Ярлыки

1 (28) 1 ударная армия (38) 10 армия (7) 11 армия (21) 13 армия (7) 14 армия (24) 16 армия (7) 19 армия (5) 2 ударная армия (42) 20 армия (7) 21 армия (3) 22 армия (5) 26 армия (11) 27 армия (4) 29 армия (3) 3 армия (23) 3 ударная армия (31) 30 армия (19) 31 армия (2) 32 армия (14) 33 армия (3) 34 армия (29) 38 армия (2) 39 армия (15) 4 армия (9) 4 ударная армия (27) 40 армия (6) 41 армия (1) 43 армия (13) 49 армия (6) 50 армия (6) 53 армия (11) 54 армия (12) 55 армия (2) 59 армия (8) 67 армия (2) 68 армия (7) 7 армия (8) 8 армия (3) 9 армия (1) Брянский фронт (27) Видео (16) Военные округа (6) Волховский фронт (56) Воронежский фронт (3) Западный фронт (69) Запасные лыжные части (78) Калининский фронт (90) Кандалакшская ОГ (5) Карельский фронт (49) Кемская ОГ (12) Книги (9) Ленинградский фронт (19) Лыжные батальоны (300) Лыжные бригады (68) Масельская ОГ (2) Медвежьегорская ОГ (3) Операции Красной Армии (20) Приказы (37) Северо-Западный фронт (99) Фото (23) Фотографии бойцов (32) Фотографии лыжников (7) Центральный фронт (9) Юго Западный Фронт (10) Южный фронт (4)

четверг, 27 июня 2013 г.

260 отдельный лыжный батальон 3 ударной, 53 армий




260 отдельный лыжный батальон 3 ударной, 53 армий

260 отдельный (комсомольский) лыжный батальон в действующей армии с 10 февраля 1942г. до 7 июня 1942г. В составе 3-й ударной армии, оперативной группы генерала А.С. Ксенофонтова, 34, 53А участвовал в боях с Демянской группировкой противника. Расформирован батальон 7 июня 1942г.





260 отдельный лыжный батальон (260 ОЛБ) Сформирован в СибВО, в состваве 43 ЗЛБР, в 289 ЗЛП в городе Канск. В декабре 1941г батальон через Красноярск переброшен в Казань, где после доукомплектования и довооружения отправлен на фронт. В начале февраля выгружен недалеко от Осташково, на станции Черный Дор.


10 февраля 3 ударная армия получила на пополнение 258, 259, 260, 261 ОЛБ. 

Все  лыжные батальоны были направлены на Молвотицкое направление. На молвотицком направлении в это время шли ожесточеннейшие бои. Красная Армия правым флангом (23 СД, 20,27,42 СБр) при содействии 241 СД 34 А, охватив фланг сильной Демянской группировки противника пытались смять наскоро возведенный оборонительный рубеж противника и выйти к Демянску. Этим решалась задача, как уничтожения Демянской группировки противника, через прорванный фронт на оз Селигер, так и одновременно ликвидировалась угроза флангового удара по коммуникациям 3 и 4 ударных армий.
Оборона противника построенная наскоро в виде опорных пунктов с системой снего-ледяных укреплений и огневых точек в домах, была крепким орешком для Красной Армии в зиму 1941-1942г. Части КА ведя упорные бои за каждый населенный пункт, несли большие потери и медленно брали один опорный пункт за другим. Для усиления частей действовавших на Молвотицком направлении в феврале прибыло усиление в лице 130 СД, 86 СБр и 154 МСБр, а также несколько лыжных батальонов.
260 ОЛБ был придан 130 СД и вел бои совместно с ней.

Батальон участвовал в операции во вражеском тылу (совместно со 78 и 155 ОЛБ), перерезав дорогу на Новую Руссу, что способствовала  взятию Новой Руссы частями 130 СД, и выдвижению её частей к Великушам – Дягилево, создавая угрозу дороге на Молвотицы.

