Ярлыки

1 (26) 1 ударная армия (38) 10 армия (7) 11 армия (21) 13 армия (7) 14 армия (24) 16 армия (7) 19 армия (5) 2 ударная армия (42) 20 армия (7) 21 армия (5) 22 армия (5) 26 армия (11) 27 армия (4) 29 армия (3) 3 армия (23) 3 ударная армия (31) 30 армия (19) 31 армия (3) 32 армия (14) 33 армия (3) 34 армия (29) 38 армия (3) 39 армия (15) 4 армия (9) 4 ударная армия (27) 40 армия (9) 41 армия (1) 43 армия (13) 49 армия (6) 50 армия (6) 53 армия (11) 54 армия (14) 55 армия (2) 59 армия (8) 6 армия (1) 67 армия (2) 68 армия (7) 7 армия (8) 8 армия (3) 9 армия (1) Брянский фронт (27) Видео (16) Военные округа (6) Волховский фронт (56) Воронежский фронт (3) Западный фронт (69) Запасные лыжные части (78) Калининский фронт (91) Кандалакшская ОГ (5) Карельский фронт (49) Кемская ОГ (12) Книги (9) Ленинградский фронт (21) Лыжные батальоны (306) Лыжные бригады (68) Масельская ОГ (2) Медвежьегорская ОГ (3) Операции Красной Армии (20) Приказы (37) Северо-Западный фронт (99) Фото (23) Фотографии бойцов (32) Фотографии лыжников (7) Центральный фронт (9) Юго Западный Фронт (16) Южный фронт (4)

пятница, 28 июня 2013 г.

134 отдельный лыжный батальон 34 армии



134 отдельный лыжный батальон 34 армии

134 отдельный лыжный батальон в действующей армии с  15 февраля 1942 г. до 15 марта 1942г. В составе 34-й,11-й армий участвовал в боях с Демянской группировкой противника. Расформирован 15 марта 1942г.
О 134 отдельном лыжном батальоне практически ничего не известно. Сформирован в Сибирском военном округе, в 23 запасной лыжной бригаде в 76 запасном лыжном полку, в г Бийск 7 декабря 1942г. 

19 января 1942 года в 15-45 штаб Северо-Западного Фронта отдал боевое распоряжение, согласно которому, начиная с 18 января 1942 года и по 21 января 1942 года со станции Тутаев, Ярославль, Рыбинск железной дорогой направляются  160, 161, 162, 211, 215, 216, 154, 155, 156, 157, 158, 159, 172, 173, 174, 134, 144  (всего 17) лыжных батальонов, станция выгрузки Чёрный Дор
Командующий войсками СЗФ приказал
- указанные лыжные батальоны включить состав 3 ударной армии
Район сбора лыжных батальонов Овинец, Дубровка, Заполье, Заплавье, Глебова, Заболотье.
- маршрут следования в район сбора Чёрный Дор, Лежнево, Заплавье.
Одновременно, штаб Северо - Западного Фронта заготовил приказ для каждого лыжного батальона, о выдвижении со станции выгрузки в район сосредоточения, определил место  сосредоточения  для каждого  лыжного батальона, для 134 ОЛБ место  сосредоточения было определенно - деревня Подполье и Заполье.

Однако,  передача 3 и 4 ударных армий в состав Калининского фронта,   внесла определенные изменения  в  план перевозок  лыжных батальонов.  Часть лыжных батальонов были переданы Волховскому и Калининского фронтам.
27 января 1942 года штаб  Северо-Западного фронта  уже мог рассчитывать только  на 10  лыжных батальонов. По информации штаба фронта 134, 144 ОЛБ из Ярославля в эшелоне 30377 ещё не грузился. Выгрузка 134 и 144 лыжных батальонов намечалась на станции Крестцы.
Но уже 29 января  штаб Северо-Западного Фронта подкорректировал станцию  выгрузки  лыжных батальонов.  По всей видимости, это было вызвано перегрузкой железной дороги которая не успевала перевезти войска и грузы снабжения для фронта.
29 января боевое распоряжение штаба фронта предписывало
- 134, 144 лыжные батальоны выгрузить на станции Бологое, Едрово, после выгрузки направить в  Охта.
Район сбора после выгрузки на станции Бологое – Замостье, на станции Едрово – Едрово, маршрут следования в район сосредоточения Куженкино, Едрово, Валдай, Яжелбицы, Лутовенка, Ермошкино, Ямница
Другие боевые распоряжения выданные штабом Северо-Западного Фронта конкретизировали, что все лыжные батальоны поступают в резерв  фронта.
Батальоны выгруженные на станции Бологое должны были совершить марш в район сосредоточения за 4 ночных перехода, выгруженные на станции Едрово должны были совершить марш за три ночных перехода. Все батальоны зачислялись на все виды довольствия и снабжения в 34 армию.
В состав 34  армии батальон прибыл 15 февраля 1942г. По прибытию в состав 34 А, согласно документам 34 А,  батальон придан 26 СД, которая пробивала совместно с 202 СД оборону противника на стыке 290 и 30 ПД противника. 
 Лыжные батальоны, прибывшие в 34 армию, были встречены работниками штаба, которые составили оценку лыжным батальонам. Работники штаба охарактеризовали 216, 215, 211, 144, 134, 220, 221 лыжные батальоны следующим образом.
Командиры лыжных батальонов были в званиях от младшего лейтенанта до старшего лейтенанта, все из запаса. Большинство из командиров рот и взводов в звании младший лейтенант, были выпускниками ускоренных курсов, закончив их во время войны. Опыта командной работы у командиров батальонов не было.
Партийный аппарат также был из запаса, опыта организации работы в военной обстановке не имел. Сработанность между командирами и политработниками была слабой.  Поэтому в батальоны были направлены политработники из штаба армии,  которые много сделали для налаживания взаимоотношений  между командирами и политработниками.
Младший командный состав был в основном из запаса, уволенный в долгосрочный отпуск в последние годы перед войной, многим уже были присвоены воинские звания, имел достаточную подготовку, значительный процент имеет подготовку школы младших командиров. Работники штаба армии предлагали в дальнейшем выдвигать их на средние командные должности. Слабым местом младшего командного состава работники штаба посчитали слабую требовательность к подчиненным. В последующем в политдонесениях 26 СД в штаб армии о первых боях указывалось, что «Низка военная подготовка командного состава. Чувствуется, что люди, недавно прибыли из гражданской обстановки, отсутствует воинская дисциплина, процветает излишняя демократия, что отражается на выполнении боевых задач».
Рядовой состав лыжных батальонов в основной массе в кадрах Красной Армии не служил, в большинстве своем 1921-23 года рождения, имеется незначительный процент старших возрастов до 1905 года включительно.
Политико-моральное состояние лыжных батальонов здоровое. Батальоны боеспособны. Плохое моральное настроение вызвано исключительно на почве плохой организации питания, которое было вызвано совершенной не подготовленностью и отсутствием всякого опыта в опросах ведение войскового хозяйства у хозаппаратов батальонов.
Боевая подготовка лыжных батальонов  оценивалась следующим образом.
Батальоны обучались два месяца (ноябрь-декабрь). Только единицы из состава лыжных батальонов имели опыт войны на Дальнем Востоке и во время войны с Финляндией, все остальные были необстрелянные.
Все лыжные батальоны за исключением 220 и 221 прибыли без актов проверки результатов боевой подготовки, только 220 и 221 лыжные батальоны прибыли в сопровождении представителей инспекции военной подготовки Генштаба и привезли с собою указанные выше акты.
Маршевая втянутость лыжных батальонов было плохой. Это заключалось в недостаточной дисциплине марша, во время марша было много отставших в период сосредоточения. Обеспеченность лыжами была стопроцентной,  но на лыжи наши лыжники становились только по команде сверху, остальные  марши, как правило, совершались пешком без лыж.
Работники штаба провели у двух произвольно выбранных лыжных батальонов проверку действий на тему «наступление» и «действия в тылу противника»,  и сочли, что эти темы ими отработаны плохо. Остальные лыжные батальоны не проверяли, решили, что они подготовлены примерно также.
Из стрелковой подготовки самым слабым местом была признана стрельба из ППШ и 82-мм минометов. Причиной было то, что в запасной части изучались минометы старой конструкции, в пути батальоны в Ярославле получили минометы нового образца, при этом дело осложнилось тем, что на некоторых минометах вместо прицельных приспособлений для минометов МН-2 были выданы квадранты для стрельбы из станкового пулемета «Максим». Также и  ППШ были получены батальонами в Ярославле и лыжники из них ещё не стреляли. Не все лыжники бросали боевую гранату, а также в запасных частях не изучалось использование бутылок с зажигательной смесью.
Хозяйственный аппарат совершенно неопытный в вопросах ведения и обеспечения войскового хозяйства, кухнями лыжные батальоны необеспеченны, взамен кухонь имеют котлы.
Обмундирование - весь личный состав обеспечен тёплым бельём и ватным обмундированием, полностью валенками и имеют с собой кожаную обувь.
Все лыжные батальоны имели  оружие  по  штату, в том числе 100 ППШ, 31 РПД,   15 минометов, в каждом батальоне.
Комиссия сделала следующие выводы - перед тем как посылать лыжные батальоны самостоятельно в тылу противника,  требовалось личный состав обстрелять, втягивая в боевые действия совместно с действующими частями армии.
Во время боёв изучить командный и политический состав лыжных батальонов, пересмотреть их и если потребуется заменить и поставить командовать имеющих уже боевой опыт командиров и комиссаров батальонов.
Провести в лыжных батальонах под руководством выделенных опытных командиров стрельбы из минометов, весь личный состав обучить практическому владению гранатами и бутылками с зажигательной смесью. Провести пристрелку и ремонт всего оружия.
Комиссия предлагала на первых порах подчинить лыжные батальоны в оперативном и хозяйственном положении стрелковым полкам, так как хозяйственные органы лыжных батальонов были абсолютно не подготовлены.
Практические действия армии не разошлись с предложениями комиссии. 
Под руководством начартснабжения 202 СД и инспектора артснабжения 34 А был проведен осмотр всего оружия у всех лыжников.
Типичными поломками оружия были у винтовок и карабинов (примерно по 50 на батальон) - качание прицельного рожка, качание и погнутость штыка, погнутость шомпола. Для ППШ (20-30 ППШ на батальон) типичными поломками оружия были – по вине завода изготовления диски были не подогнаны к автоматам, из-за чего диск нельзя было вставить в автомат, а также неправильно установлены отражатели.
Почти все неисправности были исправлены в мастерских 26 стрелковой дивизии и летучкой 20 ДАРМа, только один миномет пришлось отправить в армейские мастерские. Все оружие лыжников было приведено в  боевое состояние и пристреляно. Также было выдано недостающие оружие и боеприпасы. Был решен вопрос и с прицелами для минометов.
В бой лыжники пошли полностью вооруженными и оснащенными.
Забегая вперёд надо сказать, что в период боевых действий 26 СД приданные лыжные батальоны, на первых порах не бросались в бой на укрепленные пункты противника. Как правило, хотя бы на несколько дней лыжные батальоны использовались для смены собственных батальонов, которые посылались в бой, а лыжники оставались прикрывать  фронт, или на несколько дней оставались в резерве командира дивизии или командира полка, в ближайшем тылу. Тем самым у лыжников был хотя бы маленький, в несколько дней, период для того чтобы осмотреться. Кроме того, часто лыжные батальоны раздергивались поротно и передавались разным батальонам и полкам, что повышало эффективность ввода в бой лыжников, это вполне соответствовало сложившейся обстановке.

