Ярлыки

1 (28) 1 ударная армия (38) 10 армия (7) 11 армия (21) 13 армия (7) 14 армия (24) 16 армия (7) 19 армия (5) 2 ударная армия (42) 20 армия (7) 21 армия (3) 22 армия (5) 26 армия (11) 27 армия (4) 29 армия (3) 3 армия (23) 3 ударная армия (31) 30 армия (19) 31 армия (2) 32 армия (14) 33 армия (3) 34 армия (29) 38 армия (2) 39 армия (15) 4 армия (9) 4 ударная армия (27) 40 армия (6) 41 армия (1) 43 армия (13) 49 армия (6) 50 армия (6) 53 армия (11) 54 армия (12) 55 армия (2) 59 армия (8) 67 армия (2) 68 армия (7) 7 армия (8) 8 армия (3) 9 армия (1) Брянский фронт (27) Видео (16) Военные округа (6) Волховский фронт (56) Воронежский фронт (3) Западный фронт (69) Запасные лыжные части (78) Калининский фронт (90) Кандалакшская ОГ (5) Карельский фронт (49) Кемская ОГ (12) Книги (9) Ленинградский фронт (19) Лыжные батальоны (300) Лыжные бригады (68) Масельская ОГ (2) Медвежьегорская ОГ (3) Операции Красной Армии (20) Приказы (37) Северо-Западный фронт (99) Фото (23) Фотографии бойцов (32) Фотографии лыжников (7) Центральный фронт (9) Юго Западный Фронт (10) Южный фронт (4)

четверг, 27 июня 2013 г.

71 отдельный лыжный батальон 11 армии



71 отдельный лыжный батальон 11 армии
71 отдельный лыжный батальон 11 армии. В действующей армии с 7 января 1942г. по 4 февраля 1942г.  на Северо-Западном фронте  в составе 11-й армии, участвовал в Старорусской  и Демянской операции с 7 января 1942г. по 4 февраля 1942г. Повторно сформирован 9 февраля из маршевых лыжных рот и до 22 мая 1942г. принимал участие в боях на Северо-Западном Фронте.

Батальон сформирован в МВО в г. Горький в 258 ЗЛП 1 ЗЛБР в декабре 1941г. Костяк батальона составили комсомольцы Подмосковья, Ярославльской, Горьковской и других областей. Командовал батальоном капитан Сизов Александр Сергеевич. Комбат уже имел боевой опыт - воевал в Финскую кампанию.
По приказу Ставки от 19 декабря 1941 г. начали передислокацию на фронт из г. Горький.
"Ставка Верховного Главнокомандования приказала:
1.  Направить 66, 67, 68, 69, 70 и 71-й лыжные батальоны железной дорогой в распоряжение ком. войсками Северо-Зап. фронта. Погрузка — ст. Горький, с 20.00 19.12.1941 г., выгрузка—ст. Крюково, откуда по указанию представителя Генерального штаба походным порядком до ст. Кулицкая и далее по ж. д. до ст. Осташков.
2. Батальоны отправить с имеющимся вооружением, снаряжением, имуществом. Довооружение будет произведено в Москве (Красная Пресня).
Заявки соответствующим центральным управлениям НКО на недостающее представить шифром 20.12.1941 г. по каждому батальону в отдельности.
3.  Отправляемых снабдить: боеприпасами — 1,5 боекомплекта, горючим — 2 заправки, продовольствием — на путь следования 2 суток, кроме того, 3-суточным выгрузочным запасом.
4. Комвойсками Сев.-Западного фронта организовать встречу, прием батальонов в Осташкове и дальнейшее направление в пункты сосредоточения.
5. Получение подтвердить. Отправление, прибытие батальонов донести в Генштаб.
По поручению Ставки Верховного Главнокомандования Начальник Генерального штаба Б. ШАПОШНИКОВ"
ЦАМО. Ф. 48а Оп. 3408. Д. 5. Л. 194.
71 ОЛБ был одним из шести лыжбатов из Горьковский области, переданых Северо-Западному фронту. 71 ОЛБ выдвигался к Старой Руссе от Москвы на лыжах.
Из воспоминаний Ивана Андреевича Абрамова
"В городе Горьком идет активная подготовка свежих частей и соединений Красной Армии. Наш  258 - й   лыжный  стрелковый полк (комсомольцы-добровольцы, учащаяся молодежь) после усиленной боевой подготовки выступил на фронт.
Шли черев Москву с боевой выкладкой, в белых маскхалатах с лыжами. Всем не терпится на фронт. ... Столица несколько дней назад отбросила врага от своих стен, ночью казалась безлюдной. Встречались редкие прохожие да патрули. Дома и улицы были полностью затемнены. Машины тоже фары не включали. Высоко над городом плавали аэростаты заграждения, еле заметные в мутном небе. То тут, то там били зенитки по отдельным прорвавшимся к городу самолетам врага.
Чем ближе к окраине, тем больше признаков фронтового города. Некоторые дома разрушены; кое-где на улицах баррикады. Окна нижних этажей зданий заложены мешками с песком. На многих улицах не убраны, лишь раздвинуты заградительные ежи. Двигаемся по только что освобожденной территории Подмосковья походным порядком по 30 - 40 километров в сутки вдоль шоссе Москва -Волоколамск (Клин - Калинин). Кругом пожарище, разрушения, смерть, запустение. Но не редко встречаются и радостные картины: кладбища разбитой, завязшей в снегах фашистской техники, да кое-где торчат из-под снега трупы врагов. В небе разбойничала фашистская авиация. Появились первые потери от немцев и в нашем полку. Они переживались особенно тяжело, видимо потому, что первые и, по существу, еще не на фронте."