Пантелеев И. парторг роты  участвовал  в этом рейде совместно с 260 ОЛБ и оставил такие воспоминания.
«19 февраля 1942 г. в присутствии командования дивизии меня познакомили с капитаном П.Г.Чмилем и старшим политруком А.Бродским и поставили перед нами троими в общих чертах боевую задачу: возглавить командование и партийно-политическую работу в сводном отряде из трех отдельных лыжных батальонов, которым предписывалось стремительным фланговым ударом прорваться в глубину обороны противника, захватить и удержать деревню Глыбочицы и по возможности другие ключевые пункты на важной коммуникации, по которой шло снабжение передовых немецких частей, обороняющих укрепленный глубокоэшелонированный рубеж, обеспечив таким образом сокрушение этого рубежа в ходе наступления нашей дивизии.
Получив задание мы при двадцатиградусном морозе помчался на запад в деревню Бор, где должны были приступить к исполнению своих обязанностей. Приехали туда поздно ночью. Все три лыжных батальона - 78-й, 155-й и 260-й, полностью укомплектованные командованием, личным составом и службами обеспечения, добротно одетые и вооруженные по соответствующему табелю, с трехдневным запасом питания (правда, в виде сухарей, крупы и сырого мяса), уже находились на месте, только что прибыв сюда своим ходом прямо со станции выгрузки Черный Дор. Утомленные длительным переходом и разместившись кое-как по избам, бойцы крепко спали, а командиры и политработники, дождавшись нашего прибытия, сразу приступили вместе с нами к разработке плана боевых действий.
По памяти суть этого плана состояла в следующем. Ранним утром следующего дня задолго до рассвета 155-й батальон атакует врага с фланга, под самое основание его оборонительного рубежа. Вызывая ответный огонь, его действия дают возможность двум другим батальонам затемно, скрытно от авиации противника, втянуться в лес и начать движение в сторону деревни Глыбочицы, примерно в 8-10 км от переднего края немецкой обороны. Перед каждым из этих двух батальонов были поставлены на первом этапе движения самостоятельные задачи. По данным разведки, немцы, кроме основной дороги, которую предстояло оседлать нашим лыжникам, пользовались для снабжения своих передовых частей широкой лесной тропой, пролегавшей где-то между деревнями Бор и Глыбочицы. Ее необходимо было своевременно и надежно перекрыть. Эта задача возлагалась на 78-й батальон. В это время 260-й батальон, продолжая движение по заданному направлению, должен был к полудню с помощью проводников из местных партизан отыскать среди безбрежного лесного массива деревню Глыбочицы, атаковать и взять ее во что бы то ни стало, перерезать упомянутую выше дорогу и удерживать завоеванную позицию до подхода основных сил. Учитывая особую важность успешной атаки 155-го батальона для последующего выполнения конечной задачи, с ним в этот первый бой нашей группы пошли капитан Чмиль и старший политрук Бродский (командир и комиссар группы).
Сигналом к выходу в путь вверенных мне батальонов должно было послужить начало боевых действий 155-го батальона, который заблаговременно выдвинулся на исходные позиции, отстоявшие всего в нескольких километрах к востоку от деревни Бор.
В установленное время командиры 78-го и 260-го батальонов построили свои подразделения, и, как только справа донесся шум разгоравшегося боя, они мелкими группами устремились к лесу, ускоренным маршем преодолевая открытое поле между ним и деревней. Организовав походное охранение, батальоны несколько часов шли общей колонной, растянувшись на сотни метров.

Более пристально я приглядывался к бойцам и командирам 260-го батальона, с которым предстояло решать главную задачу и словно предчувствуя, что вскоре буду назначен к ним военкомом. Этот батальон был сформирован из молодых парней в возрасте 19-20 лет, умеющих ходить на лыжах и прошедших некоторую военную подготовку. В основном это были молодые рабочие, комсомольцы, смелые и решительные патриоты, и за все время боев в батальоне случилось только два чрезвычайных происшествия, совершенных по явному недоразумению и исправленных впоследствии геройскими поступками.

Через пару часов похода по рыхлому пушистому снегу при крепком морозе люди начали чувствовать усталость. Сказывались утомление предыдущих дней перехода от станции Черный Дор до пункта сбора, практически бессонная ночь перед выходом в рейд, беспорядочность питания в пути. Объявили привал до рассвета с разрешением немного поспать. По указанию командиров бойцы, плотно прижавшись друг к другу, укладывались прямо в мягкий снег. Через полчаса их будили, чтобы перевернуться на другой бок. Эта система была отработана уже при движении со станции разгрузки.