Участвовал в освобождении Веретейки совместно с 26 СД.

Описание обороны противника в селе Веретейка в  мемуарах командира 26 СД выглядело так. «Веретейка расположена на возвышенности и командует над окружающей местностью. В разных направлениях от нее расходятся восемь дорог на Любецкое, Большое Яблоново, Полу, Тополево, Подбело, Горчицы, Гривку, Дуплянку.
Гитлеровцы, учтя нашу тактику коротких огневых ударов прямой наводкой и быстротечных атак, создали вокруг Веретейки внешний оборонительный обвод. С трех угрожаемых сторон они опоясали ее двухметровым снежным валом с амбразурами для стрельбы из автоматов и пулеметов.
Высокий снежный вал, удаленный от построек на двести-триста метров, хорошо маскировал огневые средства, позволял немцам скрытно маневрировать вдоль фронта живой силой и таким образом создавать преувеличенное впечатление о своих силах и огневой мощи. С населенным пунктом вал был соединен прорытыми в снегу траншеями
Документы 34 армии, составленные по горячим следам проведенной операции, в целом подтверждают оценку данную командиром дивизии в своих мемуарах. Из документов армии следует, что  деревня Веретейка господствовала над местностью. Практически со всех сторон местность была безлесная, которая позволяла противнику на 400-500 м перед  своим передним краем просматривать и простреливать всю местность постоянным, действительным, фланкирующий и перекрестным огнём. Восточнее и западнее деревни располагались безымянные высоты, которые были заняты противником и использовались им как передовые позиции, преграждающие подступы к деревне Веретейка. По направлению к деревне Борки и высоте 68, 8 имелись безымянные высоты, хорошо оборудованные и насыщенные автоматическим оружием, которые представляли из себя опорные пункты, прилегающие к деревне и прочно связанные друг с другом огнём.
Именно это была новинка во вражеской тактике. Немцы и ранее делали снежные валы и оборудовали в них  дерево-снежные стрелковые ячейки, дно ячейки устилали соломой  и в ячейке  хранился запас  патронов и гранат. Вражеские пулеметы и  группы Автоматчиков  перемещались вдоль вала, вели огонь и создавая видимость больших сил. Но новинка  вражеской тактики состояла в том, что опорные пункты. были вынесены из деревни на высоты, где не было строений. Таким образом, вместо штурма одной деревни приходилось иметь дело с мини полевым укрепрайоном.
Ввиду того, что лес западнее и северо-западнее разъезда Заход был занят противником, последний часто появлялся мелкими группами автоматчиков у высот с отметкой 53,7 и 53,0 и держал под огнём единственную дорогу, идущую от Большой Калинец на разъезд Заход, Веретейка. С воздуха местность была открытой и позволяла противнику хорошо просматривать боевые порядки пехоты и огневые позиции артиллерии и наносить по ним удары авиацией.
Напротив, подходы к Веретейка с юга и юго-запада были хорошими и с нашей стороны не просматривались, а следовательно всякая перегруппировка противника и подход свежих сил для усиления гарнизона для нас были незаметными. Чем противник часто пользовался, подводя резервы в деревню в самый критичный момент боя, что и решало исход боя в свою пользу.
Во время боёв за деревню Веретейка, стояли морозы -16 -20 градусов, погода была преимущественно ясной, проходили метели и умеренные снегопады, что создавало заносы на дорогах, снежный покров увеличился и на полях достигал 52-60 см, а в лесу 60 - 80 см. Противник также умело использовал погодные условия,  в боях за Веретейка противник применил следующую тактику - подпускал нашу пехоту на 100 - 200 м,  после чего открывал сильный ружейно-автоматно-пулеметный огонь. Внакладку открывался огонь из минометов и артиллерии. Глубокий снег сковывал действия пехоты и находясь под действенным не только пулеметным, но и автоматным огнем  пехота несла значительные потери.
Сложности боёв добавляла  нехватка боеприпасов. Самым дефицитным боеприпасам были снаряды для 76-мм полковых пушек - их имелось всего 0,1 б/комплект. Для остальных видов боеприпасов даже для винтовочных патронов их наличие составляло 0,7-1,2  боекомплект. Самыми обеспеченными боеприпасами оказались снаряды 45 мм орудий и мины для 50 мм минометов. Для овладения Веретейка Красная Армия задействовала 35 орудий (из них 11 – 45 мм орудий) и 39 минометов (из них 13 – 50 мм).
Гарнизон деревни Веретейка, командование Красной Армии, определяло как батальон 4 ротного состава из состава 503 ПП  и  резервной роты. Кроме орудий и минометов непосредственной поддержки находившихся в деревне, противника поддерживал дивизион 105 мм орудий из района Берёзка, и 2 батареи  81 мм минометов из района  Херенка, Тополево. а также противника поддерживало большое количество бомбардировочной авиации. Нужно отметить, что командование Красной Армии  занизило силу гарнизона деревни Веретейка. Кроме подразделений 1 и 3/503 ПП,  в гарнизон деревни влились оставшиеся части группы Модера, уже без командира, убитого в Малом Калинце (подразделения эсэсовцев, в основном 3/3 ПП, усиленные двумя инженерными ротами из 55-го инженерного полка.), а также остатки 2/368 ПП.
Описание боя в селе Веретейка в  мемуарах командира 26 СД выглядело так. «Попытка Новгородского полка овладеть Веретейкой с ходу оказалась неудачной. Снежный вал явился дополнительным препятствием, помешавшим нашей атаке.
Черепанов готовил новую атаку: бойцы разгребали снег, сближались с противником, подкатывали поближе к валу орудия.
Под утро полк атаковал вторично, однако опять безуспешно. Правда, пехоте удалось проникнуть через вал и захватить на окраинах несколько домов, но закрепиться там она не смогла. Ожесточенными контратаками гитлеровцы восстановили положение.
Утром мне предстояло отчитаться за неудачную ночную атаку и принять другое, более действенное решение.
Кто командовал, тот знает, как тяжело докладывать старшему начальнику о неуспехе, объяснять, почему не выполнен приказ. Выслушав мой доклад, Берзарин огорчился, но упрекать меня не стал.
— Помочь вам я уже больше не смогу ничем, — сказал он. — Принимайте меры сами, а Веретейка должна быть взята. И как можно скорее. Этого требуют фронт и Ставка.
Да, эти требования были справедливы. Веретейский узел тормозил наше продвижение навстречу южной ударной группировке армии, и захватить его надо было во что бы то ни стало. От этого во многом зависел успех не только армейской, но и всей фронтовой операции. Мучительно долго не приходило решение. Новгородский полк ни днем, ни ночью не справился со своей задачей, сил и средств у него оказалось мало. А где же взять новые силы? Может быть, использовать Казанский полк? Но ведь он решает свои задачи.
После долгих колебаний я все-таки решил снять Казанский полк со старого направления и перебросить его под Веретейку. При этом возникала одна серьезная опасность: противник мог с оголенного участка нанести нам удар в спину и отрезать нас от коммуникаций. Но выхода другого не было, приходилось идти на риск.
Я отдал приказ ночью атаковать Веретейку всеми наличными силами дивизии: Новгородским полком — с севера, Казанским- с юга. На старом направлении Казанский полк для маскировки оставлял лишь одну роту. Наступила третья, последняя, ночь нашей борьбы за Веретейку. Казанский полк, оставив свой участок у Любецкого и незаметно оторвавшись от противника, двинулся через Большой Калинец в направлении на Веретейку. Ему предстояло проскользнуть мимо занятого гитлеровцами опорного пункта, расположенного на высоком холме, пересечь дороги из Верстейки на Гривку и Горчицы, по которым противник маневрировал резервами, поддерживал связь между опорными пунктами и обеспечивал снабжение своих частей, и занять исходное положение.
Малейшая неосторожность могла привести к потере внезапности и срыву всего намеченного плана. На это я и обратил внимание командира полка и двух его комбатов, явившихся ко мне за получением задачи.
По своему характеру и командирским качествам комбаты Казанского полка резко отличались один от другого. Командир первого батальона старший лейтенант Седячко во всем был исключительно осторожен, очень дисциплинирован и упорен в достижении цели.
Командиру второго батальона старшему лейтенанту Каминскому недавно исполнился 21 год. Для солидности он отпустил пышный чуб и маленькие усики. За чуб, за удаль друзья называли его донским казаком.