Согласно боевого состава Советской Армии на 1 января 1942 г. 71 ОЛБ числился в резерве Ставки ВГК.
6-7 января батальон готовился к боям, сделав упор на подготовку к использованию и владение автоматическим оружием. Занятия проводились по приказу командования армии и 182 СД.
С началом операции Северо-Западного Фронта в районе г. Старой Руссы 7 января батальон придан 140 СП 182 СД для взятия с. Взвад.
Староруская операция 07.01.1942 - 18.01.1942

«В ночь с 7 на 8.01.42г. 140 СП  (182 сд) с 71 ОЛБ находился в подчинении Штарма 11 и имел задачу захватить с. Взвад. Марш проходил в исключительно трудных условиях, части прокладывали колонные пути по глубокому снегу.»
При планировании операции в конце декабря 1941 г. штаб 11 армии предполагал «В р-не   Взвад  до 200 чел. пр-ка с двумя пушками.» Поэтому выделенных сил при внезапности нападения было вполне достаточно, а расчет строился именно на внезапность.
С советской стороны описания боев за с. Взвад 8 января пока не найдено.
Немецкий взгляд на бои в районе с. Взвад выглядят таким образом. «В начале января советские войска пошли на прорыв к югу от озера Ильмень, где занимала позиции 290-я пехотная дивизия из Северной Германии.
Виктор Николаевич - опытный рыбак с озера Ильмень - носил козлиную бородку и прозывался среди сельчан Советчиком. Он возглавлял собранный во Взваде для борьбы с партизанами отряд численностью в восемьдесят человек. В начале сентября 1941 г. в село пришли немцы - 290-й истребительно-противотанковый дивизион во главе с подполковником Иффляндом. Они обосновались в самой северной точке стратегически важного перешейка между озерами Селигер и Ильмень. В этой точке кончалась единственная дорога, ведущая из Старой Руссы через 15 км лугов, лесов и болот к озеру и к устью Ловати.
Таким образом, рыбацкое село Взвад являлось опорным пунктом на фланге 290-й пехотной дивизии, крепостью при дороге и оконечностью фронта, протянувшегося между озерами Селигер и Ильмень. Осенью артиллеристы ушли. Какой смысл охранять болота и топи? Но ближе к концу декабря части дивизиона вернулись.
Крупный прорыв советских войск в направлении транспортного узла г. Старая Русса представлял бы смертельную угрозу двум корпусам на рубеже между озерами Ильмень и Селигер. Русские уже пытались - и нередко удачно посеять сумятицу на всем участке немецкого фронта путем захвата тыловых баз снабжения. 6 января 1942 г. столбик термометра опускался до 41 градуса ниже нуля. Толщина льда на озере и прочих водных преградах достигала 60-70 сантиметров. Глубина снега больше полуметра. Немецкие патрули постоянно прочесывали местность в поисках следов, но ничего не обнаруживали.
Вскоре после полудня Советчик пришел к капитану Прёлю - командиру стоявшей во Взваде истребительно-противотанковой части и представителю подполковника Иффлянда.
– В селе поговаривают, что битва за освобождение Старой Руссы начнется сегодня, в православное Рождество, - сказал Советчик.
Он немедленно выслал два дозора на лыжах. Возвратившись через два часа, первый доложил:
– Многочисленные следы лыж на берегу Ловати.
Второй дозор привел трех "языков" - двух советских пехотинцев и подозрительное гражданское лицо.
Пленных допрашивали с переводчиком. Гражданский уверял, что он рыбак из ближайшей деревни. Он говорил, что два солдата заставили его показать им дорогу к Взваду. Однако коротко остриженная голова выдавала в нем солдата, возможно выполнявшего разведывательное задание. Капитан Прёль велел запереть его в бане.
На допросе двух других пленных, одетых в военную форму, выяснились интересные подробности. Оба служили в советском 71-м  лыжном   батальоне . Они показали, что батальон их только недавно перебросили на фронт и что он был укомплектован снегоочистителями и аэросанями. Они пожаловались на то, что их плохо кормили. Вместо продовольствия на передовую присылали вооружение и боеприпасы.
Когда переводчик спросил, что им известно о возможном наступлении, пленные на какой-то момент заколебались, но потом сказали:
– Да, говорят, что шар полетит завтра.
Утром 7 января  градусник за окном избы Советчика показывал 45 градусов ниже нуля.
В сумерках послышался гул авиационных двигателей. Замигал маяк в Железно, служа, вне сомнения, ориентиром для советского самолета. Как ни странно, нигде ни одна машина не приближалась к линии фронта. Никто не стрелял. Пушки молчали.
В 21.20 зазвонил телефон. Лейтенант Рихтер доложил с опорного пункта "Хохштанд-5" в трех километрах к юго-востоку от Взвада:
– Движение крупных частей неприятеля. Противник на аэросанях и на лыжах обходит нас.
С наблюдательного пункта, устроенного на колокольне церкви во Взваде, примчался связной:
– С юго-востока приближаются колонны техники; идут с включенными фарами.
Тут же в путь отправились два дозора. Вскоре один за другим явились связные:
– Противник овладел местностью в районе "Хохштанд-5".
– Лыжники противника около деревушки Подборовка - то есть к юго-западу от Взвада, на дороге к Старой Руссе. Они обеспечивают прикрытие снежным плугам, используемым на расчистке дорог.
Что это могло быть? Советские войска тихо, с большой осторожностью устремились вперед и прошли сквозь немецкий фронт, представлявший собой прерывистую линию отдельных опорных пунктов. Они пошли в наступление без артиллерийской подготовки.
В 03.00 русские атаковали немецкий опорный пункт. Телефонная связь с дивизией оборвалась.
Но и без приказов сверху капитан Прёль отлично знал, что Взвад нужно удержать и использовать как "волнолом". Тем временем 6-я рота 1-го полка связи Люфтваффе, части 38-го мотоциклетного батальона из состава 18-й моторизованной дивизии и 2-я рота 615-го батальона местной обороны вошли во Взвад, чтобы не быть раздавленными русскими лавинами. В результате под командованием у Прёля собралось 543 человека.» (вполне возможно без учета местной полиции - еще 80 человек).
