Ярлыки

1 (26) 1 ударная армия (38) 10 армия (7) 11 армия (21) 13 армия (7) 14 армия (24) 16 армия (7) 19 армия (5) 2 ударная армия (42) 20 армия (7) 21 армия (5) 22 армия (5) 26 армия (11) 27 армия (4) 29 армия (3) 3 армия (23) 3 ударная армия (31) 30 армия (19) 31 армия (3) 32 армия (14) 33 армия (3) 34 армия (29) 38 армия (3) 39 армия (15) 4 армия (9) 4 ударная армия (27) 40 армия (9) 41 армия (1) 43 армия (13) 49 армия (6) 50 армия (6) 53 армия (11) 54 армия (14) 55 армия (2) 59 армия (8) 6 армия (1) 67 армия (2) 68 армия (7) 7 армия (8) 8 армия (3) 9 армия (1) Брянский фронт (27) Видео (16) Военные округа (6) Волховский фронт (56) Воронежский фронт (3) Западный фронт (69) Запасные лыжные части (78) Калининский фронт (91) Кандалакшская ОГ (5) Карельский фронт (49) Кемская ОГ (12) Книги (9) Ленинградский фронт (21) Лыжные батальоны (306) Лыжные бригады (68) Масельская ОГ (2) Медвежьегорская ОГ (3) Операции Красной Армии (20) Приказы (37) Северо-Западный фронт (99) Фото (23) Фотографии бойцов (32) Фотографии лыжников (7) Центральный фронт (9) Юго Западный Фронт (16) Южный фронт (4)

пятница, 28 июня 2013 г.

227 отдельный лыжный батальон 3 ударной армии



227 отдельный лыжный батальон 3 ударной армии

227 отдельный лыжный батальон сформирован в  г Бердск Новосибирской области в 285 запасном лыжном полку 20 января 1942г. Батальон сформирован из призывников Новосибирской, Кемеровской областей.  В действующей армии с 26 февраля 1942 г. до 20 августа 1942г. В составе 3-й ударной армии участвовал в боях в районе г. Великие Луки. 20 августа 1942г. батальон обращен на укомплектование 227 ОИБ.

 26 февраля 1942г 3 ударная армия получила пополнение 226,227,228 ОЛБ, лыжные батальоны прибыли на фронт после довооружения в Ярославле.
После прибытия на фронт 226 и 227 ОЛБ был направлен на усиление 31 стрелковой бригады, в район севернее г Великих Лук. В подчинение 31 СБр с 15 марта 1942г, руководство бригады отмечало, что в батальоне «народ крепкий, закаленный — сибиряки, одним словом, но — в тактическом, огневом и многих других отношениях батальоны были подготовлены слабо».
Начиная с февраля ситуация вокруг Великих Лук сложилась следующая. Противник удерживал сам город Великие Луки, но южнее Великих Лук образовался разрыв в ненецком фронте, дороги ведущие в город из Невеля и Новосокольников, Насвы находились под ударами партизан и армейских разведчиков. Держать крепкую оборону сплошным фронтом противнику не хватало сил. Но и Красная Армия не обладала силами взять город наличными силами, а резервов не было, прочно окружить город также сил не было.   Для противника же удержать в своих руках Великие Луки было жизненно важно. Крупный узел железных и шоссейных дорог, город преграждал нашим войскам путь в Прибалтику и служил для немцев прикрытием рокадной железнодорожной магистрали Ленинград -Витебск, проходившей в 25-ти километрах западнее Великих Лук.
С марта по май 1942г батальон вел бои местного значения. 31 - я   стрелковая   бригада  под Великими Луками вела активную оборону, на широком  фронте, бригада была усилена  63, 226, 227 ОЛБ.  Большое внимание она уделяла железной дороге, по которой передвигались бронепоезда, поддерживавшие противника. Проводила операции по уничтожению гарнизонов в тылу противника, на станции Чернозём, Касьяновского моста через реку Ловать, имевшего большое значение для коммуникаций между немецкими гарнизонами Великих Лук, Невеля и Витебска. В действиях во вражеском тылу активно привлекались бойцы лыжных батальонов.
  Согласно отчета частями 31-й стрелковой бригады за период с 15 марта по 30 июня 1942 года было уничтожено 2213 солдат и офицеров врага, 59 автомашин с боеприпасами и горючим, 5 складов с боеприпасами. Выведено из строя ранеными 661 человек, взято в плен - 12. За это время захвачено у противника: 4 миномёта, 13 ручных и 5 станковых пулемётов, 221 винтовку, 50 тысяч патронов и 18 лошадей.
  Потери бригады за указанный период: 212 бойцов, командиров и политработников пали смертью храбрых, 371 человек ранен, восемь попало в плен. А за всё время боевых действий с 31 января 1942 года бригадой было уничтожено: 4531 солдат и офицеров противника, 77 грузовых автомашин и 4 легковых. Выведено из строя ранеными 1261 солдат и офицеров, взято в плен 170.
  Потери бригады в оборонительных боях под Великими Луками составили 604 человека убитыми, 1022 - ранеными.