Проводил Казанский полк до Малого Калинца и долго смотрел ему вслед, пока последние ряды не растаяли в темноте...
Потянулись часы и минуты, полные тревог и ожиданий.
Мой наблюдательный пункт — в Большом Калинце. Со мной комиссар, начарт, адъютант и по одному командиру от отделов штаба: оперативного, разведки, связи.
Размешаемся мы вместе с узлом связи в полуподвале одного из полуразрушенных домов. Сюда загнал нас холод, и спрятаться от него больше негде: прямая наводка сделала свое дело.
Из Калинца хорошо просматриваются и Веретейка, где развернулся бой Новгородского полка, и Дуплянка, за которую дерется дивизия Штыкова, и правый фланг в сторону Любецкого, Пeстовки. Большого Яблоново, куда наступал ранее Казанский полк.
Где идут бои — легко определить по звукам и пожарам. В небо тянутся густые столбы дыма, а затем, расплывшись, стелятся над населенным пунктом. Ночью зарево пожаров, отблески разрывов и искрящиеся потоки трассирующих пуль еще резче обозначают места боев.
Каждые десять минут из полвала поочередно вылезают командиры штаба и, забравшись на разбитый чердак, смотрят, не появится ли что-нибудь новое. Особенно беспокоит маневр Казанского полка. Как бы не наскочил он на кого-либо и раньше времени не обнаружил себя. Но пока всё идет по намеченному плану.
Новгородский полк атаковал северную окраину Веретейки несколько раньше Казанского, чтобы все внимание противника, как и раньше, привлечь на себя. Медленно вгрызался в оборону батальон Крелина. Штурмом брался каждый дом. Завершали дело автоматы и ручные гранаты, а когда не помогали и они, то подкатывались пушки.
Батальону старшего лейтенанта Балабанова, который атаковал левее крелинцев, также удалось преодолеть снежный вал, но приблизиться к постройкам ему мешал автоматный огонь. Пришлось глубоко зарыться в снег и сближаться ползком. Уходило дорогое время, однако другого выхода не было.
Около четырех часов от Черепанова стали поступать тревожные вести: к противнику с запада, со стороны Херенок и Тополево, подходят подкрепления.
Приближался кризис ночного боя. Надо было спешить, чтобы упредить врага в последнем и решительном ударе. И как назло молчал Казанский полк.
«Где же Каминский, неужели подвел? — неотвязно сверлила мысль. — Нет, не может быть!»
А бой становился все ожесточеннее. Пожары, ракеты и трассирующие пули освещали подступы к Веретейке, а сама она на фоне темной ночи казалась горящим факелом.
Но вот грохот и треск захватили и южную окраину. «Значит, и казанцы начали». Минут через десять по проводу донесся радостный и возбужденный голос Каминского:
— Товарищ первый! Захватил семь домов... штурмую дальше!..
Голос оборвался, растворившись в грохоте. Но вскоре послышался снова, такой же взволнованный:
— Товарищ первый! Захватил еще семь домов. Мало карандашиков. Выручайте! Противник контратакует...
И опять голос пропал.
По наследству от Герасименко бойцы кодировались у Каминского карандашиками.
Батальон Каминского, захватив четырнадцать домов, понес потери и стал выдыхаться.
Надо было немедленно помочь ему и развить достигнутый успех. Это сделал сам командир полка без моего вмешательства. Он ввел в бой свой второй эшелон — батальон Седячко.
Последовал удар и с востока батальоном Балабанова, который вместе с пушками ворвался в центр Вeретейки.
Никакие ожесточенные контратаки гитлеровцев не могли уже исправить положения — судьба Веретейки была решена. К утру наши войска полностью уничтожили веретейский гарнизон.
Под ударами соседних частей не выдержала и Пола. Остатки разбитой немецкой дивизии предстояло уничтожить на рокаде западнее Веретейки, в опорных пунктах Херенки, Тополево, Горчицы. Сюда и направились части дивизии
Документы 26 СД и 34 А картину боя за деревню Веретейка рисуют следующим образом.
15 февраля 215 ОЛБ занял Городок, Лутовня, Шкварец и перешел к их прочной обороне, вёл разведку в направлении Преслянка, Мотыренка.
312 СП с 2 и 3/211 ОЛБ, 220 и 221 ОЛБ, удерживая Бол. Калинец, раз. Заход и Мал. Калинец, вел наступательные бои за овладение Веретейка.
Взвод 220 ОЛБ остался оборонять Малый Калинец.
220 ОЛБ без одной роты под командованием старшего лейтенанта Жаброва оборонял разъезд Заход от атак противника со стороны выс 53,7 на Веретейка, Мал и Бол Калинец. Утром разведка обнаружила 500 солдат противника в районе выс 53,7, которым авиация противника сбросила 200 контейнеров, часть из которых взорвалась.
3/312 СП с 3 ротой 211 ОЛБ и истребительным отрядом дивизии сосредоточился на опушке кустарника в 500 м северо-восточней Веретейка. Атаки 3/312 СП 3/211, 221 и вероятно роты 220 ОЛБ на Веретейка начались в 13-00 после 45 минутной артподготовки, атаки продолжались весь день, но отбивались огнем противника.  Потери в бою 312 СП 10 убито, 3 пропало без вести, 23 ранеными, 211 ОЛБ потерял 47 человек ранеными, 220 ОЛБ потерял 11 человек ранеными, 221 ОЛБ потерял 40 человек ранеными.  К исходу дня по оперсводке дивизии пехота и лыжники залегли в 200 метрах от окраины деревни. Нужно отметить, что армейский отчет, говорит, что части 26 СД смогли взять высоту в 300 м западнее отм 68,8, прикрывавшую восточную окраину деревни и занять 8 домов. Все контратаки противника были отбиты, но развить успех не получилось.
16 февраля бои продолжились, 215 ОЛБ освободил Бабки,  Преслянка, Мотыренка, все три  Шкварец, Бол и Мал Ларинка, Рябинкино, Большой Заход. Батальон, уничтожая группы противника и захватывая большие трофеи подвигался на юг. 
Рота стрелков 349 СП и 1/211 ОЛБ взяли Большое Яблоново. Это позволило привлечь к боям за Веретейка 349 СП.
Прибывший 134 ОЛБ пока оставался в резерве. 
312 СП с 2 и 3/211 ОЛБ, 220 и 221 ОЛБ, вели наступательные бои за овладение Веретейка. 220 ОЛБ атаковал с северо-запада. 3/312 СП с северо-востока, 221 ОЛБ с севера. Неоднократные атаки отбивались огнем противника.
К 15-00 атакующие находились в 50-60 метрах от  Веретейки, но противник смог подбросить резервную роту и зенитную батарею (3 орудия 37 мм) в Веретейку.
В 18-00 до двух рот противника контратаковали со стороны отм 53,7, во фланг и тыл атакующим. 60 немцев провались в Веретейку, 40 были убиты, остальные отошли в лес. Бой продолжался в 20-00 в бой была введена 1 рота 134 ОЛБ, две другие роты сменили 1/87 СП в Большой Калинец. К 21-00 3/312 СП захватил сарай, а 221 ОЛБ один дом.
В 7-00 17 февраля на штурм Веретейки пошли курсы младших командиров и совместно с 221 ОЛБ и 1/87 СП.  Бой не утихал весь день, но продвижения вперед не было. Авиация противника весь день группами по 6-8 самолётов наносила удары по нашим войскам. Зенитная батарея, прикрывая наши войска, смогла даже сбить один «Хейнкель».
В 16:00  была подтянута артиллерия для стрельбы прямой наводкой, 45 мм орудия были выдвинуты на 200-300 м от ОТ противника, всего на прямую наводку было выставлено 27 из 35 орудий дивизии, также было выдвинуто три машины (по документам 34 армии было пять машин) с счетверенными пулеметными зенитными установками. При поддержке их огня пехота снова пошла на штурм деревни.
На правом фланге наступал 312 СП, имея 221 ОЛБ правея себя,  целью атаки было действуя в обход с северо-запада сковать противника и совместно с левой группировкой овладеть северо-западная окраина деревни. 211 ОЛБ, 1/87 СП, 1/134 ОЛБ и 220 ОЛБ (в резерве) наносили главный удар с юго-востока и должны были взять деревню и в последующем выйти на реку Пола.
Тем временем, сдав свой участок 180 стрелковой дивизии, 349 СП вышел в район 2 км восточнее Веретейки, составляя резерв командира дивизии. К этому времени 215 ОЛБ закончил очистку от противника Шершавка, Турий Двор, Дворец, Козино и также сдав свой участок 180 стрелковой дивизии форсированным маршем вышел и сосредоточился в районе отметки 91,1.
Бой за Ветерейку развернулся ожесточенный,  периодически вспыхивали рукопашные схватки, пехота смогла продвинуться вперед, заняв пять домов на северо-западной окраине деревни и один дом на северо-восточной окраине деревни. Дальнейшее продвижение пехоты было остановлено сильным ружейно-пулеметным и минометным огнем.
Мелкие группы пехоты противника, пользуясь укрытиями, вышли на левый фланг 1/134 ОЛБ. В результате 35 минутного боя 1/134 ОЛБ смог отбить группы противника, и медленно стал продвигаться вперёд. 1/134 ОЛБ и 1/87 СП смогли занять ещё несколько домов, группы наиболее решительных бойцов проникали в центр деревни, наша артиллерия, боясь поразит своих перенесла огонь дальше, но оставшиеся группы противника упорно сопротивлялись. Артиллеристы смогли перетащить 2 «сорокопятки» на юго-восточную окраину деревни и поставив их стреляли вдоль улицы уничтожая огневые точки противника и по домам которые были расположены за обратным скатом.
В это время противник бросил в контратаку свой резерв, силой в 100 - 120 человек, который с шумом, пытались повлиять на психику бойцов, выходил во фланг и тыл 1/134 ОЛБ. Наша артиллерия вела заградительный огонь, но это не могло остановить противника. 2 «сорокопятки»  подтянутые на южную окраину повели огонь по противнику, но не смогли его остановить, противник, несмотря на большие потери распространялся дальше. В этот момент подошли наши счетверенные пулеметные зенитные установки на машинах,  которые открыли огонь через голову своей пехоты, используя трассеры для корректировки стрельбы. Зенитчики помогли отбить контратаку противника, но 1/134 ОЛБ и 1/87 СП оставили часть занятых домов.
В 20-00 в бой с опозданием, выдвижение затянулось из-за глубокого снега, вступили 349 СП и 2 и 3/220 ОЛБ, зенитчики усилили огонь, расстреливая контратакующую пехоту противника. Огонь противника стал значительно слабее, воспользовавшись этим, кроме ударной группы в атаку перешли все остальные части. К полуночи разгорелся упорный уличный бой. Это был первый ночной бой на этом участке фронта. Зенитчики уничтожали огневые точки на чердаках,  артиллеристы разбивали  огневые точки в домах,  пехота гранатами уничтожала огневые точки в подвалах. Попытки пехоты противника переходить в контратаки отражались массой огня зенитных пулеметов. Противник начал вести артогонь по деревне,  при этом начал применять болванки, которые своим шумом заглушали шум ночного боя и оказывали сильное психологическое воздействие на бойцов. К 8-00 18 февраля бой продолжался, в деревню были притащены орудия ПТО, ПА, трофейные горные орудия и совместно с машинами с счетверенными пулеметными зенитными установками, массируя их огонь,  уничтожались очаги сопротивления противника и вскорости деревня Веретейка в основном была очищена от противника.
На поле боя осталось 400 трупов солдат противника,  был  убит командир  вражеского гарнизона. В Веретейке были взяты трофеи -  3  зенитных орудия  37 мм, 2  орудия 75 мм, 3 орудия 45 мм, 3 миномета 81 мм,  20 пулеметов, 9  легковых автомашин и другие  трофеи.
Свидетельства с той стороны довольно скупы. 16 и 17 февраля неоднократные атаки пехоты 26-й стрелковой дивизии успеха русской стороне не принесли. На помощь немцам подоспели «Штуки». Красноармейцы смогли прорваться до середины деревни, но были контратакованы и отступили. Веретейка находится под мощным артиллерийским обстрелом. Тяжелые орудия немецкого гарнизона разбиты. Телефонная связь обрывается. Боеприпасы на исходе. Утром 18 февраля русские подразделения овладели Веретейкой.

