Ярлыки

1 (36) 1 ударная армия (38) 10 армия (6) 11 армия (21) 13 армия (7) 14 армия (24) 16 армия (6) 19 армия (5) 2 ударная армия (42) 20 армия (7) 21 армия (2) 22 армия (5) 26 армия (11) 27 армия (4) 29 армия (2) 3 армия (23) 3 ударная армия (31) 30 армия (18) 31 армия (2) 32 армия (14) 33 армия (2) 34 армия (29) 38 армия (2) 39 армия (15) 4 армия (9) 4 ударная армия (27) 40 армия (6) 41 армия (1) 43 армия (13) 49 армия (5) 50 армия (6) 53 армия (11) 54 армия (12) 55 армия (2) 59 армия (8) 67 армия (2) 68 армия (7) 7 армия (8) 8 армия (3) 9 армия (1) Брянский фронт (27) Видео (16) Военные округа (6) Волховский фронт (56) Воронежский фронт (3) Западный фронт (67) Запасные лыжные части (78) Калининский фронт (91) Кандалакшская ОГ (5) Карельский фронт (49) Кемская ОГ (12) Книги (8) Ленинградский фронт (19) Лыжные батальоны (298) Лыжные бригады (66) Масельская ОГ (2) Медвежьегорская ОГ (3) Операции Красной Армии (20) Приказы (33) Северо-Западный фронт (98) Фото (22) Фотографии бойцов (32) Фотографии лыжников (7) Центральный фронт (9) Юго Западный Фронт (9) Южный фронт (3)

четверг, 27 июня 2013 г.