В операциях во вражеском тылу активно принимали участие лыжные батальоны приданные 31 СБр 63,226,227 ОЛБ. Очень активно осуществлялось взаимодействие с партизанами.
Ваупшасов С.А в своей книге описал проход через линию фронта на участке 227 ОЛБ сформированного в Москве партизанского отряда. «Спустя некоторое время мы вышли в расположение 227-го сибирского лыжного батальона. Нас там уже ждали, комбат сообщил, что отряду лучше всего перейти фронт в районе деревни Собакино, в которой занимал оборону старший лейтенант Рыжов с 60 бойцами. С наступлением сумерек мы выступили. Нас сопровождали сибиряки-разведчики И. Н. Леоненко и А П. Чернов; командир батальона и сам долгое время шел с отрядом, как бы не желая расставаться. Понимал, что дело нам предстоит опасное и серьезное, наверное, слегка завидовал.
В Собакине разведчики представили нас Рыжову и передали задание комбата — обеспечить проход через линию фронта. Но Рыжов отсоветовал перебираться на ту сторону в такую ночь.
— Луна, товарищи, светло! Немец наверняка обнаружит лыжню, начнет преследование, и погорите вы в свой первый партизанский день. Надо дождаться облачности, снегопада.
Пришлось заночевать в деревне. Днем на Собакино предприняли вылазку немецкие лыжники. Бойцы Рыжова отбили атаку. Мы провели день в томительном ожидании.
Вечером пошел снег, замела метель. Отряд облачился в белые маскировочные халаты и под покровом темноты покинул деревню. Во главе колонны шел Рыжов со своим ординарцем, мы растянулись вереницей, груз несли на себе. Каждый боец налегал на лыжные палки, стараясь не потерять из виду впереди идущего: в этой снежной сумятице недолго было и заблудиться. Зато мы были гарантированы от того, что нас засечет немецкое боевое охранение. Линия фронта не была сплошной, и сибиряки хорошо знали такие места, где на стыке двух воинских частей противника имелись бреши. В один из таких разрывов и провел нас старший лейтенант Рыжов.
После трех километров пути он остановился и сказал нам:
— Стоп, славяне! Передовая осталась в двух километрах позади, мы в тылу у немцев. Давайте попрощаемся. Однако будьте и дальше осторожны, вокруг второй и третий эшелоны вражеской обороны, как бы не нарваться на штабную охрану. Ни пуха ни пера, товарищи!
Рыжов и ординарец повернули назад, а мы по компасу и карте двинулись на юго-запад, через Псковскую область в сторону Белоруссии. Два лыжника-разведчика, выделенные нам командиром 227-го батальона, остались с нами. Мы приняли их в свою среду радушно, ребята крепкие, выносливые, смелые, успели подружиться с бойцами и командирами отряда, высказали горячее желание участвовать в партизанской войне. Так уже в первые сутки нашего рейда наш личный состав увеличился на два человека. »
Отряд благополучно совершил 800 километровый рейд к Минску и успешно действовал в Белоруссии до ее освобождения. Понятно, что через бреши в немецкой обороне проходили  не только отдельные партизанские отряды, но и шло регулярное снабжение партизан оружием, боеприпасами и всем необходимым для их деятельности. Лыжники могли играть большую роль в наведении»моста» к партизанам.
Противник хорошо прочувствовал совместные удары партизан и лыжников.