После зачистки деревни от остатков групп противника 220 и 211 ОЛБ заняли оборону на северной и северо-западной окраине Веретейки. 1/87 СП  и 3/312 СП заняли оборону на  северо-восточной окраине. 349 СП без одного батальона на западной и юго-западной окраине Веретейки. 
К этому времени противник ещё не успел отвести все свои силы на юг, с 29 января части 52 СБР и 180 СД вели бои за райцентр Пола,  и медленно уничтожая опорные пункты противника отжимали его на юг. Части 180 СД освободили Полу только 21 февраля. 202 СД вела бой за Горчицы, 144 ОЛБ занял Тополево и Чапово. Гитлер долго запрещал отход 290 ПД, и только 18 февраля Гитлер лично разрешил отход 290 ПД, понимая, что после падения Веретейки и Тополево возникла реальная угроза полного уничтожения 290 ПД. Кроме того, у противника оставались опорные пункты  Вершина и Высочек. Командованию 34 армии приходилось считаться с возможностью прорыва противника, как на восток, так и на юг. Части 26 стрелковой дивизии 18 февраля приводили себя в порядок, начали вести силовую разведку по линии железной дороги от отметки 53,7 на запад и на Подбелы с задачей установить численность противника. В последующем дивизия должна была нанести удар и отрезать 290 ПД.  
18 февраля 134 ОЛБ убыл в распоряжении 202 СД.
 Топокарта района действий 202 СД в феврале 1942 года 
19 февраля в 5-00 134 ОЛБ прибыл в 202 СД.
С 9-30 до 11-00 11 орудий провели обработку позиций противника в Горчицы. Первая атака на Горчицы, началась в 11-30. 134 ОЛБ, прибывший на передовую в 8-00, уже в 11-30 перешёл в атаку на Горчицы с юго-запада, 1317 СП и 144 ОЛБ атаковал Горчицы с северо-восточной стороны, а 645 СП атаковал с северо-запада.
Наша атака успеха не имела. Наши пехотинцы и лыжники не смогли преодолеть стену арт-минометного и пулеметного огня. Части наступающие на Горчицы, несли большие потери от авиации, 15 бомбардировщиков противника нанесли удар по нашей пехоте.
Оборону в деревне наши лыжники не могли сломить ещё и потому, что артиллерия 202 СД работала довольно плохо, с чем соглашалось даже командование дивизии. К тому же 11 орудий для такой обороны противника было просто мало.
Батальон готовился атаковать повторно.
По армейским документам ясно, что бой шел упорный, во время повторной атаки в 19-00 одна рота смогла прорваться в центр деревни, но закрепиться не смогла.
К сожалению, неудачный бой за Горчицы, имел и другие последствия – немногим позже противник сбил наше прикрытие у Тополево. Тополево окончательно было освобождено 26 СД с приданными лыжбатами 26 февраля 1942г, при содействии 202 СД. В бою 19 февраля 134 ОЛБ потерял 31 человек ранеными, 144 ОЛБ потерял 27 человек ранеными, количество убитых было точно неизвестно.
Что из себя представлял опорный пункт Горчицы, за которые развернулись такие тяжелые бои.
Горчицы располагались на пологой возвышенности, позади ее к югу, под крутым берегом, протекала небольшая река Ларинка. С остальных сторон местность была открытая, удобная для обороны. Гарнизон состоял из подразделений 502-го полка 290-й пехотной дивизии, 1-го и 3-го батальонов дивизии «Мертвая голова».
У врага была создана мощная огневая система, атакующие попадали под сильный пулеметный и артиллерийский огонь. Противник в район Горчиц имел 8 станковых пулеметов, установленных в подвалах деревенских домов и дзотах, большое количество автоматов, при поддержке двух батарей 105-мм трехорудийного состава из района соседней Новой Деревни, Никольского, минометной батареи из района Сомшино и бомбардировочной авиации (15-20 самолетов противника ежедневно бомбили и штурмовали нашу пехоту у Горчицы). Кроме того, противник мог восполнять потери гарнизона Горчиц за счет Демянской группировки.
В боях за Горчицы противник применял обычную тактику - подпускал нашу пехоту на 100 - 200 м,  после чего открывал сильный ружейно-автоматно-пулеметный огонь. Внакладку открывался огонь из минометов и артиллерии. Глубокий снег сковывал действия пехоты и находясь под действенным не только пулеметным, но и автоматным огнем наша пехота несла значительные потери.
20 февраля  дивизия готовилась к наступлению на Горчицы. Велась перегруппировка и усиление боевых подразделений за счёт тыловых служб. Артиллерия пыталась подавить огневую систему противника, как огнем прямой наводки, так  и стрельбой с закрытых позиций, но артогонь был малоэффективен, так как не корректировался. Противник также готовился к нашему наступлению и подбросил резервы в Горчицы.
144 ОЛБ занимал позицию перед северо-восточной окраиной.
134 ОЛБ занимал позицию юго-западнее Горчицы, батальоны готовились к атаке. Атака, проведённая во второй половине дня успеха не имела. Батальоны понесли большие потери, 134 ОЛБ потерял убитыми 10, ранеными 68 человек,  144 ОЛБ материал 13 убитыми, 32 ранеными человек.
К утру 21 февраля  645 СП с 134 и144 ОЛБ засадами седлал дороги Горчицы - Налючи,  лесную дорогу через отметку 30,06 на Налючи,  дорогу восточнее Чапово. Остальными силами оставался на рубеже 200 м южнее и юго-восточнее перед Горчицы, приводя себя в порядок и готовясь к дальнейшим  атакам. Для связи со всеми группами штабом дивизии были высланы разведгруппы из состава разведроты. К 16:00  батальоны продолжали занимать прежние позиции, в полках и батальонах боевого состава осталось крайне мало, так в 134 ОЛБ боевой состав был всего 30 человек, в 144 ОЛБ - 23 человека, в 645 СП - 60 человек, в 1317 СП - 50 человек.
Понимая, что такими силами взять деревню невозможно, командование дивизии подтянуло 1 батальон 682 полка в составе которого было 98 человек. Также группа истребительного отряда дивизии - 40 человек, в ночь с 21 на 22 февраля вышла для захвата высоты 48,5 с тем, чтобы в дальнейшем действовать с юго-запада и овладеть юго-западными окраинами Горчицы, также истребительный отряд выделил 30 человек для прикрытия огневых позиций артиллерии, которая  была выдвинута для стрельбы прямой наводкой. В этот раз для стрельбы прямой наводкой кроме сорокопяток было выдвинуто 6-76 мм  и 6-122 мм орудий. Разведрота также выделила 35 человек для перехвата дороги Горчицы - Новая Деревня в районе отметки 9,0 и 30 человек для перехвата дороги Подбелы - Горчицы в районе отметки 30,6, с  задачей не допустить его отхода по дороге и вне дорог.
Сводный батальон 1317 СП в составе 38 человек и 144 ОЛБ в составе 58 человек, всего 96 человек, получили задачу овладеть северо-западной окраиной Горчицы, в дальнейшем после полного очищения села занять оборону фронтом на северо-восток.
Сводный батальон 645 СП в составе 30 человек с 134 ОЛБ в составе 23 человек, получили задачу овладеть северо-восточной окраиной Горчицы.
1 батальон 682 СП в составе 98 человек должен был оставить прикрытие против Сомшино силами взвода, остальными силами овладеть южной и юго-восточной окраинами Горчицы, в дальнейшем выйти на южную окраину Горчицы и занять оборону строго на юг и юго-запад, не допуская контратак противника из Новая Деревня - Сомшино.
Результат упорного боя 22 и 23 февраля хорошо виден из документов и воспоминаний с обеих сторон фронта.
23.02.42 г. 5.00 Штадив 202, лес 1,5 км зап. пос. Беглово:
 «1 дивизия продолжает вести наступательный бой, преодолевая ожесточенное огневое сопротивление пулем., мин., и арт. огня и пр-ка, к 16.00 овладела Горчицы. В течение ночи, отбив 4 контратаки пр-ка, пытавшегося восстановить свое положение, все контратаки пр-ка отбиты с большими потерями для него, в районе Курландское – Пустыня активности не проявлял.
Пр-к, оставив на поле боя до 300 трупов и большие трофеи, оставил деревню. Подтянув до 2 батальонов пехоты из Подбелы, Никольское, при поддержки арт. – мин. огня 4 раза переходил в яростные контратаки с юга и юго-зап. стороны деревни, все попытки отбиты с большими потерями для него, при этом оставив на поле боя еще до 200 трупов».
Контратаки пришлись в основном на 645 СП с 134 и 144 ОЛБ, но к утру все 4 контратаки были отбиты. Утром бои продолжились, последняя контратака была отражена в 12-00.
Из немецких воспоминаний: «22 февраля 290 пехотная дивизия отводит линию фронта. Пехотный полк 502 занимает линию Курландское – Горчицы, а 503-й пехотный полк на восточном крае леса по линии Горчицы – Подбела – Тополево – Обша.
22 февраля Горчицы переходят в руки противника, остатки III-/SS– T.JR вместе с частями 502-го пехотного полка снова врываются в деревню. Но все-таки 23 февраля Горчицы окончательно переходят к русским. Боевая группа Модера больше не существует. Все погибли, за исключением нескольких человек. Остатки III-/SS– T.JR-3, примерно 40 человек, присоединяются к боевой группе Клеффнера в Васильевщине»  .
Из воспоминаний бывшего военного фельдшера 202-й стрелковой дивизии Столбова Николая Ильича:
«…На другой день Горчицы были взяты. Там не было ни одного уцелевшего дома – все разбито. На дороге, по выходе из Горчиц, лежали трупы молодых немцев, без шапок, в сапогах. Как они шли в строю по четыре человека, так и остались лежать. Общее их число было человек пятьдесят. Мне говорил командир роты противотанковых ружей капитан, кажется, его фамилия Дронников, что это ему поручил полковник Штыков сделать засаду в белых маскировочных халатах, и он это выполнил, конечно, не один, а с каким-то подразделением»
Можно предположить, что противник попал в одну из засад 134 и 144 ОЛБ которую они устроили на дороге еще в ночь на 21 февраля и уничтожили часть гарнизона. Возможно,  что немцы попали в засаду устроенную разведротой  штарма,  которая вечером 23 февраля отчиталась о том, что вела бой у отметки 9,0 на дороге Горчицы - Новая Деревня и уничтожила 50 немцев, а также подбила две автомашины с грузами.
Вообще нужно отметить, одну деталь, противник держался очень упорно, практически наши бойцы любую деревню занимали только после того как уничтожался немецкий гарнизон, в немецких документах часто проскальзывают, фразы об уничтожении боевых групп и что из их состава спасались только единицы. Во второй линии постоянно находились части СС, которые, похоже, не давали отступать боевым группам, чей состав был из разных частей, любое вклинение наших войск подвергалось контратакам эсесовцев и резервов. Так из документов убитых был установлен уже 2 батальон 3 ПП дивизии СС, а также разные подразделения 502 ПП 290 ПД и 306 стройбат.
Согласно ОБД Мемориал 134 ОЛБ потерял часть личного состава погибшими 17 и 21 февраля 1942г под д Горчицы, также 17 февраля 1942г  батальон в н.п. Зарянка так же понес потери, по всей видимости от бомбежки.  Что касается потерь 17 февраля 1942г под д Горчицы, то по всей вероятности это потери 1 роты в бою за Веретейка, так как в это время батальон был именно у Веретейки.
В целом обстановка складывалась следующим образом.
22 февраля 180 СД овладела Пола. 1 гв. ск продолжал вести бои с противником в районе Черенчицы, Кулаково, Бяково, Березка (южн. Пола), Кошелево. 26 сд овладела Обша-1, проводила зачистку  окрестных лесов и вела бой за овладение Херенка-2, а 202 сд овладела Горчицы. 130 сд овладела Нов. Русса, Бор; 42 и 154 сбр овладели Хмели и Избитово.
23 февраля 1 гв. ск овладел  Черенчицы, Кулаково, Березка, Шелгуново. 26 сд овладела Херенка-2 и наступала на Сомшино, Туганово, а силами 202 сд овладела Высочек. 3-я ударная армия, развивая наступление овладела Дубровка, Белая-1, Сидорово, Павлово, Глыбочица, Верх. Сосновка.
Как видим, наши части смогли  создать внутренний фронт окружения 2 АК, вытеснить части 290 ПД из района который они занимали, заставили отойти эсэсовцев на западном фронте котла, смогли обойти Молвотицкую группировку противника.
Перспективы для Красной Армии выглядели довольно неплохими,  казалось еще один натиск и Демянская группировка противника будет полностью уничтожена.