Наступил рассвет, и батальоны тем же порядком двинулись в путь. Дозорные доносили, что в удалении от просек, по которым мы шли, они находили припорошенные, а иногда и занесенные снегом склады с имуществом местных крестьян: зерно, домашнюю утварь, одежду, белье и даже мебель.
Но вот передовой дозор обнаружил ожидаемую тропу. Она была покрыта толстым слоем снега и выглядела безжизненной. Тем не менее сопровождавшие нас партизаны подтвердили, что это именно та самая тропа, которую немцы в свое время усиленно использовали.
Как и было обусловлено, на тропе остался 78-й батальон, командиру которого было приказано держать постоянную связь со штабом в деревне Бор и со мной, уходившим далее с 260-м батальоном. 78-й батальон должен был находиться в полной боевой готовности и при необходимости немедленно прийти на помощь 260-му батальону. (Кстати сказать, такая помощь потребовалась уже на другой день.)
Опасаясь скрытых под снегом минных полей на просеках, мы приняли решение всем двигаться по одной лыжне, что, конечно, уменьшало скорость продвижения вперед, но зато уменьшало и опасность больших и преждевременных потерь.
Никаких ориентиров на земле или на небе для коррекции принятого нами направления движения не было: кругом стоял непроглядный лес, небо ночью и днем было затянуто низкими облаками, и надежда на наших проводников не оправдалась, они сами растерялись в этой, как мы догадались, малознакомой им местности. Складывалось впечатление, что мы сбились с курса и движемся не в нужном направлении.
Посоветовавшись с командирами, я принял решение повернуть батальон назад к оседланной нашими лыжниками тропе и оттуда, заново сориентировавшись, начать более уверенное движение к цели.
На самые высокие деревья были посланы наиболее ловкие ребята-верхолазы, небольшие группы скороходов-лыжников направлены в разведку впереди лежащей местности. А пока что бойцы почти сутки ничего не ели, я разрешил разжечь в кустах костры и приготовить горячую пищу. Но пообедать нам на этот раз не удалось. Разведчики буквально в двух-трех километрах по азимуту нашего движения были обстреляны вражескими снайперами-"кукушками" донесли об этом в лагерь. Пришлось срочно заливать костры недоваренной пищей, занять круговую оборону и одну роту двинуть в направлении обнаруженных "кукушек" с предположением, что они засели где-то вблизи дороги, ведущей в Глыбочицы. Это предположение оправдалось. Вскоре, сняв с деревьев замаскированных "кукушек", наша рота вырвалась из леса на широкую, перпендикулярную нашему движению, просеку, по которой шла дорога в деревню, и с ходу атаковала ее.
Поддержанные фланговым огнем станковых пулеметов и батальонных минометов ударные группы лыжников стремительным броском достигли окраины деревни, смяли передовое охранение и ворвались на ее единственную улицу. Бой в деревне продолжался несколько минут. Немцев в деревне было немного, они не успели занять оборону в траншеях ледяного вала, окружавшего деревню, и в панике разбежались в окрестном лесу. Как потом выяснилось, занимавший деревню Глыбочицы немецкий гарнизон был ночью отправлен на участок, атакованный нашим 155-м лыжным батальоном. Оправдывалась, таким образом, тактическая инициатива нашего командования, обеспечившая в конечном итоге успех всей операции - взятие Глыбочицы с минимальными потерями. У нас было двое убитых и пятеро раненых, причем одним из убитых оказался молодой лейтенант, командир взвода, неосторожно оставивший поверх маскхалата бинокль, который и привлек внимание немецкого снайпера.
Очищенная от врага деревня выглядела пустынной. Не встречалось ни одного жителя, хотя все дома были целыми и с расчищенными от снега подходами к ним. Наступившая вдруг тишина настораживала.
Еще засветло над деревней появился вражеский самолет-разведчик.
Одиночные винтовочные и автоматные выстрелы не причинили вреда немецкому самолету. Сбросив две небольшие фугасные бомбы, он скрылся к северу, к занятой немцами деревне Великуша. До нее было не более 2-3 км. На таком же примерно расстоянии виднелись лежащие к югу, также занятые немцами две небольшие деревушки типа хуторов - Старое и Новое Гучево. Таким образом, мы находились внутри раздвинутых клещей и могли ожидать нападения с двух сторон и, конечно, прежде всего при поддержке авиации и артиллерии. Стремясь избежать больших потерь от их огня, мы вывели основные силы батальона в лес, оставив в траншеях за ледяным валом примерно два взвода бойцов для отражения возможной атаки вражеской пехоты, что, вообще говоря, мы считали маловероятным, особенно в ночное время - немцы не любили воевать ночью.
Прочесывая деревню, наши бойцы обнаружили в одной избе перепачканного печной копотью немецкого солдата. Его привели ко мне, и на первом импровизированном допросе он рассказал, что он радист, призван в армию в первые месяцы войны, ненавидит Гитлера и давно собирался перейти к нам. Сегодня, услышав стрельбу на улице, он спрятался в ее топленную с утра русскую печку и, как только увидел наших бойцов, вылез из нее и поднял руки вверх.
Мне подумалось, что при детальном допросе пленный радист может дать полезные сведения нашему командованию, планировавшему завтра-послезавтра начать наступление основных сил дивизии, и, опасаясь, что бойцы чего доброго не доведут его в штаб, решил сам доставить его туда. Наступила ночь, кругом стояла напряженная тишина, и, взяв двух бойцов, мы форсированным маршем двинулись по глухому лесу по старой лыжне в сторону деревни Бор. Добрались туда в полночь, сдали пленного, которого немедленно на грузовой машине отправили в штаб дивизии, и прилегли немного отдохнуть. С рассветом пошли обратно, и по мере продвижения вперед до нас все отчетливее доносился нарастающий гул боя в районе Глыбочицы. Встретившись по пути с командованием 78-го батальона и узнав, что на их участке никаких передвижений немцев не замечено, я приказал снять батальон с засады и к вечеру привести его в расположение 260-го батальона.
В деревню Глыбочицы мы с моими сопровождающими прибыли в середине дня, но от прежней Глыбочицы почти ничего не осталось. Она лежала в дымящихся развалинах от массированного артиллерийского огня с юга и севера и бомбовых ударов вражеской авиации. В одной из уцелевших изб находился капитан Чмиль. Выслушав мой рапорт и поблагодарив за успешное выполнение боевой задачи, он приступил к изложению своего плана удержания Глыбочицы любой ценой. А цена уже была заплачена немалая. Погибли наши первые раненые, которых мы отправили в тыл на захваченных у немцев лошадях, запряженных в сани. Продвигаясь по нашей же лыжне, подкованные лошади подорвались на минном поле. В течение суток приходилось периодически заменять бойцов, погибших или раненных в ледяных траншеях от артогня. Наземных атак немцев, как и предполагалось, в течение суток не было.
Капитан Чмиль не успел изложить содержание своего плана, как начался новый артобстрел, и капитан был тяжело ранен - ему оторвало правую ногу. Наскоро перевязав рану, мы перенесли его в свежую воронку, где он и отдал свое последнее распоряжение, приказав мне принять на себя временно командование всей группой. При этом он вручил мне свой автомат и бинокль (который я храню до сих пор) и наказал проводить частые наступательные операции против немцев в близлежащих деревнях с целью ослабить их массированный артобстрел Глыбочицы.