7 лыжная бригада Юго-Западного фронта



7 лыжная бригада Юго-Западного фронта

Лыжных бригад с номером 7 в РККА было три.
7 лыжная бригада Карельского фронта (1-е формирование ) Переименована из 1 лсбр 10.4.42, расформирована -13.5.42 Обращена на формирование 1 сбр
7 лыжная бригада Юго-Западного фронта (2-е формирование) сформирована согласно постановления  ГОКО №2219сс от 28 августа 1942 г.   в Казани на базе 20 запасной лыжно-стрелковой бригады в действующей армии с 30.1.43, расформирована -12.3.43.
7 лыжная бригада 19 армии (3-е формирование) сформирована 27.2.44 Переименована в 30 лбр -8.3.44
7 лыжная бригада Юго-Западного фронта сформирована согласно постановления  ГОКО №2219сс от 28 августа 1942 г.   в Казани на базе 20 запасной лыжно-стрелковой бригады в действующей армии с 30.1.43, расформирована -12.3.43. Командир бригады подполковник Куликов Павел Григорьевич. военком бригады политрук майор Клушин Алексей Александрович
Костяк бригады составили моряки Тихоокеанского флота, прибывшие из Владивостока. Среди них были береговые артиллеристы, курсанты школ связи и других учебных отрядов. В период формирования 7 бригада дислоцировалась в Казани в лагере Большие Дербышки.
Из Казани бригаду отправили на Юго-западный фронт, 19-25 января 1943г, где она 30 января 1943 года выгрузилась в Калаче-на-Дону.  Бригада участвовала в Ворошиловградской наступательной операции и входила во фронтовую подвижную группу генерал-лейтенанта М.М.Попова.
Бригада совместно с 3-м танковым корпусом 7 февраля вошла в Краматорск (по другим данным 5 февраля), и совместными усилиями отразила  попытки противника взять Краматорск.
Утром 10 февраля Попов приказал командиру 4 гв. тк с приданными 9 тбр и 7 олбр овладеть Красноармейским и организовать круговую оборону на путях отхода противника. После овладения Красноармейским один лыжный батальон должен был внезапным налётом овладеть станцией Волноваха, разрушить технические
сооружения и вывести станцию из эксплуатации на срок 10-15 суток.
Выполняя приказ М.М. Попова бригада совместно с 9 гв тбр в ночь на 11 февраля выступили по маршруту Краматорск— Красноармейский Рудник — Красноармейск и 15 февраля(по другим данным 11 февраля), вошла  в город Красноармейск на выручку 4-го гвардейского танкового корпуса который в ночь с 10 на  11 февраля совершив стремительный бросок в немецкий тыл от Краматорска к Гришино  за 6 часов соединения корпуса прошли до 85 км и занял Красноармейск перерезав последнюю крупную железную дорогу питавшую немецкие войска на Северном Кавказе, Нижнем Дону, и в Донбассе, а также в городе находились крупные склады группы армий.  Для немцев потеря Красноармейска имела крайне негативные последствия, лишенные нормального снабжения, немцы уже 14 февраля оставляют Ростов, Новочеркасск, Ворошиловград, оставляют рубеж нижнего течения Дона и отходят на рубеж Реки Миус. Э. фон Манштейн писал об этом эпизоде: «В районе Гришино противник … перерезал главную коммуникацию группы, ведущую из Днепропетровска на Красноармейское. Оставалась только дорога через Запорожье. Но её пропускная способность была ограничена, так как не был ещё восстановлен большой мост через Днепр у Запорожья. …Снабжение фронта, особенно горючим, стояло, таким образом, под угрозой срыва» Для предотвращения полного уничтожения, немцы бросили против Красноармейска самые боеспособные танковые части, нацелили крупные силы авиации, все это предопределило крайне ожесточенный характер боев по сути дела во вражеском тылу.
Разбег в датах прибытия лыжной бригады в Красноармейское - 11 и 15 февраля в разных источниках объяснить трудно. Можно предположить, что часть лыжной бригады, вполне возможно один лыжный батальон, предназначавшийся для захвата ст Волноваха, прибыл  на автомашинах совместно с частями 4 гв тк. Остальные части лыжной бригады вполне возможно двигались во втором эшелоне совместно с 9 гв тбр. Прибыв во второй половине 13 февраля к  Доброполью и 15 февраля в сам город.
На это предположение наталкивает как сам приказ М.М. Попова. От Красноармейска до ст. Волховаха, необходимо было преодолеть еще километров 100 по прямой, логично было совершить рейд как можно быстрее, пока противник не стянул силы да и лишний батальон пехоты во вражеском тылу лишним не бывает.
Кроме того есть воспоминания местного жителя, который вернулся в Красноармейск после завершения боев, что много погибших лыжников было при въезде в город. Было видно, что лыжники прибыли в город на автомашинах, и колона попала под пулеметный огонь власовцев засевших на заводе.
О рейде лыжного батальона на ст. Волховаха, ничего не известно, можно предположить, что он не состоялся.
13 февраля командир 7 олбр получил приказ от командира 4 гв. тк генерал-майора Полубоярова сосредоточиться в районе пунктов: Ленинский, Васильевка, Ново-Александровский, Доброполье и во второй половине дня 14 февраля при поддержке 11 и 9 тбр наступать на Гришино. При этом Полубояров приказал проводить тщательную маскировку войск в районах сосредоточения, т.к. авиация противника интенсивно бомбила изготовившиеся к наступлению войска. Однако противник нарушил планы командира корпуса и, перебросив подкрепление на 60 машинах в Гришино, повёл наступление пехотой и танками на Красноармейское. В результате штаб корпуса, размещённый в Доброполье, оказался в окружении. Лыжная бригада при поддержке танков в 14.00 14 февраля двумя лыжными батальонами деблокировала штаб корпуса, после чего штаб был переведён в Мотяшово.
Бригада, потеснив противника в районе Гришино, восстановила стык со 183-й танковой бригадой в районе Доброполья, а также подвоз горючего с боеприпасами в полуокруженный город Красноармейское.