645 СП с 134 и 144 ОЛБ в первой половине ночи с 23 на 24 февраля овладели высотой 48,5 и готовились к выполнению дальнейшие задачи - овладение Сомшино. Сомшино лежало в полутора километрах к югу от Горчиц, за рекой Ларинкой и было превращено в мощный опорный пункт немецкой обороны (база «Холм полководца»).

В течение 24 февраля  645 СП с 134 и 144 ОЛБ четырежды атаковали Сомшино в 13:00, 15:00, 19:00 и 21:00 с северо-востока и не имея успеха оставались на рубеже атаки в 150 м перед деревней. 1/682 СП также четырежды атаковал Сомшино с северо-востока, но также без успеха, к исходу дня в его составе осталось 12 человек. Части приводили себя в порядок и вели подготовку к новым атакам.
25 феврале в 11:30 645 СП с 134 и 144 ОЛБ атаковали Сомшино, но безуспешно. В 13:30 противник силою до 300 человек начал атаковать из Подбелы на Горчицы пытаясь вернуть деревню Горчицы. По сути это была атака с  фланга и тыла. 645 СП с 134 и 144 ОЛБ принимали активное участие в отражении этой атаки, помогая 1317 СП удержать Горчицы. В 14:30 немцы повторили контратаку силами 150 человек, стрелки и лыжники опять помогли 1317 СП отбить контратаку и удержать Горчицы.
В этих боях батальон понес большие потери, к утру 25 февраля в батальоне оставалось всего 108 человек.
Командование  Красной Армии решило сначала ликвидировать угрозу с фланга и перенесло свой удар на Подбелы и Тополево.
В ночь с 25 на 26 февраля 645 СП с 134 и 144 ОЛБ перегруппировались для  атаки юго-восточной окраины деревни Подбелы.
26 февраля в 8-00 645 СП с 134 и 144 ОЛБ при поддержке танков 85 ОТБ атаковал Подбелы с юго-востока. Появление танков вызвало у противника панику, чем воспользовались части 26 СД, которые также атаковали деревню и ворвались в неё. К 9-00 совместными усилиями 26, 202 СД и 85 ОТБ Подбелы были очищены от противника. После этого незамедлительно  началась атака Тополево, совместными силами 202 и 26 СД и к 12:30 наши части ворвались в Тополево и освободили его. После этого части 202 СД начали готовить атаку на Курландское.
На этом операция по окружению и ликвидации 290 ПД была завершена.
Каковы же были итоги операции? Окружить и полностью уничтожить 290 ПД не удалось. Однако противник понес серьезные потери.
За период с 8 января по 20 февраля в боях с 34 армией противник потерял убитыми и ранеными 3441 человек, захвачено в плен 60 немцев. Взяты трофеи - 3 танка, орудий 150мм -5, орудий 105мм – 4, орудий ПТО – 8, пушек 37 мм – 9, горных орудий – 2, зенитных орудий – 4, орудий 75мм – 12, минометов – 28, ручных пулеметов – 201 штук и много других трофеев.
Уничтожено техники противника самолётов – 5, пулеметов – 25, минометов 13, орудий зенитной артиллерии 2, орудий ПТО -5, орудие полевых – 4 штуки.
Немалые потери противник понес в боях со 180 СД и 52, 74 бригадами. Большие потери противника подтверждается тем, что 290 ПД считалась наиболее  потрёпанной в «Демянском котле», наравне со 123 ПД. Немалые потери понесли 30 ПД и дивизия СС «Мертвая голова».
Красная Армия также понесла немалые потери. В феврале 1942 года 26 СД с 211, 215,220, 221 ОЛБ потеряли 708 убитыми, 1819 ранеными, 68 пропавшими без вести. 202 СД с 216, 134, 144 ОЛБ в феврале 1942 года потеряли 1321 убитыми, 2591 ранеными, 271 пропавшими без вести. С 1 января по 28 февраля 26, 202 СД и лыжники в боях по окружению 290 ПД потеряли 8603 человека убитыми, ранеными, пропавшими без вести, заболевшими, обмороженными, не боевых потерь.
Легко заметить, что 202 СД потеряла почти в два раза больше людей, чем 26 СД. Причина для таких больших потерь была в том, что 202 СД имела меньше артиллерии, если в 26 СД было 46  полевых и противотанковых орудий,  то у 202 СД всего 30. Аналогичное положение было и с минометами 27 минометов у 202 СД и 45 минометов у 26 СД, при этом у 26 СД были даже 8  107 и 120-мм минометов, которых у 202 СД не было вовсе. Также 202 СД имела в 2 раза меньше станковых пулеметов чем 26 СД. Всё это приводило к тому, что возможности уничтожать огневую систему противника у 202 СД было практически в 2 раза меньше чем у 26 СД. К сожалению, 34 армия не могла выделить ни артиллерийских, ни танковых частей, поддержать  пехоту было попросту нечем.
Одной из особенностей этой операции было то, что окружение противника проводилась практически нашими окруженными частями, которые имели всего одну дорогу снабжения. Маневр силами и средствами в тылу врага был на грани фола, тем более что Красная Армия  не располагала численным преимуществом,  противник при этом вел себя очень активно. У противника была авиация и танки. Противник непрерывно совершенствовал тактику своей обороны, приспосабливая ее к изменяющимся приемам наших атак, не ограничиваясь пассивной обороной, противник часто переходил в контратаки и наносил контрудары. Особенно эффективно в первой половине февраля противник применял танки, которые у него были, по нашим данным фигурировало 5 танков, в том числе 1 огнеметный, сам противник указывал, что у него было несколько штурмовых орудий. Однако,  следует учесть, что противник находясь долгое время в обороне на данном рубеже, аккуратно собрал все подбитые и брошенные танки, как наши так и свои, оставшиеся с боев лета-осени 1941 года, отремонтировал их и активно использовал, как неподвижные огневые точки, а также в контратаках. По некоторым данным в 6 немецких дивизиях в «Демянском котле» немцы имели около 100 таких танков, которые были не предусмотренные штатом, также как и французская бронетехника в дивизии СС «Мертвая голова» - трофеи Французской кампании 1940г.
В боях 26 СД освободила 25 населенных пунктов, 202 СД освободила 18 населенных пунктов. Была освобождена очень важная территория, без освобождения которой продолжение  наступления 11 армии и в целом Северо-Западного Фронта не могло осуществляться в дальнейшем.
Следует отметить, что успешные бои 26 и 202 СД в феврале в немалой степени были обусловлены прибытием лыжных батальонов, а также твердым руководством командования 34 армии. Несмотря на то, что лыжные батальоны использовались как стрелковые, в данном случае это было оправданно, другого выхода просто не было. Боевой состав 202 СД в феврале редко превышал штатного батальона, без использования лыжников как стрелков, дивизия не смогла бы выполнить задачу. Лыжники также выполняли специальные боевые задачи. Для 26 СД было характерным, после овладения опорным пунктом, пустить в преследование отходящего противника лыжников, с задачей нанесения ему максимальных потерь. Также, можно выделить действия групп 220 ОЛБ на путях отхода гарнизона Малый Калинец, что  предопределило его полное уничтожение. А также атака самого Малого Калинца, бойцами, поставленными на лыжи, с целью максимально быстро преодолеть простреливаемое пространство. Для 202 СД наиболее типичным, можно выделить, действия лыжных батальонов для налета на огневые позиции тяжёлой артиллерии противника, которая по разным причинам не увенчались успехом, а также выделение групп лыжников для перехвата дорог в тылу противника.