Силами небольшого отряда лыжников, оснащенного пулеметами и минометами, мы провели наступательную операцию на деревню Великуша, приглушив несколько огневую активность ее гарнизона. Небольшое беспокойство доставлял нам немецкий гарнизон в деревнях Старое и Новое Гучево.
В ночь на 23 февраля мы подтянули к опушке леса перед деревней Новое Гучево свежие роты 78-го батальона и с рассвета начали наступление. Противник встретил нас мощным пулеметно-минометным огнем. Мы уже готовились отойти в лес, но в это время услышали мощное "Ура!" и увидели как с юга рванулись к деревне неизвестные нам бойцы в маскхалатах, но без лыж. Это оказались подразделения 528-го полка нашей дивизии, развивавшие свое наступление и вышедшие одновременно с нами к названным деревням. Комбат-78 вновь поднял своих лыжников в атаку. Немцы не выдержали двухстороннего натиска, начали отходить к востоку в ближайший лес, побросав тяжелое оружие, имущество, своих раненых и убитых.
Очистив деревни Старое и Новое Гучево, батальоны 528-го полка вошли и деревню Глыбочицы, сменив стоявших здесь насмерть лыжников, и приступили к подготовке наступления на следующий опорный пункт немцев - деревню Великуша
(И.Пантелеев ФЛАНГОВЫЕ УДАРЫ ЛЫЖНИКОВ)
Наградной лист на помощника начальника 1 отделения штаба 130 СД капитана Чмиль Павла Григорьевича выпускника академии им. Фрунзе
«Капитан Чмильбыл поставлен руководителем 3 лыжных батальонов  с задачей выйти в тыл противника  Ново-Русской группировке. Задача была очень ответственна и сложная , и если учесть , что названные батальоны были в боевых действиях впервые, это требовало от капитана Чмиль особой находчивости, храбрости и умения в разрешении поставленных задач.
Благодаря исключительному умению и тактическому замыслу капитан т Чмиль  провел батальоны в тыл  и овладел населенными пунктами  Глыбочицы, Лытино, Белая-1, Белая-2,  тем самым освободив путь основным частям дивизии для овладения опорным пунктом новая Русса.
Капитан Чмиль будучи раненым в правую руку не покинул поле боя,  а продолжал руководить боем до полного разгрома 397 ПП фашистов

