 СП оставался блокировать Пустыня. Противник в Пустыне с утра 14 марта поставил дымзавесу и прикрываясь огнем двух фланкирующих пулеметов выкатил 37 мм орудие и ведя огонь прямой наводкой разбил 76 мм орудие.
17 марта в 3-00 была проведена ночная атака Пустыня и Запрудно, но атака успеха не принесла.
18 марта 7 Ю-52  сбросили 10 тюков и 3 парашютиста на Пустыню. У одного парашютиста не раскрылся парашют и он упал в расположении наших войск. Наши бойцы смогли отбить один тюк с боеприпасами, а остальные держали под огнём, не давая противнику вытащить их.
19 марта бои продолжались,  наши части, пополнившись,  в 9:00 повели атаку на Запрудно и Пустыня,  но безуспешно. 645 и 682 СП, 26, 28, 29, 215, 216 ОЛБ атаковали Запрудно, 1317 СП атаковал Пустыня.
В ночь на 20 марта 1317 СП получил приказ сдать свой участок у Пустыня 26 СД и выйти в район рощи 300 м западнее Замошка в готовности овладеть Замошка с запада. Но 1317 СП был сменен 26 СД только в 6-30 21 марта.
20 марта 1317 СП с 233 ОЛБ блокирует Пустыня.
21 марта 1317 СП совершил переход к Замошка и готовился 22 марта атаковать  деревню.
22 марта 1317 СП своим сводным батальоном в 4:00 начал атаку безымянной высоты юго-западнее Замошка, противник сразу силой в 30 человек перешел в контратаку с северо-восточной окраине деревни. После часового боя противник с потерями отошёл в исходное положение. К 16.00 батальон вел бой, в районе безымянной высоты, удерживая за собой три блиндажа.
В этот день, наша пехота мощным ружейно-пулеметным огнем сбили самолет противника.
 Самолет противника сбрасывает грузы окруженному гарнизону где то в районе Демянска.
Противник в окружении выстоял только благодаря воздушному мосту. по данным противника "с 20 февраля по 18 мая 1942 года – жизнь в шести окруженных германских дивизиях поддерживалась поставками с неба. За этот период по воздуху было переброшено 24 303 тонны грузов, то есть в среднем 276 тонн в день, включая продовольствие, оружие и боеприпасы для 100-тысячной группировки войск. Кроме того, осажденная армия получила свыше пяти миллионов галлонов горючего, а на замену вывезенным 22 093 раненым было доставлено 15 446 солдат." Кашеваров в котел не перебрасывали 15446 солдат маршевых пополнений  это 18 полностью укомплектованных батальонов пехоты, т.е. пехота еще двух дивизий.
23 марта в 4:00 202 СД снова перешла в атаку на Запрудно. Под сильным арт-минометным огнем и интенсивным воздействием авиации противника с воздуха, атака успеха не имела и подразделения отошли на исходные рубежи. Авиация противника с 7-00  висела  над  нашими боевыми порядками, а в 12:30 12 Ю-52 снова сбросили боеприпасы и продовольствие в Запрудно. В 14:30 группа автоматчиков на лыжах в количестве 17 человек из Дедно, пыталась прорваться в тыл нашей группировки в Запрудно, перерезали связь, но наткнулись на наших связистов и были рассеяны огнём.
Оперативная сводка 202 СД №130/ОП от 23 марта 1942 года говорит следующее
«Лыжные батальоны 216, 215, 144, 211, 26, 28 и 29 сосредоточены в лесу 1 км восточнее Беглово, перегруппировывается в сводный стрелковый батальон».
24 марта 202 СД в течение дня готовилась к ликвидации опорного пункта противника в Запрудно и усилили 645 КСП в котором осталось всего 25 человек, как говорит оперативная сводка 202 СД №131/ОП от 24 марта 1942 года
«645 Краснознамённый полк на исходном рубеже 100 м восточнее Запрудно. 15:00 пополнив свои боевые порядки сводным батальоном сформированных лыжных батальонов»
Таким образом, 23 марта 1942 года 211 отдельный лыжный батальон, как отдельная воинская часть, перестал существовать и в дальнейшем  лыжники воевали в составе 645 КСП.






Ерастов Николай Семенович, боец 211 ОЛБ


Официально 211 отдельный лыжный батальон расформирован 29 мая 1942г.
Это неоконченная статья о боевом пути 211 отдельного лыжного батальона, в последующем статья будет дополнена.
 

Комментариев нет:

Отправка комментария