В течение ночи на 27 феврале 645 СП с 134 и 144 ОЛБ выходили на исходный рубеж для атаки северо-западной окраины деревни Курландское. 216 ОЛБ оставив прикрытие на прежнем рубеже Свинорой, Кузьминское, Пожалеево, остальными силами вышел на исходный рубеж для атаки восточной окраины Курландское.
27 февраля в 7:00 с исходного рубежа кустарник в 400 м северо-западнее Курландское 645 СП с 134 и 144 ОЛБ с 6-ю танками и  216 ОЛБ с тремя танками БT-7 с северо-востока  атаковали Курландское. Немцы в  Курландское оказывали сильное сопротивление, но были разгромлены, понеся большие потери и в 13-00 наши части овладели Курландское. Противник мелкими группами отошел на Никольское, авиация противника целый день непрерывно бомбила наступающих. После овладения Курландское и полной его очистки от противника 216 ОЛБ закрепился в деревне, а 645 СП с 134 и 144 ОЛБ развивая успех, преследуя противника в 15-30 ворвались в Никольское, где завязали уличные бои.
Следует отметить одну особенность,  командование дивизий обратило особое внимание на то, чтобы пехота не отставала от танков, было приказано бойцам снять шинели и лишний груз. Танкистам был выделен десант пехоты. Артиллерии была поставлена задача подавить ПТО противника. В этом чувствовалось, что дивизия в прошлом была моторизованной и штаб  дивизии понимал, как стоит применять танки.
К исходу 27 февраля  645 СП с 134 и 144 ОЛБ, 1/682 СП овладели и удерживали за собой юго-восточную окраина Никольское, отбивая неоднократные контратаки противника, который с Новой Деревни дважды подтягивал подкрепление по 50-60 человек каждый раз. Продвинуться вперёд наши части не смогли, приводили себя в порядок, подтягивали артиллерию, танки, готовясь с утра 28 февраля овладеть Никольское, одновременно отбивая контратаки противника, который несколько раз за ночь переходил в атаки.
216 ОЛБ удерживая Курлянское, выделил роту для наступления на Пустыня. В это время 34 армия предала 202 СД 901 СП. 901 СП должен был действовать совместно с 682 СП готовясь овладеть Боженко и Замошка. Таким образом, наступление 901 и 682 СП и 216 ОЛБ должно было привести к образованию локтевой связи между нашими частями и создать условия для дальнейшего наступления  на Лычково и Белый Бор.
Возможно, из состава 216 ОЛБ часть людей была выделена в танковый десант. Об этом можно судить из оперативной сводки 202 СД в которой говорится, что 85 ОТБ с частью сил 216 ОЛБ ведет наступление на Курландское - Никольское.
С утра 28 февраля бои продолжались  с неослабевающий силой. В 11:00 подразделения 645 СП с 134 и 144 ОЛБ, 1/682 СП при поддержке двух танков, удерживая юго-восточную окраину Никольское атаковал скопившегося противника в юго-западной окраине Никольское и не имея успеха оставаясь на прежнем рубеже, в течение всего дня, отбивали контратаки противника, в течение дня отбил четыре контратаки противника, пытавшегося оттеснить наши части и овладеть Курландское и дорогой Курландское - Никольское зайдя в тыл и фланг 645 стрелкового полка.
Противник в районе Никольское до батальона пехоты, при поддержке артиллерии из района Налючи, подбросил резервы до полутора род из Новой Деревни в 11:30 перешёл в контратаку в 15-30 контратака была отбита, в 16-00 подтянув резерв до 2 рот юго-запада перешел в контратаку на Курландское, бои продолжались в районе Сомшино противник оказывал ожесточенное огневое сопротивление переходя в неоднократные контратаки против 1317 СП.
Авиация противника 17 самолетов в течение дня бомбила боевые порядки пехоты и огневые позиции артиллерии, были разбиты 5 орудий, одновременно бомбежке подвергся медсанбат, где были большие жертвы.
В 15:30 645 СП с 134 и 144 ОЛБ  часть сил перебросил в Курландское, для усиления обороны 216 ОЛБ, который в свою очередь выделил роту для наступления на Пустыня, с задачей не допустить противника наступающего на Курландское с юго-запада. Все контратаки противника в этом районе были отбиты.
В ночь на 1 марта 645 СП с 134 и 144 ОЛБ  после боя приводили себя в порядок и выходили в район северо-западнее Сомшино с задачей с утра 1 марта овладеть деревней.
216 ОЛБ большей частью сил с Курландское подтянулся на юго-западную окраину Сомшино, одна рота действовала на Пустыня.
1 марта 202 СД готовилась сдать свой участок 370 СД.  645 СП с 134 и 144 ОЛБ вел бой в районе Курландское, остальными силами с 11.00 отбил контратаку противника из Сомшино, Никольское. Вел подготовку к сдаче своего участка 370 СД.
34 А продолжала второй месяц наступать на превосходящего по численности противника, при этом имея пополнение только в лице лыжных батальонов и маршевых рот и только в марте армия получила 370 СД. 290 ПД противника была сильно потрепана, ее участок обороны усилили резервами остальных дивизий Демянской группировки.
Учитывая, что скоро должна была наступить весенняя распутица, было решено очистить от противника железнодорожный участок от Кневицы до Лычково. Для этого 26 и 202 СД 2 марта 1942г сдавали свои позиции 370 СД, 202 СД переходила в район Кневыцы – Выдерка – Пустыня, имея задачу овладеть Пустыня и в дальнейшем очистить железную дорогу. 134 и 144 ОЛБ выдвигались к Пустыня вместе с дивизией. 26 СД с 221, 211, 220, 215 ОЛБ получил приказ к исходу дня взять Вязовка.
216 ОЛБ 1 марта в 4-00 выступил в район Пустыня с задачей перехватить дороги Пустыня - Запрудно и Запрудно - Замошка его положение к 16-00 было неизвестно.
Этот приказ о повороте дивизий был  требованиями Фронта и Ставки. Считалось, что противник уже не имеет силы для обороны. По всей видимости, были неправильно интерпретированы отход противника с рубежа реки Ловать на восток,  отход 290 дивизии, отход противника  из Высочек,  а также активность транспортной авиации противника. Доставка пополнений и вывоз раненых по воздушному мосту были интерпретированы как попытка вывезти из котла  наиболее ценную живую силу. Предполагалось, что противник попытается в ближайшее время вырваться к своим войскам из окружения. Поэтому задачи ставились решительные, так 3 марта должен был быть освобожден Демянск.  26 и 202 СД должны были ударом дойти до Белого Бора и Лычково, разгромив противостоящего противника. Однако эти планы были не осуществимы в данной обстановке и при существующем положении наших частей.
2 марта приказ 34 армии, который требовал выбросить вперёд лыжный батальон и занять Вязовка до подхода пехоты, с целью перехватить пути снабжения Налючской группировки противника, и в дальнейшем лыжный батальон предписывалось выдвинуть в район Иломля с той же задачей - перехват дорог снабжения противника был изменен. Приказом предписывалось передать 202 СД 211, 215, 220 ОЛБ для формирования лыжной группы. Задача лыжной группы была 2 марта действовать в направлении Запрудно, Грязная Новинка, Выдерка, Лычково. Командиру 202 СД предписывалось обеспечить лыжников приличной радиостанцией. В тот же день батальоны выбыли в 202 СД.
2 марта 202 СД сдала свой участок 370 СД и выходила к Пустыня, имея ближайшую задачу овладеть этой деревней.
Три лыжных батальона (211, 215, 220 ОЛБ) переданных 202 СД приказом штарма в район сосредоточения к 16:00 еще не прибыли.
645 СП с 2:00 ночи 2 марта выступил маршем и к 16:00 подошёл к Пустыня.