Пантелеев оставил довольно подробные воспоминания о рейде батальона, и довольно четко показаны  характерные черты немецкой обороны. Населенные пункты приспособленные к круговой обороне удерживались небольшой по численности пехотой, и довольно легко разбивались тяжелой артилерией (те же Глыбочицы были рассчитаны на оборону  максимум 2-мя взводами  пехоты и даже без пехотных атак лыжники понесли потери от артогня).
Из наградного листа видно, что противником 130 СД и лыжников был 397 ПП 218 ПД. Это означает что из 397 ПП был не в полном составе, основные силы полка были под Холмом пытаясь его деблокировать.
Так же хорошо заметно, недоверие командования 130 СД к командирам лыжных батальонов, даже к тем кто уже давно воевал в этом районе. По сути дела командование 130 СД сменило командование лыжбатов своими командирами, на время проведения операции.


Более подробно о действиях батальона пока неизвестно, известно только, что лыжный батальон активно участвовал в боях как во фронтальных атаках опорных пунктов противника, так и в рейдах по вражеским тылам. Все лыжные батальоны понесли тяжелые потери в этих боях.
Следует также отметить, что со 130 СД к апрелю 1942г взаимодействовало как минимум 6 ОЛБ (78, 155, 229, 244, 260, 261 ОЛБ), но в апреле когда дивизия подавала наградные списки – ни один лыжник в них не попал, несмотря на то что именно лыжники способствовали дивизии в занятии Новой Руссы. Кроме того дивизия наступая в первых боях без должной организации боя привело к большим потерям среди пехоты 130 СД и в последующих боях 6 лыжбатов были для дивизии существенной помощью.   
Батальон воевал в районе южного фаса Демянского котла, в составе 3 ударной, 34 А в оперативной группе генерала Ксенофонтова А.С, 53А. Отсутствие  решительного успеха в районе Демянска «смазало» успехи Красной Армии, несмотря на то, что бойцы и командиры всех частей выполнили свой долг до конца.  Надо признать, в актив частей Красной Армии, воевавших под Молвотицами и южного фаса Демянского котла, можно отнести прикрытие от контрудара с севера частей 3 и 4 УА которые дошли до Холма, Великих Лук, Велижа. Кроме того, противник понес серьезные потери которые восполнялись за счет воздушного моста. Только это и спасло окруженного противника от полного уничтожения. В Демянском котле по словам противника легкораненым запрещалось покидать свои позиции, а легкоранеными считались  все кто мог ходить, «даже если у него не было рук, иначе в окопах просто некому было бы нести службу». Тоже касалось  больных и обмороженных. Противнику пришлось усилить 123 ПД оборонявшуюся на южном фасе котла частями 32, 12 ПД, а 12 ПД в свою очередь пришлось усиливать 3 АПП ВВС (4 батальона) и рядом других подразделений.  При этом надо отметить, что Красная Армия не имела решительного превосходства в силах и средствах над противником.