 Далее судьба бригады была неразрывно связана с частями, воевавшими в районе Красноармейска. К тому же по некоторым данным бригада была по батальонно придана танковым бригадам. Такой шаг был полностью оправдан - лыжная бригада это мобильная пехота с легким вооружением и крайне слабыми противотанковыми средствами, она в одиночку  попросту не смогла бы сопротивляться танковым дивизиям противника. Распределеная побатальоно бригада усиливала танковые бригады, а танковые бригады, в свою очередь обеспечивали противотанковую оборону лыжников.   Уже  16 февраля оборона кантемировцев на флангах была прорвана, город обойдён противником с востока и запада. Мотодивизия СС «Викинг» обошла Красноармейское с востока и осуществила мощную контратаку со стороны железной дороги Красноармейское – Доброполье. Противник также контратаковал с северо-запада. 4-й гвардейский танковый корпус в Красноармейском оказался практически окружённым. Тем временем, 16 февраля противник подтянул в район Красноармейска основные силы дивизии СС «Викинг» и 40-го танкового корпуса 1-й танковой армии Э. фон Маккензена. По приказу П.П.Полубоярова был сформирован отряд из 600 местных жителей, вооружённый трофейным оружием, что на короткое время позволило стабилизировать ситуацию с обороной узла.
События в районе Красноармейского вызвали мгновенную реакцию в штабе Юго-Западного фронта. Н.Ф.Ватутин приказал командованию 4-го гвардейского и 10-го танкового корпусов перейти в наступление, окружить и уничтожить группировку противника в Красноармейском. Командир 3-го танкового корпуса М.Д.Синенко получил приказ выдвинуться в направлении Красноармейского и сосредоточиться к 20 февраля в районе Удачной. Во исполнение приказа, 18 февраля, была создана сводная ударная группа Андрющенко, в составе 9-й гвардейской, 11-й и 183-й танковых, 11-й мотострелковой, 7-й лыжно-стрелковой, а также батареи истребительно-противотанкового артиллерийского полка. К вечеру группа заняла позиции для последующего наступления к северу и северо-востоку от Красноармейского.
В районе Красноармейского ударная группа Андрющенко атаковала 7-ю танковую дивизию и мотодивизию СС «Викинг» в ночь на 19 февраля с целью возвращения города под контроль советских войск. Одновременно в наступление перешла 12-я гвардейская танковая бригада. Были взяты территория депо, кирпичного завода и школы на северо-западной окраине города. В результате решительной атаки, позиции 4-го гвардейского танкового корпуса в Красноармейском были частично восстановлены: танки группы Андрющенко заняли северную часть города, взяв под обстрел железную дорогу Днепропетровск – Сталино и станцию. Остатки 12-й гвардейской танковой бригады вошли в состав группы Андрющенко.
Противник, между тем, сомкнул фланги 7-й танковой дивизии с востока, а 333-й пехотной дивизии и мотодивизии СС «Викинг» с запада, и окружил поредевшие части 4-го гвардейского и 10-го танковых корпусов в районе Красноармейского. Усиливая натиск на группу Андрющенко, противник вытеснил её из территории, южнее железнодорожных путей.
Командующий фронтовой подвижной группой М.М.Попов стал оценивать положение своих частей (17 танков) в Красноармейском как опасное, предлагая отвести танковые части в район Степановки, где уже вторые сутки шли ожесточённые бои между частями немецкой 11-й танковой дивизии и 186-й танковой бригадой 10-го танкового корпуса.
Н.Ф.Ватутин отклонил предложение М.М.Попова об отступлении советских войск из Красноармейского, т.к. до сих пор полагал, что противник, прикрываясь серией контрударов, отступает за Днепр. Приказ о наступлении группы Попова на Сталино снова был подтверждён. Для усиления группировки в районе Доброполья, Красноармейского, сюда были направлены 3-й танковый корпус, сдавший свои позиции 57-й гвардейской стрелковой дивизии, а также 5-я и 10-я лыжно-стрелковые бригады. Передовая 103-я танковая бригада 3-го танкового корпуса 19 февраля на пути к Красноармейскому была остановлена боегруппой 11-й танковой дивизии противника в районе Сергеевки.
К 19 февраля противник закончил перегруппировку и сосредоточение четырёх дивизий 40-го танкового корпуса в районе Красноармейского. В каждой из дивизий имелось по 70-80 танков и штурмовых орудий. Против фронтовой подвижной группы действовали немецкие 6-я, 7-я, 11-я танковые, 76-я, 333-я пехотные дивизии и мотодивизия СС «Викинг». Противник превосходил части группы Андрющенко, удерживающей Красноармейское, в 5-7 раз по технике и в 10 раз в живой силе.
По состоянию на 19 февраля в бригаде оставалось всего 200 активных штыков.