«Эти 543 человека обороняли изолированный опорный пункт на берегу озера Ильмень, расположенный на переднем крае немецкого фронта, в течение тринадцати дней - неприступный островок в море неприятельского наступления.
Русские делали все, чтобы стереть с лица земли Взвад - опорный пункт на дороге. Они бросали в бой батальоны лыжников. Поливали немцев огнем из "сталинских органов". Вызывали истребители-бомбардировщики. В конце концов они пустили танки. Но Взвад держался.
Боевой журнал и радиосообщения, посылаемые из Взвада в штаб 18-й моторизованной дивизии в г. Старая Русса, в оперативное подчинение которой Прёля перевели после потери связи с 290-й пехотной дивизией, глубоко трогают скупыми, без прикрас отчетами о фактических событиях, происходивших в районе боевых действий.
12 января. Бесконечный обстрел вражеской артиллерии. Немецкий самолет сбросил боеприпасы. Вместо фугасных, там оказались совершенно бесполезные зенитные снаряды. В другом контейнере был Рыцарский крест для капитана Прёля. Кроме того, по рации из штаба дивизии сообщили о награждении военнослужащих группы пятью Железными крестами 1-го класса и 20 Железными крестами 2-го класса.
К 16.40 стали подходить к концу боеприпасы и перевязочные материалы. В дивизию ушло срочное сообщение с просьбой прислать необходимое, сбросив все это с большей высоты, поскольку накануне четыре контейнера с боеприпасами взорвались при ударе о землю.
В 19.00 Прёль настоятельно повторил требование о присылке боеприпасов и продовольствия. Солдаты прирезали покалеченных лошадей - в результате мяса хватило на сутки. Но не было ни картошки, ни хлеба.
К 20.00 пятеро военнослужащих погибли и тридцать два получили ранения.
14 января. Командир советского 140-го стрелкового полка прислал всадника с белым флагом. Требовал капитуляции. Всадника отправили обратно, дав залп из противотанковых и пехотных орудий по Подборовке, где дислоцировался штаб полка.
Ночью противник бросил в бой танки. T-26 прорвался и остановился прямо перед КП Прёля. Внутри командного пункта все спокойно ждали, откроют русские люк или нет. Не открыли. Немцы бросили в танк подрывные заряды и гранаты. Гром взрывов танкистам не понравился. Машина стала отходить к южной окраине села. Тут-то ее и поджидала противотанковая пушка унтер-офицера Шлюнца. Он дважды скомандовал "Огонь!". Оба снаряда попали в цель. Танк загорелся.
Прилетел "Физелер Шторх". Он привез врача, доктора Гюнтера, и медикаменты. Прёлю сообщали, что Гитлер лично одобрил действия группы, и одновременно ставили в известность о невозможности деблокирования. Прёлю разрешалось оставить Взвад в том случае, если гарнизону будет угрожать уничтожение.
И тут в минуту сомнения пришло сообщение из 18-й моторизованной дивизии:
– Несмотря на то что Старая Русса окружена, ее защитники продолжают держаться.
Прёль понял, что островные крепости связывают силы неприятеля, не позволяя ему развивать наступление. Взвад тоже будет держаться.
18 января - одиннадцатый день окружения. Столбик термометра упал до отметки 51 градус - минус 51 градус по шкале Цельсия! Ночью дозоры пробирались туда, где лежали убитые советские солдаты, и сдирали с их ног валенки. Собирали шапки и срезали тулупы с замерзших трупов.
19 января. Широкомасштабная советская атака. Прорыв. Рукопашная схватка в отблесках пламени горящих зданий. Жестокий бой за баню и колхозный склад. Четыре танка подбиты ручными гранатами с близкого расстояния. Сражение длилось восемь часов. Советский натиск удалось отбить.
Потери немцев составили семнадцать человек убитыми и семьдесят два ранеными.
– Еще одна атака - и нам конец, - будничным спокойным тоном доложил лейтенант Бёхле капитану Прёлю наутро, 20 января.
Прёль кивнул. Он уже принял решение.
Офицеры, командиры взводов и командир местного отряда самообороны были созваны на совещание. Решили пробиваться по льду озера Ильмень. Цель добраться до Ужина, что на западном берегу Рубельского залива. Это означало 20-километровый марш по ледяным завалам и по снегу глубиной по грудь.
Шестьдесят два раненых, неспособных идти самостоятельно, были погружены на сани, в которые впрягли последних оставшихся лошадей. Падал снег. Стелился туман. С другой стороны, было не так холодно, как накануне, - всего 30 градусов.
С приходом ночи они выступили в поход. Дозор с местными проводниками шел впереди, утаптывая снег для остальных. Солдаты из 38-го мотоциклетного батальона провалились в снег по пояс. Передовую группу приходилось сменять каждые полчаса: больше не мог выдержать даже самый выносливый человек. Отдельные группы следовали друг за другом сомкнутым строем с десятиминутными интервалами. Отряд местной самообороны села Взвад шел вместе с немцами с Виктором Николаевичем во главе.
В последнем сообщении в 18-ю моторизованную пехотную дивизию говорилось: "Начинаем прорыв. Наш опознавательный сигнал: ракеты в следующей последовательности - зеленая, белая, красная.
Путешествие было тяжелым. Сначала они двигались на север по льду Ловати до самого маяка, затем в северо-западном направлении уже по льду озера и, наконец, на юго-запад к берегу. Температура опустилась до 40 градусов, а на озере она достигала 50 градусов. Люди напоминали ходячие сосульки. Лошади покачивались. Некоторые падали. Их добивали, и движение продолжалось.
Замерзали даже стрелки компасов. Группа находилась на марше шесть часов.
Они шли четырнадцать часов. В 08.00 унтер-офицер Фойер заметил солдат в немецких касках, из-под которых торчали только кончики носов. Он окликнул солдат, побежал к ним и вцепился в одного из них:
– Kamerad, Kamerad1!