В ночь на 27 марта партизанский отряд Зелеева при поддержке 227-го отдельного лыжного батальона захватил дер. Ляхново (25 км северо-восточнее г. Великие Луки), но к 11.00 под давлением превосходящих сил противника отошел. Потери: убито — 4, ранено — 23 человека. Уничтожено: 122 немецких солдата и офицера, 96 грузовых автомашин; взорваны склады с боеприпасами, горючим, продовольствием и два моста.
 
По немецким сведениям, в районе Мартьяново  Поречье по западному берегу реки Ловать базировались не менее четырех партизанских отрядов численностью от 300 до 400 человек каждый, и в каждом отряде было до двух взводов красноармейцев из лыжных батальонов. Эти отряды были хорошо вооружены. Например, один партизанский отряд кроме обычного стрелкового вооружения имел шесть станковых пулеметов, семь ручных пулеметов, несколько минометов и одну 76мм противотанковую пушку.
В треугольнике Великие Луки  Новосокольники Невель располагались части немецкой 83й пехотной дивизии 59го армейского корпуса. Приказом №35 от 25 мая 1942 года командир дивизии генерал Шерер указал зоны ответственности за охрану объектов и уничтожение партизанских отрядов в районе дислокации дивизии:
1. Район Усвят  боевая группа усиленного 323го пехотного полка;
2. Район Поречья и холмистая местность восточнее Мартьяново  усиленный 251й пехотный полк,
705й охранный батальон 277го пехотного полка и 1й дивизион 183го артиллерийского полка;
3. Город Великие Луки 277й пехотный полк;
4. Район Опухликов группа кавалеристов и велосипедистов.
Эти подразделения ответственны также за охрану от нападения партизан на опорные пункты Клевники, Полибино и Пурялово. Особое внимание уделялось охране от нападений партизан железнодорожных эшелонов, перевозящих живую силу и танки, так как железная дорога и мосты на ней в зоне расположения 83й пехотной дивизии почти ежедневно минировались и подрывались в разных местах. Чтобы надежнее защитить движение воинских эшелонов, по приказу высших командиров проводилась очистка территории от партизан по обеим сторонам дороги на расстоянии до 8 км
Противник подготовил операцию для закрытия бреши в своей обороне.
Что бы очистить от партизан местность восточнее железной дороги Невель  Великие Луки, в помощь охранному батальону, из 251го пехотного полка были выделены два батальона, в каждом батальоне были по три стрелковых роты и одной пулеметной роты, а также батарея противотанковых пушек. Дополнительно к ним из Великих Лук через Новосокольники и Невель эшелоном был доставлен батальон 323го пехотного полка в составе двух стрелковых рот, пулеметной роты и батареи противотанковых пушек.
Противник предполагал, что в Поречье находится штаб 227го советского лыжного батальона, в районе Григоркино  Мартьяново  Ступино (20 км от Великих Лук) действует 226й лыжный батальон со штабом в Пазино, 228й лыжный батальон предположительно занимает Купуй и Кузнецово (на самом деле 228 ОЛБ с марта был втянут в бои за г. Холм и не мог быть под Великими Луками, похоже противник был введен в заблуждение), а 63й лыжный батальон  Нетково, Токолово, Ляхово со штабом в деревне Задежа. Предполагалось что карательные отряды могут иметь боевые встречи также с подразделениями 31й стрелковой бригады и артиллерийского полка.
15 мая 1942 года немцы обнаружили группу партизан, которые вместе с красноармейцами передвигались у деревень Окуневиха, Литвишево, Стуканы.
Немецкое наступление началось также 15 мая 1942 года с рубежа Невель Байково  Куракино  Паново и река Еменка по трем направлениям на Опухлики (здесь было очень много партизан), Шведрино и железнодорожную станцию Чернозем с задачей выйти по возможности одновременно к реке Ловать. Один батальон должен был пройти деревни Харитоново, Литвиновка, Горки, Балаболкино и уничтожить там партизан и 227й лыжный батальон. В деревнях Балаши, Клевники и Бардино также противник собирался уничтожить партизанский отряд и 226й лыжный батальон. Для противника очень важно было быстрее овладеть высотой 178,3 западнее Мартьяново. Для поддержки карательных отрядов по железной дороге Невель Великие Луки курсировал бронепоезд с тремя орудийными установками.