19 февраля была предпринята попытка выбить противника из города , но как и следовало ожидать, части 4-го гвардейского и 10-го танковых корпусов, лыжной бригады  в Красноармейском были расчленены и частично выбиты из Красноармейского превосходящими силами противника.  В Новотроицком 19 февраля погиб  батальон отступающей 7-й отдельной лыжно-стрелковой бригады. Есть версия, что местные полицаи специально направили батальон в село занятое противником, одновремено предупредив немцев о подходе батальона, противник подготовил засаду, дал батальону втянуться в село, в  завязавшемся бою батальон полностью погиб. К сожалению такие истории для лыжников были не редкостью, на всех фронтах, идя впереди остальных частей, лыжники часто встречали предателей, которые наводили небольшие группы и целые подразделения в засады, в таких случаях бои часто заканчивались полной гибелью наших бойцов. В северной части Красноармейского оставалась небольшая группа советских танков, называемая в советских источниках также группой Андрющенко, на которую усилила нажим 333-я пехотная дивизия противника.
20 февраля противник нанёс по корпусам группы Попова удары с запада, юга и востока. Была выбита из Красноармейского группа войск, занимающих восточную окраину города. Красноармейск был окончательно потерян. В городе остались только изолированные очаги сопротивления. В ночь на 23 февраля группа 4-го гвардейского (70 человек) и 10-го танковых корпусов, блокированная 20 февраля в Красноармейском, начала отступление в северном направлении. Накануне было получено разрешение М.М.Попова на отход из Красноармейского. В 2:00 были отбиты две атаки противника со стороны Молодецкого. Комбриг Андрющенко искусным манёвром смог отвести группу из-под удара и прорваться на север.
Утром группа была разделена на два отряда, отступающие по параллельным маршрутам. Колонна, возглавляемая лично Андрющенко, под прикрытием арьергарда из 2 танков, начала отход по маршруту Молодецкий, Доброполье, Степановка, Барвенково. Путь от х. Белицкое до правого берега р. Бык представлял из себя арену сплошных сдерживающих и арьергардных боёв с участием местных патриотов и подпольщиков. Особенно ожесточёнными были бои в районе п. Красноармейский рудник и р. Бык, откуда накануне отступили остатки 18-го танкового корпуса. Под прикрытием народного ополчения, остатки группы Попова оторвались от преследования противника. Из воспоминаний Погодаева А.Г. можно сделать вывод, что он тоже был в группе Андрющенко отошедшей из Красноармейска.
В с  Красный Лиман Красноармейского района расположена братская могила, где захоронены 65 бойцов и командиров Красной Армии, вреди них и два  командира 7 ОЛБР -
майор Клушин А.А., младший лейтенант Сысоев М.Т, а так же бойцы 9 гв тбр.
 По всей видимости через Красный Лиман шла вторая колона прорвавшихся из Красноармейска войск.
Большинство участников лыжного рейда геройски погибли, немцы, особенно из дивизии СС «Викинг», пленных старались не брать.  Потери были очень велики.
Не зная, где наши, где немцы, остатки бригады мелкими группами  стали выходить из окружения в направлении Славянска Донецкой области, часть лыжников вышла из окружения совместно с танкистами  в направлении Барвенково. Бригада упоминается среди частей ведущих пой под Барвенково. Часть бойцов-лыжников осталась на занятой противником территории до окончательного освобождения Донбасса. Знамя бригады было утеряно. Штаб вероятнее всего был разгромлен (даже в ОБД Мемориал данных о потерях 7 ОЛБр практически отсутствуют, имеются данные на 20 человек практически все пропавшие без вести).  12 марта 1943 года бригада была официально расформирована. Выжившие лыжники были влиты в части 1-й гвардейской армии, в 38 гв СД.
Из воспоминаний Соловьева Сергея Андреевича «На войне было всякое, не только победы. Свой первый период войны я служил в 7 й отдельной лыжной бригаде, которая готовилась для выполнения боевых операций в тылу противника.
Личный состав бригады был составлен из моряков с разных флотов. Все были поставлены на лыжи, тащили на лямках волокуши с боеприпасами и другим имуществом, имелась большая рота подвоза на лошадях. Артиллерия состояла из отдельного противотанкового истребительного дивизиона 45 мм пушек. Нас вооружили автоматами, кинжалами, одели в полушубки и валенки. Отдельная армейская группа из лыжных бригад и танковых корпусов под командованием генерал-лейтенанта Попова представляла мощную мобильную силу.
Во второй половине зимы 1943 года наша бригада выгрузилась из вагонов на станции Калач на Дону. Немецкие войска спешно отступали без больших боев, и мы едва поспевали за ними. Наша мощная сила оторвалась от станций снабжения на 150-200 километров. С воздуха нам начали перебрасывать боеприпасы и горючее на "дугласах", но часть сброшенного груза терялась, разбивалась и доставлялась не по назначению.