Немецкая боевая группа вышла на испанскую часть - испанских добровольцев из 269-го пехотного полка Синей дивизии, действовавшей на Восточном фронте севернее озера Ильмень как 250-я пехотная дивизия.
10 января испанская лыжная рота капитана Ордаса - 205 человек снялась с северного берега озера Ильмень, чтобы выступить на помощь немецким товарищам во Взваде. Но 20 километров (если считать по прямой) по ледяным торосам озера превращались в 40 км пути. Рация у испанцев вышла из строя, а компасы замерзли.
Когда капитан Ордас вышел к южному берегу озера Ильмень далеко к западу от Взвада, половина личного состава роты страдала от обморожений. Потом их атаковали сибирские штурмовые подразделения. Испанцы храбро отразили нападение и даже захватили нескольких пленных. Потом они отбили у русских Чернец и вместе с взводом полицейской роты отражали яростные советские контратаки.
К 21 января из 205 военнослужащих испанской лыжной роты в живых осталось только тридцать четыре человека. Они очень обрадовались, встретив немецкий гарнизон Взвада в семи километрах от Ужина. Двумя днями позже они контратаковали потерянные опорные пункты Малго и Большой Ужин плечом к плечу с немецкими пехотинцами на участке 81-й пехотной дивизии, только что прибывшей на фронт из Франции. Уцелело всего двенадцать испанцев двенадцать из 205 человек.
Когда те, кто уцелел, вошли, спотыкаясь, в холодные дома в Ужине, издали до них доносился грохот канонады с линии фронта, вдали горела Старая Русса. Зимой 1941-1942 гг. Старая Русса являлась важным транспортным узлом, базой снабжения и центром интендантских служб, осуществлявших поставки для немецкого фронта между озерами Ильмень и Селигер. Ее падение означало бы падение и всего фронта.» (Пауль Карель Гитлер идет на Восток ).
Другой немецкий источник (воспоминания немецкого врача) рассказывает следующее «Из Сольцов я сразу же еду в полевой госпиталь в Медведь; говорят, там тоже множество серьезных обморожений. Действительно, целая группа солдат лежит почти при смерти после обморожения ног: температура за сорок, крайнее истощение в результате заражения крови. У восьмерых уже ампутированы обе ноги. Я обращаю внимание на большое количество обморожений с заражением крови.
– Откуда все эти люди? – спрашиваю я начальника.
– Это был особый случай, – сказал он и рассказал мне историю, произошедшую в небольшой деревне Звад на озере Ильмень.
На передовой линии в устье Ловати, к востоку от Старой Руссы, сибиряки окружили небольшую рыбацкую деревушку под названием Звад и находящийся там гарнизон. Осажденные превратили деревню в крепость, которая противостояла натиску красных. Кое-как удалось наладить снабжение по воздуху. Раньше Звад использовали в качестве форпоста, но затем руководство армии по радио передало командиру разрешение на попытку прорваться за озеро Ильмень. Втайне эту операцию тщательно готовили. Под покровом ночи и тумана команда гарнизона хотела пробраться между русскими постами до озера Ильмень, затянувшегося льдом, и затем взять курс на запад по направлению к берегу, оккупированному немцами.
Командир требовал в Звад врача. Доктор до отказа набил сумки первитином и отправился на опорную базу на самолете. Все прошло гладко.
Срок отступления приближался, как вдруг жители деревни почуяли неладное. К командиру пришел старик и заявил, что все жители, в том числе женщины и дети, хотят идти вмести с ними, несмотря на ледяную стужу и пургу, они не боялись. Перед красными комиссарами, убивающими всех на своем пути, они испытывали больший страх, чем перед белой смертью. Капитан отказался, он хотел оставить семьи в церкви, но люди упрашивали его, они бросились перед ним на колени и начали его умолять. Тут он сжалился над этими бедными людьми, несмотря на высокий риск для своего войска, и дал, наконец, согласие.
Сибиряки конечно же выставили в снегу вокруг деревни форпосты. Они непрерывно наблюдали за отрезанной базой и надеялись взять ее измором. Решиться на прорыв можно было, только убедившись в безопасности дороги, в полной темноте.
Пошли. Колонна кралась в абсолютной тишине, человек за человеком, сани за санями, между русскими постами. Боевой группе вместе со всеми жителями, мужчинами, женщинами и детьми, на самом деле удалось добраться до озера Ильмень незамеченными. Теперь они шли по сугробам, сносимые жутким северным ветром, на запад по направлению к деревне Буреги. Доктор снова и снова пробегал на своих лыжах мимо длинной колонны и подбадривал то одного, то другого – тех, чьи силы были уже на исходе. Когда кто-то падал от изнеможения, он давал ему первитин – это помогало. Несколько часов люди шли по мягкому снегу.
В предрассветных сумерках русские внезапно заметили, что все ушли. Тогда они, взбешенные, отправили вдогонку за отступающим отрядом   лыжный   батальон . В белой маскировочной одежде сибиряки быстро шли по следам. Они постепенно приближались, расстояние сокращалось. Наступал рассвет.
Тут немецкие посты, расположенные на берегу около Бурегов, заметили вдали движущуюся по льду озера Ильмень колонну звадского гарнизона и, к своему ужасу, обнаружили, что за ней мчится русский  лыжный   батальон . Сразу же была поднята на ноги артиллерия. Стрелки открыли огонь, в сибиряков посыпались гранаты, после чего они обратились в бегство. Окоченев от холода, в полном изнеможении, люди из гарнизона все-таки добрались до немецкого берега.
Прорыв удался, несомненно, но с какими жертвами! Масштабы обморожения приводили в ужас
 Фото из книги "Демянск - замерзшая крепость" Как видно из фото противник во Взваде был хорошо экипирован, вообще фото солдат противника под Демянском изобилует фото в теплом обмундировании и белых маскхалатах. Поэтому многие рассказы о замерзающих немцах под Демянском стоит воспринимать критически.
Также фото показывает то, что Взвад был хорошо укреплен в инженерном отношении.