С 26 февраля.1942г в составе 34 А  ведет бои совместно со 130 СД ().

2 марта согласно ОС 34 армии батальон совместно с 87 СП вел бой за Андреевское, но скорее всего номер полка записан в документе неправильно, скорее всего должен был быть 78 ОЛБ.
В начале марта самые боеспособные части начали выходить на фланг Молвотицкой группировки противника. Так 86 СБр выйдя из боя за Спасово 28 февраля, передвинулась за фланг 130 СД. 2 марта 86 осбр по приказу командира 130 сд имела задачу овладеть опорными пунктами Антаново, Любно, Новый Новосёл и к исходу дня выйти на фронт Чёрная, Корнево, содействуя этим самым овладением частями 130 сд района Великуша, Островня, Дягилево.

. Была подтянута артиллерия, боеприпасы. Противник также готовился к боям, в район Великуша был подтянут 96 ПП и 10 АП 32 ПД из района Велья. Кроме того пленные показали, что по воздуху были переброшены три запасных батальона для пополнения 12,32,123 ПД, которые вели бои в районе Молвотиц.
3 марта 78 ОЛБ вошел в состав лыжной группы Бурыма. Задача батальона и группы формулировалась командованием 130 СД 3 марта следующим образом.
"Сводному лыжному отряду Бурыма /78 и 260 ОЛБ/ перерезать дорогу Молвотицы, Погорелицы, в районе Андреевское, Ст Новосел, обеспечивая  левый фланг дивизии."
4 марта 78 и 260 ОЛБ выполняли эту задачу.
11 марта взаимодействует с 86 СБР. 86 СБР занимает оборону с запада перед Антаново, Любно, Будьково, Дягилево. Приданные ей 78, 260 ОЛБ обороняются северо-западнее и юго-западнее Андреевское, штаб бригады Старое Гучево.
 
Положение частей 86 СБР 78 и 260 ОЛБ на 11.03.42

В дальнейшем в оперсводках положение частей формулировалось как "86 СБР, 78 и 260 ОЛБ на прежних рубежах".  
Тем не менее тишины на фронте не было. 