Начиналась весна, снег стал таять. Автомобили застревали, ломались, лошадей стало нечем кормить, да и самим все больше не хватало продовольствия. Деревни на пути встречались сожженными дотла. Немцы перешли к активным действиям и стали окружать вырвавшуюся вперед нашу группу. Бои принимали все более ожесточенный характер. Немецкие танки давили наши части, а нам отбиваться скоро стало нечем. В наших прекрасных шубах было жарко, а валенки намокли, мы в них топали по грязи и мокрому снегу. Лыжи и волокуши мы побросали, частично сожгли. Наша сильно разбитая, растерявшаяся в разных местах бригада потеряла управление. Не зная, где наши, где немцы, мы малыми группами начали выходить в направлении Славянска. Я как-то придерживался капитана Талызина, командира роты ПТР (противотанковых ружей). Его бойцы побросали свои противотанковые ружья и держались около наших повозок, на которых мы везли раненых, сбросив бесполезные мины и револьверные патроны. Некормленые лошади постепенно падали, мы их пристреливали и питались их мясом. Кругом гремели бои. Днем над нами почти постоянно кружили "юнкерсы", сбрасывая мелкие бомбы и расстреливая из пулеметов скопления людей. Ночью кругом вспыхивали немецкие осветительные ракеты. Нас, постоянно мокрых в наших шубах и валенках, непрерывно знобило от физического истощения. Капитан где-то достал початки сухой кукурузы, которые мы грызли на ходу. А как тяжко было видеть батареи наших пушек, стоящих на огневых позициях и покинутых расчетами. Проблуждав так в страхе и отчаянии несколько суток, мы вышли к реке Оскол, на которой лед вздулся, поверх шла вода. Кое-как, проваливаясь и вытаскивая друг друга, мы ночью перешли реку и оказались у своих.
Нам сказали, что 7-я и 10-я отдельные лыжные бригады потеряли свои знамена, и люди пошли на пополнение 1-й гвардейской армии. Радостно было встретить многих знакомых, переодеться в шинели, переобуться в ботинки с обмотками и заняться истреблением вшей, которые сплошь нас облепили. В своем вещмешке я принес секретные материалы о вооружении нашей 7 й бригады, выбросив свои личные вещи. Сдаю документы в КРО (контрразведывательный отдел) "СМЕРШ (смерть шпионам)" запасного полка, а они смеются - бригада потеряла знамя и неизвестно, где командование, а добросовестному дураку не во что будет переодеться...
Но каждый по-своему видит свой долг, как на войне, так и в мирной жизни. И я ни о чем не жалею.
»
Из воспоминаний Погодаева Александра Гавриловича  (зам командира минометного батальона 7 ОЛБр). Во время наступления на закрепившегося в тоннельных печах динасового завода  фашистов погиб командир батальона майор Павел Данько  и Погодаев принял командование батальоном на себя. Вскоре на рассвете 23 февраля был тяжело ранен и контужен. «Ночью большая группа лыжников, танкистов и мотострелков более 320 человек, многие из которых были ранены, вырвались из окруженного города и устремились к Северскому Донцу, где проходила тогда линия фронта.
Противник непрерывно нас преследовал, а рана у меня воспалилась, поэтому меня оставили  в одном из домов села Золотой Колодезь, вместе со мной осталась бригадный врач Зоя Манзенко. Крестьяне спрятали и выходили нас, после освобождения Донбасса я снова воевал
Из воспоминаний жителя Кучеров Яр Добропольского района  Анатолия Михайловича Кузнецова (15 лет  на момент происходящих событий). Парнишка  проводил красноармейцев по глубокому снегу к селу Грузкому где в камышах было назначено место сбора, а затем один возвращался домой «Так повторялось несколько раз. Мама плакала и не хотела отпускать меня, но офицер сказал ей - надо, мать, ведь людей спасает. Снова собралось человек тридцать-сорок, вырвавшихся их окружения, снова их всех накормили и я повел их дальше
В мемуарах подпольщика Мезенцева Б. описаны гибель в с Павловка, она же в простонародье Первомайка или колхоз "1 Мая" группы окруженцев из состава 7 ОЛБР, во главе с начальником штаба 7 ОЛБр майором Ключаровым. Окруженцы пришли в деревню, имея раненых и не могли быстро  двигаться дальше, где подпольщики оказали им помощь, но внезапно прибывший отряд немцев начал прочесывать село, четверо не успевших укрыться бойцов и командиров погибла. Окруженцев, которых удалось надежно спрятать подпольщикам, удалось спастись и продолжить борьбу в немецком тылу. Найденая у майора печать бригады впоследствии была передана нашим частям.
Четверо погибших лыжников -майор Ключаров, капитан Клейман, красноармеец Малков Спартак и неизвестный лыжник, были захоронены на местном кладбище, а после войны перезахоронены в с Артемовка, но при перезахоронении фамилии были искажены.
Вероятно, некоторые лыжники не смогли пробиться из окружения и вели борьбу с противником в его тылу. Так, один из немецких солдат, служивших весной-летом 1943 г в Донбассе вспоминал что по ночам "русские солдаты" нападали на них. Он называл их именно солдатами, а не партизанами, указывая, что они были крайне ослабленны от голода - после нападения на немцев одна из таких групп, смогла укрыться в своем укрытии, но больше ничего сделать не смогли, у них не осталось сил двигаться. Точной привязки к местности он не оставил, но по всей видимости  это были солдаты попавшие в окружение в феврале 1943г и не смогшие выйти к своим. 