Усиленный карательный отряд 251го пехотного полка провел неожиданное нападение у деревень Комша и Харитоново на базу партизанского отряда численностью около 500 человек, который вместе с ротой 227го лыжного батальона представлял для немцев серьезного противника. Защищаясь, партизаны взорвали на дороге два моста, но были вынуждены покинуть свою базу и отходить к Поречью и на восток.
У деревни Стуканы партизаны имели оборудованный узел сопротивления с траншеями и блиндажом. Этот пункт сопротивления удерживала рота красноармейцев лыжного батальона, имевшая миномет. Из за сильного  минометного огня немцы не смогли переправиться через Ловать у деревни Стуканы. Югозападнее деревни Стуканы они перешли Ловать недалеко от деревни Бекеси и выбили из нее партизан. Отсюда немцы  начали штурм узла сопротивления в Стуканах.
Одновременно другая группа немцев с двух сторон атаковала деревню Клевники, откуда партизаны через некоторое время отошли к развилке дорог у деревни Мартьяново. Узнав о нападении немцев, командиры 226го и 227 го лыжных батальонов пытались окружить немцев в Клевниках, но опоздали с подходом, и немцы успели раньше уйти из этой деревни. С тяжелым оружием немцы вышли на подступы к деревням Мартьяново и Григоркино, где в подготовленных траншеях и блиндажах закрепились красноармейцы и партизаны. На восточной и северовосточной стороне от развилки дорог партизаны заняли оборону в траншеях. Группа немцев захватила деревню Борисоглеб, вы теснив оттуда партизан и красноармейцев. Штаб партизанского отряда ушел из Борисоглеба в лес юго западнее деревни Борово. Все атаки немцев на штаб партизаны успешно отбивали.
16 мая был сильный дождь, на дорогах образовалась грязь, а партизаны устроили лесные завалы.
Утром 17 мая у деревни Литвиново немецкая рота заняла 16 брошенных партизанских землянок и все взорвала.
На следующий день (18 мая) немцы прошли 3 км на северо восток, Вышли к Поречью и окружили село. Здесь у партизан и лыжников была создана широкая заминированная полоса обороны с 32я дзотами. Рано утром после 3 часового боя немцы преодолели полосу обороны и в 6 часов 30 минут захватили Поречье.
Лишь небольшой группе партизан и красноармейцев удалось уйти из Поречья на
северовосток.
В этих боях батальон понес большие потери. В братской могиле в селе Поречье Пореченского сельсовета захоронено 567 солдат, сержантов и офицеров Красной Армии. В этот период не только лыжные батальоны и партизаны понесли тяжелые потери, но и 31 стрелковая бригада.
За четыре дня операции немецкие отряды провели 133 боя с партизанами и лыжниками.
Срочно переброшенная из под Куньи 24я стрелковая дивизия с боем выбила немцев из Поречья и снова овладела высотами восточнее развилки дорог у деревни Мартьяново. 274й стрелковый полк этой дивизии полностью освободил от немцев дорогу Поречье  Мартьяново и продвинулся до деревни Глазуново, где разместил свой штаб.
В кровопролитном бою 20 мая 1942 года немцы оттеснили наши войска от дороги Поречье  Мартьяново на восток. 21 мая после сильной артиллерийской подготовки два полка 24й стрелковой дивизии завязали бой с немцами юговосточнее Поречья у деревни Малое Костюшино.
23 мая немцы без боя сдали здесь все высоты, а к вечеру 24 мая отошли на линию озеро Одгаст  Ахремцево  Решетниково  Тимошкино.
Утром наши войска заняли лес западнее озера и окопались для отражения атак немцев.
25 мая в 5 часов утра на северной стороне от реки Ловать у деревни Бардино немцы были атакованы партизанами и красноармейцами, одновременно такая атака была проведена у развилки дорог у Мартьяново. Вокруг деревни Бардино базировались как минимум четыре партизанских отряда, действовавших совместно с батальонами Красной Армии.