Кстати кратко о самом селе Взвад, село располагается в дельте реки Ловать, судя по современной топокарте на небольшой возвышенности. На несколько километров вокруг безлесная заболоченная равнина, широкие и глубокие рукава р. Ловать - Копанец и Корповка огибают село подковой. Наступающим войскам необходимо преодолеть под огнем противника несколько километров открытого, без укрытий пространства, орудия на прямую наводку и то не поставишь. Наступление на Взвад возможно только зимой, летом вообще гиблое дело.
Из немецкого описания боев за Взвад, несмотря на некоторые различия в деталях, видна типичная картина немецкой обороны укрепленного населенного пункта.
Отсутствие внезапности нашего наступления - немцы заметили фары машин, кроме того местные жители предупредили немцев о нашем наступлении и заставили их усилить наблюдение, что и привело к захвату трех лыжников в плен.
Прибывшие резервы - различного рода вспомогательные подразделения и полицаи усилили гарнизон почти втрое больше против предполагаемого.
Награждение и одновременно напоминание начальнику гарнизона о том, что Гитлер лично следит за его действиями, способствовало упорной обороне.
Наличие хорошо оборудованных в инженерном отношении позиций, тяжелого вооружения (минимально пулеметы и орудия 37 и 75 мм, позже 140 полк отрапортует о захвате 7 орудий во Взвад) и пополнение боеприпасов по воздушному мосту (и то не обошлось без огрехов, доставили снаряды к зенитным орудиям, а не к противотанковым, часть контейнеров взорвалась при сбросе.) не позволяло взять Взвад пехотой, без достаточной артиллерийской поддержки. 140 СП не мог иметь сильной артиллерии (орудий 45 мм - 2 шт, и минометы),  да и с боеприпасами была напряженка (так приданный для наступления 20 января артдивизион имел всего 60 снарядов, а еще одна приданая артбатарея не имела снарядов вовсе). Выставить орудия на прямую наводку проблемно, а с закрытых позиций подавить оборону наличной артиллерией и боеприпасами было нереально.
Решительного превосходства в пехоте тоже не видно, 140 СП участвовал в боях и ранее и нес большие потери. Исчерпав возможности обороны немцы ушли из села сами, спокойный уход гарнизона из Взвад, санным обозом уведя население и возможно часть пленных (даже с наличием местных проводников и в снегопад),  также показывает отсутствие постоянного наблюдения за противником, что несомненно вина командира 140 СП.  Хотя даже обстрел колоны издалека артиллерией мог нанести противнику существенные потери, и в дальнейшем полное уничтожение вражеского гарнизона.
Высланная запоздалая погоня, которую видели немцы, была по всей видимости плодом их фантазии, после взятия Взвада лыжники немедленно приступили к обороне южного побережья озера Ильмень.
Также Карель приплетает стандартные отговорки мороз минус 51 градусов по Цельсию (в ЖБД СЗФ за 21 января указано – ясно, тихо, температура -26 – 28 С, хотя потерь от отморожения хватило с лихвой на хороший бой), уменьшает свои потери, преувеличивает численное превосходство наступающей Красной Армии.