В документах СЗФ лаконично говорится, что "78 лб контратаковал до батальона 386 ПП в результате противник имел до 150 человек убитыми. Контратака лыжников во фланг и тыл атакующего противника была проведена блестяще". 
Что стоит за скупыми строками документа?Некоторые подробности этого боя помнят старожилы этих мест, в частности,  Белова А.П., бывшая жительница Ст.Новосёла. «Зимой 42г. в лесу  появилось много наших лыжников, несколько раз  разведка подходила к самой деревне, Наши  вели себя очень дерзко, перерезали дорогу Ст. Новосёл-Николаевское, разгромили обоз, из леса метко стреляли снайпера, может просто сибиряки-охотники, за Запрудой в районе х. Захаров соорудили блиндаж,.в котором топилась печь  на виду у немцев, те открывали миномётный огонь, но через некоторое время печь опять топилась, немцев это не устраивало, потом завязали бой и медленно отходили к лесу на левом берегу Полы, там оказалась засада, На выручку  своим немцы бросили много солдат, уходили из всех деревень, а назад никто не вернулся, Их из леса с фланга атаковали наши лыжники, Это была хитро спланированная и хорошо проведенная операция., Говорили ,что немцы очень сожалели, что русские их обманули, что одних пулеметов было захвачено около 15 штук, что за эту операцию наши должны быть отмечены наградами. Потом по лесу велся интенсивный арт. огонь, снаряды летели со стороны Маслова над нашими головами. Немцы были очень злые и вскоре жителей  нашей деревни , раньше других начали угонять в Германию. Да воронок там много, в т.ч. крупных бомбовых.»
Как видно из рассказа местных жителей разгром двух немецких отрядов был полный, 15 пулеметов как то очень даже укладываются в 150 убитых немцев из 386 ПП (немецкий стандарт 1 пулемет на 10 пехотинцев), понятно, что местным жителям немцы свои потери не плюсовали, и это данные только по одному из подразделений. В общем, резонанс от этой операции был сильный по обе стороны фронта.
Политсводка политотдела 86 Отдельной Стрелковой бригады за 13 марта 1942 года более подробна
"86-я Отдельная Стрелковая бригада продолжает занимать активную оборону, на занятых ею рубежах.
За истекшие сутки противник занимал перед нашим фронтом оборону, проявил особую активность против 78 и 260 лыжных батальонов, которые приданы нашей бригаде.
В ночь с 11 на 12-е марта противник силою до 3-х рот со стороны ю-з. Новосел и дер. Дубецкий Бор перешел в контратаку против 78 и 260 лыжных батальонов, имея, как видно, задачей окружение и уничтожение лыжных батальонов. Бой продолжался в течение 7 часов. Благодаря упорному сопротивлению, лыжные батальоны вышли из окружения и отбросили противника на исходное положение. При этом противник понес потери: убитыми и ранеными около 170 чел. Наши потери: 78 лыжного батальона -14 чел. и ранеными 14 чел., 260 лыжного батальона – убитыми 21 чел. и ранено 16 чел.
После боя лыжные батальоны заняли прежние районы обороны. На отдельных участках бригады велась редкая минометная и ружейно-пулеметная перестрелка. Противник продолжает работу по укреплению обороны.
"
О бое 12 марта 260 и 78 ОЛБ также известно из наградного на комвзвода Нилова А.В. Батальон перекрыл движение для противника на проселочной дороге Дубецкий Бор – Старый Новосел. Начав наступление, немцы к 9-00 окружили его. Бой шел весь день, батальон отразил несколько атак противника. Взвод находившийся в боевом охранении, смог скрытно пройти немцам в тыл и внезапным ударом разорвать кольцо окружения. Сам комвзвода Нилов А.В.  в бою лично уничтожил 10 немецких солдат, позже за этот бой был награжден орденом Красной Звезды. 
По всей видимости 260 ОЛБ оборонялся на дороге северо-западнее Андреевское, а 78 ОЛБ находился юго-западнее Андреевское. После начала атаки противника на лыжников 78 ОЛБ отразил все атаки противника и сам провел совместно со взводом Нилова контратаку. Взвод Нилова атаковал по всей видимости группу противника наступавшую из Дубецкий Бор, а 78 ОЛБ группу атаковавшую из Андреевское - Новый Новосел. В последующем батальоны разгромили группу противника шедшую на выручку своим.

Так стойкость и мужество бойцов 260 ОЛБ позволило 78 ОЛБ захлопнул ловушку и провел образцовую контратаку во фланг и тыл наступавшего противника. А в сводках тем временем говорилось - "78 и 260 ОЛБ на прежних позициях".
В 2017 году поисковики, в районе где шел бой, нашли останки 5 бойцов-лыжников (это определили по экпировке бойцов) из 78 или 260 ОЛБ, но к сожалению ни одного медальона у погибших не было.
Также вспоминают местные жители, и о разгроме немецкого обоза у х Захаров нашими лыжниками. 
В конце марта по данным противника находился юго-западнее Андреевское и имеет численность 90 человек, противником указывалось, что батальон сильно ослаблен боями  и отсутствием продовольствия, отмечалось, что батальон долго живет в лесу не заходя в населенные пункты.
На 01.04.1942г в составе оперативной группе генерала Ксенофонтова А.С.