Положение частей 202 СД 2-7 марта 1942 года.
В ночь на 3 марта 134 и 144 ОЛБ совместно с 645 СП (сводный батальон)  сосредоточились 200 м северо западнее Пустыня, всю ночь батальоны и полк были под минометным и пулеметным огнем. Так начались бои за Пустыню – небольшой населенный пункт.
Пустыня, небольшая, в 20-30 домов деревенька, находилась в трех километрах к востоку от Кузьминского, дорога между ними проходила по узкому перешейку болота Гажий Мох. От Пустыни, лежащей на возвышенности, наши боевые порядки просматривались в глубину до десяти километров. Следующий немецкий опорный пункт располагался через шесть километров в деревне Запрудно. Места эти были глухие, болота да непроходимые леса. Именно здесь проходила граница между 30-й и 290-й пехотными дивизиями противника. Для нас Пустыня закрывала дорогу на Лычково.
О боях за Пустыня остались воспоминания и с другой стороны.
«В котле оказывается и небольшая группа парашютистов. Она входит в 6-й пехотный полк 30-й пехотной дивизии вермахта. Парашютисты приписаны к 12-й пулеметно-минометной роте 3-го батальона, которым командует обер-лейтенант Плеш.
Парашютисты стоят в деревне Пустыне. Три десятка домов под соломенной крышей и несколько сараев приютились у подножия небольшого холма, на котором возвышается скромная церквушка. Это последняя деревня перед большой заболоченной местностью. Само селение стоит на довольно широкой опушке. А вокруг угрожающей стеной стоят высокие мрачные деревья.
Теперь эта прежде спокойная деревенька стала одним из основных опорных пунктов на северо-востоке Демянского котла, там, где сражаются пехотинцы 30-й дивизии и их товарищи из боевой группы «Зимон» дивизии СС «Мертвая голова».
21 февраля, через две недели после окончательного окружения, термометр показывает-40°. В Пустыне немцы заняли позицию в нескольких километрах на запад от железнодорожной насыпи и готовятся отразить атаку русских с этой стороны.
Линия фронта между противниками еще не четко определена.
Советские и немецкие патрули совершают вылазки в огромные просторы заснеженных лесов и небольших покрытых льдом озер. Несколько солдат вермахта производят разведку на высоте 81,7 и обнаруживают телефонный провод. … Связистам удается подключить полевой телефон к линии русских. Переводчик садится на прослушивание. Начинается долгое ожидание.
На рассвете 3 марта разговор становится интересным.
— Мы можем взять Пустыню? — спрашивают на проводе.
— Без проблем, товарищ командир.
— Батальоны установили между собой связь. Вы наступаете в 14 часов 45 минут.
— Хорошо. Все готово.
Информация тотчас передается командованию в этом секторе. По крайней мере, все предупреждены.»
Как видим у противника было преимущество, он прослушивал штаб 202 СД.
3 марта в 10:00 утра 7 самолётов противника Ю-87, 6 заходами бомбили боевые порядки стрелковых подразделений и огневые позиции артиллерии.
Несмотря на организацию атаки, выделения 20 пехотинцев в качестве танкового десанта и выделение 2 – 45 мм орудий для подавления противотанковой обороны противника, успеха это не принесло. Во время атаки было обнаружено три  противотанковых орудия противника, и уничтожить их не получилось.
645 и 1317 СП при поддержке двух танков БТ-7 в 13:30 и 14-00  дважды атаковали Пустыня. Один танк был подбит снарядами противника, командир и башенный стрелок убиты, мехвод ранен, второй танк был поврежден из ПТ-ружей в 70 метрах от позиций противника. Пехота залегла под ожесточенным минометно-пулеметным огнем.
Со стороны противника этот бой описан так.
«Атака Красной Армии начинается 3 марта 1942 г. в точно назначенное время. Русские наступают широким фронтом. Пехоту поддерживают танки. Но снег настолько глубок, что приходится лопатами проделывать коридоры в огромном белом слое, покрывающем все вокруг. Машины тяжело ползут по метровой толще снега.
Немцы подпускают противника, потом открывают огонь из всех видов оружия. Несколько противотанковых ружей сдерживают продвижение танков. Пехота, встреченная пулеметным огнем, отступает.
Вступает артиллерия, и первые снаряды падают на Пустыню. Русские пушки систематически разрушают дом за домом, лишая немцев укрытий.
Бомбардировка заканчивается, и русские снова наступают. Их отбрасывают, но они снова поднимаются в атаку. Таких ожесточенных стычек насчитывается за день до полдюжины. Красная Армия оставляет на поле боя много пехотинцев и подбитых танков, но бросает в бой все новые и новые силы, как будто ее человеческие и материальные резервы неисчерпаемы
Что касается неограниченности ресурсов Красной Армии.  В 202 СД вместе с приданным 901 СП и приданными лыжными батальонами на 5 марта имелось 10 стрелковых батальонов, общей численностью 1841 человек, при общей численности дивизии 6071 человек. Эти силы занимали позиции на фронте Выдерка - Кневицы - Пустыня - Свинорой - Пожалеево – Кузьминское, всего 25 км. При этом 645 и 1317 СП представляли из себя сводные батальоны, крайне малочисленного состава, то же касалось 134, 144, 216 ОЛБ.  К сожалению, в марте по какой-то причине, из оперативных сводок начисто исчезают сведения о численности боевого состава в батальонах и понесенных потерях.
Что касается танков, то 34 армия имела всего 1 танковый батальон на фронте в несколько сотен километров. 85 ОТБ имел на вооружении не только танки старых типов (БТ-2 1 шт, БТ-5 5 шт, БТ-7 7 шт, Т-37-38 5 шт, Т-34 5 шт,  БА-20 2 шт, БА-10 10 шт), но и просто старые, которые приходилось чаще ремонтировать, чем они были на ходу. Стоит отдать дань уважения мужеству наших танкистов. Несмотря на то, что танки были старых типов  и их броню насквозь пробивали даже пули противотанковых ружей, а зима выдалась многоснежной и танки шли по снегу очень медленно, являясь для противника легкой мишенью, наши танкисты на старых танках шли вперед, уничтожая огневые точки противника, за день боя  расстреливая по два боекомплекта снарядов, расчищая путь пехоте. В этом бою  85  танковый батальон потерял последние два танка, больше в 34 армии танков не было.
Артиллерия кроме своей малочисленности ещё и испытывала недостаток боеприпасов.
По результатам зимних боёв, штаб 34 армии составил справку, в которой указал, что для ликвидации узла сопротивление противника, в населённом пункте, который имеет до 40 домов, требуется средний расход боеприпасов: калибра 45 мм 1500-2000, калибра 76 мм ПА 1 000-1 500, калибра 76-мм ДА 1 800 - 2 500, калибра 122мм 1200-1500 снарядов. При этом эффективность артиллерийского огня обеспечивалось использованием большого количества дивизионной артиллерии на открытых позициях. Особая роль при этом отводилась гаубицам, которые своим огнём подавляли минометные батареи, разрушали снежные валы, подавляли НП. В реальности, за 10 дней с 6 по 17 марта 202 СД смогла выделить только лишь 330 снарядов калибра 122мм и порядка 400 снарядов калибра 76 мм для дивизионной артиллерии, не только для боёв за Пустыню, но и для остальных участков, где велись бои дивизией вообще. В иные дни расход снарядов в дивизии за день составлял 14-16 снарядов калибра 76-122 мм. Такой мизерный расход снарядов и объясняет устойчивость немецких опорных пунктов.
В районе Пустыня противник был довольно силён. Командование Красной Армии в Пустыне определило гарнизон как усиленная рота с пятью станковыми пулеметами, тремя минометами и двумя-тремя 37мм орудиями. Противник кроме самой деревни также оборонял высоты восточные Пустыня. Гарнизон поддерживался огнём тяжёлой артиллерии из глубины обороны противника, а также действиями бомбардировочной и транспортной авиации.
Но из воспоминаний парашютистов видно, что кроме парашютистов Пустыня оборонялась солдатами 30 ПД и солдатами войск СС, под командованием командира батальона, что означает, что сил у противника было если не на полный батальон, то по крайней мере на несколько рот. У противника было несколько недель для инженерного оборудования оборонительного узла, чем немцы и воспользовались. Так что, перед Красной Армией находился неплохо укреплённый опорный пункт противника.
Надо отметить, что 30 ПД занимала не такой уж широкий фронт, но противник, учитывая важность Лычково, ещё до нашего наступления усилил ее пехотным полком. Таким образом, в 30 ПД оказалось 11 пехотных батальонов. Конечно, 30 ПД пришлось выделить часть сил в состав боевых групп действовавших в полосе 290 ПД, а также на участке эсэсовцев на реке Ловать, Но по большей части это были вспомогательные подразделения - инженерно-саперные, понтонные и так далее. Поэтому Лычковская группа противника оказалось  многочисленной и опиралась на передний край, хорошо оборудованный в инженерном отношении.
Вечером 3 марта штаб 202 СД издал приказ, согласно которого 645 и 1317 СП с 216 ОЛБ, должны были, используя всю мощь своего огня сломить сопротивление противника и овладеть Пустыня, ночь использовать для действия групп по уничтожению огневых точек противника и проделывания траншей до деревни.
Атака намечалась на 7-00 4 марта, после 15 минутного мощного артналета.
Так эту ночь запомнил противник.
«Русские появляются с опушки леса на севере поляны, на которой расположена деревня Пустыня. От нее теперь остались только дымящиеся руины.
Под покровом ночи они хотят проникнуть к  немецким  позициям, и их разведчики оказываются в нескольких метрах от совершенно продрогших часовых.
— Алярм! Алярм!
Раздаются выстрелы, затем короткие пулеметные очереди. Вступают минометы. Сигнальная ракета взлетает в темное небо, затем медленно опускается на маленьком парашюте.
Взятые врасплох русские бросаются на землю в своих длинных белых маскхалатах, пытаясь слиться со  снегом , который покрывает все вокруг. Их обнаружили, и они должны отступить, бросив своих убитых и даже раненых. На несколько часов возвращается ночная тишина.»
Командиру 220 ОЛБ приказывалось организацию сводного батальона произвести в Свинорой, принять у командира 216 ОЛБ участок обороны Свинорой, Кузьминское, Пожалеево, при обороне особое внимание обратить на Курландское, которое противник успел отбить назад.
Командиру 216 ОЛБ приказывалось сдать свой участок обороны командиру 220 ОЛБ самому с батальоном поступить в распоряжение командира 1317 СД, для действий против Пустыня. В последующем 216 ОЛБ в 5-00 выходит в район Грязная Новинка с задачей ударом с юга в течение 4 марта овладеть Грязная Новинка.
682 СП получив задачу прикрывшись со стороны Кневицы, во взаимодействии с 216 ОЛБ всеми силами в ночь с 3 на 4 марта выйти в тыл выдерской группировки противника и ударом с тыла в течение дня 4 марта уничтожить противника в этом районе.
216 ОЛБ в 1:00 4 марта сдал свой оборонительный рубеж Свинорой, Кузьминское, Пожалеево, а 215 ОЛБ принял опорные пункты Свинорой, Кузьминское, Пожалеево. 220 ОЛБ без одной роты к 24-00  3 марта сосредоточился в районе Свинорой для получения дальнейшей задачи.