Что же произошло - пока достоверно неизвестно, новые документы только добавляют вопросы. Начнем с планирования операции штабом 11 армии.
В плане армии от 31.12.1941 года.
Для уничтожения противника в районе Взвад и Чертицко выделяется 32 и 71 лыжные батальоны и 140 СП, атаку противника в районе Взвад и Чертицко начать внезапно в 24-00.
71 лыжный батальон атакует Взвад с севера, 32 лыжный батальон атакует Чертицко с юго-востока.
140 СП атакует Взвад с юга и юго-востока.
Лыжные батальоны до атаки должны окружить эти пункты с целью полного уничтожения противника.
Начало атаки по сигналу командира 140 СП.
Сигнал атаки обозначается красными ракетами из района отметки 17,3 (2 км восточнее Взвад) по этому сигналу дивизион РС дает залп по Взвад, этот залп должен являться сигналом для одновременной атаки Взвад и Чертицко лыжными батальонами и 140 СП.
КП командира 140 СП в районе отметки 17,3 (2 км юго-восточнее Взвад)
Начальник связи армии устанавливает связь между ВПУ и КП командира 140 СП и  лыжными батальонами 32 и 71 по радио и летучей почтой.
На период операции управление частями 140 СП, 32 и 71 лыжными батальонами остается за мной. После овладения Взвад 140 СП пойдёт на присоединение к своей дивизии.
Лыжные батальоны сосредоточиваются в районе Чертицко в готовности для действий в западном и южном направлениях, ведут разведку вдоль озера Ильмень и в западном направлении.



Приказ командира 140 СП от 6 января дополняет картину – 140 СП с 71 и 32 ОЛБ выведен в подчинение командарма. Задача полка, совместно с 71 и 32 ОЛБ уничтожить противника и овладеть районом Взвад, Корпово, Некрасово, Чертицко, в дальнейшей выйти в район Отвидино. Силы противника во Взваде определялись в 2 роты с 2 орудиями. Комполка расписал весь план боя, указав задачи для каждой роты и для каждого из своих двух орудий, но в плане атаки отсутствуют лыжники, просто говорится, что после овладения Взвад 71 ЛБ сосредотачивается в Чертицко, а 32 ОЛБ в Корпово. Атака должна была начаться в 2-00 одновременно на Взвад, Корпово, Некрасово, по сигналу комполка, по Взвад должен был дать залп дивизион РС, что было сигналом для общей атаки. Непосредственно на Взвад должен был наступать 1 СБ и при необходимости 3 СБ полка.
Как и в приказе от 6 января, в изначальном плане операции полка лыжники также не упоминаются, говорится только, что после взятия Взвада, оба батальона сосредотачиваются в Чертицко и в дальнейшем действуют на М и Б Учно. План почти полностью лег в основу приказа командира полка, было смещено время начала атаки на 2 часа - в 2-00, тем самым оставив запас времени на марш и уменьшена глубина операции.
В ОС 11 А за 8 января "Группа  Горелика 140 СП, 71 и 32 ОЛБ" Группа  Горелика зачеркнута, что подтверждает, что комполка не командовал лыжниками, хотя и решал общую задачу совместно с ними. Это также, пусть и косвенно, подтверждает, что план действий командарма остался в силе.
Но все пошло не так, как планировали.
Исходя из немецкого описания боев и потерь в ОБД «Мемориал» можно предположить как развивались события.
7 января местный староста предупредил немцев о нашем наступлении, это вполне могло быть в реальности. В январе 1942 года, один из работников штаба 11 армии был осужден трибуналом, за то, что в присутствии местных жителей рассказал о сосредоточении войск армии для наступления, тем самым о подготовке наступления знало даже местное население. Поднятые по тревоге немецкие патрули поймали дозор лыжников 71 ОЛБ, обнаружили следы наших передовых отрядов ушедших к Старой Руссе. Это также похоже на правду, один из лыжников, попавших в плен в  8 января 1941 года, был родом из Демянского района и вполне мог быть проводником у разведчиков.
В ночь на 8 января противник заметил движение наших частей к Старой Руссе и 32 ОЛБ выдвигавшийся к Чертицко, а также лыжников 71 ОЛБ у Подборовки, которые окружали Взвад.
Отсутствие упоминаний о залпе РС 7 января у противника, время атаки - немцы говорят о 3-00, если это время берлинское, то атака началась в 5-00 по московскому, т.е позже запланированной общей атаки на 1 или 3 часа. Отсутствие потерь у 140 СП за Взвад и отсутствие упоминаний о штурме Взвада 8 января в документах полка. Нужно отметить, что весь 140 СП за 8-10 января потерял 153 человека убитыми и ранеными, освободив несколько деревень вокруг Взвада. Все это может говорить о том, что полк опоздал и комбат приказал атаковать Взвад самим, а не ждать неизвестно чего и сколько – связи с полком он не имел, а приказ командарма взять Взвад у него был на руках.
Расчет строился на внезапность нападения, даже вечером 8 января штаб 11 армии отмечал «во Взваде 250 человек, которые упорно обороняются», но внезапности не было, противник был начеку.  Батальон понес очень большие потери, примерно 220-300 человек убитыми, пропавшими без вести и ранеными. Среди погибших командиры взводов  1 и 2 стрелковых рот, политрук и командир роты, а также командир санвзвода. В этом бою комбат был легко ранен.  8 человек числятся как попавшие в плен, 8 января 1942г. и позднее освобожденные из плена, но о пленных будет дальше. Все это говорит о том, что бой был упорный, и похоже, дело дошло до рукопашной схватки, и в последующем поле боя осталось за противником. Не исключено, что 71 лыжный батальон смог ворваться во Взвад, но во время уличного боя попал под повторный залп РС (который в плане не был предусмотрен), что и привело к окончательному срыву атаки.
После боя батальон отошел от Взвад.
Усилия 140 СП были направлены на опорные пункты, находившиеся на дороге Старая Русса – Взвад, к сожалению документов 140 СП за 8 января пока не найдено.
В последующем атаки на Взвад начались после полного окружения Взвада и взятия Корпово, Подборовка силами 140 СП.
Батальон после неудачного штурма в составе 260 человек, предположительно, перешел на оборону восточного побережья озера Ильмень, уже 10-00 10 января комполка лаконично сообщает, что связи с 71 ОЛБ не имеет, что еще раз доказывает подчиненность лыжбата штабу 11 армии.
140 СП попытался взять Взвад собственными силами 9 января в 18-30, но неудачно. В дальнейшем боевые действия сводились к "сковыванию противника", т. е. к активной обороне. Лыжники в этих боях не упоминаются, полк не имел связи с лыжниками и даже разведка высланная на их поиски  вернулась ни с чем. Комполка утром 11 января констатировал, что полк с начала действий с 71 ОЛБ связи не имел.
Не совсем понятно, что противник имел в ввиду «12 января. Бесконечный обстрел вражеской артиллерии.». БД 140 СП от 13-00 12 января говорит, что прибывшая 11 января артиллерия в 20-00 11 января ушла в направлении Старая Русса. Для подавления ОТ противника во Взвад были только две сорокапятки и батарея 50 мм минометов.
Следующая попытка взять Взвад была предпринята 14 января, когда полк получил на усиление 3 танка Т-26. После неудачного штурма последовало несколько дней активной обороны. Полк равноценно решал две задачи - уничтожить противника в деревне и не дать ему нанести удар на Чертицко - Старая Русса.  Тревога усилилась, когда сброс снабженческих грузов был принят командованием Красной Армии за высадку десанта (70 человек) и усиление гарнизона. После этого последовало сосредоточение сил для ликвидации гарнизона. Этому также способствовало и окончание 17 января Старорусской наступательной операции.
18 января 71 лыжный батальон получил приказ в составе 200 лыжников прибыть в район Взвада, для участия в штурме. Прибыть они должны были не позднее 6-00 19 января в Корпово, пройдя через Замленье.  На обороне побережья предписывалось оставить роту в составе 60 человек, под командой командира роты. В реальности в расположение полка батальон  прибыл в 9-30 19 января. Для штурма также выделялись 3 танка Т-34 из состава 161 ОТБ.  19 января наконец то подошла артиллерия для поддержки полка, правда по большей части без боеприпасов, которые были подвезены только 21 января.
Описание боя 19 января с нашей стороны и со стороны противника имеет ряд противоречий.
Приказ на наступление был отдан в 17-00 19 января. 71 ОЛБ получил приказ из исходного района северной окраины Подборовки выйти на северо-западную окраину Взвад с задачей в 4-00  ворваться на северо-западную окраину Взвад и очистить ее от противника. Батальоны 140 СП должны были наступать с востока, юга и запада, при поддержке танков с юга.