По всей вероятности батальон вел боевые действия  в районе д Новосел. В немецких отчетах есть упоминание о 260 ОЛБ «4 вражеские разведгруппы попытались пройти в ночь на 1.4.42 примерно в юго-восточнее Николаевское с востока на запад через главную линию обороны и были остановлены. Днем вражеские разведгруппы подверглись обстрелу из тяжелых минометов севернее Новосел. 4 перебежчиков относились к 260 лыжному батальону
.» Судя по всему батальон так весь март и оставался в Великуша – Новосел - (на современных картах Никольское).
Действия разведгрупп 260 ОЛБ для противника были чувствительными ударами, несмотря на сглаженные формулировки немецких документов. Так 6 апреля разведгруппа 260 ОЛБ приблизилась к 2 ДЗОТам была обнаружена и противник попытался окружить ее. В резуьтате решительных действий разведчиков, оба ДЗОТа были взорваны, а группа немцев пытавшихся окружить группу сама была уничтожена. Разведчики, уничтожив более двадцати немцев, вернулись без потерь.  
Тем не менее к апрелю батальон стал малочисленный, нагрузка на бойцов росла непропорционально. Бойцам приходилось в любую погоду несли службу на постах и в дозорах, несмотря на погоду и снабжение. Наступила распутица, болотистая местность не способствовала снабжению, дорог почти не стало. Снабжения не было неделями, питание было крайне скудным - 400-500г сухарей, 100-200 г концентрата в день и иногда немного подсолнечного масла. На болотах окопы выкопать практически невозможно - 50 см и вода. Скудность питания, тяжело было обогреться и обсушиться, постоянное нахождение на боевых постах, требовало напряжения всех физических и духовных сил.  
В 7-00 14 апреля 1942 г. противник силою до 100 человек на левом фланге 260 лыжбата пытался охватить высоту 84.4, но своевременно был обнаружен и отражен нашим огнем. Во время боя красноармеец Гришин, который находился на правом крайнем фланге батальона, был ранен. Немцы пользуясь тем, что густой лес скрывал  Гришина от других бойцов батальона, пробрались к нему и начали тащить раненого  Гришина за собой. Гришин сопротивлялся. Как только немцы вышли на опушку леса и были замечены по приказанию комбата по ним и раненому красноармейцу Гришину, которого они насильно тащили за собой, был открыт ружейно-пулеметный огонь, но немцам все же удалось скрыться за скат высотки и утащить с собой раненого.
Всего за этот бой лыжбат, кроме Гришина, потерял одного убитого и одного пропавшего без вести.



Современная карта района боев батальона
Карта 1941г района боев батальона

На 01.05.1942г в составе 53А, образованной из войск  Южной группы 34А.
На 01.06.1942 в составе Действующей армии не значится.

Официально 260-й  отдельный лыжный батальон был расформирован 7 июня 1942г, уцелевшие лыжники были направлены на укомплектование 86 СБр.

Это неоконченная статья о боевом пути 260 отдельного лыжного батальона в последующем статья будет дополнена.










Протокол допроса бойца 3 роты 260 ОЛБ

Протокол допроса 3/260



Ableitung Ic

Div.Gef.St., am 26 Maers 1942



Подразделение Ic

Командный пункт штаба дивизии, 26 марта 1942



1 Пленный, захвачен 25 марта 1942 года у д.Дубецкий Бор


Показания: Пленник был призван из нп. Клюквино Красноярсокого края в ноябре 1941 в 289/учебный лыжный полк в Казани и в декабре после учебы переведен в 260-й лыжный батальон. Батальон доставлен на Северо-запад в начале февраля на ст. Осташково и 18 февраля прибыл в нп. Поленовщина. До середины марта пленник охранял в Поленовщине склад, в котором хранились сапоги, стальные шлемы, мины и боеприпасы 260-го лыжного батальона. Уже примерно 10 дней он находится снова при батальоне, который располагается в местности западнее нп. Новоселы.

В составе З роты в настоящее время 18 человек. Батальон сильно ослаблен предыдущими боями и в настоящее время в нем не более 90 человек. Командиром 3 роты назначен лейтенант Овсянников (lt Afsjannikoff).

Батальон полностью снабжен противогазами.

В батальоне произошло несколько самоубийств. Как причины пленник указывает недостаточный сон, слабое обмундирование, а также болезни от продолжительной жизни в лесу. Несколько бойцов в батальоне были расстреляны, за сон на посту. Пленный 25 марта принял участие в разведпоиске в составе группы из 25 человек,  целью которого было установление связи с воинской частью, которая должна была находиться на удалении 40 км.
 

Комментариев нет:

Отправить комментарий