Карта боев под г. Красноармейск февраль 1943г.

К 25 февраля войска Юго-Западного фронта отступили на рубеж Охочае, Сахновщина, Лозовая, Барвенково, Краматорск, Лисичанск, Славяносербск, Лутугино, Боково-Антрацит. Командующий Юго-Западным фронтом Н.Ф.Ватутин осознал перспективы надвигающейся катастрофы и приказал расформировать подвижную группу Попова, переподчинив её подразделения 1-й гвардейской армии В.И.Кузнецова, оборонявшей район Барвенково. Остатки 12-й гвардейской танковой и 3-й гвардейской мотострелковой бригад, ушедшие из Красноармейского в ночь на 25 февраля, вышли в расположение 1-й гвардейской армии в районе Прелестного. К исходу дня подопечные Андрющенко достигли Красного Лимана, пройдя за 3 дня около 90 км. Здесь находились тыловые части и 178-я танковая бригада 10-го танкового корпуса. Остальным окружённым частям 6-й и 1-й гвардейской армий было приказано идти на прорыв в северном и восточном направлениях.

12 марта 1943г. 7 отдельная лыжная бригада была официально расформирована, оставшийся в живых личный состав был направлен на пополнение частей 1 гвардейской армии. Часть состава 7-й, 10-й и 5-й лыжных бригад были влиты в 38 Гв СД.
К сожалению все, что происходило в районе Красноармейского освещено довольно слабо, даже местные историки приводят иногда противоречивые факты. Вообще неудачный ход операций под Харьковом и в Донбассе зимой-весной 1943 г. не благоприятствует освещению происходивших событий. В условиях окружения и ожесточенных боев было не до составления документации, многие документы были потеряны при выходе из окружения.
7 ОЛБР оказалась в ключевой точке войны, понесла огромные потери, но выполнила свой воинский долг до конца и осталась в тени танковых корпусов.  Поэтому статья в последующем будет дополняться.

Карта боев под г. Красноармейск февраль 1943г.


Комментариев нет:

Отправить комментарий