В целом майские бои на этом направлении можно считать для Красной Армии неудачными, противник, пользуясь слабостью частей 31 СБр, лыжных батальонов и партизан (3 УА  уже израсходовала свои резервы при попытке отразить прорыв к г Холм и  не могла выделить достаточных сил на помощь) смог закрыть брешь в свои тылы южнее Великих Лук, и укрепить оборону.  Насколько сильную оборону противник смог построить на отбитых у лыжников и партизан территории можно судить по описаниям Белобородова, чей корпус наступал позже южнее Великих Лук. «Здесь, вдоль линии железной дороги Великие Луки — Невель, на площади 9 км по фронту и до 4 км в глубину, на господствующих высотах располагались полтора десятка опорных пунктов, гарнизоны которых насчитывали от 100 до 300 солдат и офицеров. Что представляли собой эти опорные пункты, видно по схемам и описаниям, которые составили наши инженеры уже после прорыва вражеской обороны. Вот, к примеру, опорный пункт на высоте 158,1 (железнодорожный разъезд Забойники). Он состоял из двух узлов, каждый из которых был приспособлен к круговой обороне, опоясан траншеей полного профиля с ходами сообщения и блиндажами, окружен двойным забором колючей проволоки и, кроме того, проволочным забором 10-метровой ширины на низких кольях. 13 тяжелых пулеметов, 15 легких, один крупнокалиберный зенитный и пара минометов составляли огневую систему данной высоты. Обороняла ее усиленная рота 343-го охранного батальона.
Другой сильный опорный пункт — в деревне Тележниково, оборонявшийся ротой 257-го пехотного полка, кроме пулеметов имел две противотанковые пушки и пять минометов.
Теперь представьте себе полтора десятка подобных опорных пунктов, на крутых высотах, в 1,5 — 2 км друг от друга, представьте густую щетину колючей проволоки, минные поля, сотни орудийных, минометных и пулеметных стволов, простреливавших каждый метр земли, каждую лощинку и кустик. Дополните эту огневую систему огнем дальнобойной артиллерии и бронепоездов. Вот какую оборону предстояло прорвать гвардейскому корпусу, вот почему мы были так озабочены отсутствием точных разведданных о противнике.» Не менее сильно противник укрепил и район Ступино «Ступинская высота вместе с Мартьяновским (Пореченским) узлом сопротивления составляли сильно укрепленную систему немецкой обороны, прикрывавшую железную и шоссейную дороги, идущие на Невель, Великие Луки и Велиж. В его системе обороны было 3 километра траншей и ходов сообщения полного профиля, связывающих Ступинскую высоту с ближайшими высотами, десятки дзотов со многими рядами проволочных заграждений и минных полей. Это был бастион, контролирующий на многие километры всю прилегающую местность.» Все эти укрепления пришлось взламывать в ноябре 1942 г во время Великолукской наступательной операции.  Тем не менее лыжники в этих боях выполнили свой долг до конца, для обороны столь широкой полосы сил было явно мало, (позже только в обороне добавилась стрелковая дивизия,  танковая бригада и части усиления).
При этом противник после закрытия бреши не смог обезопасить свои тылы, разведгруппы лыжных батальонов и далее действовали на вражеских коммуникациях.
На 30 июня 227-й отдельный лыжный батальон (командир — старший лейтенант Асанов, военный комиссар — политрук Сумин) — занимал оборону высота 50,4, Лозово, Вельково, в полосе 31 СБр.
В дальнейшем 227 ОЛБ воевал предположительно в районе г Великие Луки, до переформирования. 




Галушкин Яков Семенович, боец 227 ОЛБ, попал в плен  

20 августа 227 отдельный лыжный батальон переформирован в 227 ОИБ.
После переформирования в 227 ОИБ продолжал воевать на Великолукском направлении, до окончания Великолукской операции.
Это неоконченная статья о боевом пути 227 отдельного лыжного батальона, в последующем статья будет дополнена.

Комментариев нет:

Отправка комментария