4 марта 645 и 1317 СП дважды атаковали Пустыня в 10:30 и 13:00 но из-за сильного минометно-пулеметного огня противника успеха не имели.
216 ОЛБ выдвинулся к Грязная Новинка, но его положение к 16:00 было неизвестно.
Приказ штаба 202 СД вечером 4 марта, ставил задачу 645 СП с 216 и 215 сводным лыжным батальоном (215 и 220 ОЛБ, Командир батальона лейтенант Кокин, комиссар политрук Матлежевский) в ночь с 4 на 5 марта выступить по маршруту Беглово - отметка 79,1 у дороги Запрудно - Замошка - отметка 69,6 2 км южнее Выдерка и оставив прикрытие у Грязная Новинка, Кневицы к исходу 5 марта овладеть Выдерка, где прочно закрепиться в готовности наступать на Лычково.
Таким образом,  ясно, что 216 ОЛБ  выходил в тыл противника, в район Грязная Новинка,  но взять её не смог или не смог незаметно пройти линию фронта и вернулся назад.
В ночь на 5 марта 645 СП сдал свой участок обороны у Пустыня, пополнился боеприпасами и продовольствием, и в 5-00 выступил в тыл Лычковской группировки противника по маршруту - болото Гажий мох, через отметку 72,0 с задачей во взаимодействии с 682 СП уничтожить Выдерский гарнизон ударом с юга. Как видим командование 34 армии решило снова действовать ударом с тыла.
1317 СП перед Пустыня 200 м обтекая деревню с юго-запада, готовился с утра 5 марта овладеть Пустыня. 220 ОЛБ влит в 215 ОЛБ, и под командованием младшего лейтенанта Кокина пополнился боеприпасами и продовольствием, в 4.30 выступил по маршруту 645 стрелкового полка, с задачей выйти на рубеж Грязная Новинка и во взаимодействии с 216 ОЛБ уничтожить гарнизон противника в Грязная Новинка.
682 СП перед линией железной дороги приводит себя в порядок,  готовиться во взаимодействии с 645 СП овладеть Выдерка с юго-запада. 901 СП перед поселком Кневицы 300м.
В течение дня 5 марта немецкая авиация 7 самолетами Ю-88 бомбила боевые порядки дивизии, Наша артиллерия за день разрушила 10 и  сожгла 3 дома в Пустыня.
645 СП к 16-00 достиг рубежа роща перед дорогой Замошка - Запрудно приводил себя в порядок, ведя разведку дороги и проходов, готовился с наступлением темноты продолжать движение, с задачей к утру 6 марта сосредоточиться южнее Выдерка. Противник из Замошка  обстрелял расположение полка пулеметно-минометным огнем.
216 ОЛБ к 16:00 вышел на дорогу Замошка – Запрудно, находился от неё в 500 м у отметки 92,0. 215 ОЛБ достиг 200 м западнее дороги Замошка – Запрудно, готовится с наступлением темноты продолжить выполнение поставленной задачи.
Нашими подразделениями убит патруль на дороге Замошка – Запрудно.
682 СП продолжал вести наступательные бои перед полотном железной дороги
1317 СП атаковал Пустыня в 19:00 и 21- 00, но безуспешно.
211 ОЛБ сосредоточился в районе КП  дивизия и приводил себя в порядок, имея 100 человек боевого состава.
134 и 144 ОЛБ нигде не упоминаются в эти дни,  но есть все основания считать, что все эти дни они воевали в составе 645 СП. Также совместно с 645 СП они и вышли в новый рейд по тылам противника, на это указывает журнал боевых действий 34 армии. Таким образом, в рейд ушли  215, 216, 134, 144, 220 ОЛБ.
Журнал боевых действий 34 армия за 6 марта
 «202 СД – 645 СП атаковал Грязная Новинка. 215, 216 ОЛБ и  220, 134, 144 ОЛБ влитые в 645 СП содействовали выполнению задачи. 1317 СП не имея успеха в овладении Пустыня, оставил заслон и обходит Пустыня
Документы 202 СД за этот день рисуют несколько иную картину боя. 645 СП выходил на подступы к Грязная Новинка и готовился атаковать деревню. 215 и 216 ОЛБ выходили к Заболотье, с задачей атаковать деревню.  По документам 202 СД, 645 СП атаковал Грязная Новинка в 8:00 7 марта.

К 5 часам утра 6 марта 211 ОЛБ находился в 4 километрах южнее Беглово, приводя себя в порядок и готовясь к выполнению задачи.
7 марта в 8:00 внезапным ударом 645 СП освободил деревню Грязная Новинка,  одновременно 215 и 216 ОЛБ  завязали бой за Заболотье. 645 СП  смог отбить три контратаки противника, но в 11:00 началась 4 контратака противника.  Противник подтянул 340 человек пехоты из Кневицы, Выдерка, при поддержке артиллерии и минометов из Заболотье, перешёл в атаку. 645 СП полк понеся большие потери, оставил горящую деревню и отошел на опушку леса западне Грязная Новинка. В полку полностью отсутствовали продовольствие, и заканчивались боеприпасы.
215 и 216 ОЛБ весь день вели бой с противником на юго-западных подступах к Заболотье, но не имея поддержки артиллерии и минометов успеха не имели, понесли большие потери. К вечеру боеприпасы были на исходе, а противник оказывал ожесточенное сопротивление минометами, артиллерией и пулеметами.
7 марта должно было состояться наступление 87 стрелкового полка,  а также других частей дивизии. Таким образом, должно было состояться концентрическое наступление на противника, при одновременном ударе с тыла. Наступление с фронта успеха не имело, 87 и 901СП остались на прежних позициях, 682 СП пересек линию железной дороги, но продвинулся лишь на 150 м, попав под сильный перекрестный огонь. 1317 СП в течение дня дважды атаковал Пустыня, но безуспешно. Причина неуспеха атаки была очевидной, отсутствие боеприпасов. Атакуя сильные укрепления противника, 202 СД потратила снарядов 122 мм – 51 шт, 76 мм – 106 шт, 45 мм – 0 шт, мин было потрачено 82 мм – 55 шт, 50 мм -50 шт.  
Днём 8 марта связи с 645 СП и лыжными батальонами не было,  проводная связь не работала, радио не отвечало, лыжники посланные для связи не вернулись, самолёт посланный для уточнения обстановки был обстрелян, подбит и вернулся назад.
К исходу 8 марта было выяснено, что 645 СП с 215 и 216 ОЛБ сосредоточились в лесу 1,5 км юго-западнее Грязная Новинка. Части приводили личный состав в порядок, готовились с наступлением темноты снова овладеть Грязная Новинка и Заболотье, при этом полк не имел продовольствия, боеприпасы были на исходе, посланный обоз не прошёл, 160 раненых требовали эвакуации.
В это время 1317 СП совместно с 211 ОЛБ атаковал Пустыня в 15:00, но безуспешно.
Противник так описал эти бои
«Боевые группы, взводы, роты, батальоны 6-го пехотного полка, как и все те, кто окружены в Демянске, сокращаются сначала наполовину, потом от них остается треть состава. Вскоре будет только четверть от числа солдат, предусмотренного защищать огромный фронт, где сопротивление сосредоточено только в отдельных опорных пунктах.
Ближайший от Пустыни опорный пункт находится в Запрудном, километрах в шести на восток.
Раненых и даже убитых можно еще эвакуировать через него в направлении от центра котла и от города Демянска. Боеприпасы и продовольствие движутся в обратном направлении.
Но вскоре прерывается всякая связь. Отряды Красной Армии беспрерывно появляются на заснеженных дорогах, извивающихся под покровом леса между замерзшими прудами.»
9 марта в течение ночи 645 СП с 215 и 216 ОЛБ получили боеприпасы, которые были доставлены нашей авиацией и в 6:30 перешёл в атаку на Грязная Новинка. Однако противник оказывал ожесточенное сопротивление, дважды переходил в контратаки, а после двумя ротами начал обтекать наши части. Несмотря на то, что боеприпасы авиация смогла доставить, продовольствие доставить нашим частям не смогли, также не удалось вывести наших раненых, 160 человек пытались перейти дорогу Замошка – Запрудно, но из-за сильного минометно - пулеметного огня пройти не смогли. Дивизия направила разведроту для того, чтобы она обеспечила проход раненых к своим.
Не имея успеха в бою, полк отошёл в исходное положение, оставаясь в полутора километрах юго-западнее Грязная Новинка.
1317 СП и рота 211 ОЛБ во время атаки смогли захватить три дома на западной окраине Пустыня, удерживая дома в течение дня, вели огневой бой с противником.  На развитие успеха было решено вечером ввести в бой пополнение прибывшее в полк.
В тот же день дивизия была усилена тремя лыжными батальонами 26, 28, 29 которые должны были ввести в бой 10 марта.
В тот же день командование 202 СД решило 134 ОЛБ слить с 211 ОЛБ под командованием командира 211 ОЛБ.
Это решение резко противоречит записи в журнале боевых действий 34 армии от 6 марта, так как 645 СП оставался в тылу противника, и 134 ОЛБ будучи в его составе, войти в состав 211 ОЛБ который находился по другую сторону фронта не мог. Учитывая, что журнал боевых действий 34 армии составлялся на основании каких-то документов, можно предположить, что в 211 ОЛБ были влиты  тыловые и специальное подразделения 134 ОЛБ не участвующие в рейде.

Таким образом, 134 ОЛБ перестал существовать как отдельная боевая единица и в дальнейшем уцелевшие лыжники вели бои совместно с 211 ОЛБ и 645 КСП.

Для понимания, почему наши части, понеся потери не достигли решительного успеха, следует отметить следующие моменты.
1 Командование СЗФ грубо ошиблось при подсчете противника предполагалось, что у противника противостоящего 34А имелось  всего 26,5 тыс человек против 37,6 тыс человек в составе 34 А, с артиллерией так же просчитались. В реальности у противника оказалось 96 000 солдат. 34 А просто физически не могла создать превосходства на участках наступления, обороняя еще участок в сотню километров. 202 СД к началу наступления имела 3902 человека и 30 орудий – 12 – 45 мм, 9 – 76 мм, 9 - 122 мм, этими силами, более похожими на усиленный полк, дивизия два месяца наступала, блокируя и беря штурмом опорные пункты противника, при этом неся большие потери в пехоте. Если учесть что 34 А располагала только одним артполком в котором было 6 - 85 мм орудий, усилить дивизию кроме лыжбатов было нечем.
2 Наступление 34 А по всему фронту  не могло долго вводить противника в заблуждение где наносятся главные удары, и препятствовать противнику снимать часть сил перед центром 34 А выстраивая оборону перед наступающими частями СЗФ. Противнику имеющему численное превосходство было не так уж и трудно, учитывая характер местности, создавать укрепленные опорные пункты перехватывая все дороги, противник прекрасно понимал, что придет весна и части КА вырвавшиеся вперед, в обход опорных пунктов, окажутся отрезанными болотами от главных сил.
3 Наличие воздушного моста способствовало постоянному поступлению в котел подкреплений и всего необходимого для боя. Противник понес серьезные потери, по документам противника потери 2 АК с 8 января по 20 апреля 1942 года составили 46272 человека убитыми, пропавшими без вести, ранеными, обмороженными и больными. Только снабжение воздушным мостом и спасло окруженного противника от полного уничтожения. В Демянском котле, по словам противника, легкораненым запрещалось покидать свои позиции, а легкоранеными считались  все кто мог ходить, «даже если у него не было рук, иначе в окопах просто некому было бы нести службу». Тоже касалось  больных и обмороженных. О потерях и ожесточенности боев можно судить по тому, что в 290 ПД к марту почти не осталось немецких пулеметов, потери восполняли нашими Дегтяревыми доставленными по воздушному мосту. Парашютисты также между строк указывают, что в гарнизонах 30 ПД потери достигали три четверти личного состава. Противник не вел пассивную оборону, по данным самого противника он провел 455 операций ударных групп, 215 контратак и 163 контрудара. 
Надо еще раз отметить, что Красная Армия не имела решительного превосходства в силах и средствах над противником. Если бы даже снарядов было бы в достаточном количестве, то еще неизвестно, смогла бы Демянская группировка дождаться деблокады. Наши бойцы и командиры сделали все, что могли и даже больше, в той непростой обстановке.

134 отдельный лыжный батальон официально был расформирован 15 марта 1942г.
Это неоконченная статья о боевом пути 134 отдельного лыжного батальона, в последующем статья будет дополнена.

Комментариев нет:

Отправка комментария