Повторюсь, противник так описал этот бой "19 января. Широкомасштабная советская атака. Прорыв. Рукопашная схватка в отблесках пламени горящих зданий. Жестокий бой за баню и колхозный склад. Четыре танка подбиты ручными гранатами с близкого расстояния. Сражение длилось восемь часов. Советский натиск удалось отбить.
Потери немцев составили семнадцать человек убитыми и семьдесят два ранеными.
– Еще одна атака - и нам конец, - будничным спокойным тоном доложил лейтенант Бёхле капитану Прёлю наутро, 20 января.
Прёль кивнул. Он уже принял решение."
10-00 20 января штаб 140 СП составил боевое донесение, в котором указал, что атака началась в 4-00 и закончилась в 7-30 20 января. Поддержка атаки была слабой, артдивизион выделенный в распоряжение полка имел всего 60 снарядов, еще одна батарея прибыла без снарядов. В бою потеряны 4 танка, 3 подбитых термитными снарядами, и один с заклиненной пушкой при выходе из боя провалился под лед Ловати, полк потерял  11 человек убитыми, 18 пропавшими без вести, 45 ранеными, танкисты потеряли 5 человек убитыми (103 ОТБ) и 4 пропавшими без вести (150 ОТБ). О потерях лыжников говорится лаконично -"потери уточняются".  Именной список потерь 71 ОЛБ за этот день содержит 35 фамилий погибших и пропавших без вести.
В деревню ворвались танк Т-34 и Т-26 с десантом - 26 человек, оба танка были подбиты в деревне, 16 человек танкового десанта из деревни не вернулись.  Полк отошел на исходные позиции.
К этому бою мы еще вернемся.
Противник сделал выводы, даже несколько тяжелых снарядов показали, что шутки закончились и уже в ночь на 21 января противник незаметно ушел из Взвада.  
В боевом донесении от 12-00 21 января 140 СП указывал, что в   10-45 наши части после артподготовки вошли во Взвад.
В донесении от 18-00 21 января комполка детализировал, что наши части после артподготовки ворвались во Взвад в 12-00 и к 15-00 заняли его, противник, прикрывшись заслоном, ушел в северо-западном направлении. Заняв Взвад, полк и лыжники выставили заслоны для обороны южного берега озера Ильмень. Полк в 17-30 получил приказ передать участок 71 ОЛБ и выйти в новый район. Самое удивительное, "при взятии деревни Взвад - оказалось 57 пленных красноармейцев, из коих 71 лб - 54 человек, 32 ЛБ - 1, 140 СП - 2".
140 СП подсчитал трофеи - 7 орудий ПТО, 1 миномет, 10 легковых, 8 грузовых, 5 специальных машин, 6 мотоциклов, 1000 снарядов и много другого имущества. На поле боя было обнаружено 90 убитых немцев, в том числе 30 офицеров. При этом было указано, что раненых противник вывез.
Все это наводит на определенные размышления. 
Большое количество пленных, убедительно показывает, о том, что лыжники вели масштабные ближние бои с противником, как 8 так и 19 (20) января, список пропавших без вести 71 ОЛБ в эти два дня 55 человек, практически совпадает с количеством пленных. То, что противник имеет в виду "Прорыв. Рукопашная схватка в отблесках пламени горящих зданий. Жестокий бой за баню и колхозный склад." это явно относится не только к танковому десанту, но и к лыжникам. Разница в длительности боя - 8 часов у противника и 3,5 часа у командира 140 СП, могла возникнуть в случае, если большая группа лыжников прорвалась в деревню, вела бой и не смогла вернуться к своим. Поэтому большое количество убитых и пленных среди лыжников.
Странно и то, что в документах 140 СП отсутствует слово "освобождены", только "оказалось 57 пленных красноармейцев" или "обнаружено много людей 71 лб, которые находились во Взвад". Вообще непонятно были ли они живы, когда их нашли, немцы о судьбе пленных ничего не говорят, с нашей стороны документов тоже пока нет. Если не считать того, что список пропавших без вести лыжников был продублирован в списке умерших в госпиталях, но в графе причина смерти стоит "пропал без вести 8 января 1942 года". Эту загадку еще предстоит разгадать.
 Так же ясно, что погоня лыжников за колонной немцев, явно фантазия выживших немцев, никто за ними не гнался, наши лыжники сразу же стали на охрану побережья.
21 января 1942 г. Взвад был занят нашими войсками. В тот же день оставшаяся в Замленье рота передала свой участок частям 14 СБР и вышла на соединение с батальоном.
По ОБД «Мемориал» людские потери лыжбата не менее 176 убитыми и пропавшими без вести в бою за Взвад, но при этом только 8 человек пропавших без вести, числятся как «освобожденные из плена» и некоторые только в 1943 году.
22 января 71 ОЛБ расположился в Взвад и Чертицко, приводя себя в порядок.
Год спустя командование Красной армии попытается повторить попытку броска через оз. Ильмень с целью перерезать дорогу Старая Русса – Шимск, но противник тоже извлечет уроки из боев января 1942 г. и усилит оборону побережья, операция февраля 1943 г. закончится неудачно.
После взятия Взвада  и до 29 января 1942 г. батальон охранял побережье озера Ильмень.
Дальнейшая судьба жителей Взвада, в боях за который погибло так много наших бойцов, неизвестна.
29 января батальон получил приказ к исходу дня 30 января сосредоточиться в районе Подборовье (6 км северо-восточнее Старая Русса), где поступить в распоряжение командира 188 СД. Маршрут движения батальона река Ловать до реки Редья, по реке Редья до Подборовье. Аналогичный приказ получил истребительный полк фронта. Командиру 188 СД приказывалось 71 ОЛБ и истребительный полк держать в своём резерве в районе Подборовье, Талыгино. Использовать этот резерв разрешалось с разрешения командующего армией.

30 января батальон действует совместно с 188 СД и упоминается  в оперативной сводке 188 СД.
«ОС № 029. 30.01.42г. 22.00. Штадив 188, Подборовье. К 50000.
1. На фронте частей дивизии в течение дня 30.01.42г. активных действий не было. Части, удерживая занимаемые позиции, вели наблюдение и разведку пр-ка.
2. К 20.00 части дивизии занимают положение:
а) 523 СП с ротой 27 ОЛБ, 31 ОЛБ, заград. отряд дивизии, учеб. команда - обороняют рубеж р. Соминка (сев.-вост. Бряшная Гора), опушки лесов вост. Медниково. Пол вел разведку в направлении Бряшная Гора.
б) 595 СП с 30 и 71 ОЛБ седлает и удерживает шоссе Старая Русса - Демянск (3 км юго-вост. Нов. Липовицы). Вел наблюдение за пр-ком в направлении Нов. Липовицы и Липовицы.
в) 580 СП с 70 ОЛБ обороняется по зап. опушке леса сев.-вост. 1,5 км к/х Пенна, продолжая держать под обстрелом шоссе Старая Русса - Холм.
В распоряжение командира 580 СП прибыл батальон 15 ГВ СБР.
3. Потери за 29.01.42г.: убито 14 чел., ранено 26 чел. (580 СП), за 30.01.42г. убито 1 чел., ранено 15 чел.
30.01.42г. На фронте частей 188 СД в течение дня 31.01.42г. активных боевых действий не было. Части дивизии продолжали удерживать занимаемые позиции, ведя наблюдение и разведку пр-ка. Потери за 31.01.42г.: убит 1 чел., ранено 3 чел.
ОС № 034. 04.02.42г. 24.00. Штадив 188, Подборовье. К 50000.
1. На фронте 188 СД в течение дня 04.02.42г. активных боевых действий не было. Части дивизии прочно удерживают занимаемые позиции, усовершенствуя оборону в инж. отношении.
Пр-к в течение дня активных действий не проявлял, его артиллерия с 14.30 до 18.00 вела методический огонь по р-ну Талыгино, Подборовье и по расположению частей дивизии.
2. К 23.00 части дивизии занимают следующее положение:
а) 523 СП с 27 и 31 ОЛБ, ротой хим. защиты и истребит. отрядом дивизии занимает участок обороны: (иск.) руч. Безымянный вдоль ж/д, сев.-зап., зап. и южн. опушку леса, что юго-зап. Анишино, Анишино. пр-к в течение дня активных действий не проявлял.
б) Заград. отряд дивизии и учебная команда обороняются по зап. опушке леса 2,5 км южн. Талыгино, стык троп 1,5 км сев.-вост. Липовицы, седлая шоссе, идущее от платформы Анишино на Медниково.
в) 595 Сп с 30 ОЛБ и 71 ОЛБ продолжает удерживать и седлать шоссе Старая Русса - Демянск.
г) 580 СП с 70 ОЛБ, батальоном 15 ГВ СБР и ротой 14 ГВ СБР удерживает занимаемый рубеж, контролируя шоссе Старая Русса - Холм. Пр-к на участке 580 СП активных действий не проявлял. С 15.00 до 16.00 из р-на Пенна и Деревково пр-ком был открыт сильный огонь по опушке леса 1,5 км сев.-вост. к/х Пенна.
3. Истребительный полк СЗФ располагается в р-не Талыгино - резерв КСД.
Потери за 04.02.42г.: убито 4 чел., ранен 1 чел.
ОС № 035. 05.02.42г. 24.00. Штадив 188, Подборовье. К 50000.
1. В течение дня 05.02.42г. на рубеже р. Соминка, южн. опушка Анишинского леса, Лесн. (2,5 км южн. Липовицы) пр-к активных действий не проявлял, из р-на Медниково и Липовицы вел редкий пуль.-мин. огонь по переднему краю обороны частей дивизии. Значительную активность пр-к проявлял в р-не Пенна, к/х Аринино.
2. К 24.00 части дивизии занимают следующее положение:
а) 523 СП с 27 ОЛБ и 31 ОЛБ, ротой хим. защиты, истреб. отрядом дивизии занимают участок обороны: (иск.) руч. Безымянный вдоль ж/д сев.-зап., зап. и южн. опушку леса, что юго-зап. Анишино, Анишино. На участке обороны полка сев.-вост. 700-800 м Медниково строится три ДЗОТа, на зап. и юго-зап. опушке Анишинского леса строятся 3 ДЗОТа.
б) 595 СП и 71 ОЛБ продолжает удерживать и седлать шоссе Старая Русса - Демянск. Истребительный полк СЗФ в 8.00 05.02.42г. сосредоточился в лесу во 2-м эшелоне за 595 СП и находится в резерве командира дивизии. В р-не Лесн. у дороги на Демянск строятся 2 ДЗОТа.
в) 580 СП с 70 ОЛБ в течение дня прикрывал наступательные действия 38 ГВ СБР на ее правом фланге, с наступлением темноты вышел в к/х Пенна, заняв оборону фронтом на север.
3. Сосед слева - 38 ГВ СБР в течение дня боем заняла к/х Пенна, Марфино, Нагаткино. Одна стр. рота в 18.00 направлена для прочесывания леса 1 км вост. Деревково.
4. Потери: убито 2 чел., ранено 6 чел.
06.02.42г. В течение дня 06.02.42г. на фронте 188 СД активных боевых действий не было значительную активность пр-к проявлял: Пенна, Марфино, Нагаткино.
К исходу дня лыжные батальоны переформированы согласно приказа армии: из состава 31 и 27 ОЛБ сформирован 27 ОЛБ и придан ком. 523 СП; из состава 70 и 71 ОЛБ сформирован 28 ОЛБ и придан ком. 580 СП.»
Так был расформирован 71 отдельный лыжный батальон 1-го формирования.
Из воспоминаний Ивана Андреевича Абрамова
"В 1941 году, когда фашистская Германия напала на СССР, Иван Андреевич Абрамов был студентом Рыбинского авиационного техникума.
В сентябре 1941 года Рыбинский горком комсомола подбирал комсомольцев - добровольцев в формирующиеся лыжные части. В составе этой группы направлен в район города Горького и зачислен в   лыжный  стрелковый полк Иван Андреевич Абрамов. Так началась его военная служба.
«В городе Горьком идет активная подготовка свежих частей и соединений Красной Армии. Наш  258 - й   лыжный  стрелковый полк (комсомольцы-добровольцы, учащаяся молодежь) после усиленной боевой подготовки выступил на фронт.
Шли черев Москву с боевой выкладкой, в белых маскхалатах с лыжами. Всем не терпится на фронт. Неудачи на фронте воспринимаются, как временные. И где-то даже прячется мальчишеская самонадеянность, что с нашим появлением на фронте все изменится к лучшему. А в общем-то, все у нас в полку были как-то уверены, что недалеко то время, когда Красная Армия разобьет врага и погонит его на запад. Теперь же думаю, что мы всей сложности и трагичности того времени по молодости даже и не понимали. Помню особенно большое впечатление на всех нас произвело сообщение, что в октябрьские праздники в Москве как обычно состоится торжественное собрание и парад войск на Красной площади. И вот наша первая встреча с Москвой. Столица несколько дней назад отбросила врага от своих стен, ночью казалась безлюдной. Встречались редкие прохожие да патрули. Дома и улицы были полностью затемнены. Машины тоже фары не включали. Высоко над городом плавали аэростаты заграждения, еле заметные в мутном небе. То тут, то там били зенитки по отдельным прорвавшимся к городу самолетам врага.
Чем ближе к окраине, тем больше признаков фронтового города. Некоторые дома разрушены; кое-где на улицах баррикады. Окна нижних этажей зданий заложены мешками с песком. На многих улицах не убраны, лишь раздвинуты заградительные ежи. Двигаемся по только что освобожденной территории Подмосковья походным порядком по 30 - 40 километров в сутки вдоль шоссе Москва -Волоколамск (Клин - Калинин). Кругом пожарище, разрушения, смерть, запустение. Но не редко встречаются и радостные картины: кладбища разбитой, завязшей в снегах фашистской техники, да кое-где торчат из-под снега трупы врагов. В небе разбойничала фашистская авиация. Появились первые потери от немцев и в нашем полку. Они переживались особенно тяжело, видимо потому, что первые и, по существу, еще не на фронте.
Конец декабря - начало января 1942 года. Наконец и мы в боях. Участвуем в наступлении на Новгородскую область в направлении Крестцы - Старая Руса. Наши ребята проявляют себя смелыми, храбрыми и выносливыми. Но сказывается недостаток боевого опыта, военной хитрости и смекалки. В результате несем большие потери. Перед отправкой на фронт закончил двухнедельные курсы младших командиров и назначен командиром 50-миллиметрового (ротного) миномета. Минометчикам приходится особенно трудно. При передвижении на лыжах (расчет 5 человек) приходится тянуть за собой на специальных лямках волокушу с минометом (около 10 кг) и комплектом мин по 908 граммов каждая, и нехитрый солдатский скарб. В бою ротный миномет ведет огонь непосредственно из цепи наступающей пехоты и привлекает особое внимание врага. 8 января 1942 года получил тяжелое пулевое ранение в правую руку на озере Ильмень. Больше двух месяцев провалялся в госпитале и вновь попал на Северо-западный фронт, но уже в другую часть.
"
9 февраля из маршевых лыжных рот (предположительно из Кировской области) батальон был сформирован заново, и до 22 мая 1942г. принимал участие в боях на Северо-Западном Фронте. Командовал батальоном снова капитан Сизов Александр Сергеевич. Второе тяжелое ранение комбат получил 16 февраля 1942г. при попытке батальона перерезать дорогу Старая Русса - Дно. За бои под Старой Руссой комбат был награжден орденом Красной Звезды.


 Командир 71 ОЛБ Сизов Александр Сергеевич.

 Командир 71 ОЛБ Сизов Александр Сергеевич - довоенная фотография.
Это неоконченная статья о боевом пути 71 отдельного лыжного батальона.


Комментариев нет:

Отправить комментарий